Зайд аль Хайр

Posted on Апрель 13, 2014

0



Зайд аль Хайр

Истинно, в тебе есть два качества любезных Аллаху и Его Посланнику: выдержка и благоразумие.

Мухаммад, Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует

Люди подобны металлам: лучшие из них в джахилийи (невежестве) являются лучшими в Исламе.

Вот вам, к примеру, два образа одного из известнейших сподвижников Посланника Аллаха. Один образ сформировался в период джахилийи, а другой — во времена Ислама.

В доисламскую эпоху люди называли этого сподвижника Зайд аль-Хайль, а после того, как он принял исламскую веру, Посланник Аллаха стал называть его Зайд аль-Хайр.

О первоначальном образе этого человека рассказывается во многих книгах.

Аш-Шайбани, например, приводит рассказ одного шейха из племени Бану Амир:

“Как-то у нас выдался необычайно засушливый год, когда погибли все злаки и травы. Один человек из нашего рода отправился вместе со своими детьми в город аль-Хира, который находился в Ираке, между Надждом и Куфой. Добравшись до этого города, человек оставил там своё семейство, сказав им:

— Ждите меня здесь, пока я не вернусь к вам.

Затем этот человек поклялся, что либо раздобудет денег для детей, либо умрёт.

Захватив с собой немного пищи, человек держал свой путь, пока не наступила ночь. Перед собой он увидел палатку, рядом с которой находился стреноженный жеребёнок. Человек сказал: “Вот и первая добыча”. Подойдя к жеребёнку, он начал распутывать верёвки, намереваясь отправиться дальше на нём верхом. Однако тут раздался голос, обращённый к нему: “Оставь в покое жеребёнка и добывай себе добычу сам”. Человек оставил жеребёнка и отправился дальше.

Он продолжал свой путь в течение семи дней, пока не набрёл на загон для верблюдов, рядом с которым находилась огромная палатка с кожаным верхом, что являлось свидетельством достатка и благополучия. Человек сказал себе:

— Непременно в этом загоне должны быть верблюды, а в палатке — её обитатели.

Заглянув в палатку, — а солнце уже клонилось к закату, — человек увидел в центре её древнего старца. Незаметно для старика человек сел сзади него.

Вскоре солнце полностью закатилось, и появился огромный и могучий всадник небывалого роста на необычайно большом коне. Рядом с всадником шли два раба справа и слева от него.

Всадник вёл за собой стадо верблюдов, состоящее примерно из ста голов во главе с крупным верблюдом. Вожак стада опустился на землю, а верблюдицы расположились вокруг него.

Тут всадник приказал одному из своих рабов:

— Подои эту верблюдицу, — и он указал на упитанное животное, — и напои старика молоком.

Раб надоил полный сосуд молока, поставил его перед стариком и удалился. Старик отпил пару глотков и отставил сосуд”.

Человек рассказывал дальше:

“Потихоньку подкравшись, я взял сосуд и осушил его. Затем появился раб и, взяв сосуд, воскликнул:

— О мой повелитель! Он выпил всё молоко.

Обрадованный всадник воскликнул, указав на другую верблюдицу:

— А теперь подои её, и поставь молоко перед стариком.

Раб выполнил приказание, и старик, сделав один глоток, отставил сосуд.

Я взял его и отпил половину, чтобы не вызвать подозрений у всадника.

После этого всадник повелел второму рабу заколоть барашка. Когда это было исполнено, всадник сам пожарил на углях мясо и из собственных рук накормил старика, пока он не насытился, а затем поел сам вместе с рабами.

После этого все начали укладываться спать и вскоре уснули глубоким сном.

Подкравшись к вожаку стада, я распутал его и, вспрыгнув на него, поскакал вперёд. Всё стадо последовало за вожаком. Не останавливаясь, я был в пути всю ночь. Когда рассвело, я осмотрелся, но нигде не увидел преследователей. После этого я продолжил путь до полудня. Оглядевшись вокруг, я заметил вдали большую птицу, похожую на орла. Когда она приблизилась, я разглядел всадника на коне. Вскоре я узнал вчерашнего человека, который примчался за своими верблюдами. Тогда я стреножил верблюда-вожака, достал из колчана стрелу и положил её на лук. Сам же я встал впереди верблюда.

Остановившись в отдалении, всадник крикнул мне:

— Распутай вожака!

— Никогда! В Хире я оставил своё голодное семейство, женщин и детей, поклявшись, что вернусь к ним с деньгами или умру.

Всадник крикнул:

— Можешь считать себя мёртвым! Распутай вожака, ты, безотцовщина!

— Этого никогда не будет! — ответил я.

— Горе тебе! — крикнул всадник. — Несчастный выскочка!

Затем он сказал:

— Повесь-ка верблюжью верёвку! В какой узел ты хочешь, чтобы попала моя стрела?

На верёвке было три узла, и я показал ему средний узел, и выпущенная стрела вонзилась прямо в него, как будто он воткнул её туда собственной рукой. Затем он также точно попал во второй и третий узлы. После этого я положил свою стрелу обратно в колчан и приготовился сдаться. Подойдя ко мне, всадник отобрал у меня меч и лук, а затем приказал:

— Садись сзади меня!

Когда я сел сзади него, он спросил меня:

— Как ты полагаешь, что я сделаю с тобой?

— У меня самые дурные предчувствия, — ответил я.

— Отчего же?! — спросил всадник.

— Я же совершил зло в отношении тебя и нанёс тебе ущерб. Но Аллах даровал тебе победу надо мной.

Он спросил:

— Неужели ты полагаешь, что я причиню тебе зло после того, как ты пил и ел в компании с моим отцом Мухалхалом прошлой ночью?!

Услышав имя Мухалхала, я спросил:

— Так ты Зайд аль-Хайль?

— Да, — ответил всадник.

— Будь же моим добрым пленителем! — воскликнул я.

— Тебе не грозит ничего дурного, — ответил он и поскакал со мной к себе на стоянку. По дороге он сказал:

— Клянусь Аллахом, если бы эти верблюды были мои, то я отдал бы их тебе. Но дело в том, что они принадлежат одной из моих сестёр. Поживи некоторое время у нас. Скоро мне предстоит поход, где я получу богатую добычу.

Буквально через три дня он совершил поход против Бану Нумайр и захватил около ста верблюдиц, которых подарил мне. Потом он даже послал со мной своих людей для охраны во время пути в аль-Хиру.

* * *

Таков был образ Зайда аль-Хайля во времена джахилийи. О его же образе в исламскую эпоху также рассказывают многие книги.

В них говорится:

“Когда вести о Пророке достигли слуха Зайда аль-Хайля, он внимательно ознакомился с некоторыми призывами из того, к чему призывал Посланник. После этого он собрался в путь, пригласив с собой в Йасриб главных вождей своего племени, чтобы там лично встретиться с Пророком. Вместе с Зайдом отправилась большая делегация, в состав которой входили Зурр ибн Садус, Малик ибн Джубайр, Амир ибн Джувайн и многие другие старейшины. Прибыв в Медину, они направились в мечеть Пророка, где привязали своих скакунов.

Случайно получилось так, что когда они вошли в мечеть, Посланник Аллаха читал свою проповедь мусульманам с минбара. Их потрясли слова Пророка, поразила привязанность мусульман к нему и их глубокое внимание к тому, что он говорил.

Заметив их, Посланник сказал, обращаясь к мусульманам: “Я для вас лучше, чем аль-Узза и всё то, чему вы поклоняетесь… Я для вас лучше, чем чёрный верблюд, которого вы обожествляете вместо Аллаха”.

* * *

Речь Посланника Аллаха произвела на Зайда аль-Хайля и его спутников разное впечатление. Некоторые ответили на зов истины и приняли её. Некоторые же отказались принять её и проявили заносчивость.

Таким образом, часть людей должна была попасть в Рай, а часть — в Ад.

Что касается Зурра ибн Садуса, то стоило ему услышать блестящую речь Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, заставившую учащённо биться сердца верующих и приковавшие их внимание, как в его сердце проникла зависть, и страх обуял его. Он сказал тем, кто был рядом с ним:

— Поистине, я вижу человека, покорившего арабов, но, клянусь Аллахом, ему не удастся покорить меня.

Затем он отправился в аш-Шам, где обрил голову и принял христианскую веру.

С Зайдом и другими дело обстояло иначе: едва Посланник Аллаха закончил свою проповедь, как Зайд аль-Хайль встал среди мусульман, а он был самым могучим, представительным и высоким человеком; даже когда он садился на коня, его ноги доставали до земли, как будто это был не конь, а ишак… Так вот, встав среди людей во весь свой богатырский рост, он произнёс своим зычным голосом: “О Мухаммад, я свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха, и что ты — Посланник Аллаха”. Подойдя к нему, Посланник Аллаха спросил:

— Кто ты?

— Я Зайд аль-Хайль, сын Мухалхала, — ответил Зайд.

Посланник Аллаха сказал ему:

— Ты Зайд аль-Хайр, а не Зайд аль-Хайль[1]. Хвала Аллаху, Который прислал тебя с твоих равнин и гор, раскрыв твоё сердце перед Исламом.

С того времени все стали звать Зайда Зайдом аль-Хайром…

После этого Посланник Аллаха привёл Зайда к себе домой. Вместе с Пророком был Умар ибн аль-Хаттаб и группа близких сподвижников. Когда они вошли в дом, Посланник Аллаха предложил подушку Зайду. Однако он счёл недостойным сидеть на подушке в присутствии Пророка, и он отодвинул её. Посланник Аллаха трижды предлагал Зайду подушку, но тот всякий раз отказывался.

Когда собрание началось, Посланник Аллаха сказал Зайду аль-Хайру:

— О Зайд, ты единственный человек, про которого мне говорили до встречи тобой, и это описание полностью совпадает с тем, что есть на самом деле.

Далее он продолжил:

— О Зайд, истинно, в тебе есть два качества, любезных Аллаху и Его Посланнику.

Зайд спросил:

— Какие же это качества, о Посланник Аллаха?

— Выдержка и доброта, — ответил Пророк.

Зайд воскликнул:

— Хвала Аллаху, Который сделал меня угодным Ему и Его Посланнику!

Обратившись к Пророку, он сказал:

— Дай мне, о Посланник Аллаха, триста всадников, и я обещаю тебе совершить успешный поход против византийцев и крепко наказать их.

Посланник Аллаха ещё больше укрепил его энтузиазм, когда сказал:

—Ты хороший человек, Зайд! Ты настоящий мужчина!

Вместе с Зайдом Ислам приняли все его соплеменники, которые были с ним.

Когда Зайд собрался вернуться домой со своими спутниками, Пророк, провожая его в Наджд, воскликнул:

— Какой же это замечательный человек! Как же он будет важен для нас, если убережётся от лихорадки!

В то время как раз в Медине свирепствовала эпидемия лихорадки. Болезнь настигла Зайда аль-Хайра, едва он покинул Медину. Он сказал своим спутникам: “Во времени джахилийи мы совершили много глупостей, но теперь, клянусь Аллахом, я не подниму руки против мусульманина до самой встречи со Всемогущим Аллахом”.

* * *

Зайд аль-Хайр продолжал держать свой путь к своим родным в Наджд, несмотря на то, что его болезнь час от часу усиливалась. Ему очень хотелось вернуться в своё племя, чтобы Аллах ниспослал им Ислам его руками.

Он стремился опередить свою кончину, а смерть стремилась опередить его. Смерть оказалась быстрее, и Зайд скончался, будучи в пути недалеко от родины. После принятия Ислама и до самой смерти он не совершил ни одного греха.

[1]​ “Хайр” — по-арабски “хороший”, “добрый”, “превосходный”, а “хайль” — лошадь.

Реклама