МУХАММАД ИБН ВАСИ’ АЛЬ-АЗДИ

Posted on Апрель 12, 2014

0



МУХАММАД ИБН ВАСИ’ АЛЬ-АЗДИ

Предводитель равнодушных
к мирским благам в свою эпоху

У эмиров есть чтецы и у богачей есть чтецы, а Мухаммед ибн Васи’ — из чтецов Милостивого.
Малик ибн Динар

Перенесемся в эпоху правления повелителя верующих  Сулеймана ибн ‘Абд-аль-Малика. Вот Язид ибн аль-Мухалляб ибн Абу Суфра, один из разящих мечей ислама, сильный и всегда готовый к сражению наместник Хорасана. Он сражается, ведя за собой войско, состоящее из ста тысяч воинов, не считая добровольцев, стремящихся к мученической смерти и награде от Всевышнего.
Он решил покорить Джурджан и Табаристан. Во главе добровольцев, отправившихся в этот поход вместе с ним, — благородный последователь сподвижников Мухаммед ибн Васи’ аль-Азди аль-Басри, прозванный «украшением факихов», один из самых усердно поклоняющихся Аллаху людей в Басре, ученик благородного сподвижника и слуги Посланника Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует) Анаса ибн Малика.
Язид ибн аль-Мухалляб остановился со своим войском в Ди-хистане. Там жил тюркский народ, известный своей доблестью и силой, а крепости его казались неприступными.
Они каждый день выходили, чтобы сражаться с мусульманами, а когда им приходилось туго или сражение изнуряло их, они возвращались через ущелья в свои укрепления и скрывались в своих высоких крепостях.
Мухаммад ибн Васи’ сыграл важную роль в этой войне, несмотря на слабость его тела и немолодой уже возраст. Войску мусульман приносил покой свет веры, которым было озарено его лицо. Воинов ободряло жаркое поминание, слова которого не переставали слетать с его языка. А его мольбы, с которыми он обращался к Аллаху в трудные минуты и которые не оставались без ответа, вселяли спокойствие в сердца воинов.
Обычно, когда командующий начинал сражение, Мухаммад ибн Васи’ кричал:
— О конница Аллаха, скачи! О конница Аллаха, скачи!
И стоило воинам-мусульманам услышать этот призыв, как они бросались в бой подобно бесстрашным львам. Они спешили на поле битвы, как спешат истомлённые жаждой к прохладной воде в знойный день…
В одной из этих кровавых и жестоких битв из рядов вражеского войска вышел воин, настолько могучий телом, сильный, дерзкий и решительный, что подобного и представить трудно. Он проносился между рядами, храбро сражаясь — так что в конце концов сумел отбросить мусульман с их позиций и вселить страх в их сердца. Потом он стал вызывать их на поединок. Он бросал вызов и при этом вел себя высокомерно и повторял свой призыв вновь и вновь.
Тогда Мухаммад ибн Васи’ собрался сам вступить в поединок с этим воином. Увидев это, мусульмане почувствовали, как боевой дух их поднимается. Им захотелось уберечь шейха. Один из них обернулся к шейху, заклиная его не делать этого, и попросил его предоставить это дело ему.
Шейх, уважая клятву воина, уступил ему и обратился к Аллаху с мольбой за него, прося даровать ему победу и поддержать его.
Воины сошлись в поединке. Сражаясь, они были похожи на двух сильных львов. Взоры и сердца воинов устремились к ним.
Они  сражались  долго.  Наконец  бой  изнурил  обоих,   и они из последних сил одновременно нанесли друг другу мечами удары по голове, и меч тюрка застрял в шлеме мусульманина, тогда как меч мусульманина опустился прямо на лоб тюрка, раскроив ему голову.
Воин-победитель вернулся в ряды мусульман, держа в руке свой меч, с которого по-прежнему капала кровь, а в его шлеме сверкал на солнце застрявший в нём вражеский меч.
Мусульмане встретили его восклицаниями «Нет божества, кроме Аллаха», «Аллах Велик» и «Хвала Аллаху».
Язид ибн аль-Мухалляб оглядел вражеский меч, застрявший в железе шлема, и воскликнул:
—    Молодец, воин! Что это за человек?
Ему ответили:
—    Это человек, обретший благодать мольбы Мухаммеда ибн Васи’ аль-Азди…

После гибели тюркского воина положение изменилось. Страх распространялся во вражеском войске, как пламя, охватившее солому, тогда как мусульмане, напротив, приободрились и воодушевились и воспрянули духом. Они хлынули на врагов мощным  потоком и  окружили их железным ошейником, отрезав их от воды и продовольствия. Их царь вынужден был запросить мира.
Он  послал  к  Язиду гонца, предлагая заключить мир и объявляя  о  своей  готовности  передать ему свои владения со всеми богатствами и людьми, если он гарантирует безопасность ему самому, его семье и имуществу. Язид согласился заключить мир и поставил условие о том, что царь должен будет выплатить частями семьсот тысяч дирхемов.
Четыреста тысяч он должен был заплатить сразу же, а также передать мусульманам четыреста вьючных животных, гружённых шафраном, а также четыреста человек, каждый с серебряной чашей в руке, плащом из шёлковой ткани, плащом из ворсистой ткани и отрезом шёлка для жен воинов-мусульман.
После завершения сражения Язид ибн аль-Мухалляб велел своему казначею:
—    Посчитай для нас добычу, чтобы мы могли отдать каждому то, что ему причитается.
Казначей вместе со своими помощниками пытался пересчитать добычу, но это оказалось слишком сложной задачей. Поэтому он разделил примерно с согласия воинов.

Среди трофеев мусульмане обнаружили венец из чистого золота, украшенный жемчугом и драгоценными камнями и искусной резьбой. Люди не могли глаз оторвать от диковинки. Язид взял венец в руки и поднял его так, чтобы все воины могли видеть его, после чего спросил:
—    Как думаете, найдётся ли человек, который откажется взять этот венец?
Люди сказали в ответ:
—    Да дарует Аллах благо предводителю… Кто же откажется от него?
Он сказал:
—    Вы увидите, что в общине Мухаммада(да благословит его Аллах и приветствует)все ещё можно найти человека, который откажется взять этот венец и целую кучу таких венцов размером с землю.
Потом он повернулся к слуге и велел:
—    Пойди, позови Мухаммеда ибн Васи’ аль-Азди.
Слуга отправился на поиски Мухаммеда и в конце концов нашёл его в отдалённом месте, где он стоял в одиночестве, совершая добровольную молитву, обращаясь к Аллаху с мольбами и испрашивая у Него прощения.
Слуга сказал:
—    Предводитель зовёт тебя и велит тебе явиться к нему немедленно.
Мухаммад пошёл за слугой. Подойдя к командующему, он поприветствовал его и сел рядом с ним. Тот ответил на его приветствие ещё лучшим, после чего поднял венец, который держал в руке, и сказал:
—    Абу ‘Абдаллах, войску мусульман достался вот этот очень ценный венец. И я решил отдать его тебе. Пусть он будет частью твоей доли добычи. Мусульмане согласились с этим.
Мухаммад переспросил:
—    Ты сделал его частью моей доли, о предводитель?!
Тот ответил:
—Да.
Мухаммад сказал:
—    Я не нуждаюсь в нём, о предводитель, и да воздаст Аллах тебе и им благом.
Язид сказал:
—    Я заклинаю тебя Аллахом, ты должен непременно взять его.
Услышав, что командующий клянётся, Мухаммад ибн Васи’ взял венец. А потом попросил разрешения уйти и удалился.
Кто-то из тех, кто не знал шейха, сказал:
—    Ну? Вот он взял венец и ушёл с ним…
Язид велел одному из своих слуг последовать за шейхом так, чтобы тот ничего не заметил, и посмотреть, что он сделает с венцом, чтобы потом рассказать об этом мусульманам.
И слуга пошёл за ним, соблюдая осторожность. Мухаммед не знал, что за ним кто-то следит.
Он шёл по дороге, держа в руке венец, пока ему не повстречался нищий в лохмотьях и с взъерошенными волосами, который просил подаяния:
—    Подайте из имущества Аллаха…
Шейх посмотрел направо, потом налево, потом назад. Убедившись, что рядом нет никого, кто мог бы его увидеть, он протянул венец нищему и радостный, пошёл своей дорогой, как будто сбросил с плеч тяжёлую ношу.
Слуга взял нищего за руку и привёл к командующему, рассказав всё, как было. Командующий взял у нищего венец и дал ему взамен столько денег, что тот удовольствовался. Потом он повернулся к воинам и сказал:
—    Разве я не говорил вам, что в общине Мухаммада   всё ещё можно найти человека, который откажется взять этот венец и целую кучу таких венцов?..

Мухаммад ибн Васи’ сражался под знамёнами Язида ибн аль-Мухалляба, пока не наступил сезон хаджа.
Когда времени осталось совсем мало, Мухаммад зашёл к Язиду и попросил у него разрешения совершить хадж.
Язид сказал ему:
—    Я даю тебе разрешение, Абу ‘Абдаллах. Иди куда пожелаешь. Я велю дать тебе немного денег, которые помогут тебе в совершении хаджа.
Мухаммад спросил:
—    Ты дашь столько же каждому из своих воинов, о предводитель?
Язид ответил:
—    Нет.
Мухаммад сказал:
— Не нужно давать мне ничего, если воины мусульман не получат то же самое.
И он попрощался с ним и ушёл.

Отъезд Мухаммада ибн Васи’ опечалил и Язида ибн аль-Мухалляба, и воинов, которые были счастливы иметь такого боевого товарища. Им было жаль, что их победоносное войско лишилось благодати этого человека, и они желали, чтобы он вернулся к ним после совершения хаджа.
И  это  не удивительно. Каждый командующий мусульманскими войсками желал бы иметь Мухаммада ибн Васи’ аль-Азди, одного из самых усердно поклоняющихся Аллаху людей в Басре, в составе своего войска, — столько блага и благодати приносил этот человек.
Воины надеялись, что Всевышний Аллах пошлёт им помощь и победу благодаря его благим мольбам и сопровождавшей его повсюду благодати.

Что может быть прекраснее этих душ, которые их обладателям казались ничтожными, тогда как пред Аллахом и в глазах людей они были великими!
И что прекраснее истории, которой посчастливилось блеснуть такими уникальными людьми!
До новой встречи с усердно поклонявшимся Аллаху жителем Басры Мухаммадом ибн Васи’!

(из книги:рассказы из жизни последователей сподвижников(табиинов)автор аль-Баша, ‘Абд-ар-Рахман Рафат)

////////////////////////////

МУХАММАД ИБН ВАСИ’ АЛЬ-АЗДИ

Украшение факихов

Поистине, один палец Мухаммеда ибн Васи’ аль-Азди дороже мне, чем тысяча обнажённых мечей в руках тысячи юношей в расцвете сил!
Кутайба ибн Муслим

Перенесёмся в 87 год хиджры. Вот он, — гордость мусульман, полководец-триумфатор Кутайба ибн Муслим аль-Бахили, ведёт своё войско из Мерва в Бухару. Он намерен покорить оставшиеся области Мавераннахра и предпринять поход на приграничные области Китая, возложив на их жителей выплату подушной подати — джизьи.
Но не успел Кутайба переправиться через реку Сырдарья, как жители Бухары, узнав о его приближении, стали готовиться к сражению, и со всех сторон зазвучали походные барабаны. Они позвали на помощь соседей — жителей Согда, тюрков и китайцев, а также многих других.
К ним стало подходить подкрепление — войска, состоящие из людей разных цветов кожи и национальностей, говорящих на разных языках и исповедующих разные религии. Враг оказался в несколько раз многочисленнее мусульман. К тому же они перекрыли дороги, ограничив передвижения мусульман, отрезав пути и закрыв границы.
Кутайбе ибн Муслиму не удалось даже подослать к ним маленький отряд, который должен был разведать положение на территории врага и снабдить командующего добытыми сведениями.
Отдельные люди, которых он посылал на разведку, также не смогли ничего сделать.
Кутайба ибн Муслим встал лагерем близ города Бейкенд и стоял на месте, не продвигаясь вперёд и не отходя назад. Каждый день с первыми лучами солнца враг выходил к нему для сражения и между отрядами двух войск происходили стычки. А ночью вражеские отряды возвращались в свои надёжные крепости. Так продолжалось два месяца. Кутайба пребывал в растерянности, не зная, что делать дальше.
Он не знал, отступать ему или, наоборот, наступать.
Мусульмане всех областей вскоре узнали о положении, в котором оказался Кутайба со своим войском. И мусульмане стали опасаться за огромное непобедимое войско и его великого командующего, которого ещё никто не смог одолеть.
Наместникам  было  велено  обращаться  к  Аллаху  с  мольбами за мусульманские войска, которые оказались в трудном положении в землях Мавераннахра, после каждой обязательной молитвы.
И в мечетях мусульман зазвучали слова мольбы, с которой мусульмане обращались за Кутайбу и его воинов. Имамы читали ду’а-кунут(Иначе говоря, они обращались к Аллаху с мольбами за Кутайбу и его воинов и просили его помочь им.)в каждой обязательной молитве. На помощь к доблестному войску устремились очень многие во главе с благородным последователем сподвижников Мухаммедом ибн Васи’ аль-Азди.

У Кутайбы ибн Муслима был разведчик из числа неарабов, известный своей сообразительностью, проницательностью, мудростью и острым умом. Его звали Тейзар. Враги пере-
манили его  на  свою  сторону,  щедро  одарив его. Они потребовали от него использовать свою хитрость и острый ум для того, чтобы ослабить мусульман и заставить их покинуть их земли без боя.

Тейзар  зашел  к  Кутайбе  ибн  Муслиму аль-Бахили.  А у него в это  время сидели его командующие и наиболее благородные воины.  Сев рядом с ним, Тейзар наклонился и прошептал ему в ухо:
—    Распусти своё собрание, о предводитель. Если, конечно, пожелаешь.
Кутайба сделал знак присутствующим, и все они поднялись и ушли, кроме Дырара ибн аль-Хусейна, которому Кутайба велел остаться.
Тогда Тейзар повернулся к Кутайбе и сказал:
—    У меня для тебя новости, предводитель.
Командующий с нетерпением спросил:
—    Какие же?
Тейзар ответил:
—    Повелитель верующих в Дамаске снял с должности аль-Хаджжаджа ибн Юсуфа ас-Сакафи и всех командующих, находившихся в его подчинении, в том числе и тебя. И он на значил новых командующих и уже послал их, чтобы они заняли свои новые должности. Твой заместитель прибудет со дня на день. И я считаю, что тебе следует увести войско из этих земель и вернуться в Мерв, чтобы разобраться со своими делами подальше от полей сражения.

Едва Тейзар закончил свою речь, как Кутайба ибн Муслим позвал своего слугу Сияха и, когда тот явился, велел ему:
—    Сиях, отруби голову этому предателю!
И тот отрубил Тейзару голову и удалился.
Кутайба повернулся к Дырару ибн аль-Хусейну и сказал:
—    Никто на земле не слышал этого известия, кроме нас с тобой. И я клянусь Высочайшим и Великим Аллахом, что если оно дойдёт до чьих-нибудь ушей, прежде чем мы завершим нашу войну, я отправлю тебя вслед за этим предателем! Если тебе дорога твоя жизнь, то держи язык за зубами. И знай, что распространение этого известия ослабит воинов и принесёт нам сокрушительное поражение.
Потом он разрешил людям войти к нему. Увидев убитого Тейзара, тело которого лежало на земле в луже крови, люди остановились и стояли молча, растерянные и напуганные.
Кутайба сказал им:
—    Почему  вас  так напугало убийство этого подлого предателя?
Они ответили:
—    Мы думали, он искренне служит мусульманам и предан нам…
Кутайба сказал:
—    Нет, он обманывал нас. И Аллах наказал его за это.
Потом он возвысил голос и воззвал:
—    А теперь отправляйтесь сражаться с вашим врагом! И на этот раз встретьтесь с ним не с такими сердцами, с которыми вы встречались с ним прежде!

Воины выполнили приказ своего командующего Кутайбы ибн Муслима и перешли границы, чтобы встретиться с врагом. Когда оба войска построились друг против друга, мусульмане увидели, что их враг заметно превосходит их численностью и хорошо вооружён.
Это наполнило их сердца страхом. Кутайба понял, какие чувства  испытывают его воины. Он стал ходить между рядами, обращаясь  к  воинам  с  речами, призванными поднять боевой дух и разжечь в сердцах благородный пыл и укрепить решимость воинов.
Потом он огляделся и спросил:
—А где Мухаммад ибн Васи’ аль-Азди?
Ему сказали:
—Он там, на правом фланге, о предводитель.
Кутайба спросил:
—Что он делает?
Ему ответили:
—    Опёрся на своё копьё, вперил взгляд во врага и шевелит пальцем, указывая на небеса… Позвать его, о предводитель?
Кутайба ответил:
—    Нет… Оставьте его.
А потом добавил:
—    Клянусь Аллахом, поистине, один палец Мухаммеда ибн Васи’ аль-Азди дороже мне, чем тысяча обнажённых мечей в руках тысячи юношей в расцвете сил!.. Оставьте его, пусть обращается к Аллаху с мольбами. Ведь все мы знаем, что его мольбы не остаются без ответа.

Два войска сошлись и стали сражаться, как разъярённые львы, схлестнулись, подобно двум огромным волнам во время шторма.
И Всевышний Аллах ниспослал сердцам мусульман покой и умиротворение и помог им духом от Него.
Они сражались с врагом весь день, а когда настала ночь, Аллах сотряс стопы многобожников и вселил в их сердца страх. Они побежали, а мусульмане преследовали их, убивая и захватывая в плен.
Тогда они запросили мира и согласились выплачивать джизью. Кутайба заключил с ними мирный договор.

Среди пленных оказался скверный и злонравный человек, который настраивал свой народ против мусульман и побуждал их идти против них.
Он сказал Кутайбе ибн Муслиму:
—Я заплачу выкуп за свою жизнь, о предводитель.
Его спросили:
—А сколько ты заплатишь?
Он ответил:
—    Пять тысяч мотков китайского шёлка стоимостью в тысячу тысяч.
Кутайба повернулся к своим командующим и спросил:
—    Что вы об этом думаете?
Они ответили:
—    Мы считаем, что это имущество увеличит добычу мусульман. Да и после одержанной победы нам нечего бояться влияния этого человека и ему подобных.
Кутайба повернулся к Мухаммеду ибн Васи’ аль-Азди и спросил:
—    А ты что скажешь, о Абу ‘Абдаллах?
Он ответил:
—    О предводитель, поистине, мусульмане вышли из своих земель не для того, чтобы собирать военную добычу и приумножать имущество. Они вышли ради того, чтобы снискать довольство Аллаха и Его награду и распространять Его религию на земле и одерживать верх над Его врагами.
Кутайба сказал:
—    Да воздаст тебе Аллах благом… Клянусь Аллахом, я не позволю ему пугать женщину-мусульманку после этого дня, даже если он принесёт мне все сокровища мира в качестве выкупа.
И он велел казнить элодея.

Мухаммад ибн Васи’ поддерживал связь не только с Язидом ибн аль-Мухаллябом и Кутайбой ибн Муслимом аль-Бахили, но и с другими наместниками и командующими Омейядов. В их числе был и наместник Басры Биляль ибн Абу Бурда. До нас дошло немало историй, главными героями которых были Мухаммад ибн Васи’ и этот наместник.
Рассказывают, что однажды Мухаммад ибн Васи’ зашёл к нему, а на нём была грубая шерстяная рубаха. Биляль ибн Абу Бурда спросил его:
—    Что заставляет тебя носить эту грубую одежду, о Абу ‘Абдаллах?
Шейх смотрел в сторону, не отвечая. Наместник спросил:
—    Почему же ты не отвечаешь мне, о Абу ‘Абдаллах?
Мухаммад ибн Васи’ сказал:
—    Я не хочу говорить, что делаю это, проявляя равнодушие к мирским благам, потому что тогда получится, что я хвалю себя. И я не хочу говорить, что поступаю так из-за бедности, потому что тогда получится, что я жалуюсь на своего Господа. Я не желаю ни того, ни другого.
Наместник спросил:
—    Есть ли у тебя какая-нибудь просьба, которую я могу исполнить, о Абу ‘Абдаллах?
Шейх ответил:
—    Что до меня, то у меня нет просьб, с которыми бы я обращался к кому бы то ни было из людей… Я пришёл к тебе, чтобы попросить за одного брата-мусульманина. Если Аллах пожелает, ты удовлетворишь эту просьбу и будешь хвалимым. А если Аллах не пожелает, то ты не исполнишь эту просьбу, и у тебя будет оправдание.
Наместник сказал:
—    Мы исполним эту просьбу с позволения Аллаха.
Потом наместник повернулся к Мухаммаду ибн Васи’ и спросил:
—    Что ты скажешь о предопределении и судьбе, о Абу ‘Абдаллах?
Он сказал:
—    О предводитель… Поистине, Всевышний Аллах не станет спрашивать Своих рабов в Судный день о предопределении и судьбе. Он спросит их об их деяниях.
Наместник устыдился и замолчал.
Пока он сидел у наместника, наступило время обеда. Наместник пригласил Мухаммада ибн Васи’ пообедать с ним. Он настаивал, но шейх всё находил отговорки.
Наместник разгневался и воскликнул:
—    Я вижу, ты не желаешь пробовать нашу еду, о Абу ‘Абдаллах!
Шейх ответил:
—    Не говори так, о предводитель… Клянусь Аллахом, поистине, лучшие из вас, предводителей, дороже для нас, чем собственные сыновья и самые близкие родственники.

Мухаммаду ибн Васи’ несколько раз предлагали занять должность судьи, однако он отказывался и всеми силами старался избежать назначения на подобный пост, из-за чего ему даже довелось пострадать.
Однажды Мухаммад ибн аль-Мунзир начальник городской стражи в Басре, вызвал его к себе и сказал:
—    Поистине, правитель Ирака велел мне пригласить тебя на должность судьи.
Шейх сказал:
—    Избавьте  меня от этого, и да дарует вам Аллах благополучие.
Тот повторил ему свою просьбу во второй и в третий раз. Но Мухаммад ибн Васи’ решительно отказался.
Наконец начальник стражи сказал:
—    Клянусь Аллахом, либо ты станешь судьёй, либо я дам тебе триста плёток и еще и опозорю!
Шейх ответил:
—    Если  ты   собираешься   поступить   так  — что ж, тебе ничто   не мешает.   И   поистине, подвергающийся мучениям в мире этом   лучше   подвергающегося   мучениям   в   мире   вечном.
Начальник стражи устыдился и отпустил его.

В мечети Басры вокруг Мухаммада ибн Васи’ собиралось множество искателей знания, для которых он служил источником мудрости и благих наставлений.
Книги по истории и сборники жизнеописаний полны сообщений об этих его собраниях.
Например,  рассказывают,   что   как-то раз один человек сказал:
—    Дай мне наставление, о Абу ‘Абдаллах.
Шейх ответил:
— Я наказываю тебе быть царём в этом мире и в мире вечном.
Тот человек в изумлении спросил:
—    Как же мне это сделать, о Абу ‘Абдаллах?!
Шейх ответил:
—    Будь равнодушен к тленным мирским благам, и ты станешь царём здесь, обходясь без того, что принадлежит людям, и ты станешь царём там, преуспев и обретя благую награду у Аллаха.
А другой человек как-то сказал ему:
—Поистине, я люблю тебя ради Аллаха, о Абу ‘Абдаллах.
Шейх ответил:
—Да полюбит тебя Аллах, ради Которого ты полюбил меня.
И он ушёл со словами:
—    О Аллах, прошу у Тебя защиты от того, чтобы меня любили ради Тебя, а Ты при этом ненавидел меня.
Каждый раз, когда Мухаммад ибн Васи’ слышал, как люди хорошо отзываются о нём, хвалят его и восхищаются его богобоязненностью и поклонением, он говорил им:
—    Если бы грехи пахли, то никто из вас не смог бы приблизиться ко мне из-за исходящего от меня зловония!

Мухаммад ибн Васи’ неустанно побуждал своих учеников следовать Книге Аллаха и жить в соответствии с ней.
Он говорил:
—    Коран — сад верующего. С какого бы места он ни читал его, он оказывается в прекрасном саду.
Он также наказывал им не переедать:
—    Кто ест мало, понимает и объясняет и помогает понять другим. А если человек ест много, то становится тяжёлым на подъём, и это отвращает его от многого из того, к чему он стремится.

Мухаммад ибн Васи’ достиг высот в богобоязненности и благочестии. До нас дошло немало историй, подтверждающих
это. Например, сообщается, что однажды Мухаммад ибн Васи’ стоял на рынке, продавая своего осла, и один человек спросил его:
—    Довольствуешься ли ты, если я возьму его себе, о шейх?
Мухаммад ибн Васи’ ответил:
—    Если  бы  я  сам был доволен им, то не стал бы продавать его.

Мухаммад ибн Васи’ прожил всю свою жизнь, боясь своих грехов. Он очень боялся предстать перед Господом. Когда его спрашивали:
—    Как ты встретил утро, о Абу ‘Абдаллах?
Он отвечал:
—    Я встретил его так, что смертный час мой близок, надежда моя далеко, а деяния мои скверны.
Заметив удивление на лице спрашивающего, шейх добавлял:
—    Что вы думаете о человеке, который каждый день приближается к миру вечному на мархалю(Расстояние, которое караван проходит от привала до привала.)?!
Когда Мухаммад ибн Васи’ заболел своей предсмертной болезнью, люди стали навещать его. Их было очень много. Одни выходили, другие заходили, и дом постоянно был наполнен людьми, стоявшими и сидевшими.
Мухаммад ибн Васи посмотрел на одного из своих близких друзей и сказал:
—    Вот скажи мне, от чего смогут избавить меня все эти люди в Судный день, когда нас потащат за головы и за ноги? И какую пользу они принесут мне, когда меня бросят в Огонь?

Потом он обратился к Господу со словами:
— О Аллах, поистине, я прошу у Тебя прощения за каждое скверное стояние, за каждое скверное сидение, за каждое скверное вхождение, за каждый скверный выход, за каждое скверное деяние, за каждое скверное слово. О Аллах! Поистине, я прошу у Тебя прощения за всё это, прости же меня… Я шлю тебе приветствие моё до того, как буду отягощен.
После этого он испустил дух.

(из книги:рассказы из жизни последователей сподвижников(табиинов)автор аль-Баша, ‘Абд-ар-Рахман Рафат)

Реклама