АЛЬ-АХНАФ ИБН КАЙС

Posted on Апрель 12, 2014

0



АЛЬ-АХНАФ ИБН КАЙС

Предводитель бану Тамим

Поистине, аль-Ахнаф ибн Кайс снискал такой почёт и обрёл главенство, при котором не приносит пользы назначение на должность и не причиняет вреда смещение с неё.
Зияд ибн Абихи

Дамаск радовался весенним дождям, пестрея великолепной зеленью благоухающих садов. Во дворце повелителя верующих Му’авии ибн Абу Суфьяна готовились встречать прибывающих.
Стоило первому из прибывших к халифу получить разрешение войти к нему, как сестра халифа Умм аль-Хакам бинт Абу Суфьян поспешила занять своё место за занавеской, чтобы послушать хадисы, которые будут рассказывать на предстоящем собрании. Ей хотелось послушать и разные интересные истории, прекрасные стихи  и  мудрые изречения,  которых  она  ждала от этого собрания.
Она  была  почтенной  и  достойной женщиной с возвышенными стремлениями, ставящей перед собой высокие и благородные цели.
Она знала, что её брат даёт людям позволение войти к нему в соответствии с их степенями.
Сначала это разрешение получали сподвижники, потом — старшие последователи сподвижников, обладатели знания и люди знатного происхождения.

Но  Умм  аль-Хакам  обнаружила,  что  своего  первого  посетителя в этот день ее брат принимает с неким пренебрежением, будто не уделяя ему должного внимания. Она услышала, как он говорит:
—    Клянусь Аллахом, о Ахнаф, каждый раз, когда я вспоминаю сражение при Сыффине и то, как ты покинул нас и встал на сторону ‘Али ибн Абу Талиба, это разрывает мне сердце, и так будет до самой моей смерти…
Его собеседник ответил:
—    Клянусь Аллахом, о Му’авия, поистине, сердца наши, которыми мы возненавидели тебя, всё ещё у нас в груди. И мечи, которыми мы сражались с тобой, всё ещё у нас в руках. И если ты приблизишься к войне на фитр(Мера длины, равная приблизительно 18 см. ), мы приблизимся к ней на пядь(Мера длины, равная приблизительна 22, 5 см.). И если ты пойдешь к ней пешком, то мы побежим к ней бегом. Клянусь Аллахом, привело нас к тебе не желание получить от тебя даяние и не страх перед противостоянием с тобой. Мы пришли для того, чтобы примирить поссорившихся и объединить слово мусульман.
Сказав это, он повернулся и ушёл.
Умм аль-Хакам не смогла сдержаться и приоткрыла край занавески, чтобы посмотреть на человека, который не боясь отражает каждый выпад халифа и не боится сказать ему в ответ на одно слово десять.
Она увидела худого человека невысокого роста с запавшими глазами и искривлёнными ногами. В нём была, пожалуй, доля от всех существующих человеческих изъянов.
Посмотрев на брата, она спросила:
—    Что это за человек, который старается внушить страх халифу и угрожает ему в его собственном доме?
Му’авия ответил со вздохом:
—    Это аль-Ахнаф ибн Кайс, предводитель бану Тамим и один из  самых  выдающихся  арабов и героев, одержавших немало побед.
Давайте же расскажем историю жизни аль-Ахнафа ибн Кайса с самого начала.

За три года до переселения (хиджра) Пророка(да благословит его Аллах и приветствует) у Кайса ибн Му’авии родился сын, которому он дал имя ад-Даххак. Но очень скоро люди прозвали его аль-Ахнаф из-за его косолапости, и в конце концов прозвище прочно закрепилось за ним и заслонило собой настоящее имя.
Кайс, отец аль-Ахнафа, был не последним человеком среди своих соплеменников. Он принадлежал к средним по своему положению людям. Аль-Ахнаф родился там, где жили его соплеменники, — в Неджде, западнее Я мамы.
Юноша рос сиротой, потому что его отца убили ещё до того, как мальчик научился ходить.
Свет ислама наполнил его сердце ещё до того, как у него начали пробиваться усы.
Пророк(да благословит его Аллах и приветствует) за несколько лет до своей кончины послал одного из своих сподвижников к соплеменникам аль-Ахнафа, чтобы призвать их к исламу.
Посланец  обратился  к  знатным людям, побуждая их уверовать и  предлагая  им  принять  ислам.  Люди  молча  переглядывались.
Аль-Ахнаф, который присутствовал при этом, сказал:
—    О люди! Почему я вижу вас колеблющимися — шаг вперёд и тут же шаг назад? Клянусь Аллахом, этот человек, прибывший к вам, — благой посланец и, поистине, он призывает вас к прекрасным нравственным качествам и налагает запрет на скверные качества. Клянусь Аллахом, мы не слышали от него ничего, кроме блага. Внемлите же призыву глашатая истинного пути, и вы обретёте благо в обоих мирах!
И они тут же приняли ислам. Вместе с ними мусульманином стал и сам юноша.
Потом предводители его соплеменников отправились к Посланнику Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует), но аль-Ахнафа не было в составе этой делегации, поскольку он был ещё слишком юным. Поэтому ему не посчастливилось стать сподвижником. Однако ему посчастливилось обрести довольство Посланника Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует) и мольбу, с которой Посланник(да благословит его Аллах и приветствует) обратился за него к Всевышнему.
Сам аль-Ахнаф рассказывал такую историю: «Однажды, когда я совершал обход вокруг древнего Дома в эпоху ‘Ума-ра ибн аль-Хаттаба  , мне повстречался человек, которого я знал. Он взял меня за руку и сказал: «Не обрадовать ли тебя?» Я ответил: «Обрадуй». Он спросил: «Помнишь ли ты тот день, когда Посланник Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует) отправил меня к твоим соплеменникам, чтобы я призвал их к исламу, и я стал призывать их и предлагать им принять религию Аллаха, и ты сказал то, что сказал?» Я ответил: «Конечно». Тогда он сказал: «Поистине, вернувшись к Пророку(да благословит его Аллах и приветствует) я сообщил ему о сказанном тобою, и он сказал: <О Аллах! Прости аль-Ахнафа!»
Аль-Ахнаф говорил: «Ни от одного из моих деяний я не надеюсь получить такую пользу, которую надеюсь получить от мольбы Посланника(да благословит его Аллах и приветствует).

Когда Посланник Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует) покинул этот бренный мир и появился лжец Мусайлима, вводивший людей в заблуждение своими измышлениями, и некоторые отреклись из-за него от ислама, аль-Ахнаф ибн Кайс вместе со своим дядей аль-Муташаммасом отправились на встречу с ним, чтобы послушать его.
Аль-Ахнаф в то время был ещё юношей. Когда они вышли от Мусайлимы, дядя спросил племянника:
—Что ты думаешь об этом человеке, Ахнаф?
Он ответил:
—Я вижу, что он придерживается ложного и возводит ложь на Аллаха и людей.
Дядя спросил шутя:
—А ты не испугаешься за себя, если я расскажу ему, что ты считаешь его лжецом?
Аль-Ахнаф сказал:
—Тогда я предложу тебе обменяться клятвами в его присутствии: ты сможешь поклясться, что не считаешь его лжецом так же, как и я?
Дядя с племянником посмеялись. Оба они остались искренними мусульманами.

Не будет странным, если тебя удивят эти решительные, несмотря на молодость и трудные обстоятельства, поступки аль-Ахнафа, о которых мы уже рассказали.
Но это удивление, полагаю, исчезнет, как только ты узнаешь о том, что этот юноша обладал исключительно острым умом, был чрезвычайно сообразительным, дальновидным, проницательным и чистосердечным.
Он с младых ногтей сидел вместе со взрослыми и мудрыми предводителями своего племени, присутствуя на их собраниях, и учился у самых мудрых и выдержанных соплеменников. Сам он рассказывал:
—    Мы  посещали  собрание  Кайса  ибн  ‘Асыма   аль-Минкари, дабы   научиться   у   него  выдержанности  подобно  тому,   как   мы посещали   собрания   учёных,  чтобы   перенять   от   них   знание.
Его спросили:
—    А какой была его выдержанность?
Аль-Ахнаф ответил:
—    Как-то раз я пришёл к нему и увидел, что он сидит возле своего дома, накинув на себя перевязь своего меча, и беседует со своими соплеменниками. Я поприветствовал его и сел. И тут раздался шум. Мы посмотрели и увидели, что к нему привели одного юношу со связанными руками, а второго принесли убитым. Ему сказали: «Этот сын брата твоего убил твоего сына такого-то!» Клянусь Аллахом, выражение его лица не изменилось и он даже не прервал свою речь! Затем он повернулся к племяннику и сказал: «О сын брата моего, ты убил сына дяди своего и порвал родственные связи своей рукой и выпустил стрелу свою в себя же…» Потом он сказал своему другому сыну: «Встань, сынок, развяжи руки сыну дяди твоего и похорони брата, а потом отведи к его матери сто верблюдиц в качестве компенсации за ее сына, ибо она здесь чужестранка».

Аль-Ахнафу ибн Кайсу посчастливилось учиться у многих благородных сподвижников, главным из которых, пожалуй, был ‘Умар ибн аль-Хаттаб  . Он посещал его собрания, слушал его наставления, запоминал выносимые им судебные решения. Он был одним из самых блестящих его учеников. ‘Умар оказал на него, пожалуй, даже более глубокое влияние, чем на остальных.
Однажды аль-Ахнафа спросили:
—    Благодаря чему ты стал таким выдержанным и мудрым?
Он ответил:
—    Благодаря словам, которые я слышал от ‘Умара ибн аль-Хаттаба. Он сказал: «Кто шутит, того не воспринимают всерьёз. Человек ассоциируется у людей с тем, что он часто делает. Кто много говорит, тот много ошибается, а у кого много ошибок, у того мало стыда. А у кого мало стыда, у того мало благочестия, а у кого мало благочестия, у того мёртвое сердце».

Аль-Ахнаф  стал  предводителем  своего  народа,  несмотря   на   то, что он  был  не  самого благородного происхождения и его родители не были самыми достойными представителями его племени.
Его спрашивали о секрете этого. Так, однажды ему задали вопрос:
—    Что помогло тебе стать предводителем своих соплеменников, о Абу Бахр?
Он ответил:
—    Обладающий четырьмя качествами будет бесспорным лидером своего народа.
Его спросили:
—    Что же это за качества?
Он ответил:
—    Это религия, удерживающая его (от всего неподобающего), благородство, защищающее его, разум, направляющий его, и стыдливость, мешающая ему (вершить скверное).

Аль-Ахнаф  был одним из тех людей, чья кротость и выдержанность стали притчей во языцех. Это подтверждает и следующая история.
Как-то раз ‘Амр ибн аль-Ахтам стал побуждать одного человека обругать аль-Ахнафа, и тот действительно обругал его так, что это любого вывело бы из равновесия. Но аль-Ахнаф сидел молча, не глядя на него.
Увидев, что аль-Ахнаф не отвечает ему и не обращает на него внимания, этот человек вложил себе в рот свой большой палец и принялся кусать его, приговаривая:
—    Вот позор… Клянусь Аллахом, он не ответил мне лишь потому, что я слишком ничтожен в его глазах!

Случилось так, что однажды аль-Ахнаф шагал в полном одиночестве по улочкам Басры, и по пути ему попался человек, который принялся ругать, порицать, осыпать его бранными словами. Аль-Ахнаф же спокойно продолжал свой путь, ничего не отвечая.
Когда они приблизились к людям, аль-Ахнаф обернулся и сказал этому человеку:
—    О сын брата моего, если ты ещё не всё сказал, то доскажи сейчас, потому что, если мои соплеменники услышат то, что ты говоришь, они могут причинить тебе вред.

Вдобавок к прочим своим достоинствам аль-Ахнаф ещё и много поклонялся Аллаху, много постился и молился и был равнодушным к тому, что принадлежало другим людям.
С наступлением ночи он зажигал лампу, ставил её поближе к себе и вставал на то место, где всегда совершал молитву. Он стонал, как стонет больной, и плакал, как плачет человек, лишившийся сына, — так он боялся наказания Аллаха и Его гнева. Каждый раз, вспомнив о каком-нибудь грехе или собственном изъяне, он подносил палец к лампе и говорил:
— Вот тебе, Ахнаф… Что заставило тебя сделать то, что ты сделал в такой-то день? Горе тебе, Ахнаф! Если сегодня ты не в состоянии вытерпеть жар этой лампы, тот как завтра ты вытерпишь Адское пламя и вынесешь тот вред, который оно будет причинять тебе? О Аллах, если Ты простишь мне, то ведь это в Твоей власти, и если Ты подвергнешь меня мучениям, то у Тебя есть право на это…

Да будет доволен Аллах аль-Ахнафом ибн Кайсом и да сделает он его довольным. Он был одним из самых прекрасных явлений своей эпохи и был уникальным человеком!

(из книги:рассказы из жизни последователей сподвижников(табиинов)автор аль-Баша, ‘Абд-ар-Рахман Рафат)

/////////////////////////

АЛЬ-АХНАФ ИБН КАЙС

Ученик аль-Фарука

Поистине, этот юноша, клянусь Аллахом, господин, и поистине, он — господин жителей Басры.
‘Умар ибн аль-Хаттаб
Перенесёмся в самое начало правления ‘Умара ибн аль-Хаттаба  .
Вот они — бесстрашные и славные храбрецы, соплеменники аль-Ахнафа ибн Кайса из бану Тамим, верхом на конях, бьющих копытами.
Они опоясаны острыми, превосходно наточенными мечами. Они покидают родные места — аль-Ахса и Неджд, направляясь в Басру.
Они собираются присоединиться к мусульманскому войску под командованием ‘Утбы ибн Газвана.
Это войско отправлялось в поход на пути Аллаха, намереваясь сражаться с персами. Они стремились к благой награде от Аллаха. С   ними   был   и  их  молодой  соплеменник  аль-Ахнаф  ибн   Кайс.

В один из дней ‘Утба ибн Газван получил послание от повелителя верующих ‘Умара ибн аль-Хаттаба. Он велел ему послать к нему десять праведных и самых доблестных воинов, чтобы побеседовать с ними и послушать их мнения и советы.
‘Утба исполнил веление и направил к халифу десять своих лучших воинов. Среди них был и аль-Ахнаф ибн Кайс. Они отправились в Медину.
Представители этой небольшой делегации предстали перед повелителем верующих. Он принял их радушно и посадил их поближе к себе. Потом он спросил их об их нуждах и о нуждах других.
Они поднялись перед ним один за другим и сказали;
—    Что до людей вообще, то ты — их повелитель, и ты распоряжаешься их делами. Что же до нас, то мы можем говорить лишь за себя.,.
Потом каждый из них попросил ‘Умара о том, о чём хотел попросить.
Аль-Ахнаф ибн Кайс говорил последним, поскольку он был самым молодым из них.
Он восхвалил Аллаха, после чего сказал:
—    О повелитель верующих! Поистине, воины мусульман, поселившиеся в Египте, живут среди буйной зелени, на плодородных землях, когда-то принадлежавших фараонам. А поселившиеся в Шаме радуются изобилию и плодам и садам, живя на землях, ранее принадлежавших цезарям. А поселившиеся в Персии живут на берегах чистых рек с приятной водой, среди цветущих садов, на землях, ранее принадлежавших хосроям. А наши соплеменники, которые поселились в Басре, живут на землях с вязкой и солёной почвой, которая никогда не высыхает и пастбища на ней не отрастают. С одной стороны у них горькое море, а с другой — бесплодная пустыня… Избавь же их, о повелитель верующих, от этого вреда, улучши их жизнь. Вели своему наместнику в Басре прорыть для них реку, чтобы они могли брать из неё хорошую воду и поить ею животных и орошать свои посевы. И тогда их положение улучшится, их семьи станут жить лучше и цены упадут. Это поможет им в их борьбе на пути Аллаха.
‘Умар посмотрел на него с удивлением и сказал остальным членам делегации:
—    Почему же вы не сделали того, что сделал он? Поистине, он, клянусь Аллахом, господин!
Потом он выдал им вознаграждение и отдал аль-Ахнафу его долю. Тот сказал:
—    Клянусь Аллахом, о повелитель верующих, мы переправились через Евфрат и проделали весь это путь к тебе на верблюдах не для того, чтобы получать денежные вознаграждения. И у меня нет иной просьбы к тебе, кроме просьбы за мой народ, с которой я уже обратился к тебе. И если ты сделаешь это для них, то ты  сделаешь  достаточно  и  поступишь так, как следует поступать…
‘Умар удивился ещё больше и сказал:
—    Этот юноша — господин жителей Басры.
Когда собрание закончилось и члены делегации собрались отправиться к своим верховым животным, чтобы провести ночь у своих вещей, ‘Умар внимательно посмотрел на их седельные сумки и увидел, что из одной из них торчит край какой-то ткани.
Он потрогал ткань и спросил:
—Чьё это?
Аль-Ахнаф ответил:
—Это моё, о повелитель верующих.
Они  понял,  что  ‘Умару эта ткань показалась слишком дорогой.
‘Умар спросил:
—За сколько ты это купил?
Он ответил:
—За восемь дирхемов.
Он никогда в жизни не лгал, кроме одного этого раза: на самом деле он отдал за эту ткань двенадцать дирхемов. ‘Умар мягко посмотрел на него и спросил:
—    Почему же ты не ограничился одним, потратив остальные деньги на то, что приносит пользу мусульманам?
Потом он сказал:
—    Берите из вашего имущества столько, сколько вам необходимо, чтобы прожить, а остальное расходуйте по назначению. Так вы принесёте отдохновение себе и получите прибыль.
Аль-Ахнаф опустил голову, устыдившись, и ничего не сказал.

Повелитель верующих разрешил всем членам делегации возвращаться в Басру. Но аль-Ахнафа он задержал у себя на целый год.
‘Умар, будучи человеком дальновидным, сразу заметил в этом юноше из бану Тамим острый ум, красноречие, благородство, возвышенность устремлений и одарённость.
Именно поэтому ему захотелось оставить аль-Ахнафа при себе, дабы воспитывать его и направлять. Ему хотелось, чтобы он встречался со старейшими сподвижниками и следовал их путём, обретая понимание религии Аллаха под их руководством.
Кроме того, ‘Умар хотел испытать его, сблизившись с ним, чтобы лучше понять, что у него на душе, прежде чем поручить ему распоряжаться чем-то из дел мусульман.
Дело в том, что ‘Умар относился к красноречивым насторожённо, зная, что, будучи праведными, они наполняют окружающий их мир благом, а если они нечестивы, то их ум и красноречие могут стать бедой для окружающих.
По прошествии года ‘Умар сказал аль-Ахнафу:
—    О Ахнаф! Поистине, я испытал тебя и проверил, но не увидел ничего, кроме блага. Внешне ты человек благой, и я надеюсь, что в душе ты такой же.
После этого он отправил его сражаться с персами и написал своему командующему Абу Мусе аль-Аш’ари: «Приблизь к себе аль-Ахнафа ибн Кайса, советуйся с ним и прислушивайся к его мнению».

Аль-Ахнаф оказался под знамёнами мусульман, которые отправились открывать для ислама персидские земли.
Он показал себя настоящим героем, чем заслужил всеобщее признание и уважение. Его звезда взошла.
Вместе со своими соплеменниками бану Тамим он внёс огромный вклад в борьбу с врагами.
Это в их руки предал Всевышний Аллах город Тустар — жемчужину хосройского венца, и именно они пленили Хурмузана.

Хурмузан был доблестным, отважным, мужественным, решительным и притом хитрым и коварным во время войн предводителем и командующим персов.
Победы, которые уверенно одерживали мусульмане, несколько раз вынуждали Хурмузана заключать с ними перемирие. Но при первой же возможности он нарушал договор: ему казалось, что уж на этот раз он обязательно победит.
Когда мусульмане окружили его в Тустаре, он укрылся в одной из городских крепостей и сказал:
—    У меня здесь сотня стрел. Ей-богу, вы не доберётесь до меня до тех пор, пока хотя бы одна из них у меня в руках. А вы знаете, что я очень меткий стрелок, который не промахивается… А какая вам будет польза от моего пленения, если я раню или убью сто человек из вашего числа?
Мусульмане спросили его:
—    Чего же ты хочешь?
Он ответил:
—    Я хочу спуститься с условием, что вы доставите меня к вашему халифу ‘Умару, — пусть он делает со мной, что пожелает.
Они ответили:
—    Хорошо, пусть будет по-твоему.
Тогда он сбросил на землю свой лук и спустился к мусульманам. Они связали его и послали в Медину в сопровождении нескольких героев, отличившихся во время взятия города.
Во главе их был Анас ибн Малик, слуга Посланника Аллаха(да благословит его Аллах и приветствует), и аль-Ахнаф ибн Кайс, способный ученик ‘Умара.
Делегация спешила в Медину, чтобы доставить туда Хурмуза-на и порадовать повелителя верующих известием об одержанной победе.
Они привезли в казну мусульман пятую часть военной добычи.
Итак, они привезли вероломного и не привыкшего исполнять свои обещания Хурмузана к халифу, дабы он сам вынес решение относительно него. Добравшись до окрестностей города, мусульмане подготовили Хурмузана, облачив его в его богатую одежду — парчовый халат с золотыми нитями. На голову ему возложили венец, инкрустированный жемчугом и драгоценными камнями, и вручили ему его жезл, изготовленный иэ чистого золота и украшенный рубинами и жемчугом.
Стоило им въехать в город, как люди собрались поглядеть на них — и старики, и молодые. Они принялись разглядывать пленника, дивясь его виду.

Сопровождающие Хурмузана повели его к дому ‘Умара, но ‘Умара там не было. Им сказали:
—    Он отправился в мечеть, чтобы принять прибывшую к нему делегацию.
Они отправились в мечеть, но и там не увидели ‘Умара. Пока они искали халифа, толпа, следовавшая за ними, всё увеличивалась. Пока они пребывали в таком положении, не зная, куда направиться, их увидели мальчики, игравшие на улице, и спросили:
—    Что случилось? Почему вы ходите туда-сюда? Вы, наверное, ищете повелителя верующих?
Они ответили:
—    Да, как раз его мы и разыскиваем.
Детвора сказала:
—    Так он спит в мечети, в правой половине, подложив под голову свой плащ.
‘Умар   отправился на встречу с делегацией из Куфы, надев свой плащ с капюшоном, а когда делегация покинула мечеть, он снял с себя бурнус и, свернув, подложил его под голову и прилёг отдохнуть.
Сопровождавшие отправились вместе с Хурмузаном в указанную часть мечети и, увидев, что халиф спит, сели недалеко от него, усадив своего пленника рядом.

Хурмузан совсем не понимал по-арабски. И ему даже в голову не приходило, что этот человек, спящий в мечети, и есть повелитель верующих ‘Умар ибн аль-Хаттаб.
Ему приходилось слышать о том, что ‘Умар ведёт суровую жизнь, и о его равнодушии к благам мира этого и его украшениям. Но он и вообразить не мог, что победитель византийцев, одолевший к тому же и хосроев, может вот так просто спать в мечети, даже ничем не укрывшись… Без перины, подушек, охраны и привратников.Увидев, что люди сидят тихо, он решил, что они просто готовятся совершить молитву, ожидая прихода халифа.
Но аль-Ахнаф ибн Кайс делал людям знак замолчать и не шуметь, чтобы не разбудить халифа. Он провёл много времени рядом с ‘Умаром и знал, что тот почти не спит по ночам. Он либо поклонялся Всевышнему, либо, переодевшись так, чтобы его никто не узнал, ходил по городу, чтобы знать, как живёт его паства, либо охранял дома мусульман от непрошеных гостей.
Жесты аль-Ахнафа привлекли внимание Хурмузана. Он повернулся к аль-Мугире ибн Шу’бе, который знал персидский, и спросил:
—    Кто этот спящий?
Аль-Мугира ответил:
—    Это повелитель верующих ‘Умар.
Хурмузан сначала разинул рот от удивления, а потом воскликнул:
—’Умар?! А где его охрана и привратники?
Аль-Мугира ответил:
—Да у него нет ни охраны, ни привратников…
Хурмузан сказал:
—    Не иначе как он пророк!
Аль-Мугира ответил:
—    Нет… Просто он ведёт себя как пророки… После Мухаммеда Ш уже не будет пророков.
Постепенно народу в мечети стало много, и шум разбудил ‘Умара.
Он сел и обвёл людей удивлённым взглядом… И увидел прямо перед собой персидского командующего с венцом на голове, переливающимся на солнце, и золотым жезлом в руках, красота которого приковывала к нему людские взоры.
‘Умар всмотрелся в него и спросил:
—    Хурмузан?
Аль-Ахнаф ответил:
—    Да, о повелитель верующих.
‘Умар посмотрел на золото, жемчуга, рубины и шёлк, которые были на Хурмузане, и отвернулся со словами:
—    Прошу у Аллаха защиты от Огня и помощи против мира этого… Хвала Аллаху, который принизил этого и его приспешников перед исламом!
А затем он сказал:
—    О мусульмане! Крепко держитесь за свою религию, следуйте руководству вашего Пророка(да благословит его Аллах и приветствует). И пусть мир этот не сделает вас высокомерными, ибо он обольщает…
Когда он закончил говорить, аль-Ахнаф ибн Кайс сообщил ему радостную весть об одержанной мусульманами победе. Рассказал он  и  о  военной  добыче,  которую Аллах предал в руки мусульман.
Он сказал также:
—    О повелитель верующих, Хурмузан сдался нам в плен, поставив нам условие о том, что только ты будешь решать его судьбу. Поговори же с ним, если желаешь.
‘Умар сказал:
—    Я не стану разговаривать с ним до тех пор, пока вы не снимете с него все эти проявления кичливости и надменности.
И они сняли с него драгоценности и венец, забрали у него золотой  жезл  и  облачили  его в обычную одежду из толстой ткани.
Тогда ‘Умар повернулся к нему и сказал:
—    Эх, Хурмузан… Ну, как тебе нравится то, до чего довело тебя твоё вероломство, и то, как покарал тебя Аллах?
Хурмузан униженно опустил голову, а потом сказал:
—    О ‘Умар! Когда мы с вами жили во времена невежества, Аллах был не с нами и не с вами. И мы побеждали вас. А с тех пор как вы приняли ислам, Аллах с вами, и вы побеждаете нас.
‘Умар сказал:
—    Вы победили нас по той причине, о которой ты упомянул, а также по другой причине — потому что вы были едины, а мы — разобщены.
Потом он строго посмотрел на него и сказал:
—    Каково твоё оправдание? Ты нарушаешь договор раз за разом…
Хурмузан сказал:
—    Я боюсь, что ты казнишь меня.
‘Умар сказал:
—    Тебе не стоит этого бояться, пока ты не расскажешь мне обо всём.
Услышав это, Хурмузан немного успокоился и сказал:
—    Поистине, я очень хочу пить.
‘Умар велел людям принести ему воды. Ему принесли воды в большой и грубой чаше. Он посмотрел на чашу и сказал:
—    Даже если я умру от жажды, я не смогу пить из этого!
‘Умар велел принести ему такой сосуд, который пришёлся бы Хурмузану по нраву. Тогда ему принесли подходящий сосуд, и он взял его. Но тут рука его начала дрожать. ‘Умар спросил:
—    Что с тобой?
Он ответил:
—    Поистине, я боюсь, что меня убьют раньше, чем я успею выпить её.
‘Умар сказал:
—    Тебя никто не тронет, пока ты не выпьешь её.
Тогда Хурмузан взял и опрокинул чашу, вылив всю воду на землю.
‘Умар сказал:
—    Принесите ему другую воду… Не соединяйте для него казнь с жаждой.
Хурмузан сказал:
—    Я не хочу воды. Я лишь просил у тебя пощады посредством неё.
‘Умар сказал:
—Я непременно казню тебя!
Он сказал:
—Но ведь ты уже пощадил меня!
‘Умар сказал:
—Ты лжёшь!
Тогда Анас ибн Малик сказал:
—    Он прав, о повелитель верующих. Ты пощадил его.
‘Умар сказал:
—    Горе тебе, о Анас! Неужели ты думаешь, что я могу пощадить убийцу аль-Бара ибн Малика и Маджзаа ибн Саура?!Никогда!
Анас сказал:
—    Ты ведь сказал: «Тебя никто не тронет до тех пор, пока ты не скажешь мне всё, и никто не тронет тебя, пока ты не выпьешь воду».
Аль-Ахнаф поддержал Анаса и подтвердил его слова. Присутствующие тоже подтвердили, что повелитель верующих гарантировал безопасность Хурмузану.
Тогда ‘Умар гневно посмотрел на Хурмузана и сказал:
—    Ты обманул меня, а я, клянусь Аллахом, могу поддаться только на обман мусульманина!
Тогда Хурмузан принял ислам, и ‘Умар   назначил ему содержание в две тысячи.

‘Умара беспокоило то, что персы то и дело нарушали свои договоры с мусульманами и нападали на них. И он собрал у себя людей, которые привезли к нему Хурмузана, и сказал им:
—    Мусульмане обижают зиммиев, скверно обращаются с ними, и они поэтому нарушают договоры с ними?
Присутствующие ответили:
—    Клянусь Аллахом, о повелитель верующих, мм не знаем таких случаев, когда кто-то скверно обращался с ними, или лишил их гарантированной им защиты, или обманул их в том, что касается их договора.
‘Умар сказал:
—    Почему же они тогда нападают на вас при каждом удобном случае, несмотря на то, что вас с ними связывают мирные договоры?
Присутствующие ответили, но их ответ не удовлетворил ‘Умара.
Тогда поднялся аль-Ахнаф ибн Кай с и сказал:
—    Я сообщу тебе о том, о чём ты спросил, о повелитель верующих.
Тот сказал:
—    Ну выскажись. Что у тебя?
Аль-Ахнаф сказал:
—    Поистине, ты, о повелитель верующих, запретил нам заходить далеко на персидские территории и велел нам ограничиваться удерживанием тех городов и областей, которые уже в наших руках. Но поистине, персы таковы, что, пока их царь жив и его царство существует, они будут сражаться с нами раз за разом. И заключившие с нами договор будут присоединяться каждый раз, когда их будут призывать к этому, и им будет казаться, что на этот раз они смогут одержать победу. Поистине, о повелитель верующих, не может быть два царя в одной земле. Один из них непременно изгонит другого. И было бы хорошо, если бы ты дал нам разрешение продвигаться вглубь персидских земель до тех пор, пока мы не покончим с их царём и не уничтожим его царство. Тогда они потеряют свою надежду, успокоятся и притихнут. И тогда у нас всё получится.
‘Умар склонил голову и через некоторое время поднял её и сказал:
— Аль-Ахнаф сказал мне правду, и он сообщил мне о том, чего я не знал об этих людях.

С этих слов аль-Ахнафа начались многие важные события, и следствием его мнения стало изменение хода истории.

(из книги:рассказы из жизни последователей сподвижников(табиинов)автор аль-Баша, ‘Абд-ар-Рахман Рафат)

Реклама