СЫЛЯ ИБН АШЬЯМ АЛЬ-‘АДВИ

Posted on Апрель 12, 2014

0



СЫЛЯ ИБН АШЬЯМ АЛЬ-‘АДВИ

Сыля ибн Ашьям учился у многих благородных сподвижников и перенял от них их величественность и благонравие.
Алъ-Асбахани

Сыля ибн Ашьям аль-‘Адви — человек, посвящавший свои ночи поклонению. А днём он превращался в бесстрашного и доблестного воина.
Когда на землю опускалась ночная мгла и люди ложились спать, он поднимался, тщательно совершал малое омовение, вставал на том месте, где всегда занимался поклонением, и приступал к совершению молитвы, всем сердцем устремляясь к Господу.
Божественное сияние озаряло его душу, освещая для его внутреннего взора просторы Вселенной и показывая ему чудеса и знамения Аллаха в её пределах.
Он также любил читать Коран в предрассветный час. Когда наступала последняя треть ночи, он склонялся над мусхафом, читая ясные аяты Аллаха своим чистым, красивым и печальным голосом. Иногда чтение Корана наполняло его сердце сладостью и возбуждало в глубине его сознания страх перед Аллахом. А иногда чтение порождало в нём смирение, заставлявшее его сердце содрогаться.

Сыля ибн Ашьям был постоянен в своём поклонении, не проявляя слабости и лени. Он поклонялся так и дома, и в пути, и когда у него было много свободного времени, и когда у него было много других занятий.
Джа’фар ибн Зейд рассказывает такую историю.
«Как-то раз мы отправились в составе войска мусульман в сторону Кабула в надежде, что Всевышний Аллах поможет нам покорить его. В составе войска был и Сыля ибн Ашьям.
Когда стемнело, мы остановились на ночлег. Воины сняли поклажу, поели немного и совершили вечернюю молитву-‘иша. Потом они остались отдыхать возле своих вещей. Я увидел, что Сыля  так же, как и они, отправился к своим вещам и тоже лёг спать.
Я подумал: «Где же молитва и поклонение этого человека, о которых говорят люди? А ведь они утверждают, что он выстаивает молитву так, что ноги его опухают от долгого стояния… Клянусь Аллахом, я непременно буду следить за ним всю эту ночь, чтобы увидеть, что он будет делать».
Как только лагерь погрузился в сон, я увидел, как Сыля поднялся и покинул лагерь под покровом ночи. Он отправился в густой лес с раскидистыми деревьями. В этом лесу было так дико, что, казалось, нога человека никогда не ступала здесь.
Я пошёл за ним.
Отойдя  довольно  далеко  от  лагеря, он определил направление киблы и повернулся в нужную сторону, после чего произнёс открывающий такбир и углубился в молитву. Я смотрел на него издалека, и мне казалось, будто лицо его светится… Его движения были  неторопливыми.  Сам  он  выглядел спокойным, как будто ему  нравилось  находиться  в  одиночестве  в  этой  дикой   глуши… Словно отдалённость от людей приносила ему ощущение близости к Аллаху, а в кромешной тьме он видел сияющий свет.
Когда он стоял так, из восточной части леса пришёл лев. Стоило мне увидеть его, как сердце моё едва не выскочило из груди от  страха.  Я  тут  же влез на дерево, забравшись повыше, чтобы лев не мог достать меня. Лев подходил всё ближе и ближе к Сыле, который стоял, погружённый в молитву. Хищник остановился в нескольких шагах от него, но Сыля, клянусь Аллахом, даже не посмотрел в его сторону и не обратил на него никакого внимания.
Когда он совершил земной поклон, я подумал: вот сейчас лев бросится и растерзает его. Подняв голову после земного поклона, Сыля сел. Лев остановился прямо напротив него, будто разглядывая его. Произнеся таслим(Слова, которыми завершается молитва.), Сыля спокойно посмотрел на льва и пошевелил губами, произнеся слова, которых я не услышал. И вдруг лев развернулся и ушёл прочь.
Когда наступил рассвет, Сыля поднялся и совершил утреннюю молитву. Потом он стал восхвалять Аллаха так, что подобных слов восхваления мне не доводилось слышать прежде. Потом он сказал:
— О Аллах! Поистине, я прошу Тебя защитить меня от Огня… Может  ли  грешный  раб  вроде меня дерзнуть просить у Тебя Рай?!
Он повторял и повторял эти слова, плача, и, слушая его, я тоже заплакал. Потом он незаметно вернулся в лагерь. При этом у него был такой бодрый вид, что людям казалось, что он всю ночь проспал на мягкой постели. А я, вернувшись следом за ним, чувствовал себя усталым и разбитым после бессонной ночи. Я чувствовал слабость во всём теле, и страх перед львом всё ещё сидел  во  мне…  Только  Аллах  знает,  в  каком  я  был состоянии…»

Сыля ибн Ашьям, в добавление к прочим своим достоинствам и благим деяниям, не упускал возможности дать людям полезное наставление и обратиться к ним с напоминанием. Он призывал к пути Господа своего с мудростью и благим увещеванием, и ему удавалось привлечь даже души, питавшие отвращение к религии, и смягчить даже очень чёрствые сердца.

Сыля имел обыкновение выходить в пустыню, которая лежала за пределами Басры, для уединения и поклонения. Бывало, что мимо проходила группа юношей, в жилах которых играла молодость, подталкивая их к развлечениям и забавам, и они беспечно гуляли и забавлялись. Сыля обычно тепло приветствовал их и обращался к ним мягко и деликатно, говоря:
—    Представьте себе: в один прекрасный день некие люди собрались отправиться в путь для дела великого, но днем они все время сходили с дороги для того, чтобы развлекаться и играть. А ночью спали, чтобы отдохнуть. Как вы думаете, когда они наконец достигнут конца пути и конечной цели своего путешествия?
Он говорил им это раз за разом. И вот однажды, когда он в очередной раз увидел этих юношей и сказал им эти слова, один из них поднялся и сказал:
—    Клянусь Аллахом, он нмеет в виду нас, и никого больше! Днём мы забавляемся, а ночью спим!
С этими словами юноша отошёл от товарищей, и с того дня он присоединился к Сыле ибн Ашьяму и сопровождал его до конца его дней.

Однажды Сыля в сопровождении нескольких своих товарищей шёл куда-то по какой-то их надобности. Мимо них прошёл прекрасный видом юноша, изар которого, однако, был таким длинным, что волочился по земле, как волочится он у высокомерных и горделивых.
Товарищи Сыли хотели остановить юношу и как следует отругать, то Сыля сказал им;
—    Предоставьте это мне, я сам справлюсь.
И он подошёл к юноше и обратился к нему тоном заботливого отца и близкого друга:
—    Сын брата моего, у меня к тебе просьба…
Юноша спросил:
—    Какая же, дядя?
Сыля ответил:
—    Подними свой изар повыше, ибо тогда одежда твоя будет чище и это будет ближе к богобоязненности и к Сунне твоего Пророка…
Юноша, устыдившись, пробормотал:
—    Да… Я сейчас, мигом…
И он тут же поднял изар повыше. Сыля сказал своим товарищам:
—    Это лучше того, что хотели сделать вы. Если бы вы побили его и обругали, он тоже побил бы вас и обругал, а его изар по-прежнему волочился бы по земле…

Однажды к Сыле ибн Дшьяму пришёл юноша из числа жителей Басры и сказал:
—    Научи меня, о Абу ас-Сахба, чему-нибудь из того, чему научил тебя Аллах…
Сыля приветливо и радостно улыбнулся и сказал:
—    Ты,  о  сын  брата  моего, напомнил мне один случаи из моего прошлого, который я никогда не забуду… Однажды я пришёл к оставшимся сподвижникам Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) и сказал им: «Научите меня  чему-нибудь  из  того, чему научил вас Аллах». Они  сказали:  «Сделай  Коран  защитой  для себя и радостью сердца твоего, и будь искренен по отношению к нему и к мусульманам, и обращайся к Всевышнему Аллаху с мольбами так много, как только сможешь…»
Юноша попросил его:
—    Обратись к Аллаху с мольбой за меня и да воздаст тебе Аллах благом.
Он сказал в ответ:
—    Да поможет тебе Аллах стремиться к вечному, и да сделает Он тебя равнодушным к бренному! И да дарует Он тебе твёрдую убеждённость, которая приносит спокойствие и умиротворение душам и на которую опираются в религии!

У Сыли ибн Ашьяма была двоюродная сестра My’аза аль-‘Адвийя. Она также относилась к числу последователей сподвижников. Она встречалась с матерью верующих ‘Аишей   и перенимала от неё знание, а потом аль-Хасан аль-Басри встречался с ней и передавал от неё.
Она была богобоязненной и чистой, много поклонялась Аллаху и была равнодушной к мирским благам.
С наступлением ночи она обычно говорила:
—    Возможно, это моя последняя ночь…
И она не спала до утра.
А когда наступал день, она говорила:
—    Возможно, это мой последний день.
И она не знала покоя и отдыха до самого вечера.
Зимой она носила тонкую одежду, чтобы холод прогонял её сон и она могла предаться поклонению.
Она проводила ночи в молитве и чтении Корана. А когда дремота начинала одолевать её, она ходила по дому, повторяя:
—    Впереди у тебя, о душа, долгий сон… Скоро предстоит тебе долго лежать в могиле и либо печалиться, либо радоваться. Так выбери же для себя сегодня, о My’аза, то, что ты хочешь обрести завтра…

Несмотря на своё неустанное поклонение и предельное равнодушие к мирским благам, Сыля не стал отказываться от Сунны Пророка (да благословит его Аллах и приветствует)и посватался к своей двоюродной сестре My’азе.
Когда настал день, в который к нему должны были привести невесту, племянник Сыли отвёл его в баню, а потом привёл к невесте в дом, наполненный ароматом благовоний.
Когда они остались вдвоём, Сыля начал совершать два рак’ата молитвы, которые были сунной, и она встала за ним, совершая эту молитву под его руководством. Потом молитва так увлекла их, что они молились, пока не забрезжил рассвет.
Утром его племянник зашёл к нему и сказал:
—    О дядя! К тебе привели дочь брата твоего, а ты всю ночь молился, оставив её…
Сыля ответил:
—    О сын брата моего… Поистине, вчера ты отвёл меня в место, которое напомнило мне об Адском пламени, а потом ты отвёл меня в место, которое напомнило мне о Рае. И я думал о них до самого утра.
Юноша спросил:
—    Как же это, дядя?
Сыля ответил:
—    Ты отвёл меня в баню, жар которой напомнил мне о жаре Геенны, а потом ты отвёл меня в дом невесты, благоуханье которого напомнило мне о Рае…

Сыля ибн Ашьям был не только богобоязненным, кающимся, усердно поклоняющимся Аллаху и равнодушным к мирским благам человеком, но и доблестным воином, бесстрашно сражающимся на пути Аллаха.
Редко встречался на полях сражения воин более смелый, сильный и искусный. Каждый командующий мусульман старался заполучить Сылю в своё войско, чтобы благодаря его смелости одержать желанную победу…

Джа’фар ибн Зейд рассказывает такую историю: «Мы отправились в поход, и с нами был Сыля ибн Ашьям и Хишам ибн ‘Амир. Когда мы встретились с врагом, Сыля вместе со своим товарищем отделился от рядов мусульман. Они бросились в гущу врагов, разя вражеских воинов копьём и мечом, нанеся ощутимые потери вражескому авангарду. Командующие вражеских войск сказали друг другу: «Всего два воина из числа мусульман сотворили с нами такое, так что будет, если мы будем сражаться со всем их войском?!» И они согласились на условия мусульман и сдались».

В 76 году хиджры Сыля ибн Ашьям отправился в поход вместе с войском мусульман, которое направлялось к Мавераннахру. В этом походе его сопровождал сын.
Когда два войска сошлись и разгорелся бой, Сыля ибн Ашьям сказал сыну:
— Сынок, иди вперёд и сражайся с врагами до тех пор, пока я не пожертвую тобой ради Того, у Кого не пропадает оставленное на хранение.
Юноша бросился вперёд со скоростью стрелы, отлетающей от тетивы лука, и сражался с врагами, пока не погиб. Отец последовал его примеру и сражался до тех пор, пока не погиб. Их похоронили рядом.

Узнав о гибели Сыли ибн Ашьяма и его сына, женщины Басры пошли к Му’азе, чтобы выразить ей соболезнования. Но она сказала им:
— Если вы пришли, чтобы поздравить меня, то добро пожаловать. А если вы пришли для чего-то иного, то возвращайтесь, и да воздаст вам Аллах благом…
Да осветит Аллах эти благородные лица и да воздаст Он этим людям от ислама и мусульман благом! История человечества не знала более богобоязненных и чистых людей.

(из книги:рассказы из жизни последователей сподвижников(табиинов)автор аль-Баша, ‘Абд-ар-Рахман Рафат)

Реклама