ХУЗАЙФА ИБН АЛЬ-ЙАМАН

Posted on Апрель 13, 2014

0



ХУЗАЙФА ИБН АЛЬ-ЙАМАН

Верьте тому, что рассказал вам Хузайфа, и читайте то, что прочитал вам Абдулла ибн Масуд

Священный хадис

“Если хочешь, то можешь быть мухаджиром[1], а если хочешь, то можешь быть одним из ансаров[2]. Выбирай же то, что тебе по душе”.

Именно с такими словами Посланник Аллаха обратился к Хузайфе ибн аль-Йаману, когда встретил его впервые в Мекке.

Возможность сделать свободный выбор принадлежности к одной из двух почётнейших категорий людей у мусульман, предоставленная Хузайфе ибн аль-Йаману, имеет свою предысторию.

Отец Хузайфы аль-Йаман был мекканцем из рода Бану Абс. Однако, убив человека из своего рода, он был вынужден переселиться из Мекки в Йасриб. Там он породнился с родом Бану Абдель Ашхал, и у него родился сын, получивший имя Хузайфа.

Вскоре исчезли причины, мешавшие аль-Йаману вступать на территорию Мекки, и он начал периодически посещать её, предпочитая, однако, Медину для постоянного проживания.

Когда над Аравийским полуостровом воссиял свет Ислама, отец Хузайфы аль-Йаман был среди одиннадцати людей рода Бану Абс, прибывших лично к Посланнику Аллаха и провозгласивших перед ним свой переход в исламскую веру. Это случилось ещё до того, как Пророк переселился в Медину. Поэтому, мекканец по происхождению, Хузайфа стал мединцем.

* * *

Хузайфа ибн аль-Йаман вырос в доме мусульманина и получил заботливое воспитание родителей, которые были среди первых принявших религию Аллаха. Хузайфа стал мусульманином прежде, чем ему выпало счастье лицезреть Посланника Аллаха.

Всеми своими чувствами Хузайфа страстно стремился встретиться с Посланником. С тех пор, как он стал мусульманином, Хузайфа жадно ловил любую весть о Пророке и постоянно расспрашивал о том, какой он из себя. Однако то, что он узнавал, лишь только увеличивало его тягу и страстное стремление к Посланнику Аллаха.

Он отправился в Мекку специально для того, чтобы увидеться с Пророком. Встретившись с ним, он почти сразу же спросил: “Кто я, о Посланник Аллаха: мухаджир или из ансаров?” Пророк ответил ему: “Если хочешь, то можешь быть мухаджиром, а если хочешь, то можешь быть одним из ансаров. Поэтому можешь сделать любой выбор, который тебе по душе”.

— Я хочу быть из ансаров, о Посланник Аллаха! — сказал Хузайфа.

* * *

С тех пор, как Посланник Аллаха переселился в Медину, Хузайфа, подобно тени, неотступно следовал за ним и участвовал во всех походах, кроме битвы при Бадре.

Историю по поводу того, что он не участвовал в этом сражении, Хузайфа рассказывает сам:

“Единственное, что помешало мне сражаться при Бадре, это то, что меня с отцом не было тогда в Медине. В дороге нас захватили курайшитские неверные, которые спросили нас: “Куда вы направляетесь?” Мы ответили им: “В Медину”. Они сказали: “Наверное, вам нужен Мухаммад”. Мы сказали: “Нам нужна Медина”. Они согласились отпустить нас только при том условии, что мы поклянёмся не помогать Мухаммаду вести войну против них и не сражаться с ними. Затем они освободили нас.

Когда после этого мы пришли к Посланнику Аллаха и сообщили о данном нами обещании курайшитам, попросив совета, он сказал нам: “Можете не соблюдать данного вами им обещания, и обратимся к помощи Аллаха в борьбе против них””.

* * *

В битве при Ухуде Хузайфа сражался вместе со своим отцом аль-Йаманом. В этом сражении Хузайфа проявил чудеса героизма и доблести, не получив ни одного ранения. Его же отец погиб на поле боя, но от рук мусульман, а не от мечей язычников. Далее мы рассказываем, как это случилось.

В день битвы при Ухуде Посланник Аллаха оставил аль-Йамана и Сабита ибн Вакша в крепостных укреплениях, где скрывались женщины и дети, поскольку оба они уже были преклонного возраста. Когда сражение достигло своего наивысшего напряжения, аль-Йаман сказал своему товарищу: “Послушай, приятель, чего же мы ждём? Клянусь Аллахом, нам и жить-то осталось всего ничего, помрём не сегодня, так завтра. А не взять ли нам в руки мечи и не присоединиться ли к Посланнику Аллаха? Быть может, Аллах дарует нам геройскую смерть в бою рядом с Его пророком”. Взяв свои мечи, оба старика присоединились к другим воинам и вступили в бой…

Сабиту ибн Вакшу Аллах даровал мученическую смерть от рук язычников. Что же касается отца Хузайфы аль-Йамана, то он погиб от мечей мусульман, не узнавших его. “Отец, отец!” — кричал Хузайфа, но никто не услышал его, и старик пал от рук своих же соратников. Единственное, что сказал им Хузайфа: “Да простит вас Аллах, Он Всемилостивейший из милостивых”.

После этого Посланник Аллаха хотел выплатить сыну выкуп за убитого отца, но Хузайфа сказал: “Он испрашивал смерти на поле боя и получил её. Свидетельствую пред Аллахом, что я жертвую выкуп за него мусульманам”. Это ещё больше подняло его в глазах Посланника Аллаха.

Всесторонне изучив и проверив в различных испытаниях Хузайфу ибн аль-Йамана, Посланник Аллаха отметил три характерных для него качества: острый ум, помогавший ему решать самые сложные вопросы, умение быстро и чётко схватывать суть, если того требуют обстоятельства, а также умение хранить тайну, поскольку никто не мог выпытать у него ни одного секрета.

Посланнику Аллаха было характерно выявлять у своих сподвижников положительные качеств, а затем использовать в полном объёме их скрытого потенциала. В результате этого Пророк расставлял на необходимых местах людей, соответствующих данному роду деятельности.

* * *

Сложнейшая проблема, стоявшая перед мусульманами Медины заключалась в том, что в Медине было много лицемеров[3] из иудеев и их сторонников, которые строили козни и плели интриги против Пророка и его сподвижников.

Пророк сообщил Хузайфе ибн аль-Йаману имена всех лицемеров, а это были сведения такой секретности, что об этом никто из сподвижников не знал, поручив ему тщательнейшим образом следить за всеми их передвижениями и деятельностью с целью обезопасить Ислам и мусульман. С тех пор Хузайфа ибн аль-Йаман получил титул “хранителя тайны Посланника Аллаха”.

* * *

Посланник Аллаха воспользовался дарованиями Хузайфы в одной из опаснейших ситуаций, где потребовались острый ум и сообразительность. Это произошло в разгар битвы у Рва[4], когда мусульмане были сверху и снизу блокированы противником. Блокада затягивалась, обстановка становилась всё более тяжёлой и в буквальном смысле слова удушающей для мусульман. Некоторые из них уже было начали сомневаться в Аллахе.

Однако следует отметить, что положение курайшитов и их союзников из язычников в эти напряжённейшие часы было нисколько не лучшим.

Разгневанный на курайшитов Аллах ослабил их силы и наказал их тем, что послал против них сильнейший ураган, который снёс их палатки, опрокинул котлы и другую утварь, загасил их костры и швырял в их лица тучи песка и пыли, забивавшие глаза и ноздри.

В этот один из решающих моментов истории войн потерпевшей поражение стороной является та, которая потрясена морально, а победившей та, которая сохранила полное самообладание и хладнокровие.

В подобные моменты, когда решается судьба битвы, основная и важнейшая роль отводится армейской разведке, степени правильности её оценки сложившейся обстановки и истинности выдвигаемых ею предложений и рекомендаций.

Именно в подобной ситуации Посланнику Аллаха понадобились дарования Хузайфы ибн аль-Йамана и его опыт. Он принял решение под покровом темноты заслать в стан противника Хузайфу для сбора необходимых сведений, прежде чем предпринять какие бы то ни было действия.

Предоставим же слово самому Хузайфе, чтобы он рассказал нам об этой смертельно опасной вылазке.

Итак, Хузайфа рассказал следующее:

“В эту ночь над нашими рядами располагался Абу Суфьян с мекканскими язычниками, а ниже нас находились иудеи-курайзиты, нападения которых на наших женщин и детей мы очень опасались. Настала кромешная ночь с ураганно дующим и страшно завывающим ветром. Ночь была настолько чёрной, что никто из нас не мог разглядеть даже свои пальцы на руках…

Лицемеры начали отпрашиваться у Посланника Аллаха под предлогом того, что их дома подвергаются опасности нападения противника, хотя на самом деле их домам ничто не угрожало. Тем не менее, каждый, кто просил разрешения покинуть поле боя, получал его от Пророка. Они постепенно уходили, и вскоре нас осталось примерно не более трёхсот человек.

И тут Пророк встал и начал по одному обходить оставшихся, пока не остановился передо мной. От пронизывающего холода меня защищала только лёгкая накидка моей жены, не доходившая даже до пояса.

Я скорчился на земле, когда остановившийся рядом со мной Пророк спросил: “Кто это?”. “Хузайфа”, — ответил я. “Хузайфа?” — переспросил он. Не желая подниматься от сильного голода и холода, я ответил: “Да, о Посланник Аллаха”. Он сказал: “Необходимо узнать, что творится у противника. Поэтому проникни в их лагерь и разузнай, что там происходит, а потом доложи мне…”

В этот момент мне стало очень страшно, к тому же холод сковывал моё тело. Но тут Посланник Аллаха воззвал: “О Аллах, сохрани и обереги его спереди, сзади, справа, слева, сверху и снизу”.

Клянусь Аллахом, не успел Пророк закончить свою мольбу, как Аллах убрал из моей души страх, а тело совершенно перестало ощущать холод. Попутно Пророк позвал меня и сказал: “О Хузайфа, никому ничего не причиняй, пока не вернёшься ко мне”. “Слушаюсь”, — ответил я. Под покровом темноты я продолжал красться, пока не проник в лагерь язычников, прикинувшись одним из них. Через некоторое время поднявшийся Абу Суфьян обратился к своим воинам: “О курайшиты, я хочу сказать вам нечто крайне важное, что ни в коем случае не должно дойти до Мухаммада. Поэтому пусть каждый из вас посмотрит на того, кто сидит рядом”. И тут внезапно я схватил руку сидящего рядом со мной человека и спросил: “Кто ты?” Он ответил мне: “Я такой-то”.

И тут Абу Суфьян сказал: “О курайшиты, клянусь Аллахом, вы едва не оказались в загробном мире. Ваши верховые животные сгинули, и от нас предали иудеи Медины. Что причинил сильнейший ураган, вы видите сами. Поэтому разъезжайтесь, и я сам уезжаю”. После этого, подойдя к своему верблюду, он отвязал его, поднял и вскочил в седло. Если бы Посланник Аллаха не приказал мне ничего не предпринимать, пока я не вернусь к нему, то я убил бы его своей стрелой.

После этого, вернувшись к Пророку, я застал его совершающим намаз, накинув плащ одной из его жён. Увидев меня, он склонил меня к своим ногам, накрыл полой своего плаща, и я рассказал ему то, что разузнал. Услышанное чрезвычайно обрадовало Посланника Аллаха, который восславил и восхвалил Аллаха”.

* * *

В течение всей своей жизни Хузайфа ибн аль-Йаман свято хранил все секреты, касающиеся лицемеров. По всем вопросам в этой сфере халифы обращались за помощью к нему. Например, Умар ибн аль-Хаттаб, если умирал кто-то из мусульман, спрашивал: “Присутствовал ли на заупокойной молитве Хузайфа?” Если ему отвечали, что Хузайфа присутствовал, то он благословлял покойного. Если же ему говорили, что Хузайфа отсутствовал, то Умар, сомневаясь в этой личности, воздерживался от благословения.

Как-то раз Умар спросил Хузайфу: “Есть ли среди моих наместников и в моём окружении лицемеры?” Хузайфа ответил: “Да, один есть”. Умар попросил: “Укажи мне его”. Хузайфа ответил: “Я не сделаю этого”. Однако потом Хузайфа говорил: “Тем не менее, Умар скорейшим образом убрал именно этого человека, как будто ему его показали”.

Наверное, немногие знают, что именно Хузайфа ибн аль-Йаман завоевал для мусульман такие крупные города Персии, как Нахаванд, ад-Дайнавар, Хамазан и ар-Рай. Кроме того, Хузайфа внёс большой вклад в собирание единого канонизированного текста Корана после того, как среди мусульман начались разногласия по поводу Книги Аллаха.

Несмотря на все эти заслуги, Хузайфа ибн аль-Йаман чрезвычайно боялся за свою душу пред Аллахом, что ему будет назначена суровая кара.

Когда обострилась его смертельная болезнь и под покровом ночи его навестили некоторые соратники, он спросил: “Который сейчас час?” Ему ответили, что близится рассвет. Тогда Хузайфа воскликнул: “О Господь мой, упаси меня от утра, которое обязательно приведёт меня в пламя…”

Затем он спросил: “Вы принесли с собой саван?” Они ответили: “Да, мы принесли”. Хузайфа сказал: “Не излишествуйте в саванах. Если мне суждено добро от Аллаха, то мой саван и так будет добрым. В противном же случае он будет отнят у меня…” После этого Хузайфа продолжил: “О Господь мой, Ты знаешь, что бедность была всегда любезнее мне, чем богатство, скромность я любил больше величия, а смерть предпочитал жизни”.

Уже умирая, он произнёс: “Любящий достигает своего… Нет ничего лучше раскаяния…”

Да смилостивится Аллах над Хузайфой ибн аль-Йаманом, который, поистине, был уникальным человеком.

[1] Мухаджир – араб. переселенец; здесь: ушедший вместе с Мухаммадом, да благословит его Аллах и приветствует, из Мекки в Медину.

[2] Ансары – сподвижники Пророка, да благословит его Аллах и приветствует!

[3] Лицемеры – это люди, выдававшие себя за мусульман.

[4]​ В битве у Рва (5 г. по Х.) мусульманам противостояла десятитысячная армия под командованием Абу Суфьяна, осадившая Медину. Язычники-арабы заключили тайный союз с населявшими Медину евреями, которые должны были ударить по мусульманам с тыла.

Реклама