АЛЬ-КАСИМ ИБН МУХАММАД ИБН АБУ БАКР

Posted on Апрель 12, 2014

0



АЛЬ-КАСИМ ИБН МУХАММАД ИБН АБУ БАКР

Если бы это было в моей власти, я избрал бы халифом аль-Касима ибн Мухаммада.
‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Азиз

Знаете ли вы историю этого благородного последователя сподвижников? Это юноша, который взял от славы всё, что только можно было взять.
Его отцом был Мухаммад, сын Абу Бакра ас-Сыддика, а его матерью — дочь последнего персидского царя Йездигерда. Его тёткой со стороны отца была мать верующих ‘Аиша. В добавление к этому он увенчал голову свою венцом богобоязненности и знания. Есть ли иная слава, в снискании которой должны состязаться верующие?
Таким был аль-Касим ибн Мухаммад ибн Абу Бакр ас-Сыддик — один из семи главных факихов Медины, превзошедший своих современников знаниями, наиболее разумный и самый благочестивый из них.
Давайте же расскажем историю его жизни с самого начала.

Аль-Касим ибн Мухаммад родился в конце правления ‘Усмана ибн ‘Аффана. Не успел ребёнок научиться ходить, как по исламскому государству пронёсся ураган страшной смуты.
Вот принял мученическую смерть усердно поклонявшийся Аллаху халиф, обладатель двух светов(‘Усмана   прозвали так, потому что он был женат сначала на одной, а потом и на второй дочери Посланника Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует).), склонившись над Кораном.
Потом разгорелся серьёзный конфликт между повелителем верующих ‘Али ибн Абу Талибом и Му’авией ибн Абу Суфьяном, наместником халифа в Шаме.
Потянулась цепочка страшных, ошеломляющих событий.
Вот мальчика вместе с сестрой везут в Египет. Они должны были воссоединиться с отцом, после того как повелитель верующих ‘Али ибн Абу Талиб назначил его наместником Египта.
Потом мальчик увидел, как когти страшной смуты протягиваются к его отцу, неся ему смерть.
И вот уже мальчика снова везут из Египта в Медину после того, как Египет оказался под властью сторонников Му’авии. Мальчик стал сиротой, лишившись отца.

Сам аль-Касим рассказывал о тех ужасах, которые ему довелось пережить, и о том, что было потом.
«Когда  моего отца  убили  в  Египте,  приехал  мой  дядя  ‘Абд-ар-Рахман  ибн  Абу  Бакр и  отвёз  меня  вместе  с  моей  маленькой  сестрой в  Медину. Как  только  мы  приехали,  моя тётя ‘Аиша     послала  за  нами и  забрала  нас  из  дома  дяди  в  свой  дом.  Она и  вырастила  нас. И  не  случалось  мне  видеть  мать или отца, более  добрых  и заботливых,  чем  она.  Она  кормила  нас своими руками,  а  сама  не  ела  с  нами,  и  только  если  от  нашей еды  что-то  оставалось,  она  доедала  за  нами.  Она  заботилась  о нас  так, как  заботится  о  ребёнке  женщина,  выкормившая  его  своим молоком.  Она  купала  нас,  расчёсывала  нам  волосы  и одевала  нас в  ослепительно-белую  одежду.  Она  побуждала  нас  к благому и приучала нас делать  добро  и  удерживала  нас  от  зла  и  побуждала нас  отказаться  от него. Она учила  нас Книге  Аллаха —  тому,  что  мы  могли  усвоить, —  и пересказывала  нам  хадисы  Посланника Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует) ,  которые мы способны  были понять. И она  одаривала нас по праздникам, а вечером в день Арафата сбривала мне волосы и купала меня и сестру. А когда мы просыпались утром, она надевала на нас новую одежду и посылала в мечеть, чтобы мы совершили праздничную молитву. А когда мы возвращались, по её велению совершали жертвоприношение.
Однажды она одела нас в белую одежду и усадила меня на одно колено, а мою сестру — на другое. Она пригласила моего дядю ‘Абд-ар-Рахмана. Когда он вошёл, она поприветствовала его, а потом заговорила. Она восхвалила Всевышнего Аллаха должным образом. И мне не случалось видеть человека, будь то женщина или мужчина, более красноречивого, чем она, и умеющего так изъясняться.
Затем она сказала:
— Брат мой… Поистине, я вижу, что ты отдалился от меня с тех пор, как я забрала у тебя этих детей и взяла их в свой дом. Клянусь Аллахом, я сделала это не из желания превознестись над тобой и не потому, что я плохого мнения о тебе, и не потому, что я считаю, что ты не станешь соблюдать их права должным образом. Просто у тебя несколько жён, а они были маленькими детьми, неспособными позаботиться о себе самостоятельно. И я побоялась, что твои жёны будут видеть (обычную для детей) грязь, и это внушит им отвращение, и они не будут испытывать к ним привязанности. И я решила, что я имею больше прав на заботу о них, чем твои жёны, пока эти дети малы и беспомощны. Теперь же они подросли и уже могут сами позаботиться о себе. Возьми же их теперь, пусть живут у тебя.
И наш дядя ‘Абд-ар-Рахман забрал нас и мы стали жить в его доме».

Сердце мальчика было по-прежнему привязано к дому его тёти — матери верующих ‘Аиши  . Ведь в этом доме, пропитанном благоуханием пророчества, он рос и воспитывался, окружённый любовью, лаской и заботой хозяйки дома. И он проводил часть времени в её доме, а другую часть — в доме дяди.

У него остались самые приятные воспоминания о жизни в доме ‘Аиши  . Эти милые его сердцу воспоминания он пронёс через всю свою жизнь. Сам аль-Касим рассказывал истории из своего детства. Вот одна из них.
«Однажды я сказал своей тёте ‘Аише  :
—    Матушка, покажи мне могилу Пророка(да благословит его Аллах и приветствует)
и двух его товарищей.
Дело в том, что могилы эти находились внутри её дома, просто она прикрыла их, чтобы скрыть от глаз. Она сняла то, чем они были прикрыты, и я увидел три могилы — они не были совсем сровнены с землёй, но и ие возвышались сильно над её поверхностью. Они были выложены мелкими красными камешками, которые были во дворе мечети.
Я спросил:
—Какая из них могила Посланника Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует)?
Она показала рукой и сказала:
—Вот эта.
При этом по щекам её скатились две крупные слезы, и она поспешно вытерла их, чтобы я их не увидел.
Могила Пророка была смещена вперёд по сравнению с могилами двух его товарищей. Я спросил:
—А где могила моего деда Абу Бакра?
Она ответила:
—Вот эта.
Его могила начиналась примерно у головы покоящегося в своей могиле Посланника Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует)
Я спросил:
—    А это могила ‘Умара?
Она ответила:
—Да.
Голова покоящегося в своей могиле ‘Умара находилась примерно у талии моего деда и примерно на уровне ног Посланника Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует)».

Мальчик подрос и выучил Книгу Всевышнего Аллаха наизусть. И он перенял от своей тёти ‘Аиши столько хадисов Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует)сколько пожелал Аллах. Потом он отправился в мечеть Пророка (да благословит его Аллах и приветствует)
и стал посвящать своё время кружкам искателей знания, которые были в мечети, словно сияющие звёзды на небе.
Аль-Касим передавал хадисы от Абу Хурайры, ‘Абдал-лаха ибн ‘Умара, ‘Абдаллаха ибн ‘Аббаса, ‘Абдаллаха ибн аз-Зубайра, ‘Абдаллаха ибн Джа’фара, ‘Абдаллаха ибн Хаббаба, Рафи’ ибн Хадиджа, Асляма (вольноотпущенника ‘Умара ибн аль-Хаттаба) и многих других.
В конце концов аль-Касим стал имамом-муджтахидом* и одним из лучших знатоков Сунны своего времени. А в те времена мужчину не считали мужчиной, пока он не будет хорошо знать Сунну.

______________________________________________________
*Муджтахид (учёный, обладающий правом делать иджтихад) должен обладать следующими качествами и навыками: знанием Корана и Сунны; знанием вопросов, по которым имеется согласное мнение ученых (иджма’); глубоким знанием арабского языка; знанием основ фикха и методов извлечении решения из текстов первоисточников; знанием отменённых аятов и хадисов (насих, мансух); он должен быть мусульманином, обладать здравым умом и рассудительностью. Иджтихад — буквально ‘проявление усердия’, ‘настойчивость’, самостоятельное вынесение решений по вопросам мусульманского права (фикха), осуществляемое учёным, достигшим высшей ступени знаний в исламских науках
______________________________________________________

Когда внук Абу Бакра ас-Сыддика стал учёным, люди потя-нулись к нему, желая перенять от него его знание, которое он щедро отдавал им. Он приходил в мечеть Посланника Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует)  каждое утро в одно и то же время. Совершив молитву — приветствие мечети в два рак’ата, он садился у местечка Хаухат ‘Умар в Рауде между могилой Посланника Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует) и его минбаром. И вокруг него собирались искатели знаний из разных мест. Они припадали к этому чистому источнику, утоляя свою жажду знаний.
Очень скоро аль-Касим ибн Мухаммад и сын его тёти со стороны матери сделались надёжными имамами Медины. Они обрели влияние и люди подчинялись им. Несмотря на это они не обладали властью, не будучи ни наместниками, ни правителями. Аюди подчинялись им потому, что видели их богобоязненность и благочестие, знание и понимание религии, а также их равнодушие к мирским благам, которыми владели люди, и стремление к тому, что у Всевышнего Аллаха.

Их влияние было так велико, что даже халифы бану Умайя и их наместники не принимали важных решений, касающихся Медины, не посоветовавшись с ними.
Например, аль-Валид ибн ‘Абд-аль-Малик в своё время решил расширить мечеть Пророка(да благословит его Аллах и приветствует)  в Медине. Но осуществить эту свою мечту он мог, только разрушив старую мечеть, а также убрав дома жён Пророка(да благословит его Аллах и приветствует),чтобы место, на котором они стояли, стало частью мечети. Однако подобные действия люди приняли бы с неудовольствием и вряд ли одобрили бы их.
Аль-Валид написал своему наместнику в Медине ‘Умару ибн ‘Абд-аль-‘Азизу: «Я считаю, что следует расширить мечеть Посланника Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует) так, чтобы ее площадь стала двести на двести локтей, Разрушь же все четыре стены, сделай комнаты жён Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) частью мечети, выкупи дома, стоящие вокруг мечети, и продвинь вперёд киблу, если сможешь. Поистине, ты можешь сделать это благодаря положению твоих родственников со стороны матери — семейства аль-Хаттаба и тому месту, которое они занимают в людских сердцах. Если же жители Медины не согласятся с этим, то обратись за помощью к аль-Касиму ибн Мухаммаду и Салиму ибн ‘Абдаллаху ибн ‘Умару — привлеки их к участию в этом деле. И заплати людям хорошую цену за их дома. Поистине, у тебя есть в этом два искренних предшественника — ‘Умар ибн аль-Хаттаб и ‘Усман ибн ‘Аффан».

‘Умар ибн ‘Абд-аль-‘Аэиз позвал к себе аль-Касима ибн Мухаммеда и Салима ибн ‘Абдаллаха, а также нескольких наиболее влиятельных известных жителей Медины, и зачитал им послание повелителя верующих. Они обрадовались решению халифа и приступили к его исполнению.
Увидев, что два признанных учёных и имама Медины разрушают мечеть своими руками с целью её последующего расширения, люди поднялись, как один, и стали помогать им. Они исполнили то, что повелел им халиф в своём послании.
В это время победоносные войска мусульман покоряли крепости, стоявшие на их пути к Константинополю. Они брали одну крепость за другой под командованием доблестного полководца Маслямы ибн ‘Абд-аль-Малика ибн Мервана. Покорение этих крепостей было своего рода вступлением к покорению самого Константинополя.
Узнав о решении повелителя верующих расширить мечеть Пророка(да благословит его Аллах и приветствует),византийский правитель решил подольститься к нему, сделав для него что-нибудь такое, что ему понравилось бы.
И он послал аль-Валиду сто тысяч мискалей(мера веса.) золота, а также сто человек из числа самых искусных строителей его государства, которые везли с собой сорок верховых животных, груженных мозаикой.
Аль-Валид послал всё это ‘Умару ибн ‘Абд-аль-‘Азизу, чтобы он использовал присланное для строительства мечети, что ‘Умар и сделал, предварительно посоветовавшись с аль-Касимом ибн Мухаммедом и его товарищем.

Аль-Касим ибн Мухаммад был очень похож на своего деда ас-Сыддика и старался идти по его стопам — так, что люди даже стали говорить: «Не было среди потомков Абу Бакра человека, который походил бы на него больше, чем этот юноша».
Аль-Касим походил на ас-Сыддика своим благонравием и достойными качествами, твёрдостью веры и особым благочестием, великодушием и щедростью. От него передаётся множество высказываний, подтверждающих это. И дошедшие до нас сообщения о его деяниях также свидетельствуют в пользу этого утверждения.
Рассказывают, что однажды какой-то бедуин пришёл в мечеть и обратился к аль-Касиму со словами:
—    Кто из вас знает больше — ты или Салим ибн ‘Абдаллах?
Аль-Касим не стал отвечать ему.
Бедуин повторил свой вопрос. Тогда аль-Касим сказал:
—    Пречист Аллах!
Но бедуин не успокоился и снова задал свой вопрос. Аль-Касим сказал:
—    Вот Салим, о сын брата моего, сидит вон там.
И присутствующие сказали:
—    Ай да молодец! Он не захотел говорить: «Я знаю больше, чем он», чтобы не хвалить себя. И он не пожелал сказать: «Он знает больше меня», чтобы не солгать…
А аль-Касим знал больше Салима.

Однажды, когда он находился в долине Мина, паломники, прибывшие к Дому Аллаха для совершения хаджа из разных областей, окружили его, задавая ему вопросы. Он отвечал им на те вопросы, ответ на которые был известен ему. А о том, чего он не знал, он честно говорил:
—    Я не знаю… Мне это неизвестно.
Людей удивило это. Тогда он сказал им:
—    Мы не знаем ответ на некоторые из вопросов, которые вы задаёте. А если бы знали, то не стали бы скрывать от вас ответ, потому что нам не дозволено утаивать знание. И жить невеждой, зная о своих обязанностях перед Аллахом, лучше для человека, чем говорить о том, чего он не знает.

Однажды аль-Касиму поручили распределение закята и он, применяя свои знания, отдал каждому то, что причиталось ему. Но один человек остался недоволен своей долей.
Он пришёл к нему, когда тот стоял в мечети, совершая молитву, и сказал всё, что думал, о распределении аль-Касимом этих средств.
Его сын сказал этому человеку:
—    Клянусь Аллахом, ты говоришь о человеке, который не брал из вашего закята ни дирхема, ни данника(мелкая монета.) и не взял из него ни одного финика!

Аль-Касим сделал свою молитву короткой и, завершив её, повернулся к сыну и сказал:
—- Сынок, после этого дня никогда не говори о том, чего не знаешь.
Но люди подтвердили:
—    Его сын говорит правду.
Аль-Касим просто воспитывал его таким образом, желая удержать его язык от лишних слов.

Аль-Касим ибн Мухаммад прожил почти семьдесят два года. В старости он ослеп. В последний год своей жизни он отправился в Мекку, желая совершить хадж, и скончался в пути.
Почувствовав приближение смерти, он посмотрел на сына и сказал:
—    Когда я умру, заверни меня в ту одежду, в которой я совершал молитву: рубаху, изар и плащ. Таким был саван твоего прадеда Абу Бакра. Потом разровняй землю на моей могиле и возвращайся к своей семье. И не вздумайте стоять на моей могиле и говорить: мол, он был таким-то и таким-то… Никем особенным я не был.

(из книги:рассказы из жизни последователей сподвижников(табиинов)автор аль-Баша, ‘Абд-ар-Рахман Рафат)

Реклама