Имам Малик

Posted on Сентябрь 4, 2012

0



Об истории жизни Имама Малика (Рахимаху Ллах)

Произносить речь о великих учёных — не простая задача, ведь как бы ни пытался охватить жизнь любого из них, ты не сможешь сделать это. И даже можешь упустить самую важную и яркую сторону их жизни.

Образ жизни ранних великих Уляма является самым настоящим примером для подражания, и утверждение этого является побуждением для нашей молодёжи, дабы не подражать порочным людям, которые ни востребованы позитивно в этом мире, ни как-либо полезны в истории человечества.

Наша речь об учёных ни в коей мере не означает приверженность кому-либо из них, так как слово каждого может быть принято или отклонено, кроме непогрешимого Пророка Мухаммада (Салл Аллаху Алейхи уа Саллам).

Личность нашей сегодняшней беседы — это тот великий имам, который вырос в этом городе аль-Мадина, упоминание которого облагорожено, и знание которого наполнило землю. Он обучал людей в углах этой великой мечети Пророка (Салл Аллаху Алейхи уа Саллам)и стал настолько популярным благодаря этому, что, когда говорят «учёный Мадины» или «Имам города Хиджры», никто не подумает о ком-то другом.

Малик ибн Анас родился в городе Пророка (Салл Аллаху Алейхи уа Саллам) и вырос в нём как поборник и искатель знания, несмотря на свою бедность. Его мать преподала ему хорошее воспитание, сказав: «Иди к Рабии’а и учись у него хорошим манерам, перед тем как учиться знанию». Эта женщина знала свою роль в жизни и свою миссию по воспитанию и подготовке молодёжи. Она знала, что хорошие манеры — это добрый попутчик знанию, и что знание без хороших манер не стоит ничего. Эта женщина сформировала человека и по существу сформировала нацию.

Роль матери не сводится к вскармливанию тела и обереганию его от телесных недугов. Нет, у неё более высокая миссия для выполнения. Её миссия включает укрепление веры, воспитание сильной личности, развитие умственных способностей и поощрение детей к высоким устремлениям. Всё это не может быть достигнуто ничем иным, кроме как, в первую очередь, предпочтением похвального акта воспитания интересу к этому миру.

Это то, что в действительности произошло в жизни Малика, и именно это сделало его школой манер, у которого учатся студенты, и у которого черпает пользу вся Умма.

Однажды Малик сказал курайшитскому юноше: «О, мой племянник, учись хорошим манерам, перед тем как учиться знанию».

Яхйя ибн Яхйя ат-Тамиимии сказал: «Я оставался с Маликом целый год по завершении моего изучения у него знания, чтобы учиться у него хорошим манерам и качествам. И (его) качества такие же, как у сподвижников Пророка и тех, кто следовал за ними».

Современные образовательные методики временами кажутся простыми текстами, лишенными какого-либо нравственного содержания, тем самым лишая знание его блеска и влияния. Если бы знание должно было быть отделено от манер — каким бы большим ни было знание — вы бы увидели огромный изъян в его воздействии на поведение людей и на чистоту их поступков. Поэтому, нет блага в знании, которое не приносит человеку высокую нравственность.

Создание пропасти между знанием и манерами порождает дурные манеры, такие как нападки на ‘Улямаа», грубость с ними, упречное поведение, плохое обращение с родителями, слепое подражание неверующим в одежде и враждебность к учителям и наставникам, как телесно, так и изустно.

Город Пророка (Салл Аллааху Алейхи уа Саллам) имел значительное влияние на личность Малика, ибо он процветал учёными. Первой школой по Истории Ислама была мечеть Пророка (Салл Аллаху Алейхи уа Саллам), и в ней всегда были классы, которые вели знающие учёные, и эти классы давали мусульманским детям хорошее образование, которое гарантировало им религиозные и нравственные качества, делающие человека благовоспитанным.

Ясно без слов, что плохое окружение только разрушает, а не созидает… Если не так, то какая польза обучать ребёнка исламским ценностям утром, а вечером он идёт в дурные кампании, которые разрушают то, что родители привели в надлежащий порядок? Или какая польза от обучения ребёнка хорошим манерам целыми годами, а затем отец собственной персоной приводит его в окружение, охваченное моральным разложением?

Имам Малик сидел, чтобы давать фатву, но не делал этого, пока семьдесят учёных не засвидетельствовали его пригодность к этому. Какая разница между тем, кто восхваляет себя и показывается, и тем, кого хвалят и выдвигают знающие и известные люди! Малик сказал: «Не каждый, кто хотел бы сидеть в мечети, и учить Хадису, и давать фатву, годится для этого. Пусть тот, кто хочет сидеть для фатвы, сперва просит совета у благочестивых и известных людей; если они увидят, что он квалифицирован для этого, то пусть он делает это; ведь я не сидел, чтобы учить Хадиису и давать фатву, пока семьдесят учёных не засвидетельствовали мою пригодность для этого».

Имам Малик сказал: «Я всего лишь человек, я делаю ошибки и излагаю правильные мнения. Что касается моих мнений, то проверяйте их, если они соответствую Сунне, пользуйтесь ими». Этим ценным высказыванием Малик установил среднюю линию между теми, кто слепо следует за своими предводителями, и теми, кто открыто отвергает достоверные доказательства, и отвергает высказывания учёных, и говорит: «Они — люди, и мы тоже люди». Какое различие между теми людьми и этими! Какое различие между мёртвыми, чьи имена Аллах увековечил на столетия, и бесполезными людьми, которые хотя и живут, но считаются среди мёртвых! Простое упоминание имён первых оживляет сердца, тогда как общение с последними умерщвляет сердца. Те учёные высокой репутации не только обладали знанием, но были также лидерами в благонравии, благочестии, самоотверженности и богобоязненности.

И всё же есть некоторые последователи этих учёных, которые предпочитают только подражать (им) и не желают идти дальше этого, несмотря на свою способность различать истину ото лжи.

Также ошибочно смотреть свысока на работу других людей или полагать, что благодеяние одного лучше благодеяния других. Это потому, что все эти таланты и способности являются уделом от Аллаха, а не от кого-то из людей. Это та величайшая мысль, которую Малик хотел продемонстрировать людям — что служение Исламу является обязанностью каждого мусульманина, любой профессии, без того, чтобы кто-то восставал против других. Малик написал одному из верующих своего времени: «Аллах распределил наши поступки также, как Он распределил наше пропитание. Многие наделены энергией и волей для совершения молитв (столько дополнительных молитв, насколько возможно), но не наделены способностью (большей частью добровольно) поститься , другие наделены способностью давать садака, но не наделены способностью поститься; другие наделены способностью к Джихаду, а другие — к поиску знания. Распространение же знания является одним из лучших деяний, и я доволен тем, что Аллах наделил меня им, и я не думаю, что то, что я делаю, менее похвально, чем то, что делаешь ты, но надеюсь, что мы оба творим добрые и праведные дела».

Поэтому занимающиеся благотворительностью люди, верующие, те, кто тратит своё время во имя Аллаха, учёные, пропагандирующие Ислам, и те, кто служат Исламу в различных сферах, все творят праведные дела — если они искренни в своих намерениях.

Всякий раз, когда Малику задавали вопрос, он говорил спрашивающему: «Теперь ступай и дай мне подумать над этим». Когда спрашивающий уходил, ученики Малика спрашивали его о причине, почему он (так) сказал, и он отвечал: «Я боюсь Дня и Спрашивающего (Аллаха), и какой (ужасный) День!»

Люди из Магриба послали одного человека спросить имама Малика о некоторых вопросах. Этот человек задавал Малику вопрос, а он отвечал: «Я не знаю, так как мы ничего не знаем об этом в нашей земле, и мы не слышали, чтобы кто-нибудь из наших учёных сказал что-либо об этом, но ты можешь прийти ещё». На следующий день тот человек опять пришёл к Малику, и Малик сказал ему: «Ты задал мне вопрос, но я не знаю ответа!». Человек сказал: «О, Абу Абдулла! Я пришёл от людей, которые думают, что нет никого в мире более знающего, чем ты!». Малик ответил: «Я — не совершенен».

Ему также задали один вопрос, и он попросил у спрашивающего время на изучение, и тот человек сказал: «Но вопрос очень прост!». Малик возразил: «В знании нет ничего простого! Разве ты не слышишь слова Аллаха: «Мы ниспошлём тебе слово веское»». (К’ур’аан 73:4).

Малик обычно говорил: «Люди знания и разумения, которых я встречал в нашей стране, когда кого-нибудь из них спрашивали по какому-либо вопросу, он чувствовал себя так, как будто вот-вот умрет. Но люди нашего времени любят давать Фатву (без колебания). Знали бы они, с чем им предстоит встретиться завтра (в День Суда), они бы не делали этого. Умар, Али и Алкаама — это одни из лучших сподвижников Пророка, однако, когда кому-нибудь из них задавали вопрос, он советовался с соратниками-сподвижниками, прежде чем давать ответ. Но, к сожалению, Фатва стала гордостью людей нашего времени».

Это — сведущие и прозорливые учёные, которые заполнили мир своим знанием и благими поступками и, тем не менее, говорили: «Я не знаю». Однако, вы будете удивлены видеть некоторых людей, которые почти ничего не знают об Исламском Законе и, несмотря на это, оскверняют его, разглагольствуя о дозволенных и запретных вещах. И даже если на какой-нибудь встрече предметом обсуждения становится исламский закон, эта встреча не закончится, пока все её участники, вне зависимости от областей знания, не выскажут своё мнение, сказав, например, «Согласно моему мнению…», «Поскольку я полагаю…» и т.д. СубханАллах! Когда это вопрос легализации и запрещения становился предметом невежества и предположений?!! Если бы инженер стал заниматься медициной и выписывать лекарства, что бы вы сказали о нём, и какова была бы его дальнейшая судьба? Что же тогда говорить о том, кто осмеливается осквернять Исламский закон и разглагольствовать о дозволенных и запретных вещах без знания, особенно, по особым событиям, которые настолько сложны, что если бы Умару пришлось бы быть их свидетелем, он бы собрал всех сподвижников, принимавших участие в Битве при Бадре, чтобы помочь разрешить проблему. Но, к сожалению, фатва в нашу эпоху стала просторным полигоном для тех, кто желает стать популярным или добивается довольства людей, рискуя снискать недовольство Аллаха.

Вопросы, касающиеся исламского вероубеждения, являются незыблемыми, по которым никому не позволено выносить свое личное суждение. Таковыми же являются вопросы, имеющие доказательства в Кур’ане и Сунне, и вопросы, по которым у учёных сложилось единое мнение. Долг всех мусульман оставить своё мнение по вопросам знания тем, кому это положено по праву, и не вовлекаться в вопросы Халала и Харама, по которым у них нет знания. Малик сказал: «Тот, кто хочет дать ответ на вопрос, сперва должен представить себя стоящим между Раем и Адом и поразмыслить над тем, как он собирается спасать себя в будущей жизни, перед тем как давать ответ».

Некоторые люди, может быть, думают, что эти ‘Уляма сведущи только в спорных вопросах и в обсуждении академических мнений, и что в их классах не было наставляющих хадисов, обращённых к сердцам и напоминающих о Рае и Аде. Для того, чтобы показать, что их классы сверкали различными видами знаний, давайте послушаем, что сказал Малик, увещевая своего брата: «Напоминай себе об агонии смерти, о том, что ты испытаешь, и что суждено быть твоей участью после смерти; о твоём стоянии перед Аллахом, о твоей расплате, затем о твоём вечном обиталище либо в Раю, либо в Аду. Готовь к этому моменту (то), что облегчит для тебя положение дел в то время, ибо когда ты увидишь тех, кто заслужили гнев Аллаха и ужас их мучений, и услышишь их вопли в Огне с их угрюмыми лицами, неспособных видеть и говорить, и вопящих (в призыве) о (своей) погибели, и хуже всего этого то, что Аллах отвернётся от них и их отчаяния в Его ответе на их мольбы, и Он скажет: «Оставайтесь в ней (геене) с позором! И не говорите со Мной!» (аль-Муминуун 23:108), — когда ты будешь знать всё это, ничто в этом мире не будет для тебя слишком значительным, чтобы пожертвовать, если ты хочешь спастись».

Имам Малик болел на протяжении 22 дней и скончался в возрасте 87 лет. Наафи’ (его знаменитый ученик) сказал: «Малик скончался в возрасте 87 лет и прожил в Аль-Мадиине в качестве её муфтия 60 лет».

Да помилует Аллах Малика, который обычно говорил: «Я встречал некоторых людей в аль-Мадиине, у которых не было ошибок, но они говорили об ошибках других, затем люди измыслили их ошибки. Я также встречал другую группу людей в аль-Мадиине, у которых были ошибки, но они избегали высказываться о чужих ошибках, и люди также избегали говорить об их ошибках».

По материалам хутбы Имаама аль-Харамайн Абдул Баари ибн Ауада ас.-Субайти

Имам Малик ибн Анас

Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Достоинство знания выше, чем достоинство поклонения, а в основе религии лежит благочестие».
Малик ибн Анас ибн Амир родился в Медине в 93 году по хиджре (717 год по христианскому календарю). Его дед Амир принадлежал к числу основных сподвижников Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, проживавших в Медине. Имам принадлежал к королевской арабской семье Хумайр из Йемена, которая поселилась в Медине. Семья имама Малика до Ислама славилась своим гостеприимством и другими достоинствами, и точно также они стали широко известны после принятия Ислама, но в совершенно иной области. Их заслуги в деле Ислама сохранятся на все времена.
Прозвище имама было Абдаллах, но когда он прославился в Медине как великий ученый его стали называть имам Дар аль-Хиджра, «Вождь Дома переселения», то есть духовный вождь Медины. Этот благословенный город продолжал сохранять свою духовную и просветительскую роль, как это было при жизни Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Ислам распространился повсюду и мусульманские ученые — энтузиасты, как арабы, так и неарарбы приезжали в Медину и жили там, чтобы учиться у таких прославленных ученых, как имам Малик ибн Анас.
Во время раннего детства имама Малика в его семье уже были широко известные ученые и преподаватели исламской науки. Дед имама был прославленным знатоком хадисов и считался одним из подлинных рассказчиков. Он умер, когда Малику было десять лет. К этому времени имам Малик уже начал учиться, и хотя, будучи ребенком, он не мог непосредственно пользоваться глубокими познаниями деда, незабываемые впечатления и ободряющие слова совета и любви сыграли важную роль в формировании характера имама и его страсти к знаниям.
Дядя имама Абу-Сухайл Нафи был признанным специалистом по хадисам. Имам Малик учился хадисам у своего дяди. Отец имама Анас и дядя Раби также были знатоками хадисов.
Имам Малик был с самого детства необыкновенно прилежным учеником. Однажды, когда его учитель читал лекцию, прямо ему на колени с потолка упала змея. Все слушатели разбежались, а он продолжал спокойно сидеть, как будто ничего и не произошло. Он был так погружен в учение, что даже змея его не отвлекла.
Учителями имама были известные ученые того времени: Абу Радим Нафи бин Абд ар-Рахман. Имам учился у него чтению и рецитации Корана. Абу Радим хорошо известен в этой области даже в наше время всему мусульманскому миру.

В ранний период имама Малика, Нафи был известен как видный знаток хадисов. Он изучил эту науку у своего знаменитого учителя Абдуллаха ибн Умара, так как Нафи был его освобожденным рабом, служившим ему в течение тридцати лет.
Имам Джафар ас-Садик также был одним из учителей имама Малика. Кроме того, что он был видным ученым, он принадлежал к семье Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Он был правнуком имама Хусайна, внука Пророка, да благословит его Аллах и приветствует.
Мухаммад бин Йахъя  аль-Ансари был еще одним из учителей имама Малика. Он обычно преподавал в Масджид ан-Набауи, мечети Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, в Медине. Также были и другие ученые.
Слава имама Малика распространилась повсюду и ученые из разных частей исламского мира того периода считали большой честью сидеть в кружке имама и слушать его уроки по хадисам и наставления по различным юридическим и правовым вопросам. Многие из них делали обширные заметки и копировали книгу Малика «аль-Мууатта» (знаменитого сборника хадисов), речь о которой пойдет ниже. Число ученых, которые приезжали, чтобы учиться у него достигает примерно 1300. Мы приведем краткие биографические очерки наиболее видных из этих ученых, что поможет нам понять, почему их копии «аль-Мууатта» остаются до сих пор наиболее достоверными.
Йахъя бин Йахъя аль-Масмуди принадлежал к берберскому племени в Испании. Он совершил два путешествия, чтобы повидать имама Малика и учиться у него, и затем вернулся в свою страну преподавать науку о хадисах и юриспруденцию. Эмир Кордовы просил его принять должность кади Кордовы, но он отказался.
Другим знаменитым учеником имама Малика был ибн Уахб Абу Мухаммад Абдаллах бин Салмах аль-Фахри.
Аби Абдаллах Абд ар-Рахман бин аль-Касим бин Халид аль-Сасри был еще одним прославленным учеником имама Малика. Он умер в Египте.
Все вышеперечисленные ученые оставили самые верные копии «аль-Муватта», которую они изучали у имама Малика.

Как говорит Захаби в своей знаменитой работе «Тазкира аль-Хуффаз», даже имам Абу Ханифасидел в присутствии имама Малика с таким почтением, с каким сидят в присутствии своего учителя. Хотя в этом отражается большая скромность старшего по возрасту Абу Ханифы, тем не менее, здесь проявляется и большое почтение, которое имам Абу Ханифа питал к имаму Малику бин Анасу.
Как великий мухаддис, то есть специалист и авторитет в науке о хадисах, он изучал все виды рассказов Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, разъяснения аятов Корана, биографические рассказы сахабов о Пророке, да благословит его Аллах и приветствует, объяснения Корана и хадисов, сделанные сахабами, и их образ жизни. Затем, после тщательного рассмотрения, он собрал в своем знаменитом труде «аль-Муватта» около тысячи хадисов.
Во времена имама Малика специалисты по хадисам делились на две категории. Одна группа занималась собранием хадисов и установлением цепи их рассказчиков. Другая группа благочестивых ученых собирала и исследовала хадисы с целью извлечения из них заповедей и юридических решений. Имам Малик настолько тщательно отбирал хадисы, что, составляя свой труд «аль-Муватта», он не включил туда даже рассказы, приведенные его отцом Анасом и дядей Раби со ссылкой на его деда.
Как юрист, он бесстрастно выносил свои фатвы (юридические заключения), даже если правителям это не нравилось. Однажды его попросили вынести фатву относительно развода, данного под принуждением. Другие имамы сказали, что развод будет действительным, даже если он получен силой, но имам Малик сказал, что такой развод не действителен. За это он был избит по приказу правителя Медины Джафара бин Сулеймана. Имама Малика связали и били до тех пор, пока он не получил тяжелое повреждение рук, причем в такой степени, что уже не мог класть руки на грудь, совершая намаз, и таким образом он, по некоторым сообщениям, стал опускать руки во время молитвы.
Имам Малик обычно воздерживался от того, чтобы выносить фатвы, если их испрашивали из отдаленных мест. Однажды к нему пришел человек, пробывший в пути около шести месяцев, и спросил мнение имама по правовому вопросу, и имам ответил: «Пожалуйста, скажи своим людям, что имам Малик сказал, что он не может ответить на этот вопрос».
Ибн Аби Увайс рассказывал, как однажды имам Малик сказал ему, что иногда ему задают такие вопросы, что от волнения он не может ни есть, ни пить. Если кто-то поправлял его в каком-либо юридическом вопросе, имам обычно сразу же принимал эту поправку. Ему принадлежат такие слова: «Я — человек, и я ошибаюсь и говорю верно. Внимательно прислушиваетесь к моим словам. Те из них, которые соответствуют Книге (Корану) и сунне принимайте, а несоответствующие им отвергайте».

Величайшим свершением имама Малика была кодификация мединского фикха. Медина была центром, где во всех отраслях исламского учения преподавали выдающиеся ученые и знатоки, которые изучали Коран, хадисы и принципы юриспруденции у Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и его сподвижников. Сподвижники скончались один за другим, но знаменитые ученые табиины, то есть, поколение после сподвижников, еще жили в Медине при имаме Малике. Было семеро выдающихся табиинов, которые стали центральными фигурами в фикхе и хадисах, и по всем правовым вопросам обычно обращались к ним. Двое из них — это Сулайман и Салим бин Абдуллах. Сулайман был рабом Маймуны, матери мусульман и жены Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, а Салим был внуком Умара и обучался у своего отца Абдуллаха ибн Умара. Эти табиины составляли консультативный совет, к которому обращались по всем вопросам, относящимся к Шариату. Мединский фикх, кодифицированный имамом Маликом, был результатом трудов этих благочестивых табиинов, основанных на авторитете Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и сахабов.
Другим достижением имама Малика является книга «аль-Мууатта». Это наиболее достоверная комплектация хадисов и некоторые их толкования, сделанные сахабами и табиинами, по всем важным аспектам мусульманского образа жизни. По этому «аль-Мууатта» начинается с салята (пяти ежедневных молитв), затем переходит к хадисам, касающимся остальных столпов Ислама, и далее к различным правовым аспектам, в том свете, как они отражены в предписаниях Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и как их понимали и применяли сахабы и табиины.
Стиль, которого придерживался имам Малик в своей книге, таков, что он помогает читателю понять, прежде всего, что именно по данному вопросу говорил Пророк, да благословит его Аллах и приветствует. Неизменный обычай Малика начинать обсуждение правовой темы с цитирования соответствующего хадиса или прецедента, связанного с сахабами, и основанного на этих авторитетах, делает «аль-Муватта» наиболее достоверной. Поэтому имам Мухаммад бин Идрис аш-Шафиибыл прав, говоря, что «не появилась на земле ни одна книга, после Книги Аллаха, более достоверная, чем книга Малика». В другом рассказе сообщается, что имам аш-Шафии сказал: «Никогда не появлялась на земле книга, которая была бы ближе к Корану, чем книга Малика». Еще в одном рассказе приводятся слова имама аш-Шафии, что «аль-Муватта» — самая полезная книга после Корана.
Авторитет имама аш-Шафии неоспорим, поскольку он также является имамом одной из школ исламской теологии и юриспруденции (мазхаба). Имам Ахмад бин Ханбал сказал о том, насколько хорошо имам аш-Шафии знал книгу Малика, в таких словах: «Я изучал «аль-Муватта» под руководством десяти учеников Малика, которые заучивали ее на память. Под конец я проверил, как я запомнил, прочитав ее имаму аш-Шафии, потому что он был среди них наилучшим.
Намерение имама Малика, как мы видим, состояло в том, чтобы утвердить верховенство подлинных хадисов и обычаев того времени, связанных с поколением Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и поколением табиинов. Этот человек хотел возродить обычаи сунны Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и он провел всю жизнь, собирая хадисы и отбирая наиболее достоверные из них.

В наши дни последователей школы имама Малика можно найти в Верхнем Египте, Судане, Северной Африке (Тунис, Алжир и Марокко), Западной Африке (Мали, Нигерия, Чад) а также в государствах Персидского залива (Кувейт, Катар и Бахрейн).
Имам Малик ибн Анас умер 11 числа месяца Раби аль-Аууаль 179 года по хиджре, в возрасте 86 лет, и похоронен в Джаннат аль-Бахъи в Медине. Да будет Аллах милостив к нему.

Реклама