Толкование Корана

Posted on Февраль 28, 2013

0



Толкование Корана

Коранические знания

Многие обыватели, особенно скептически относящиеся к религии, полагают, что священный Коран далек от науки, и что для его изучения достаточно бегло пробежать глазами по страницам и поверхностно ознакомиться с его содержанием. Мы часто слышим, как невежественные люди вступают в полемику относительно откровений, опираясь на то, что они прочли Коран и даже знают его содержание. В действительности же, они не осведомлены о смысле священного писания и не имеют даже элементарных представлений о том, какой спектр знаний оно содержит в себе. Для правильного понимания Корана недостаточно просто владеть арабским языком или даже быть знатоком арабской грамматики и морфологии. Сокровищница коранических знаний и тайн раскрывается только перед тем, кто всесторонне изучает писание Аллаха и приобретает различные коранические знания, число которых, по мнению некоторых богословов, превосходит полсотни.[Это мнение высказывал, в частности, аль-Булкини. См. Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 29-31.]

Прежде всего, это относится к знанию места и времени их ниспослания, а также знанию сопровождавших это событий. Для того чтобы разбираться в этом надлежащим образом, следует знать, что было ниспослано в Мекке и в Медине, что было ниспослано в пути и в месте обитания, что было ниспослано ночью и днем, что было ниспослано летом и зимой, что было ниспослано в постели, что было ниспослано первым и последним. Немало важно и знание обстоятельств ниспослания аятов.

К кораническим знаниям относится и наука о передаче текста откровений, изучающая цепочки рассказчиков, через которые до нас дошли способы чтения (кираат). Эти цепочки могут быть повторяемыми (мутаватир), единичными (ахад) и аномальными (шазз). Она также изучает чтения пророка (харф), передатчиков Корана (руват) и его знатоков (хуффаз).

Наука о рецитации Корана включает еще шесть видов благородных знаний. Это – пауза (вакф), зачин (ибтида), имала, удлинение гласного (мадд), смягчение хамзы (тахфиф аль-хамза), ассимиляция звуков (идгам).

Лексика применительно к Корану изучает семь видов слов, привлекающих особое внимание богословов: редкие слова, или глоссы (гариб), арабизированные слова (муарраб), образные выражения (маджаз), омонимы (муштарак), синонимы (мутарафид), метафоры (истиара) и сравнения (ташбих).

Наука об основах законоведения делит содержащиеся в Коране религиозные предписания на четырнадцать видов: неограниченно общее (аль-ам аль-баки аля умумихи), ограниченно общее (аль-ам аль-махсус), общее, подразумевающее ограничение (аль-ам аллязи урида бихи аль-хусус), установление из сунны, ограниченное писание (ма хасса фихи аль-китаб ас-сунна), установление из писания, ограниченное сунной (ма хассат фихи ас-сунна аль-китаб), изложенное сжато (муджмал), разъясненное (мубаййан), истолкованное (муаввал), подразумеваемое (мафхум), безусловное (мутлак), обусловленное (мукаййад), отменяющее (насих), отмененное (мансух), разновидность отмененного и отменяющего, когда установление имело силу в течение некоторого времени и исполнял его тот, на кого оно было возложено.

Наука об искусстве изъяснения выявляет в Коране пять видов словесных выражений, знанием которых не должен пренебрегать знаток Корана. Это – разъединение (фасл), соединение (васл), лаконизм (иджаз), многословие (итнаб), ограничение (гаср).

Перечисленные нами знания уже достигают полсотни, а ведь к ним еще можно отнести знание имен, прозвищ (кунйа), титулов-прозвищ (алкаб), слов неутонченного значения (мубхамат) и многое другое.

Поэтому каждый, кто желает изучить смысл Корана, должен обращаться к его авторитетным толкованиям и не делать самостоятельных выводов о смысле откровений, особенно, если это касается иносказательных аятов. Коран не является книгой, о которой каждый желающий вправе высказывать собственное мнение. Он ниспослан Великим Аллахом вместе с его истинным толкованием, и обязанностью людей является изучение его смысла и толкования у праведных ученых, которые черпают свои знания из славного наследия пророка Мухаммада(саля ЛЛаху алейхи ва салам).

Наука о толковании

Первоначально толкование Корана бытовало в устной форме. Отдельные аяты и суры толковались выдающимися богословами, опиравшимися на высказывания более ранних ученых и самого пророка(саля ЛЛаху алейхи ва салам). Развитие толкования связано со сложением Сунны. Во второй половине VIII в. появились первые сборники хадисов, связанных с толкованием отдельных коранических текстов, а позднее – специальные разделы в общих сборниках хадисов, таких как сборники аль-Бухари и Муслима. Толкование назидательных аятов исторического характера, отражавших жизнь пророка(саля ЛЛаху алейхи ва салам) приводилось в его жизнеописаниях. Откровения, касающиеся религиозных предписаний, тщательно исследовались в трудах по законоведению. Первые лексикографические и грамматические сочинения также были связаны с необходимостью в правильном разъяснении Корана. Внутри этого поначалу нерасчлененного комплекса дисциплин стали возникать и специальные сочинения, посвященные толкованию Корана. Учение о толковании Корана начало складываться как самостоятельная область мусульманской науки в X в., когда усилиями знаменитого богослова ат-Табари и комментаторов его поколения, таких как Ибн Абу Хатим и другие, был подведен итог всему раннему периоду толкования Корана и выработан канон классического комментария.

Арабское слово «тафсир» означает «разъяснение», «раскрытие». В шариате этот термин приобрел значение толкования Корана с использованием всех способов, позволяющих правильно понять и изложить значение аятов и сделать из них правильные выводы.

Абу Хаййан сказал: «Тафсир – это наука, которая изучает способ произнесения слов в Коране и то, что они обозначают. Она исследует правила, касающиеся как отдельных слов, так и словосочетаний, и смыслы, которые возникают в результате их сочетания, а также то, что дополняет это».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 52.]

Аз-Заркаши сказал: «Толкование – это наука, помогающая понять писание Аллаха, ниспосланное нашему пророку Мухаммаду, e, которая разъясняет его смысл и выводит его установления и наставления. Она черпает сведения из наук лексикологии, синтаксиса и словообразования, риторики, основ законоведения, науки о чтениях Корана и нуждается в знании обстоятельств ниспослания, а также отменяющего и отмененного».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 52.]

Совершенно ясно, что Аллах обратился к Своим творениям так, чтобы они поняли Его. Поэтому каждый пророк говорил на языке своего народа, и писание давалось на этом же языке. Всевышний сказал: «Мы отправляли посланников, которые говорили на языке своего народа, чтобы они давали им разъяснения».[Сура «Ибрахим», аят 4.]

Священные писания ниспосылались для того, чтобы люди могли встать на прямой путь и выбраться из мрака заблуждения и невежества, а не для того, чтобы они видели свет, но не могли пройти к нему. Но тут возникает вопрос: почему же тогда возникает нужда в толковании Корана?

Отвечая на него, аз-Заркаши писал: «Каждый сочинитель из числа людей старается сочинить книгу так, чтобы она была понятна сама по себе, без комментариев, нужда же в комментарии возникает в силу трех причин. Во-первых, сочинитель может обладать столь совершенным достоинством и такой силой разума, что способен вместить тонкие смыслы в немногие слова, так что понять, что он имеет в виду, может оказаться довольно сложно, и комментарий имеет цель выявить эти сокрытые смыслы. В силу этого комментарии некоторых имамов к собственным сочинениям лучше раскрывают то, что имелось в виду, чем комментарии других авторов к их сочинениям. Во-вторых, автор может опустить некоторые следствия, вытекающие из рассматриваемого вопроса, или какие-то его предпосылки, либо полагая их ясными и самоочевидными, либо относя их к области другой науки, и комментатор должен разъяснить, что опущено и куда оно относится. В-третьих, слова могут иметь несколько значений, будучи употреблены в переносном смысле или будучи омонимами, и комментатор должен разъяснить цель сочинителя и предположить, какой смысл должны иметь сказанные им слова. Кроме того, в сочинении могут оказаться, и для людей это неизбежно, ошибки и оговорки, повторы и пропуски, ведущие к неясности, и комментатор должен указать на все это. Установив данное правило, мы продолжаем. Коран был ниспослан на арабском языке во времена самых красноречивых арабов, которые понимали его явный смысл и его заповеди. Что же касается тонкостей его глубинного смысла, то они становились для них понятными после исследования и рассмотрения, а также многочисленных вопросов, которые они задавали пророкуСура «Лукман», аят 13.. Например, когда было ниспослано: «Те, которые уверовали и не облекли свою веру в несправедливость, пребывают в безопасности, и они следуют прямым путем»,[Сура «аль-Анам», аят 82.] люди спросили: «Кто же из нас не поступает несправедливо?» Пророк жеСура «Лукман», аят 13. растолковал им, что имеется в виду многобожие, и привел в качестве довода слова Всевышнего: «…многобожие является великой несправедливостью».[Сура «Лукман», аят 13.]

Другой пример – вопрос Аиши о «легком расчете», когда пророкСура «Лукман», аят 13. ответил, что имеется в виду предстояние. Еще пример – рассказ Ади б. Хатима о «белой и черной нитке». Есть и много других примеров вопросов сподвижников об отдельных аятах. Мы же нуждаемся в том, в чем нуждались они, и еще во многом сверх этого, что им было не нужно, например, в разъяснении явного смысла, поскольку мы не можем постичь правила языка без учебы. Значит, нам толкование нужно еще больше».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 53-54.]

Тафсир и тавил

Как мы уже отметили, слово «тафсир» означает «разъяснение», «раскрытие». А слово «тавил» означает «возвращение к истоку». Этот термин означает как бы «обращение аята к содержащемуся в нем смыслу». Существует мнение, что оно образовано от слова «ийала», означающего «управление», и тогда толкующий речь словно правит ею и расставляет значения по местам.

О разнице между тафсиром и тавилом существуют разные мнения. Абу Убейд и некоторые другие считали, что они имеют одинаковое значение. Другие богословы не разделяли этого мнения. Но совершенно очевидно, что противопоставление этих двух терминов началось не сразу и не было абсолютным. Ибн Хабиб ан-Нишапури писал: «В наше время многие известные комментаторы не смогли бы ответить на вопрос, в чем разница между тафсиром и тавилем».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 50.]

Ар-Рагиб сказал: «Тафсир – более общее понятие, чем тавил. Тафсир чаще всего употребляется в отношении языковых форм и отдельных слов, а тавил в основном употребляется применительно к значениям и предложениям. Тавил применяется в основном к божественным книгам, а тафсир – как к этим, так и к прочим книгам».[Сура «аль-Бакара», аят 269.]

Абу Наср аль-Кушейри говорил: «Тафсир сводится к следованию традиции и передаче ее, углубленное же проникновение в текст связано с тавилем».[Сура «аль-Бакара», аят 269.]

Некоторые ученые говорили: «То, что разъяснено в писании Аллаха или уточнено в достоверной Сунне, относится к тафсиру, ибо смысл этого ясен и очевиден, и никому не нужно искать его путем самостоятельного суждения или еще как-то. Достаточно просто изложить тот смысл, который сохранен в передаче, и не более того. Тавил же – это углубленное проникновение ученых, искушенных в методах наук, в смысл сообщенного».[Сура «аль-Бакара», аят 269.]

Аль-Матуриди сказал: «Тафсир – это категорическое утверждение, что слово выражает именно это, подкрепленное свидетельством Аллаха, что именно таково значение этого слова. Если решающий аргумент есть, то это правильный тафсир, а если – нет, то это – тафсир по собственному мнению, что не дозволительно. Тавил – это предпочтение одного из возможных толкований, не являющееся категорическим суждением и не подкрепленное свидетельством Аллаха».[Сура «аль-Бакара», аят 269.]

По мере разделения мусульманской общины на сторонников буквального понимания и толкования Корана и батинитов, которые претендовали на знание его тайного, скрытого смысла, и с ростом религиозных и политических амбиций последних различия между тафсиром и тавилом стали проявляться отчетливее. Постепенно тавил сформировался как метод рационалистического или символико-аллегорического толкования Корана и Сунны.[Сура «аль-Бакара», аят 269.] Для законоведов ортодоксального плана тавил стал синонимом безответственного, не освященного традицией толкования священных текстов, тогда как для батинитов он был единственным путем к постижению их «истинного» смысла.

Достоинство толкования Корана

Важнейшей целью ниспослания Корана является создание прочной связи между Аллахом и Его творениями, благодаря которой рабы, постоянно нуждающиеся в Божьей милости и верном руководстве, могут снискать довольство Господа и уберечься от Его гнева.  В достоверном хадисе сообщается, что посланник Аллаха, e, сказал: «Воистину, один конец этого Корана – в Руке Аллаха, а другой конец – в ваших руках. Держитесь же за него, потому что с ним вы никогда не впадете в заблуждение и не погибните».[Сура «аль-Бакара», аят 269.]

Смысл этих слов заключается в том, что люди обязаны изучать Коран, правильно понимать его смысл и воплощать в жизнь его предписания, ибо только так они могут избежать заблуждения и погибели. Поэтому наука о толковании Корана является самой славной и самой достойной из всех известных человечеству наук. Превосходство ее не нуждается в доказательствах и очевидно для каждого благоразумного человека, который осознает разницу между Словом Аллаха и речами простых смертных, между мудростью Всемогущего Творца и ограниченных разумом Его творений. Если человек понимает это, то он не нуждается в пространных речах для уяснения этой явной истины. Если же он не разумеет этого, то истина эта не откроется ему даже после самого убедительного разъяснения.

Умение толковать Коран является великим достоинством, о котором сказано и написано очень много. Всевышний сказал: «Он дарует мудрость, кому пожелает, и тот, кому дарована мудрость, награжден великим благом».[Сура «аль-Бакара», аят 269.] Ибн Абу Хатим передал, что Ибн Аббас сказал, что здесь имеется в виду знание Корана, отменяющего и отмененного, ясного и очевидного, дозволенного и запретного в нем, порядка его слов и тому подобного.[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 55.] Ибн Мардавейх же передал следующие слова Ибн Аббаса: «Это – Коран. Имеется в виду толкование его, ведь читать Коран может и праведник, и грешник».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 55.]

Всевышний также сказал: «Такие притчи Мы приводим людям, но разумеют их только обладающие знанием».[Аш-Шаукани, «Фатх аль-Кадир», стр. 37.] Ибн Абу Хатим передал, что Амр б. Мурра сказал: «Каждый раз, когда я находил в писании Аллаха аят, который не понимал, я огорчался, поскольку я слышал слова Аллаха: «Такие притчи Мы приводим людям, но разумеют их только обладающие знанием».

Абу Убейда передал слова аль-Хасана аль-Басри: «Клянусь Аллахом, Он хочет, чтобы о каждом ниспосланном Им аяте ты знал, о чем он ниспослан и что он означает».[Аш-Шаукани, «Фатх аль-Кадир», стр. 37.]

Муджахид сказал: «Самыми любимыми творениями Аллаха являются те, которые лучше других знают то, что ниспослал Аллах».[Аш-Шаукани, «Фатх аль-Кадир», стр. 37.]

Ибн аль-Анбари передал, что Правдивейший Абу Бакр сказал: «Если кто-то разобрал аят из Корана, то я доволен этим больше, чем если бы он выучил аят». Он же передал со слов Абдуллаха б. Бурейды, что один из сподвижников сказал: «Если бы я узнал, что надо проехать сорок ночей, чтобы разобрать аят из писания Аллаха, я бы так и поступил».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 56.]

Это были не просто слова – именно так поступали праведные мусульмане, стремящиеся приумножить свои знания о писании Аллаха. Аш-Шааби рассказывал, что Масрук отправился в Басру, чтобы узнать там о толковании одного аята. Прибыв туда, он узнал, что человек, знающий его толкование, уже уехал в Шам. Тогда он собрал провиант и отправился в Шам, где, наконец, узнал его толкование».

Икрима рассказывал, что он четырнадцать лет пытался узнать и, наконец, узнал имя человека, о котором был ниспослан аят: «Если же кто-либо покидает свой дом, переселяясь к Аллаху и Его посланнику, после чего его настигает смерть, то его награда ложится на Аллаха».[Сура «ан-Ниса», аят 100.] Ибн Абд аль-Барр сообщил, что его звали Дамира б. Хубейб.

Ибн Аббас рассказывал: «Два года я собирался спросить Умара о двух женах, которые сговорились против посланника АллахаСура «ан-Ниса», аят 100. и меня останавливал только почтенный страх перед ним. Наконец, я спросил его об этом, и он сказал, что это были Хафса и Аиша».[Аш-Шаукани, «Фатх аль-Кадир», стр. 37.]

Эти предания свидетельствуют о том рвении, которое проявляли ранние мусульмане для того, чтобы постичь тайны священного Корана, выяснить обстоятельства ниспослания аятов и узнать правду о людях, по поводу которых были ниспосланы коранические откровения. Они заботились о писании своего Господа, осознавали возложенную на них ответственность и хотели донести до последующих поколений знание, которое по милости Аллаха была открыто им и их современникам. Они прекрасно знали о превосходстве толкования Коран и не жалели сил для того, чтобы изучить его тонкости и подробности.

Ийас б. Муавийа говорил: «Люди, которые читают Коран и не знают его толкования, подобны тем, кто получил послание от своего царя среди ночи и не имеет лампы; они приходят в ужас, но не знают, что написано в послании. А люди, которые знают толкование, подобны человеку, который принес им лампу, и они сумели прочесть послание».[Аш-Шаукани, «Фатх аль-Кадир», стр. 37.]

Абу Зарр аль-Харави в книге «Фадаил аль-Куран» передал слова Ибн Аббаса: «Тот, кто читает Коран и не умеет его истолковать, все равно, что бедуин, который частит, бормоча стихи».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 55.]

Аль-Исбахани говорил: «Самое славное из искусств, которым может овладеть человек, является толкование Корана». Поясняя эти слова, имам ас-Суйути писал: «Достоинство искусства бывает связано с тремя вещами: во-первых, с достоинством материала, например, ювелирное дело достойнее кожевенного ремесла, поскольку материал ювелирного дела – золото и серебро, а они достойнее материала кожевенного дела – кож с мертвых тел; во-вторых, с достоинством его цели, например, искусство врачевания достойнее искусства чистильщика, поскольку цель врачевания – сохранение здоровья, а цель чистильщика – чистка отхожих мест; в-третьих, со степенью его необходимости, например, законоведение нужнее, чем врачевание, поскольку во всем, что происходит в жизни с людьми, они нуждаются в знании закона, ибо с его помощью обеспечивается порядок в делах мира и веры, а врачевание нужно не всем людям и лишь по временам.

В соответствии со сказанным, искусство толкования имеет достоинство во всех трех отношениях: в отношении материала, ибо его предмет – Слово Всевышнего, которое есть источник всякой мудрости и начало любой добродетели, в нем заключены вести о том, что было, сообщения о том, что будет, суждения о том, что происходит вокруг вас, которое не ветшает, сколько бы его ни трепали, и чудеса которого неисчислимы; в отношении цели, ибо его цель – опереться на «надежнейшую опору» и достичь истинного, непреходящего блаженства; в отношении степени его необходимости, ибо достижение совершенства в делах веры или мира рано или поздно потребует знания наук шариата и вероучения, а эти науки стоят на знании писания Всевышнего».[ Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 56.]

Ас-Суйути писал: «Богословы единодушны в том, что толкование Корана является обязательным предписанием для мусульманской общины в целом и самой славной из трех шариатских наук».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 56.] Под двумя другими науками он подразумевал хадисоведение и законоведение.

Правила толкования

Как мы уже отметили выше, умение толковать коранические аяты является одной из величайших милостей Господа по отношению к Его рабу. Однако на толкователе Корана лежит большая ответственность, поскольку он имеет дело не со словами простых смертных, а с несотворенным Словом Аллаха, которое обладает глубоким смыслом и не допускает беспечного отношения к нему. Ученые говорили: «Толкователь должен стремиться к тому, чтобы толкование соответствовало толкуемому. В толковании не должно недоставать того, что нужно для разъяснения смысла, как не должно и быть чего-то лишнего, не подобающего содержанию. Не должно быть в толковании и искажения смысла или отхода от способа его выражения. Толкователь должен соблюдать соотношение между буквальным и метафорическим смыслом, соблюдать слог речи, а между словами у него должно быть согласие».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 90.]

Аль-Хуваййи сказал: «Наука толкования – и тяжела, и легка. Причины, почему она тяжела, очевидны. Самая же очевидная причина состоит в том, что это слово Говорящего, в понимании которого люди не могут опереться на услышанное от Него Самого объяснение. Иначе с пословицами, стихами и тому подобным. Человек в этом случае может достичь понимания, слушая объяснение самого автора или того, кто слышал это от него. В случае же Корана, безусловное толкование возможно только, если есть толкование пророка(саля ЛЛаху алейхи ва салам)а мы таким толкованием располагаем только в отношении немногих аятов. Знание же смысла остального достигается углублением в знаки и символы. А из этого следует, что Всевышний хотел, чтобы рабы Его размышляли над Его писанием, и не велел Своему пророку дать разъяснение смысла для каждого аята».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 54-55.]

Богословы установили определенные правила, которых следует придерживаться при толковании писания Аллаха.

Толкователь аятов, прежде всего, должен обратиться к самому Корану, поскольку изложенное сжато в одном месте растолковано в другом, а рассказанное вкратце в одном месте подробно изложено в другом. В этой связи нельзя забывать о том, что среди коранических аятов есть общие и конкретные, безусловные и обусловленные, изложенные сжато и истолкованные, ясные по смыслу и иносказательные, нуждающиеся в толковании.

Примером аята с общим смыслом является высказывание Всевышнего: «Разведенные женщины должны выжидать в течение трех менструаций».[Сура «аль-Бакара», аят 228.] На первый взгляд, он распространяется на всех разведенных женщин, однако его смысл конкретизируется другим откровением: «О те, которые уверовали! Если вы вступаете в брак с верующими женщинами, а затем объявляете им развод до того, как вы коснулись их, то они не обязаны перед вами выжидать срок».[Сура «аль-Муджадала», аят 3.] В этом аяте исключение сделано для женщин, которые получили развод до того, как они разделили супружеское ложе со своими мужьями.

Примером безусловного аята являются слова Всевышнего: «Те, которые объявляют своих жен запретными для себя, а потом отрекаются от сказанного, должны освободить одного раба прежде, чем они прикоснутся друг к другу».[Сура «аль-Муджадала», аят 3.] В упомянутом здесь повелении освободить раба не оговаривается, о каких именно рабах идет речь, однако из другого аята ясно, что для искупления греха освобождать следует верующих невольников: «Если верующий был из враждебного вам племени, то надлежит освободить верующего раба».[Сура «аль-Джинн», аят 18.] Для правильного понимания и толкования безусловных аятов их обязательно следует рассматривать в контексте обусловленных аятов на эту тему.

В качестве примера изложенного сжато можно привести высказывание Всевышнего: «Совершайте намаз, выпла­чивайте закят и кланяйтесь вмес­те с кланяющимися».[Сура «аль-Джинн», аят 18.] Повеления совершать намаз и выплачивать закят включают в себя множество второстепенных предписаний, которые нуждаются в дополнительном разъяснении. В частности, не понятно, кому именно следует раздавать закят. Об этом сообщается в другом аяте: «Пожертвования предназначены для нищих и бедных, для тех, кто занимается их сбором и распределением, и для тех, чьи сердца хотят завоевать, для выкупа рабов, для должников, для расходов на пути Аллаха и для путников. Таково предписание Аллаха. Воистину, Аллах – Знающий, Мудрый».[Сура «аль-Джинн», аят 18.]

Аятов с ясным смыслом в Коране очень много. В качестве примера можно привести слова Всевышнего: «Мечети принадлежат Аллаху. Не взывайте же ни к кому наряду с Аллахом».[Сура «аль-Джинн», аят 18.] Эти слова не нуждаются в комментариях, и из них совершенно ясно, что творения не имеют права молить о помощи или спасении кого-либо, кроме Аллаха, потому что только Всемогущий Господь властен помочь рабу или наслать на него беду. Но есть немало аятов, которые нуждаются в пояснениях и комментариях. Выявление их, исследование их правильного смысла и разъяснение его на основании других священных текстов является одной из важнейших задач науки о толковании Корана.

Когда толкователь исчерпает этот метод, он должен обратиться к преданиям.

Толкование, дошедшее в преданиях, принимается безоговорочно, если оно восходит до пророка(саля ЛЛаху алейхи ва салам) Имам аш-Шафии говорил: «Любое суждение посланник Аллаха, e, высказывал на основе того, что он понял в Коране».[Сура «ан-Нахль», аят 64.] Пророк(саля ЛЛаху алейхи ва салам) разъяснял своим сподвижникам писание Аллаха и делал это, руководствуясь откровениями от Творца. Всевышний сказал: «А тебе Мы ниспослали Напоминание для того, чтобы ты разъяснил людям то, что им ниспослано, и для того, чтобы они призадумались».[Сура «ан-Нахль», аят 64.] Всевышний также сказал: «Мы ниспослали тебе Писание, дабы ты разъяснил им то, в чем они разошлись во мнениях, а также как руководство к прямому пути и милость для верующих людей».[Сура «ан-Нахль», аят 64.]

Однако толкователь должен уметь отличать достоверные и хорошие хадисы от слабых и выдуманных, потому что при толковании слов Аллаха можно опираться только на достоверные и хорошие сообщения. О роли пророческих хадисов в толковании Корана, если на то будет воля Аллаха, мы подробно поговорим в дальнейшем.

Если толкователь не находит ответа в хадисах или получает неполный ответ, то он обращается к высказываниям сподвижников, которые лучше всех понимали смысл откровений, знали обстоятельства ниспослания аятов и были свидетелями того, как посланник Аллаха(саля ЛЛаху алейхи ва салам)разъяснял Коран и претворял в жизнь его заповеди. Некоторые богословы даже отмечали, что толкование сподвижника, который был свидетелем ниспослания откровения, приравнивается к толкованию, восходящему до пророка(саля ЛЛаху алейхи ва салам) если это толкование связано с обстоятельствами ниспослания или чем-то подобным.

Многие авторитетные толкователи Корана часто прибегали к высказываниям сподвижников, которые зачастую отличаются лишь словами. Достоверно известные примеры разногласий являются, главным образом, различиями, но не противоречиями между мнениями сподвижников, хотя неосведомленные люди могут принять эти разногласия за противоречия. В действительности же каждый из сподвижников упоминал то значение, которое считал очевидным и наиболее подходящим для того, кто задавал ему вопрос. Один мог говорить о сути или подобиях обсуждаемого, а другой – о его качествах и результатах, хотя оба толкования трактуют текст в одном и том же смысле.

Передают, что Суфьян по этому поводу сказал: «В толковании Корана нет противоречий. Его слова лаконичны, но многозначны, и под ними может подразумеваться и то, и другое».[Об этом сообщили Саид б. Мансур, Ибн аль-Мунзир и аль-Бейхаки. См. Аш-Шаукани, «Фатх аль-Кадир», стр. 36.] Правдивость этого утверждения подтверждается и высказыванием славного сподвижника Абу ад-Дарды: «Ты не станешь сведущим в религии, пока не увидишь у Корана разные стороны».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 63-64.]

Говоря о согласовании различных толкований сподвижников, Ибн Теймиййа писал: «Есть два вида таких разногласий. Первый из них – это когда один объясняет смысл не теми словами, которыми его выражает другой, указывая на иной по сравнению со вторым оттенок значения в обозначаемом, при том что само обозначаемое остается тем же. Пример – толкование выражения «прямой путь». Одни говорят, что имеется в виду Коран, то есть следование ему, другие говорят – что Ислам. Оба мнения согласны в том, что исламская религия это и есть следование Корану, однако в каждом из них дается не то определение, что в другом. Кроме того, в слове «путь» можно усмотреть и третье определение, и четвертое. Например, некоторые говорили что это – Сунна и община, или что это – путь поклонения, или что это – повиновение Аллаху и Его посланнику. Все указывали на одну и ту же суть, но каждый описывал ее по-своему, выделяя какую-то присущую ей черту. Второй вид – это когда каждый толкователь приводит какую-то разновидность общего понятия в качестве примера, чтобы дать представление обо всем роде в целом, но отнюдь не определение, соответствующее по своему объему определяемому. Приведем в пример слова Всевышнего: «Потом Мы дали Писание в наследие тем из Наших рабов, которых Мы избрали. Среди них есть такие, которые несправедливы к самим себе, умеренные и опережающие других в добрых делах с дозволения Аллаха. Это и есть большая милость».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 63-64.] Известно, что «несправедливые к самим себе» – это те, кто отступает от повелений и нарушает запреты, «умеренные» – это те, кто исполняет повеления и соблюдает запреты, «опережающие» – это те, кто опережает других и помимо обязательных предписаний совершает другие добрые поступки. «Умеренные» – это «люди правой стороны», а «опережающие» – это «приближенные». Каждый толкователь упоминает это на примере какого-то из видов послушания. Например, одни говорят, что «опережающий» – это тот, кто приходит на намаз в самом начале отведенного для него времени, «умеренный» – тот, кто молится в пределах этого времени, а «несправедливый к самому себе» – тот, кто откладывает послеполуденный намаз до того времени, когда уже стемнеет. Другие же говорят, что «опережающий других в добрых делах» – это тот, кто раздает милостыню поверх обязательного закята, «умеренный» – тот, кто отдает только предписанное пожертвование, а «несправедливый к самому себе» – тот, кто вообще не дает пожертвования».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 63-64.]

Разногласия между мнениями сподвижников бывают и тогда, когда слово имеет два или более значений. Иногда в подобных случаях все упомянутые значения могут быть приемлемы, а иногда – нет. Некоторые склонны видеть несогласие сподвижников и в тех случаях, когда они выражали значения какого-то слова через близкие по смыслу слова. А вот серьезных противоречий относительно коранических аятов между ранними толкователями было немного.

В некоторых случаях один сподвижник по-разному толковал один и тот же аят. Такое возможно, например, если аят был ниспослан дважды, и в первый раз имелось в виду одно, а во второй – другое, либо когда оба значения слова-омонима подходят к контексту, либо когда слово имеет единое согласованное, но обобщенное значение, а ни одно из уточняющих разъяснений не является обязательным. Но бывает, что эти два мнения нельзя совместить, и если оба они одинаково сильны, то предпочтение следует отдать более позднему мнению, в противном случае следует принять более правильное.

Толкования некоторых аятов, упомянутые в высказываниях сподвижников и их последователей, иногда опираются на предания людей писания, то есть иудеев и христиан. На такие предания часто опирался Абдуллах б. Аббас, «первосвященник мусульманской общины». Среди последователей сподвижников знаниями о предыдущих священных писаниях обладал Кааб б. Мати аль-Химьяри, больше известный как Кааб аль-Ахбар. Известным знатоком иудейского предания и южно-аравийских хроник был выходец из Йемена Вахб б. Мунаббих.

Поскольку достоверность этих преданий невозможно установить, проанализировав цепочку их рассказчиков, богословы дают оценку преданиям людей писания по их содержанию, разделяя их на три группы. Те их преданий, которые совпадают со священными текстами Корана и Сунны, пересказываются богословами. Те из них, которые противоречат Корану и Сунне, полностью отвергаются ими. Если же они содержат сведения, которые нельзя подтвердить или опровергнуть аятами или хадисами, то богословы воздерживаются от их принятия или опровержения, поскольку в достоверном хадисе, переданном аль-Бухари со слов Абу Хурейры, сообщается, что пророк(саля ЛЛаху алейхи ва салам)сказал: «Не верьте людям писания, но и не отвергайте их повествования, а говорите: «Мы уверовали в Аллаха и в то, что нам ниспослано…»[Этот хадис передал Абу Давуд со слов Абу Хурейры. См. Аль-Албани, «Сахих аль-Джами ас-Сагир» (3131).]

Большинство преданий, относящихся к последней группе, не содержит знаний, которые могут принести практическую пользу, и поэтому между ними есть много противоречий. В качестве примера можно привести предания об именах отроков, заснувших в пещере, цвете их собаки или их числе; о том, из какого дерева был изготовлен посох Мусы; о названии птиц, которых Аллах оживил для Ибрахима; о части тела, которой Мусе было велено ударить покойника; о виде дерева, со стороны которого Аллах заговорил с Мусой, и многом другом. Как видно, знание таких подробностей не может принести пользы человеку ни в мирских, ни в религиозных делах, и по этой причине такие сведения не дошли до нас в пречистой Сунне. Тем не менее, пересказывать предания на такие темы со слов людей писания разрешается, не вступая при этом в споры с теми, кто пересказывает противоположные повествования. Упоминая о разногласиях между людьми писания относительно числа отроков, заснувших в пещере, Всевышний сказал: «Одни говорят, что их было трое, а четвертой была собака. Другие говорят, что их было пятеро, а шестой была собака. Так они пытаются угадать сокровенное. А другие говорят, что их было семеро, а восьмой была собака. Скажи: «Моему Господу лучше знать об их числе. Это неизвестно никому, кроме немногих». Препирайся относительно них только открыто и никого из них не спрашивай о них».[Этот хадис передал Абу Давуд со слов Абу Хурейры. См. Аль-Албани, «Сахих аль-Джами ас-Сагир» (3131).] Такой мудрый подход позволяет избежать бесполезной полемики и учит мусульман не обращаться с подобными вопросами к людям писания, потому что они сами не знают правильного ответа на такие вопросы.

Несмотря на все сказанное, некоторые богословы считали, что при толковании Корана вообще не следует опираться на предания людей писания, поскольку их достоверность сомнительна. Шейх ас-Саади в своем толковании писал: «Следует отметить, что многие толкователи Корана часто пересказывали на страницах своих произведений предания сынов Исраила. Совмещая их с кораническими аятами, они сделали из евреизмов толкование писания Аллаха. При этом они опирались на высказывание пророка Мухаммада, который сказал: «Рассказывайте от имени сынов Исраила, и в этом нет ничего предосудительного».[Этот хадис передал Абу Давуд со слов Абу Хурейры. См. Аль-Албани, «Сахих аль-Джами ас-Сагир» (3131).]

Однако я считаю, что предания сынов Исраила разрешается рассказывать в отдельности, не связывая их с мусульманскими священными текстами и не совмещая их с писанием Аллаха, поскольку толковать писание Аллаха можно только на основании достоверных хадисов пророка Мухаммада. Что же касается евреизмов, то в достоверном хадисе говорится: «Не верьте людям писания, но и не отвергайте их повествования». И если достоверность евреизмов вызывает сомнение, тогда как мусульманская религия обязывает каждого человека уверовать в текст и смысл священного Корана, не подвергая их даже малейшему сомнению, то запрещается понимать коранические откровения на основании этих преданий, переданных неизвестными рассказчиками, тем более что большинство их представляется недостоверными. Толкование священного Корана не должно вызывать сомнений, однако некоторые богословы не придали этому значения, и евреизмы попали в толкования Корана. Помочь же найти прямой путь может только Аллах».[Сура «аш-Шуара», аят 195.]

Так же критично богословы относятся и к толкованиям, переданным от некоторых из последователей, особенно, если они были известны своими познаниями в области предыдущих небесных писаний. Толкования сподвижников принимаются с большей готовностью, чем переданное от последователей, поскольку вероятность того, что сподвижник слышал данное толкование непосредственно от пророка, e, или от того, кто слышал это от него, больше. Кроме того, сподвижники пересказывали предания людей писания меньше, чем их последователи и последующие поколения комментаторов.

В то же время комментарии таких ученых, как Муджахид б. Джабр, Саид б. Джубейр, Икрима, Ата б. Абу Рабах, аль-Хасан аль-Басри, Масрук б. аль-Аджда, Саид б. аль-Мусаййаб, Абу аль-Алийа, ар-Раби б. Анас, Катада, ад-Даххак б. Мазахим, считаются авторитетными и заслужили признание богословов. Суфьян ас-Саури даже сказал: «Если до тебя дошло толкование от Муждахида, то этого тебе достаточно».[Сура «аш-Шуара», аят 195.]

При разъяснении смысла откровений также необходимо опираться на каноны классического арабского языка, поскольку язык Корана – ясный арабский язык. Всевышний сказал: «Оно ниспослано на ясном арабском языке».[Сура «аш-Шуара», аят 195.]

Аль-Бейхаки в книге «Шуаб аль-Иман» передал слова имама Малика: «Если ко мне приводили человека, который толковал писание Аллаха, не будучи знатоком диалектов арабов, я каждый раз его примерно наказывал».

Наряду с этим толкователь должен опираться на требования контекста и шариата в целом. Именно это имел в виду пророкЭтот хадис передал аль-Бухари. См. Ибн Хаджар, «Фатх аль-Бари», т. 1, стр. 223.когда помолился за Ибн Аббаса и сказал: «О Аллах, научи его писанию».[Этот хадис передал аль-Бухари. См. Ибн Хаджар, «Фатх аль-Бари», т. 1, стр. 223.] Это же имел в виду Али б. Абу Талиб, когда давал наставления Ибн Аббасу, отправляя его к хариджитам: «Не препирайся с ними на основании Корана, потому что он имеет разные стороны, но препирайся с ними на основании Сунны». Ибн Аббас ответил: «Я знаю писание Аллаха лучше них». Тогда Али добавил: «Верно, но Коран можно истолковать, и он имеет разные стороны».[Этот хадис передал Ибн Саад. См. Аш-Шаукани, «Фатх аль-Кадир», стр. 36.]

Этих правил придерживаются богословы, которые истолковывают коранические аяты на основании хадисов и преданий, дошедших от ранних мусульманских богословов. Однако некоторые комментаторы Корана строят свои толкования на основе умозаключений, которые зачастую оказываются ошибочными. У приверженцев этого направления можно наблюдать две основные тенденции. Одни вначале устанавливают положения, а затем пытаются подогнать под них коранические откровения. Придерживаясь своих собственных воззрений, они пренебрегают тем, что на самом деле выражают или обозначают откровения. Другие же толкуют Коран, исходя из его возможного лексического значения, не учитывая ни того, Кто изрек Коран, ни того, кому он был ниспослан, ни того, к кому он был обращен. Предметом их рассуждений являются только слова и то, что араб может ими выразить, и поэтому они высказывают суждения, противоречащие как некоторым шариатским принципам, так и контексту коранических аятов. Однако эти последние так же часто ошибаются в определении значения, которое может выражать слово, как и первые. Безусловно, ни религиозные воззрения, ни толкования богословов, опирающихся на собственные умозаключения, не находят подтверждения в достоверных хадисах и высказываниях сподвижников. Они являются ошибочными и еретическими, хотя среди этих ученых были и такие, которые прекрасно владели арабским языком и некоторыми шариатскими дисциплинами. Это можно сказать о таких комментаторах, как Абу Бакр Ибн Кейсан (умер ок. 840 г.), Абу Али аль-Джуббаи (умер в 916 г.), Абд аль-Джаббар аль-Хамазани (умер в 1025 г.), Абу аль-Хасан ар-Руммани (умер в 994 г.).

Авторитетные мусульманские богословы не позволяли комментировать Коран, опираясь на собственные умозаключения и самостоятельное суждение, не основываясь на хадисы и предания.[Сура «аль-Исра», аят 36.]

Всевышний сказал: «Не следуй тому, чего ты не знаешь. Воистину, слух, зрение и сердце – все они будут призваны к ответу».[Сура «аль-Исра», аят 36.]

Говоря же о сатане, Аллах сказал: «Воистину, он велит вам творить зло и мерзость и наговаривать на Аллаха то, чего вы не знаете».[Сура «аль-Бакара», аят 169.]

А в хадисе, переданном Абу Давудом, ат-Тирмизи и ан-Насаи со слов Джундуба, говорится: «Кто высказал о Коране собственное мнение и был прав, тот все равно ошибся».[Слабый хадис. См. Аль-Албани, «Даиф аль-Джами ас-Сагир» (5736).]

В другом же хадисе, рассказанном со слов Ибн Аббаса, говорится: «Кто рассуждает о Коране, не имея знания, тот будет посажен на сидение из Огня». Этот хадис передал ат-Тирмизи.[Сура «ан-Нахль», аят 44.]

Аль-Бейхаки писал: «Этот хадис является предметом споров, и лучше всего об этом известно Аллаху. Если он передан верно, то тогда высказавший свое мнение о Коране, сбился с пути. Правильный путь состоит в том, чтобы при толковании слов Корана обращаться к языковедам, а в изучении отменяющих и отмененных аятов, обстоятельств ниспослания и требуемого для изъяснения этого – к преданиям сподвижников, которые были свидетелями ниспослания Корана и передали из Сунны пророка, e, то, что разъясняет нам писание Всевышнего. Всевышний сказал: «А тебе Мы ниспослали Напоминание для того, чтобы ты разъяснил людям то, что им ниспослано, и для того, чтобы они призадумались».[Сура «ан-Нахль», аят 44.]  Разъясненное самим законодателем достаточно потом просто упомянуть. Над тем же, что не разъяснено им, размышляют ученые мужи, используя то, что разъяснено, как аргумент в толковании того, что не разъяснено».

Аль-Бейхаки также сказал: «Возможно, смысл этого хадиса в том, что если человек, не постигший основных и второстепенных религиозных наук, высказывает свое мнение о Коране и оно совпадает с тем, что правильно, то такое совпадение, не основанное на знании, не достойно похвалы».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 71-72.]

Аль-Маварди сказал: «Кое-кто из людей богобоязненных понимал этот хадис буквально и воздерживался от того, чтобы углубляться в смыслы Корана путем самостоятельного исследования, даже если для этого имелись свидетельства, и свидетельства эти не противоречили прямому смыслу текста. Однако это – отступление от намеченного нами пути в познании Корана и углубления в его установления.

Всевышний сказал: «Если бы они обратились с ним к посланнику и обладающим влиянием среди них, то его от них узнали бы те, которые могут исследовать его. Если бы не милость и милосердие Аллаха к вам, то вы, за исключением немногих, последовали бы за сатаной».[Сура «ан-Ниса», аят 83.]

Будь такой человек прав, он никогда не сумел бы углубиться в смысл и ничего не понял бы в большей части писания Аллаха. Если этот хадис верен, то его надо истолковывать так: кто рассуждает о Коране лишь на основании собственного мнения и касается лишь слов и оказывается прав, тот сбился с пути, а его правота – чистая случайность. Иначе говоря, этот хадис направлен против безосновательного мнения, не подкрепленного свидетельствами.

В хадисе, переданном Абу Нуеймом со слов Ибн Аббаса, говорится: «Коран смиренен и имеет разные лики. Поворачивайте его к себе лучшим из его ликов».

Слово «смиренен» может иметь двоякий смысл: один – что Коран повинуется тем, кто выучил его и чьи языки произносят его, другой – что он сам разъясняет свои значения, чтобы до них могли дойти умы изучающих его.

Слова «и имеет разные лики» тоже могут иметь двоякий смысл: один – что в словах Корана заключены разные возможные истолкования, другой – что в нем собраны разные виды повелений, запретов, побуждений, устрашений и заповедей.

Слова «поворачивайте его к себе лучшим из его ликов» тоже могут иметь двоякий смысл: один – истолковывайте Коран согласно лучшему из возможных значений, другой – из того, что в нем, призывы лучше, чем послабления, а прощение лучше, чем отмщение.

В этом хадисе есть явное указание на допустимость углубления и самостоятельного изучения в отношении писания Всевышнего».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 72-73.]

Однако толкователи должны остерегаться углубления в смысл иносказательных аятов, не опираясь на ясные по смыслу аяты и хадисы. Имам аш-Шафии сказал: «Толковать иносказательные аяты можно только на основании Сунны посланника Аллаха, e, или сообщения от одного из сподвижников, или единого мнения богословов».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 86.]

Всевышний сказал: «Он – Тот, Кто ниспослал тебе Писание, в котором есть ясно изложенные аяты, состав­ляющие мать Писания, а также другие аяты, являющиеся иносказательными. Те, чьи сердца укло­няются в сторону, следуют за иносказательными аятами, желая посеять смуту и добиться толко­вания, хотя толкования этого не знает никто, кроме Аллаха. А обладающие основательными зна­ниями говорят: «Мы уверовали в него. Все это – от нашего Госпо­да». Но поминают назидание только обладающие разумом».[Сура «Аль Имран», аят 7.]

Шейх ас-Саади в толковании этого аята писал: «Всевышний сообщил о своем величии и своей совершенной власти и самодостаточности. Он один ниспослал это великое писание, которое превосходит все другие писания своими мудрыми наставлениями, красноречивыми откровениями, лаконичными повествованиями и полезными предписаниями. Среди аятов этого писания есть такие, которые обладают ясным смыслом и которые невозможно истолковать вопреки этому смыслу, и такие, которые являются иносказательными и могут иметь сразу несколько толкований. Определить же достоверность этих толкований можно только при сопоставлении их с ясно изложенными аятами.

Люди, сердца которых поражены недугом, которые уклоняются от истины по причине своих дурных намерений, следуют за иносказательными аятами и используют их для обоснования своих ошибочных высказываний и порочных воззрений. Тем самым они распространяют смуту, искажают писание Аллаха и толкуют его в угоду своим желаниям. Они скитаются в заблуждении и вводят в заблуждение окружающих. Что же касается правоверных, которые обладают основательными познаниями, сердца которых проникнуты знаниями и убежденностью, которые творят праведные поступки и принимают мудрые решения, то они твердо верят в то, что священный Коран целиком ниспослан от Аллаха и что все ясные и иносказательные аяты являются истинными и не могут противоречить друг другу.

Они знают, что смысл ясно изложенных аятов не вызывает никаких сомнений и сопоставляют его с толкованиями иносказательных аятов, которые приводят в замешательство тех, кто не обладает совершенными познаниями и мудростью. Благодаря сопоставлению ясных и иносказательных аятов все коранические откровения становятся им предельно ясны, и поэтому они признают священный Коран целиком и полностью. Однако эти полезные познания приобретают только благоразумные мужи, которые способны правильно мыслить и размышлять.

Из всего сказанного следует, что умение сопоставлять ясные и иносказательные аяты является особенностью благоразумных людей, тогда как следование за иносказательными аятами является отличительным признаком тех, кто исповедует ошибочные воззрения, не способен здраво мыслить и имеет дурные намерения.

Затем Аллах сообщил, что толкование таких аятов не знает никто, кроме Него. Такой перевод является правильным, если под толкованием подразумевается всестороннее познание истины и постижение самых глубоких значений откровения, поскольку такими познаниями действительно обладает только Аллах. Если же под толкованием подразумевается смысл откровения, то правильнее было бы перевести этот аят следующим образом: «Те, чьи сердца укло­няются в сторону, следуют за иносказательными аятами, желая посеять смуту и добиться толко­вания, хотя толкования этого не знает никто, кроме Аллаха и обладающих основательными знаниями». Это является похвалой в адрес богословов, обладающих основательными познаниями и способных правильно понимать как ясные, так и иносказательные тексты Корана и Сунны».[Ас-Саади, «ат-Тайсир аль-Карим ар-Рахман», стр. 101-102.]

Ранние мусульмане боялись высказываться о Коране, если они не имели твердых знаний, полученных от своих праведных учителей. Комментировать Коран, не имея свидетельств и аргументов, означает ходить по краю пропасти или даже возводить навет на Аллаха. А ведь в священном Коране говорится: «Почему же они не приводят в пользу этого ясного довода? Кто может быть несправедливее того, кто возводит навет на Аллаха?»[Сура «аль-Кахф», аят 15.] Всевышний также сказал: «Если они не привели свидетелей, то перед Аллахом они являются лжецами».[Сура «Аль Имран», аят 187.]

Имам Малик передал хадис о том, что, когда Саида б. аль-Мусаййаба спрашивали про Коран, он отвечал: «Мы ничего не говорим про Коран». Передают также, что Йахйа б. Саид рассказывал, что Саид б. аль-Мусаййаб говорил про Коран только то, что известно. Передают также, что Йазид б. Абу Йазид рассказывал: «Когда мы спрашивали Саида б. аль-Мусаййаба про запрещенное и дозволенное, он был самым знающим из людей. Когда же мы спрашивали его про Коран, он умолкал, словно он ничего не слышал».

Ибн Джарир передал слова Убейдуллаха б. Умара: «Я встречался с законоведами Медины, и они относили высказывания о толковании к великим грехам. Это были Салим б. Абдуллах, аль-Касим б. Мухаммад, Саид б. аль-Мусайаб и Нафи».

Передают, что аш-Шааби опасался комментировать аяты и говорил: «Клянусь Аллахом, нет такого аята, о котором я бы не спросил, но ведь это – рассказ о Великом и Могучем Аллахе». Передают также, что Масрук говорил: «Опасайтесь толкования, потому что это – рассказ от имени Аллаха».

Передают, что Мухаммад б. Сирин рассказывал: «Я спросил Убейду ас-Салмани про один аят из Корана, на что он ответил: «Тех, которые знали, о чем был ниспослан Коран, уже нет. Посему бойся Аллаха и будь праведным!»

Поясняя эти сообщения, имам Ибн Касир сказал: «Эти достоверные сообщения и похожие на них высказывания ранних мусульманских имамов означают, что они опасались комментировать Коран, если не имели об этом знаний. Но если кто-либо говорит о том, что ему известно из арабского языка или шариата, то в этом нет ничего предосудительного. Поэтому от этих и других ученых передаются различные толкования, и между их толкованиями и их такими высказываниями нет никаких противоречий. Они говорили то, что знали, и молчали тогда, когда не знали, и поступать так обязан каждый. Ты обязан молчать тогда, когда у тебя нет знания, и ты обязан говорить, когда у тебя спрашивают о том, что тебе известно, потому что Всевышний сказал: «Вы обязательно будете разъяснять его людям и не будете скрывать его»,[Сура «Аль Имран», аят 187.] и потому что в хадисе, переданном через несколько цепочек рассказчиков, говорится: «Если у кого-либо просят знания, и он скрывает их, то в день воскресения Аллах наденет на него узду из Огня».[Этот хадис передали Ахмад, Абу Давуд, ат-Тирмизи, Ибн Маджа и аль-Хаким со слов Абу Хурейры. См. Аль-Албани, «Сахих аль-Джами ас-Сагир» (6284).], [Ибн Касир, «Тафсир аль-Куран аль-Азым», т. 1, стр. 12.]

В этой связи следует знать, что богословы разделяли коранические знания на четыре уровня. Ибн Джарир передал слова Ибн Аббаса: «Толкование имеет четыре раздела. Первый известен арабам из их речи. Второй понятен даже невеждам. Третий знают ученые. А четвертый не знает никто, кроме Всевышнего, а тот, кто претендует на знание его наряду с Всевышним, тот – лжец».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 79.]

Совершенно очевидно, что известное арабам относится к области языкознания, лексики, словообразования. Что касается понятного невеждам, то речь идет о ясных коранических аятах о единобожии и основах религии, где каждое слово имеет одно, притом ясное значение. Что касается известного ученым, то сюда относится выведение религиозных предписаний, разъяснение изложенного кратко, уточнение выраженного в общем смысле и т.д. Что же касается известного только Аллаху, то это относится к сокровенному знанию, толкованиям слова «дух», разрозненным буквам и т.п.

Толкование скрытого смысла Корана

Приверженцы некоторых течений, относящих себя к Исламу, при толковании коранических откровений ищут в них скрытый смысл, не совпадающий с их очевидным смыслом или даже противоречащий ему. В мусульманском богословии таких людей принято называть батинитами. Это название произошло от арабского слова «батин», означающего «сокрытый», «внутренний».

Выдающийся комментатор Корана и законовед ханифитского толка Абу Хафс ан-Насафи сказал: «Тексты толкуются по их явному смыслу, и отход от него в сторону значений, о которых говорят батиниты, является безбожной ересью».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 86.]

Ат-Тафтазани же сказал: «Батинитов можно назвать еретиками за то, что они утверждают, что тексты не следует толковать по их явному смыслу, что у них есть скрытый смысл, который знает только посвященный. Их целью при этом – полное отрицание шариата». Он же сказал: «Совсем другое – утверждения некоторых истинных ученых, что тексты толкуются по их явному смыслу, но вместе с тем содержат скрытые намеки, указывающие на тонкости, которые открываются людям, живущим правильно, и что можно согласовать эти тонкости с явным смыслом, содержащимся в тексте. В этом – полнота веры и неподдельное знание».[ Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 87.]

Это подтверждается словами Ибн Аббаса, переданным Ибн Абу Хатимом через ад-Даххака: «В Коране есть стороны и искусства, явные и скрытые. Их чудесам нет конца, и предела их не достичь. Кто углубляется в них осторожно, спасется, а кто обходится с ними грубо, погб.ет. Сюда относятся предания, притчи, запретное и дозволенное, отменяющее и отмененное, ясное и запутанное, явное и сокрытое. Внешняя сторона Корана – чтение, а внутренняя – истолкование. Ученые сидят над Кораном, а глупцы сторонятся его».

Ибн Саб сообщил, что Абу ад-Дарда говорил: «Не научится человек полноте знания, пока не увидит многозначности Корана». Ибн Масуд же говорил: «Кто хочет науки первых и последних поколений, тот пусть побеспокоит Коран».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 88-89.]

Ибн Абу Джамра рассказывал, что Али б. Абу Талиб сказал: «Если бы я захотел нагрузить семьдесят верблюдов толкованием «Матери Писания», я бы смог это сделать».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 92.]

Аз-Заркаши писал: «Это свидетельствует, что понимание смыслов Корана – это широкое поле и необозримый простор, что переданное из явного толкования – не предел постижения Корана. Передача и слушание необходимы для толкования явного, чтобы избежать возможных ошибок. После этого идет расширение и углубление понимания. Не позволительно пренебрегать изучением явного толкования, оно обязательно как начальный этап, ибо нет надежды проникнуть в скрытое прежде заповедей явного. Тот, кто претендует на понимание тайн Корана и при этом не является знатоком явного толкования, похож на человека, который утверждает, что он уже достиг центра дома, хотя еще не вошел в дверь».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 89.]

Роль хадисов в толковании Корана

Из предыдущих глав ясно, что в основе толкования священного Корана лежит традиция. Такой вывод справедлив уже потому, что Сунна является второй частью откровения, ниспосланного пророку Мухаммаду(саля ЛЛаху алейхи ва салам). Она несет в себе божественное разъяснение того, что ниспослано в Коране, и необходима для его правильного понимания. Всевышний сказал о Коране: «Нам надлежит собрать его и прочесть. Когда же Мы прочтем его, то читай его следом. Нам надлежит разъяснять его».[Сура «аль-Кийама», аяты 17-19.]

Аллах разъяснил Коран, и Его посланник, e, донес это разъяснение до своих последователей. Аль-Аузаи рассказывал, что Хассан б. Атиййа говорил: «Джибрил приносил посланнику Аллаха, e, Сунну, подобно тому, как он приносил Коран. Сунна комментирует Коран».[Ибн Муфлих, «аль-Адаб аш-Шаръийа», т. 1, стр. 736.] Поэтому каждый мусульманин нуждается в знании того, как пророк, e, понимал небесное откровение, комментировал его и претворял в жизнь его заповеди и предписания. Более того, он обязан руководствоваться этим знанием, ибо только так можно пройти прямым путем и снискать благоволение Аллаха. Всевышний сказал: «Берите же то, что дал вам посланник, и сторонитесь того, что он запретил вам. Бойтесь Аллаха, ведь Аллах суров в наказании».[Сура «аль-Хашр», аят 7.]

Отворачиваются от наставлений и разъяснений пророка(саля ЛЛаху алейхи ва салам) только заблудшие, которые отказываются идти его светлой стезей, хотя не способны выйти к свету самостоятельно. Аййуб ас-Сахтайани говорил: «Если человеку рассказывают о Сунне, а он говорит: «Прекрати! Расскажи нам лучше о Коране», – то знай, что он впал в заблуждение и вводит в него других».[Ибн Муфлих, «аль-Адаб аш-Шаръийа», т. 1, стр. 736.]

Ислам не различает между велениями Аллаха и Его посланника, e, потому что пророк Мухаммад, e, ничего не решал без повеления своего Господа. Поэтому правоверный обязан полностью покориться их воле и быть убежденным в справедливости их решения и суждения. Коран гласит: «Для верующего мужчины и верующей женщины нет выбора при принятии ими решения, если Аллах и Его посланник уже приняли решение. А кто ослушается Аллаха и Его посланника, тот впал в очевидное заблуждение».[Сура «аль-Ахзаб», аят 36.]

Это значит, что между решениями и словами Аллаха и Его посланника(саля ЛЛаху алейхи ва салам) не может быть никаких противоречий. Имам аш-Шафии говорил: «Хадис не может противоречить Корану, но может разъяснять его смысл, который бывает конкретным или общим, отменяющим или отмененным».[Ибн Муфлих, «аль-Адаб аш-Шаръийа», т. 1, стр. 737.]

Эту важную роль хадисов признают все праведные богословы, как ранние, так и поздние. Йахйа б. Абу Касир говорил: «Сунна выносит вердикт о Коране, а Коран не выносит вердикта о Сунне». Аль-Аузаи говорил: «Коран нуждается в Сунне, а Сунна не нуждается в Коране».[Ибн Муфлих, «аль-Адаб аш-Шаръийа», т. 1, стр. 736.]

Подобных высказываний много, и все они свидетельствуют о важной роли Сунны в понимании истинного смысла Божьих откровений. Эта роль не ограничивается только толкованием аятов, и классифицировать ее можно следующим образом:

1. Сунна подтверждает Коран

Поскольку первоисточником коранических аятов и хадисов пророкаСура «аль-Араф», аят 31. было откровение, эта роль Сунны совершенно очевидна. Многие достоверные хадисы совпадают по смыслу с кораническими аятами и подтверждают их. В качестве примера можно привести высказывание Всевышнего: «О сыны Адама! Облекайтесь в свои украшения при каждой мечети. Ешьте и пейте, но не будьте расточительны, ибо Он не любит расточительных».[Сура «аль-Араф», аят 31.] Его смысл предельно ясен и подтверждается словами пророка, e: «Ешь, пей, одевайся и раздавай милостыню, но делай это без расточительства и высокомерия».[Этот хадис передали Абу Давуд и Ахмад. См. Ибн Хаджар, «Достижение цели в уяснении священных текстов, на которые опирается мусульманское право», стр. 572.]

2. Сунна истолковывает Коран

Пророк МухаммадСура «аль-Араф», аят 31. истолковал для своих сподвижников многие коранические аяты, и его комментарии были доподлинно зафиксированы в Сунне. Один из таких комментариев упоминается в хадисе Масрука, который рассказывал, что они спросили Абдуллаха б. Масуда о значении аята: «Никоим образом не счи­тай мертвыми тех, которые были убиты на пути Аллаха. Нет, они живы и получают удел у своего Господа».[ Сура «Аль Имран», аят 169.] Абдуллах сказал: «Мы тоже спросили об этом посланника АллахаСура «аль-Араф», аят 31. и он сказал: «Их души находятся внутри зеленых птичек, у которых есть фонари, привязанные к Трону. Они кормятся в Раю, где пожелают, а затем возвращаются к этим фонарям. Однажды Аллах посмотрел на них и сказал: «Желаете ли вы чего-нибудь?» Они ответили: «Чего еще мы можем желать, если мы кормимся в Раю, где пожелаем?» Аллах повторил это трижды, и когда им стало ясно, что они непременно должны попросить о чем-либо, они сказали: «Господи, мы хотим, чтобы Ты вернул наши души в тела, чтобы мы еще раз были убиты на Твоем пути». Только тогда, когда Он увидел, что они ни в чем больше не нуждаются, они были оставлены в покое».[ Этот хадис передали Муслим, ат-Тирмизи и Ибн Маджа. См. Ан-Навави, «Шарх Сахих Муслим», т. 7, стр. 37-38.]

3. Сунна комментирует обстоятельства ниспослания

Знание обстоятельств ниспослания аятов крайне важно для правильного понимания текста, однако это совершенно невозможно без обращения к хадисам посланника Этот хадис передали Муслим, ат-Тирмизи и Ибн Маджа. См. Ан-Навави, «Шарх Сахих Муслим», т. 7, стр. 37-38.. Примеров этому можно привести много, но мы ограничимся упоминанием лишь одного из них. Господь запретил верующим подвергать себя опасности и сказал: «Делайте пожертвования на пути Аллаха и не обрекайте себя на гибель».[Сура «аль-Бакара», аят 195.]  Мусульмане, не знавшие обстоятельств ниспослания этого аята, сделали из него неправильный вывод, несмотря на то, что они обучались у сподвижников и прекрасно владели арабским языком. Передают, что Аслам б. Йазид рассказывал, что во время сражения за Константинополь римские воины выстроились в огромный ряд и двинулись на мусульман. Один из мусульман набросился на римских воинов и оказался посреди них, после чего, не оборачиваясь, вернулся в строй мусульман. Люди закричали: «Пречист Аллах! Да ведь он подверг себя опасности!» Тогда Абу Аййуб аль-Ансари, да будет доволен им всевышний Аллах, сказал: «О люди! Вот как вы поняли этот аят, а ведь он был ниспослан по поводу нас, ансаров. Когда Аллах прославил свою религию и приумножил число ее сторонников, мы начали втайне говорить друг другу: «Мы лишились былого богатства. Неплохо было бы остаться дома и привести в порядок упущенные дела!» Тогда Всевышний Аллах ниспослал этот аят. Опасность для нас представляло желание отсидеться дома».[Этот хадис передали Абу Давуд, ат-Тирмизи и ан-Насаи, причем ат-Тирмизи, Ибн Хиббан и аль-Хаким назвали его достоверным. См. Ибн Хаджар, «Достижение цели в уяснении священных текстов, на которые опирается мусульманское право», стр. 509-510.]

4. Сунна разъясняет изложенное сжато

Многие коранические аяты изложены сжато и нуждаются в разъяснении. Эти разъяснения могут касаться указания на одно из возможных толкований, на определение качественных или количественных характеристик предписания. Пророк(саля ЛЛаху алейхи ва салам) разъяснил своим последователям все основные и второстепенные предписания религии либо словами, либо поступками, либо словами и поступками вместе. В качестве примера можно привести хадис Абдуллаха б. Умара о том, что пророк, e, сказал: «Если растения питаются дождевой водой, водой источников или подземными водами, то выплачивается одна десятая часть урожая, если же они орошаются при помощи рабочих верблюдов или другим путем, то выплачивается половина одной десятой».[Этот хадис передал аль-Бухари. См. Ибн Хаджар, «Достижение цели в уяснении священных текстов, на которые опирается мусульманское право», стр. 240.] Этот хадис разъясняет многие изложенные сжато аяты с повелением выплачивать закят, например, слова Всевышнего: «Совершайте намаз, выпла­чивайте закят и кланяйтесь вмес­те с кланяющимися».[Сура «аль-Бакара», аят 43.] Своими поступками пророк(саля ЛЛаху алейхи ва салам) также разъяснял мусульманам, как следует выполнять повеления Аллаха, касающиеся совершения намаза, паломничества и прочих обрядов религии, поскольку в Коране все эти повеления изложены сжато.

5. Сунна конкретизирует общее

Коранические повествования и предписания зачастую имеют общий, неограниченный смысл, который конкретизируется и ограничивается достоверными хадисами. Законоведы считают, что если тексты Корана и Сунны имеют общий смысл, то руководствоваться им обязательно до тех пор, пока другие священные тексты не конкретизируют их смысл. В то же время, если откровение с общим смыслом было ниспослано по какому-либо конкретному поводу, то руководствоваться следует его общим смыслом, поскольку выводы определяются смыслом откровения, а не конкретным поводом его ниспослания. Эти довольно сложные для непросвещенного читателя принципы лежат в основе мусульманского законоведения и ясно свидетельствуют о важной роли Сунны в уяснении общего и конкретного в Коране. В подтверждение этого приведем пример. Всевышний сказал: «Аллах заповедует вам отно­сительно ваших детей: мужчине достается доля, равная доле двух женщин».[Сура «ан-Ниса», аят 11.] Этот аят, смысл которого, на первый взгляд, распространяется на всех людей, конкретизируется восходящим хадисом Усамы б. Зейда, в котором говорится: «Мусульманин не может наследовать имущество неверующего, и неверующий не может наследовать имущество мусульманина».[Этот хадис передали аль-Бухари и Муслим. См. Ибн Хаджар, «Достижение цели в уяснении священных текстов, на которые опирается мусульманское право», стр. 378.]

6. Сунна обусловливает безусловное

Безусловными называются священные тексты, указывающие на существующее обстоятельство, не устанавливая дополнительных условий. Они отличаются от текстов с общим смыслом тем, что последние указывают на общий смысл в целом, а не на конкретное существующее обстоятельство. Если тексты Корана и Сунны содержат обусловленное и безусловное предписание, то их необходимо совместить, руководствуясь при этом обусловленным предписанием. Например, кораническое повеление очищаться песком гласит: «Если же вы больны или находитесь в путешествии, если кто-либо из вас пришел из убор­ной или если вы имели близость с женщинами, и вы не нашли воды, то направьтесь к чистой землей и оботрите ваши лица и руки».[Сура «ан-Ниса», аят 43.] В нем не оговаривается, какую именно часть руки следует обтирать, однако это обуславливается в хадисе Аммара б. Йасира о том, что посланник Аллаха, e, «ударил ладонями о землю, а затем подул на них и обтер ими лицо и кисти рук».[Этот хадис передал аль-Бухари. См. Ибн Хаджар, «Фатх аль-Бари», т. 1, стр. 574.]

7. Сунна отменяет более ранние предписания

По мнению многих богословов, некоторые из хадисов пророка(саля ЛЛаху алейхи ва салам) аннулировали коранические предписания. С этим не соглашались аш-Шафии, Ахмад и некоторые другие богословы, считая такой вид отмены предписаний невозможным. Шейх Мухаммад б. Салих аль-Усеймин упомянул этот вид отмены предписаний, но отметил, что не нашел в подтверждение его примера, который был бы бесспорным.[Ибн аль-Усеймин, аль-Фаузан, «Мин Расаиль ад-Дава ас-Салафиййа», т. 2, стр. 349.] Другие законоведы считали, что примером этого может служить отмена высказывания Всевышнего: «Когда смерть приближается к кому-либо из вас и он оставляет после себя добро, то ему предписано оставить завещание родителям и ближайшим родственникам на разумных условиях. Такова обязанность богобоязненных».[Сура «аль-Бакара», аят 180.] В хадисе, переданном Ибн Маджой со слов Анаса б. Малика, сообщается, что пророк(саля ЛЛаху алейхи ва салам) сказал: «Воистину, Аллах отдал каждому то, что ему полагается, и нельзя составлять завещание в пользу наследников».[Аль-Албани, «Сахих аль-Джами ас-Сагир» (1788).] Этот хадис является достоверным, однако он не может служить ярким примером упомянутой нами роли хадисов, поскольку многие комментаторы считали, что аят из суры «аль-Бакара» был отменен несколькими аятами о порядке наследования из суры «ан-Ниса».

8. Сунна делит основные предписания на второстепенные

Известно, что шариатские предписания делятся на основные и второстепенные. Многие второстепенные предписания, имеющие отношение к основным кораническим заповедям, упоминаются в Сунне. Например, в кораническом аяте говорится: «Не пожирайте незаконно между собой своего имущества».[ Сура «аль-Бакара», аят 188.] Шейх ас-Саади в толковании этого аята писал: «Аллах запретил мусульманам незаконно пожирать чужое имущество, однако назвал его их собственным имуществом, поскольку мусульманину полагается желать своему брату то, что он желает себе самому, и относиться к его имуществу так, как он относится к своему собственному имуществу. Кроме того, если человек незаконно присваивает чужое имущество, то угнетенные люди впоследствии не упустят возможности посягнуть на его собственность. Приобретать имущество можно либо законным, либо незаконным путем, однако запрещено только незаконное присвоение чужого имущества, и поэтому Всевышний Аллах конкретизировал этот запрет. Он распространяется на вымогательство силой, воровство, присвоение имущества, вверенного на хранение или взятого на временное пользование, и прочие формы покушения на чужую собственность. Этот запрет также распространяется на ростовщичество, азартные игры и другие виды запрещенных сделок, поскольку при таких сделках человек приобретает имущество недозволенным образом. Этот запрет также распространяется на мошенничество при купле или продаже, сдачи имущества в аренду и других подобных сделках. Он также распространяется на использование рабочих и незаконное присвоение их заработка или получение материального вознаграждения за работу, которая не выполнена надлежащим образом. Он также распространяется на получение материального вознаграждения за совершение обрядов поклонения, которые считаются недействительными, если они не посвящены одному Всевышнему Аллаху. Он также распространяется на присвоение обязательных и необязательных пожертвований, вакуфного имущества или наследства людьми, которые не имеют право на это имущество или имеют на него право в меньших размерах. Все перечисленные случаи являются различными проявлениями незаконного присвоения чужого имущества, каждое из которых категорически запрещено при любых обстоятельствах».[Ас-Саади, «Тайсир аль-Карим ар-Рахман», стр. 70.]

Большинство из приведенных примеров нашло отражение в хадисах, что является ярким примером того, как Сунна делит основные коранические предписания на множество второстепенных.

9. Сунна дополняет Коран

Эта функция хадисов посланника(саля ЛЛаху алейхи ва салам) еще раз доказывает важность Сунны как второй части божественного откровения. Некоторые из коранических предписаний дополняются изречениями пророка(саля ЛЛаху алейхи ва салам) повиновение которому равносильно повиновению Самому Аллаху. В качестве примера можно привести слова Всевышнего: «Не женитесь на женщинах, на которых были женаты ваши отцы, если только это не прои­зошло прежде. Воистину, это является мерзким и ненавистным поступком и скверным путем. Вам запретны ваши матери, ваши дочери, ваши сестры, ваши тетки со стороны отца, ваши тетки со стороны матери, дочери брата, дочери сестры, ваши матери, вскормившие вас молоком, ваши молочные сестры, матери ваших жен, ваши падчерицы, находящиеся под вашим покровительством, с матерями которых вы имели близость, ведь если вы не имели близости с ними, то на вас не будет греха; а также жены ваших сынов, которые произошли из ваших поясниц. Вам запретно жениться одновременно на двух сестрах, если только это не произошло прежде. Воистину, Аллах – Прощающий, Милосердный. И замужние женщины запретны для вас, если только ими не овладели ваши десницы (если только они не стали вашими невольницами). Таково предписание Аллаха для вас».[Сура «ан-Ниса», аяты 22-24.] После перечисления всех женщин, с которыми мужчинам запрещается вступать в брак, Аллах сказал: «Вам дозволены все остальные женщины, если вы добиваетесь их посредством своего имущества, соблюдая целомудрие и не распутничая».[Сура «ан-Ниса», аят 24.] Несмотря на это, посланник Аллаха(саля ЛЛаху алейхи ва салам) дополнил кораническое предписание и запретил жениться одновременно на женщине и ее тете по отцовской или материнской линии. Передают, что Абу Хурейра рассказывал, что посланник Аллаха(саля ЛЛаху алейхи ва салам) сказал: «Нельзя одновременно быть супругом женщины и ее тети по отцовской или материнской линии».[ Этот хадис передали аль-Бухари и Муслим. См. Ибн Хаджар, «Достижение цели в уяснении священных текстов, на которые опирается мусульманское право», стр. 378.] Примеров тому, как пречистая Сунна дополняет Коран, можно привести еще очень много.

Хотя священные тексты, здравый смысл и объективная реальность однозначно свидетельствуют в пользу важной роли Сунны в понимании Корана, некоторые заблудшие полагают, что они могут понять Коран, размышляя над его смыслом и не опираясь на пророческие хадисы. При этом они обосновывают свою позицию аятами о том, что Коран ниспослан на ясном арабском языке и содержит исчерпывающее разъяснение всего, в чем нуждаются творения.

Всевышний сказал: «Всякой вещи Мы дали исчерпывающее разъяснение».[Сура «аль-Исра», аят 12.] Из этого аята действительно следует, что Аллах разъяснил нам все необходимое самым совершенным образом. Однако разъяснение может быть изложено в сжатой форме, в виде общих правил, охватывающих бесчисленное множество конкретных второстепенных предписаний. Именно такие общие правила вытекают из многих текстов Корана и Сунны. Разъяснение также может быть подробным, до мелочей и деталей. В такой форме многие религиозные предписания разъяснены в пречистой Сунне. В хадисе сообщается, что пророк(саля ЛЛаху алейхи ва салам) сказал: «Я не упустил ничего из того, что Аллах приказал вам, и уже приказал вам это, и не упустил ничего из того, что Аллах запретил вам, и уже запретил вам это».[Аль-Албани, «Силсилят аль-Ахадис ас-Сахиха» (1803).] Иногда подробные изложения религиозных предписаний встречаются и в Коране, примером чего могут служить правила распределения наследства.

Многие правила, распространяющиеся на множество второстепенных предписаний и подчеркивающие совершенство и универсальность мусульманского законодательства, были сформулированы богословами и законоведами на основании коранических аятов и хадисов. Однако некоторые из них были сформулированы самим пророком Мухаммадом(саля ЛЛаху алейхи ва салам). В достоверном хадисе говорится: «Недопустимо причинять вред первым или причинять вред в ответ».[Этот хадис передали Ахмад и Ибн Маджа со слов Ибн Аббаса, а также Ибн Маджа со слов Убады б. ас-Самита. См. Аль-Албани, «Сахих аль-Джами ас-Сагир» (7517).] В другом хадисе говорится: «Все, что пьянит, является вином, и любое вино запрещено, и если человек пил вино в этом мире и умер, имея к нему пристрастие, так и не раскаявшись, то он не будет пить его в последней жизни».[Этот хадис передали Ахмад, Муслим, Абу Давуд, ат-Тирмизи, ан-Насаи и Ибн Маджа. См. Аль-Албани, «Ирва аль-Галил», (4553).] Еще один хадис гласит: «Всякая ересь является заблуждением, а всякое заблуждение приводит в Огонь».[Аль-Албани, «Сахих ат-Таргиб ва ат-Тархиб» (1/92/34).]

Каждое из этих правил, несмотря на краткий и лаконичный текст, распространяется на целый ряд второстепенных предписаний или даже на весь шариат целиком. Именно такие правила лежат в основе коранического законодательства и дают исчерпывающее разъяснение всему мусульманскому шариату. Они не только не отвергают Сунну, но и неизбежно обращаются к ней, и поэтому утверждения тех, кто пытается ограничиться Кораном в понимании откровений Аллаха, лживы и беспочвенны. А лучше всего об этом известно Аллаху!

Кто может заниматься толкованием Корана?

Богословы высказывали разные мнения относительно того, кто может комментировать коранические откровения, однако все они были убеждены в том, что справиться с этим ответственным делом по силам только выдающимся знатокам богословия. Ибн Абу аль-Хавари рассказывал, что к Фудейлу б. Ийаду пришли люди, желающие приобрести у него знания. Он сказал им: «Если бы вы решили изучить писание Аллаха, то нашли бы в нем исцеление всего, что вам нужно». Люди ответили: «Мы уже изучили Коран». Он сказал: «Чтобы изучить Коран вам нужно будет потратить всю свою жизнь и жизни ваших детей». Они спросили: «Что это значит, Абу Али?» Он пояснил: «Вы не изучите Корана, пока не узнаете словоизменение в нем, его ясные и иносказательные, отменяющие и отмененные аяты. А когда вы изучите это, вы перестанете нуждаться в словах Фудейла и Ибн Уйейны».[Аш-Шаукани, «Фатх аль-Кадир», стр. 37.]

По словам некоторых из них, комментатор Корана должен прекрасно разбираться сразу в пятнадцати религиозных дисциплинах.

Первая из них – лексикография (лугат), которая позволяет постичь значения слов. Муджахид говорил: «Ни одному из тех, кто верует в Аллаха и в Последний день, не дозволено рассуждать о писании Аллаха, если он не владеет говорами арабов». В комментарии к этим словам, имам ас-Суйути сказал: «Причем недостаточно знать только самые основы этой науки, ибо слово может быть многозначным, а он в таком случае будет знать только одно из значений, в то время как в тексте слово будет иметь другое значение».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 75.]

Вторая – синтаксис (нахв). Значения слов изменяются и преобразуются с изменением его грамматической формы, и это нельзя не учитывать. Абу Убейд рассказывал, что аль-Хасана аль-Басри как-то спросили о человеке, который изучал арабский язык и стремился научиться хорошо говорить на нем, чтобы выправить на основе этого свое чтение Корана. Аль-Хасан сказал: «Хорошо, что он учит язык. Ведь человек, читая Коран, может неверно произнести аят и вследствие этого погибнуть».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 75.]

Третья – морфология (сарф), которая позволяет изучить модели и породы слов. Известный филолог и комментатор Корана Ибн Фарис аль-Казвини сказал: «Кто прошел мимо этой науки, тот прошел мимо главного, ведь если, допустим, встречается слово неясного значения, то в совокупности своих форм оно становится ясным во всех своих составляющих».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 75.]

Четвертая – словообразование (иштикак). Если одно слово можно образовать от двух разных корней, то его смысл будет меняться в зависимости от этого. Например, арабского слово «масих», означающее «мессия», может быть образовано от корня слова «сийаха» («странствование») и от корня слова «масх» («помазание»).

Пятая, шестая и седьмая – науки о значениях (маани), изъяснении (байан) и формах (бади). С помощью первой из них познаются особенности построения речи в зависимости от ее смысла, с помощью второй – особенности речи в плане ясности и скрытности обозначения выражаемого, а с помощью третьей – способы украшения речи. Эти три науки, по словам имама ас-Суйути, «составляют науку о красноречии, которая является одним из первых столпов толкователя, ибо она необходима, чтобы не нарушить приметы неподражаемости, которая познается с помощью этих дисциплин».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 76.]

Знаменитый хорезмский филолог Сирадж ад-Дин ас-Саккаки говорил: «Узнай, что неподражаемость Корана – вещь удивительная, она может быть осознана, но не описана, как верность стиха, которая осознается, но не поддается описанию, или как навигация. А если человеку не дано безупречное чутье, то познать неподражаемость он может, только освоив две науки – науку о значениях и науку об изъяснении».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 76.]

Ибн аль-Хадид же говорил: «Узнай, что умение отличить чистую речь от речи, совершенной по чистоте, изящное слово от предела изящества возможно только при наличии вкуса. Это невозможно доказать аргументами. Возьмем двух девушек. Одна – с белой, слегка розоватой кожей, с изящными губами, тонкой линией рта, черноокая, с гладкими щеками, грациозным носиком, стройным станом. Другая уступает ей по всем этим качествам и достоинствам, однако для глаз и сердец она привлекательней. Никто не может понять, почему это так. Почувствовать и увидеть это можно, а объяснить нельзя. Так же и речь. Однако между примерами есть разница, так как постичь красоту и миловидность лица и предпочесть одно лицо другому может каждый, кто обладает верным глазом, речь же оценивается только чутьем. Не каждый, кто занимается грамматикой и лексикой, обладает этим чутьем и может быть критиком речи. Обладатели чутья – это те, кто занимался наукой изъяснения и упражнялся в посланиях, речах, сочинительстве, поэзии и в совершенстве освоил все это, полностью овладев этими навыками. Именно к таким людям следует обращаться, чтобы постичь суть речи и предпочесть одно высказывание другому».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 75-76.]

Восьмая – наука о способах чтениях Корана (кираат). С ее помощью постигается искусство произнесения Корана, и, ориентируясь на способы чтения, можно одни из возможных вариантов, предпочесть другим.

Девятая – основы религии (усул ад-дин). Комментатор при толковании иносказательных аятов нуждается в знании основных исламских воззрений, потому что некоторые аяты, на первый взгляд, указывают на то, что в действительности нельзя приписывать Аллаху. И необходимо знать, что в мусульманских убеждениях недопустимо, что – обязательно, а что – дозволено.

Десятая – основы законоведения (усул аль-фикх). Эта наука учит обосновывать религиозные предписания путем углубленного проникновения в смысл текста.

Одиннадцатая – обстоятельства ниспослания (асбаб ан-нузул) и коранические повествования (кисас). Знание этих наук позволяет понять смысл аята применительно к тому, относительно чего он был ниспослан.

Двенадцатая – отменяющее и отмененное (ан-насих ва аль-мансух). Изучив эту науку, толкователь может установить, какие коранические предписания потеряли юридическую силу, а какие остаются в силе.

Тринадцатая – законоведение (фикх), которое позволяет извлекать из коранических аятов второстепенные предписания религии, касающиеся обрядов поклонения и взаимоотношений между людьми.

Четырнадцатая – наука о хадисах и их терминологии (мусталах ильм аль-хадис). Хадисы, составляющие вторую часть божественного откровения, играют важнейшую роль в толковании Корана, и комментатор должен уметь различать достоверные, хорошие, слабые, выдуманные, восходящие, прерванные, отосланные и другие сообщения.

Пятнадцатая – наука интуиции (маухиба), которую Аллах дарует тому, кому пожелает. Для обретения интуиции человек должен проводить время в кругу праведных богословов, усердно приобретать знания, использовать их на практике, обучать их другим и делать все это исключительно ради Аллаха, Который одаряет богобоязненных и искренних рабов без расчета.

Ибн Абу ад-Дунйа говорил: «В коранические науки можно углубляться как в безбрежное море». Он же говорил: «Эти науки – как инструменты толкователя. Если человек не овладел ими, он – не толкователь. Тот же, кто толкует, не прибегая к ним, тот высказывает исключительно собственное мнение, что недопустимо. Если же он использует их в толковании, его мнение не попадает под запрет».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 78.]

Аз-Заркаши сказал: «Исследователю не дается понимание смысла откровения, и не открываются ему тайны его, если в его сердце ересь, или спесь, или пристрастие, или любовь к земному, или если он упорствует в грехе, или он не силен в вере и мало стремится упрочить ее, или он опирается на слова толкователя, не обладающего знанием или использующего лишь то, чего достиг своим умом. Все это – завесы и преграды, и одни из них оказываются прочнее других».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 78.]

Правдивость этого высказывания подтверждается следующими словами Аллаха: «Я отвращу от Моих знамений тех, которые возгордились на земле безо всякого права на то».[Сура «аль-Араф», аят 146.] Ибн Абу Хатим сообщил, что Суфьян б. Уйейна сказал: «Смысл этих слов в том, что Аллах отнимет у них понимание Корана».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 78-79.]

История науки о толковании

Мусульманская экзегетика, или наука о толковании Корана, возникла еще при жизни посланника Аллаха, e, который разъяснил своим последователям смысл откровений и призвал их задумываться над Писанием Аллаха.

Среди сподвижников в толковании Корана прославились Правдивейший Абу Бакр, Умар б. аль-Хаттаб, Усман б. Аффан, Али б. Абу Талиб, Абдуллах б. Масуд, Абдуллах б. Аббас, Убейй б. Кааб, Зейд б. Сабит, Абу Муса аль-Ашари, Абдуллах б. аз-Зубейр.

Очень много высказываний о значении коранических аятов до нас дошло от Али. Передают, что Абу ат-Туфейл рассказывал: «Я был свидетелем, как Али, выступая с проповедью, сказал: «Спрашивайте! Клянусь Аллахом, какой бы вопрос вы мне ни задали, я дам вам ответ. Спрашивайте о писании Аллаха. Клянусь Аллахом, про любой аят я знаю, ночью он был ниспослан или днем, на равнине или в горах».

Абу Нуейм в книге «Хилйат аль-Аулийа» передал следующие слова Ибн Масуда: «Коран был ниспослан на семи чтениях, и у каждого из этих чтений есть сторона явная и сторона скрытая. Али б. Абу Талиб знает и явное, и скрытое».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 98.]

Еще больше толкований передают от имени Ибн Масуда. Ибн Джарир и другие передали слова Ибн Масуда: «В писании Аллаха нет аята, о котором бы я не знал, о ком и где он был ниспослан. Если бы я узнал, что где-то есть знаток Писания Аллаха лучше меня и что до того места можно добраться верхом, я бы тотчас отправился к нему».[Ибн Касир, «Тафсир аль-Куран аль-Азым», т. 1, стр. 9.]

Абу Нуейм передал, что однажды Али спросили об Ибн Масуде, на что он сказал: «Он изучил Коран и Сунну и остановился, ограничившись этим знанием».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 98.]

Однако наиболее выдающимся из комментаторов Корана был «первосвященник мусульманской общины» Абдуллах б. Аббас. Имам аль-Бухари передал хадис, в котором сообщается, что посланник Аллаха(саля ЛЛаху алейхи ва салам) помолился за Ибн Аббаса и сказал: «О Аллах, вразуми его в вере!»[Ибн Хаджар, «Фатх аль-Бари», т. 1, стр. 321.] В другой версии хадиса сообщается, что сам Ибн Аббас рассказывал: «Посланник Аллаха(саля ЛЛаху алейхи ва салам)прижал меня к себе и сказал: «О Аллах, научи его писанию!»[ Ибн Хаджар, «Фатх аль-Бари», т. 1, стр. 223.]

Абу Нуейм же передал слова Муджахида: «Ибн Аббаса называли морем за обширность его знаний». Он же передал слова Мухаммада б. аль-Ханафийи: «Ибн Аббас был первосвященником этой общины». Он же передал слова аль-Хасана аль-Басри: «Ибн Аббас настолько хорошо знал Коран, что Умар говорил о нем: «Вот юноша, который мудрее старцев. У него язык вопрошающий и сердце разумеющее».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 99.]

Аль-Амаш рассказывал со слов Абу Ваили: «Однажды я совершал паломничество, которым руководил Ибн Аббас. Он обратился к людям с проповедью и прочел суру «аль-Бакара» (или суру «ан-Нур», как об этом упоминается в одной из версий). Затем он прокомментировал ее так, что если бы это толкование услышали византийцы, турки или дейламиты, то они непременно обратились бы в Ислам».[Ибн Касир, «Тафсир аль-Куран аль-Азым», т. 1, стр. 9.]

Ат-Табари и аль-Бейхаки в книге «Далаил ан-Нубувва» передал слова Ибн Масуда: «Абдуллах б. Аббас – превосходный толмач Корана».[Ибн Касир, «Тафсир аль-Куран аль-Азым», т. 1, стр. 9.] Достоверно известно, что Ибн Масуд скончался в 32 г.х. Ибн Аббас прожил после этого еще тридцать шесть лет, и не трудно представить, каких огромных успехов он достиг в понимании смысла священного Корана.

Толкования Ибн Аббаса и других сподвижников были записаны в изводы, которые сохранились и дошли до выдающихся мусульманских комментаторов и хадисоведов. Широкую известность получили изводы Али б. Абу Тальхи аль-Хашими от Ибн Аббаса, Ибн Джурейджа от Ибн Аббаса, Кейса от Ибн Аббаса, ас-Судди от Ибн Масуда и других сподвижников, рукопись Убеййа б. Кааба и другие.[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 101-104.]

Много комментаторов Корана было среди учеников сподвижников, которых принято называть «последователями» (табиун). Ибн Теймиййа говорил: «Более всех сведущи в толковании Корана мекканцы, поскольку они – ученики Ибн Аббаса. Это – Муджахид, Ата б. Абу Рабах, Икрима (вольноотпущенник Ибн Аббаса), Саид б. Джубейр, Тавус и другие. Сведущи также и куфийцы, ученики Ибн Масуда, и толкователи из Медины, в том числе Зейд б. Аслам, у которого учились его сын Абд ар-Рахман б. Зейд и Малик б. Анас».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 105.]

Выдающимися толкователями были также Ата б. Абу Салама аль-Хурасани, Мухаммад б. Кааб аль-Курази, Абу аль-Алийа, ад-Даххак б. Музахим, Атиййа аль-Ауфи, Катада, Зейд б. Аслам, Мурра аль-Хамадани, Абу Малик, ар-Раби б. Анас и другие.

Вслед за ними последовало поколение тех, кто сочинял письменные толкования, в которых были собраны высказывания сподвижников и последователей. Это были Суфьян б. Уйейна, Ваки б. аль-Джаррах, Шуба б. аль-Хаджжадж, Йазид б. Харун, Абд ар-Раззак, Адам б. Абу Ийас, Исхак б. Рахавейх, Раух б. Убада, Абд б. Хамид, Абу Али аль-Миссиси, Абу Бакр б. Абу Шейба и многие другие.

Замкнул ранний этап мусульманской экзегетики выдающийся комментатор Абу Джафар Мухаммад б. Джарир ат-Табари, автор величайшего из толкований Корана под названием «Джами аль-Байан фи ат-Тафсир аль-Куран». Имам ан-Навави в книге «Тахзиб аль-Асма» сказал по поводу этого труда: «Никто не сочинил ничего равного комментарию Ибн Джарира».[Ас-Суйути, «Совершенство в коранических науках. Учение о толковании Корана», стр. 109.]

Вслед за ним фундаментальные труды в этой области составили Ибн Абу Хатим, Ибн Маджа, аль-Хаким, Ибн Мардавейх, Абу аш-Шейх Ибн Хиббан, Ибн аль-Мунзир и другие известные комментаторы.

Позднее комментарии принялись сочинять разные люди, которые урезали цепочки рассказчиков и стали небрежно передавать ранние толкования. Результатом этого стало внесение в толкование Корана ошибочных и даже неприемлемых суждений. Наряду с этим богословы начали составлять специализированные комментарии, авторы которых ограничивались той дисциплиной, которой они владели лучше всего. Аз-Заджжадж, аль-Вахиди и Абу Хаййан акцентировали внимание на морфологическом и грамматическом разборе коранических откровений. Ас-Саалаби и некоторые другие ограничивались преданиями и рассказами о прошлом. Аль-Куртуби и другие законоведы занимались извлечением из аятов шариатских предписаний и перечислением мнений различных богословов по этим вопросам. Представители рациональной школы, такие как Фахр ар-Рази, наполняли свои комментарии изречениями философов, мудрецов и им подобных. Приверженцы различных направлений калама и еретических сект сочиняли толкования, в которых они отстаивали свои ошибочные воззрения, опираясь либо на суждения, которые они считали логичными и разумными, либо на слабые и выдуманные предания. Современные комментаторы стали составлять толкования, в которых они стараются разъяснить читателям истинный смысл ниспослания писания и донести до них значения аятов. И  хотя эти комментарии довольно просты, сегодня мусульмане испытывают в них большую нужду, поскольку большая часть мусульманской общины поражена невежеством и неведением об истинной сути коранического послания. К таким комментариям можно отнести «Тайсир аль-Карим ар-Рахман» Абд ар-Рахмана б. Насира ас-Саади, «Зубдат ат-Тафсир» Мухаммада Сулеймана аль-Ашкара, «ат-Тафсир аль-Муйассар», составленный группой комментаторов, и другие труды.

Наиболее авторитетными сочинениями по толкованию Корана являются следующие:

1. «Ахкам аль-Куран», Мухаммад б. Идрис аш-Шафии (умер в 204 г.х.)

2. «Тавиль Шакль аль-Куран», Абдуллах б. Муслим б. Кутейба (умер в 276 г.х.)

3. «Тафсир аль-Куран», Сахль б. Абдуллах ат-Тустари (умер в 283 г.х.)

4. «Ахкам аль-Куран», Абу Бакр аль-Джассас (умер в 370 г.х.)

5. «аль-Кашф ва аль-Байан ан Тафсир аль-Куран», Ахмад б. Ибрахим ан-Нишапури ас-Саалаби (умер в 427 г.х.)

6. «аль-Умда фи Гариб аль-Куран», Макки б. Абу Талиб (умер в 437 г.х.)

7. «аль-Муфрадат», ар-Рагиб аль-Исфахани (умер в 502 г.х.)

8. «аль-Кашшаф ан Хакаик Гавамид ат-Танзиль ва Гавамид аль-Акавиль фи Вуджух ат-Тавиль», Джаруллах Махмуд б. Умар аз-Замахшари (умер в 538 г.х.)

9. «Ахкам аль-Куран», Абу Бакр Мухаммад б. Абд аль-Малик Ибн аль-Араби (умер в 543 г.х.)

10.   «Асрар ат-Танзиль ва Анвар ат-Тавиль», Мухаммад б. Умар Фахр ад-Дин ар-Рази (умер в 606 г.х.)

11.   «аль-Фаваид фи Мушкил аль-Куран», аль-Изз б. Абд ас-Салам (умер в 660 г.х.)

12.   «аль-Джами ли Ахкам аль-Куран», Мухаммад б. Ахмад аль-Куртуби (умер в 671 г.х.)

13.   «Анвар ат-Танзиль ва Асрар ат-Тавиль», Абдуллах б. Умар аль-Байдави (умер в 691 г.х.)

14.   «аль-Бахр аль-Мухит» Мухаммад б. Йусуф Абу Хаййан (умер в 745 г.х.)

15.   «ат-Тафсир аль-Каййим», Ибн Каййим аль-Джаузийа (умер в 751 г.х.)

16.   «Тафсир аль-Куран аль-Азым», Имад ад-Дин Ибн Касир аль-Кураши (умер в 774 г.х.)

17.   «Басаир зави ат-Тамйиз фи Латаиф аль-Китаб аль-Азиз», Мухибб ад-Дин аль-Фейрузабади (умер в 817 г.х.)

18.  «аль-Джавахир аль-Хисан фи Тафсир аль-Куран», Абд ар-Рахман б. Махлуф ас-Саалиби (умер в 876 г.х.)

19.  «ад-Дурр аль-Мансур фи ат-Тафсир би аль-Масур», Джалал ад-Дин ас-Суйути (умер в 911 г.х.)

20.   «аль-Мухаззаб фима Вакаа ви аль-Куран мин аль-Муарраб», Джалал ад-Дин ас-Суйути (умер в 911 г.х.)

21.   «Джами аль-Байан фи ат-Тафсир аль-Куран», Абу Джафар Мухаммад б. Джарир ат-Табари (умер в 923 г.)

22.   «Иршад аль-Акль ас-Салим иля Мазайа аль-Куран аль-Карим», Мустафа аль-Имади Абу ас-Сууд (умер в 982 г.х.)

23.  «аль-Фауз аль-Кабир фи Усуль ат-Тафсир», Валийуллах ад-Дахлави

24.  «аль-Каваид аль-Хисан фи Тафсир аль-Куран», Абд ар-Рахман б. Насир ас-Саади

25.  «Адва аль-Байан фи Идах аль-Куран би аль-Куран», Мухаммад аль-Амин аш-Шанкыти

26.  «аль-Мусталахат аль-Арбаа фи аль-Куран», Абу аль-Ала аль-Маудуди

27.  «аль-Мунтахаб мин Тафсир аль-Куран аль-Карим», Мухаммад Мутавалли аш-Ширави

Этот список можно продолжать очень долго, но мы ограничимся упоминанием этих сочинений.

Реклама