имам Бухари

Posted on 30 августа, 2012

0



видео в ютубе про жинеописание имама Бухари

Биография имама аль Бухари 1

Биография имама аль-Бухари 2

Биография имама аль-Бухари 3

Биография имама аль-Бухари 4

Во имя Аллаха Милостивого Милосердного. Бисми-лляхи-ррахмани-ррахим.

Имам Аль-Бухари

(194 — 256)

Аль-Бухари — имам Абу Абдуллах Мухаммад ибн Исма’ил ибн Ибрахим ибн Бардазба аль-Джу’фи (194 (810) — 256 (870), великий мусульманский учёный-мухаддис, автор книг «аль-Джами’ ас-Сахих», «ат-Тарих аль-Кабир», «аль-Адаб аль-Муфрад» и др. Он передавал хадисы от Ахмада ибн Ханбала, аль-Хамиди, Ибн аль-Мадини и их современников. Его учениками были: Муслим, ан-Наса’и, ат-Тирмизи, аль-Фирабри и др.

Достоинства этого учёного трудно описать. Он обладал прекрасной памятью и сказал о себе: «Я собрал хадисы от тысячи с лишним шейхов, и от каждого из них — по десять с лишним тысяч хадисов. И нет ни одного хадиса, иснада которого я бы не помнил» («Табакат аль-Ханабиля» 1/275, «Тарих Багдад» 2/10, «Тахзиб аль-Камаль» 1170). Ахмад ибн Ханбаль сказал: «Память закончилась на четырёх людях из Хорасана: Абу Зур’е ар-Рази, Мухаммаде ибн Исма’иле аль-Бухари, Абдуллахе ибн Абд ар-Рахмане ас-Самарканди и аль-Хасане ибн Шуджжа аль-Балхи» («Тахзиб аль-Камаль» 1171).

Свидетельств уникальной памяти этого учёного очень много. Хашид ибн Исма’ил рассказывал: «Абу Абдуллах аль-Бухари сопровождал нас к шейхам Басры, когда он был ребёнком, но ничего не записывал. Мы сказали ему: «Ты сопровождаешь нас, но ничего не записываешь. Что же ты делаешь?» Через шестнадцать дней он сказал нам: «Вы очень назойливы и много спрашиваете. Покажите мне, что вы написали». Мы показали ему то, что у нас было: там было более пятнадцати тысяч хадисов. Тогда он прочёл их всех наизусть, да так, что мы сверяли свои записи по его памяти. Затем он сказал: «Вы думали, что я сопровождаю вас попусту и зря трачу своё время?!» Тогда мы поняли, что его никто не сможет превзойти» («Табакат аль-Ханабиля» 1/276-277, «Тарих Багдад» 2/14-15, «Табакат ас-Сабаки» 2/217).

Хафиз Абу Ахмад Абдуллах ибн Ади рассказывал: «Я слышал, как несколько шейхов говорили о том, что в Багдад приезжает Мухаммад ибн Исма’ил аль-Бухари. Когда знатоки хадисов услышали о нём, они собрались и выбрали сто хадисов. Затем они перемешали их иснады и тексты: соединили текст одного хадиса с иснадом другого, а его иснад с текстом другого хадиса. Каждому учёному они дали по десять хадисов, чтобы он прочёл их на собрании у аль-Бухари. Когда собрался народ, поднялся первый из них и спросил аль-Бухари об одном из десяти своих хадисов. Он ответил: «Я не знаю его». Он спросил о следующем, и он опять ответил: «Я не знаю его». Так продолжалось, пока он не закончил свои десять хадисов. Учёные переглянулись и сказали: «Он догадался». А те, кто не знал об этом, смотрели на него, как на беспомощного. Затем поднялся второй учёный и сделал то же, что и первый. Аль-Бухари опять отвечал: «Я не знаю его». Затем поднялся третий, четвёртый, и так все десять. Однако он ничего не прибавлял к словам: «Я не знаю его». Когда он увидел, что они закончили, он повернулся к первому из них и сказал: «Твой первый хадис такой, второй — такой, третий — такой», — и так все десять. Он сопоставил все тексты с их иснадами. То же самое он сделал и с хадисами других учёных. Тогда люди признали его память» («Тарих Багдад» 2/20-21, «Тахзиб аль-Камаль» 1171, «Табакат ас-Сабаки» 2/218-219).

Требования, которые он предъявлял к равиям, были очень строгими, поэтому в его сборнике «ас-Сахих» почти все хадисы достоверны. Абу Аммар аль-Хусейн ибн Хурис сказал: «Я не знаю, видел ли я подобного ему. Он будто был создан для хадисов» («Мукаддима аль-Фатх», стр. 484). Сам имам сказал: «Я встречался с более чем тысячью учёных в Хиджазе, Ираке, Шаме и Египте, и я не видел ни одного из них, кто бы расходился в одном — в том, что религия — это слова и дела, и что Коран — это Слово Аллаха».

Благородная дань, отданная салафами этому учёному, выражается в словах Йахйи ибн Джа’фара, который сказал: «Если бы я мог прибавить года своей жизни к годам Мухаммада ибн Исма’ила, то я бы сделал это, так как моя смерть будет смертью простого человека, а его смерть — уходом знаний» («Тарих Багдад» 2/24, «Тахзиб аль-Камаль» 1172).

////////////////

http://www.religia.kz/2009-01-18-14-20-22/97-2009-01-18-14-08-00/582-2009-01-24-14-42-20.html

Имам Бухари

(имам Абу Абдуллах Мухаммад ибн Исма’ил ибн Ибрахим ибн Бардазба аль-Джу’фи Аль-Бухари)

Аль-Бухари — имам Абу Абдуллах Мухаммад ибн Исма’ил ибн Ибрахим ибн Бардазба аль-Джу’фи , великий мусульманский учёный-мухаддис, автор книг «аль-Джами’ ас-Сахих», «ат-Тарих аль-Кабир», «аль-Адаб аль-Муфрад» и др. Он передавал хадисы от Ахмада ибн Ханбала, аль-Хамиди, Ибн аль-Мадини и их современников. Его учениками были: Муслим, ан-Наса’и, ат-Тирмизи, аль-Фирабри и другие.

Годы жизни 194 — 256 от хиждры (от переселения пророка Мухаммада (с) из Мекки в Медину), это 810 — 870 годы от рождества Христова.

Третий век хиджры считается золотым веком классификации сунны. Именно в этот период появились наиболее известные ныне источники сведений о сунне пророка, да благословит его Аллах и приветствует. В том числе сборник Имама Аль-Бухари «Ассахих», который считается наиболее достоверной книгой после Корана.

Достоинства  Имама Бухари трудно описать. Он обладал прекрасной памятью и сказал о себе: «Я собрал хадисы от тысячи с лишним шейхов, и от каждого из них — по десять с лишним тысяч хадисов. И нет ни одного хадиса, иснада которого я бы не помнил» («Табакат аль-Ханабиля» 1/275, «Тарих Багдад» 2/10, «Тахзиб аль-Камаль» 1170). Ахмад ибн Ханбаль сказал: «Память закончилась на четырёх людях из Хорасана: Абу Зур’е ар-Рази, Мухаммаде ибн Исма’иле аль-Бухари, Абдуллахе ибн Абд ар-Рахмане ас-Самарканди и аль-Хасане ибн Шуджжа аль-Балхи» («Тахзиб аль-Камаль» 1171).

Свидетельств уникальной памяти этого учёного очень много. Хашид ибн Исма’ил рассказывал: «Абу Абдуллах аль-Бухари сопровождал нас к шейхам Басры, когда он был ребёнком, но ничего не записывал. Мы сказали ему: «Ты сопровождаешь нас, но ничего не записываешь. Что же ты делаешь?» Через шестнадцать дней он сказал нам: «Вы очень назойливы и много спрашиваете. Покажите мне, что вы написали». Мы показали ему то, что у нас было: там было более пятнадцати тысяч хадисов. Тогда он прочёл их всех наизусть, да так, что мы сверяли свои записи по его памяти. Затем он сказал: «Вы думали, что я сопровождаю вас попусту и зря трачу своё время?!» Тогда мы поняли, что его никто не сможет превзойти» («Табакат аль-Ханабиля» 1/276-277, «Тарих Багдад» 2/14-15, «Табакат ас-Сабаки» 2/217).

Хафиз Абу Ахмад Абдуллах ибн Ади рассказывал: «Я слышал, как несколько шейхов говорили о том, что в Багдад приезжает Мухаммад ибн Исма’ил аль-Бухари. Когда мухаддисы услышали о нём, они собрались и выбрали сто хадисов. Затем они перемешали их иснады и тексты: соединили текст одного хадиса с иснадом другого, а его иснад с текстом другого хадиса. Каждому учёному они дали по десять хадисов, чтобы он прочёл их на собрании у аль-Бухари. Когда собрался народ, поднялся первый из них и спросил аль-Бухари об одном из десяти своих хадисов. Он ответил: «Я не знаю его». Он спросил о следующем, и он опять ответил: «Я не знаю его». Так продолжалось, пока он не закончил свои десять хадисов. Учёные переглянулись и сказали: «Он догадался». А те, кто не знал об этом, смотрели на него, как на беспомощного. Затем поднялся второй учёный и сделал то же, что и первый. Аль-Бухари опять отвечал: «Я не знаю его». Затем поднялся третий, четвёртый, и так все десять. Однако он ничего не прибавлял к словам: «Я не знаю его». Когда он увидел, что они закончили, он повернулся к первому из них и сказал: «Твой первый хадис такой, второй — такой, третий — такой», — и так все десять. Он сопоставил все тексты с их иснадами. То же самое он сделал и с хадисами других учёных. Тогда люди признали его память» («Тарих Багдад» 2/20-21, «Тахзиб аль-Камаль» 1171, «Табакат ас-Сабаки» 2/218-219).

Требования, которые он предъявлял к равиям, были очень строгими, поэтому в его сборнике «ас-Сахих» почти все хадисы высшей степени достоверности. Абу Аммар аль-Хусейн ибн Хурис сказал: «Я не знаю, видел ли я подобного ему. Он будто был создан для хадисов» («Мукаддима аль-Фатх», стр. 484). Сам имам сказал: «Я встречался с более чем тысячью учёных в Хиджазе, Ираке, Шаме и Египте, и я не видел ни одного из них, кто бы расходился в одном — в том, что религия — это слова и дела, и что Коран — это Слово Аллаха».

Благородная дань, отданная салафами (праведными предками) этому учёному, выражается в словах Йахйи ибн Джа’фара, который сказал: «Если бы я мог прибавить года своей жизни к годам Мухаммада ибн Исма’ила, то я бы сделал это, так как моя смерть будет смертью простого человека, а его смерть — уходом знаний» («Тарих Багдад» 2/24, «Тахзиб аль-Камаль» 1172).

Необходимо правильно относиться к учёным, и не чрезмерно возвеличивать их, и не допускать неуважительных слов в их сторону.

К чрезмерному возвеличиванию Имама Аль-Бухари в современное время относится паломничество на его могилу. Это недопустимо и является греховным нововведением.

К неуважительным словам в отношении Имама Аль-Бухари относится осуждение его из-за его религиозных решений порою не совпадающих с распространёнными в Азии традиций. Уважаемый всяким суннитом Имам Бухари был прекрасным учеником имамов основателей религиозно-правовых школ, стал великим учёным факихом и мухаддисом.

О Аллах, даруй Свою милость Имаму Аль-Бухари, и прости нам грехи, и введи нас в райские сады вместе с пророками и праведниками. Аминь.

Имам аль-Бухари

Имя имама — Мухаммад бин Исма‘ил бин Ибрахим бин аль-Мугира аль-Бухари аль-Джу‘фи; его кунья — Абу Абдуллах.

Имам аль-Бухари родился в Бухаре в пятницу 11 числа месяца шавваль 194 года хиджры – 810 год по христианскому календарю. Он рано лишился отца и его воспитанием занимался дед – имам-хатыб одной из мечетей города.

Способности будущего хадисоведа проявились в раннем возрасте. Уже в 6 лет он наизусть читал многие суры Корана. В 16 лет он совершил паломничество в Мекку со своей матерью и братом Ахмадом. Оставшись в Мекке, он 4 года изучал хадисы под руководством знаменитого ученого хадисоведа имама Ахмада бин Ханбала, обладавшего в то время большим списком из 30 тысяч хадисов.

Аллах наделил его прекрасной памятью, что было заметно уже в детстве. Хашид бин Ис­ма‘ил рассказывал следующее: «В Басре Абу Абдуллах Мухаммад бин Исма‘ил аль-Бухари, который был тогда ещё юношей, посещал с нами разных шейхов, являвшихся знатоками хадисов, но ничего не записывал. Через несколько дней мы стали говорить ему: “Ты посещаешь вместе с нами разных шейхов, ничего не записывая, но почему ты так делаешь?” Через шестнадцать дней он ска­зал нам: “Поистине, вы много говорите и досаждаете мне! Покажите-ка, что вы записали”. Мы достали наши листы, где было записано более пятнадцати тысяч хадисов, а он стал чи­тать всё это наизусть, и мы даже принялись исправлять наши записи в соответствии с тем, что он читал по памяти. Потом он спросил: “Считаете ли вы, что я посещаю разных шейхов ради шутки и попусту растрачиваю свои дни?” После этого нам стало ясно, что опередить его не сможет никто».

Когда аль-Бухари был ещё юношей, жители Басры, желавшие слушать хадисы, ходили за ним по пятам, пока не добивались желаемого, и тогда они усаживали его на какой-нибудь дороге, после чего вокруг него собирались тысячи людей, большинство из которых записы­вали то, что он говорил, а был он в ту пору безусым юнцом.

Ещё одним доказательством того, что аль-Бухари обладал прекрасной памятью и отли­чался абсолютной точностью, может служить сообщение о том, как однажды он приехал в Самарканд, где встретился с четырьмястами знатоков хадисов. Они смешали между собой иснады (цепочку передатчиков) хадисов из Шама и Ирака и имена передатчиков и присоединили иснады одних хадисов к текстам других, после чего прочли всё это аль-Бухари, который указал, к каким ис­надам на самом деле относятся соответствующие тексты и всё привёл в должный порядок. После этого никто из них не смог найти ни одной неточности ни в одном иснаде или тексте.

Нечто по­добное имело место и в Багдаде. Сообщается также, что стоило ему прочесть книгу только один раз, как он наизусть запоминал её содержание.

Имам аль-Бухари в поисках хадисов путешествовал по многим городам Ближнего и Среднего Востока. Он собрал хадисы со слов более чем тысячи шейхов, с которыми он встречался в разных краях.

К числу самых известных шейхов аль-Бухари относятся Хаммад бин Шакир, Тахир бин Махлид, имам Ахмад бин Ханбаль, Али бин аль-Мадини, Макки бин Ибрахим аль-Балхи, Абдуллах бин Муса аль-Абси, Абу Бакр аль-Хумайди, Ибрахим бин Ма‘киль, Абу Тальха бин Али аль-Баради ан-Насафи, Ибрахим бин аль-Мунзир, Адам бин Ийас, Абдан бин Усман аль-Марвази, Абу Асим аш-Шайбани и Йахайа бин Му‘ин.

Наиболее известными передатчиками хадисов, собранных аль-Бухари, являлись имам Муслим бин аль-Хаджжадж, не включивший эти хадисы в свой “Сахих”, ат-Тирмизи, вклю­чивший эти хадисы в свой “Джами‘”, ан-Наса’и, который, как считают некоторые улемы, включил их в “Сунан”, Ибрахим аль-Харби, Ибн Абу-д-Дунйа, Абу Хатим, Абдуллах бин Мухаммад бин Наджих, аль-Хусейн бин Исма’ил аль-Махамили и многие другие.

Об имаме аль-Бухари с похвалой отзывались многие из улемов. Имам Ахмад сказал: “Не было ещё в Хорасане подобного ему”. Абу-ль-Аббас ад-Да‘ляви передал, что в послании жителей Багдада к аль-Бухари были такие слова: “Благо не покинет мусульман, пока ты будешь с ними. не найдётся после тебя лучшего, а тебя будет недоставать”. Ибн Хузайма сказал: “Не встречал я под небосводом ни более осведомлённого о хадисах посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, ни того, кто помнил бы больше хадисов, чем аль-Бухари”. Ат-Тирмизи сказал: “Не видел я ни в Ираке, ни в Хорасане человека, который лучше аль-Бухари знал бы историю и разбирался в недос­татках хадисов и их иснадах”. Йахйа бин Джа’фар сказал: «Если бы я мог прибавить года своей жизни к годам Мухаммада бин Исма’ила, то я бы сделал это, так как моя смерть будет смертью простого человека, а его смерть – уходом знаний».

Имам аль-Бухари оставил после себя множество трудов, важнейшим и получившим наибольшее распространение из которых является “Аль-джами‘ ас-сахих”. К числу сочинений аль-Бухари относятся также такие книги как “Аль-асма’ ва-ль-куна”, “Ат-тарих аль-кабир”, “Ас-сунан фи-ль-фикх”, “Хальк аф‘аль аль-‘ибад”, “Аль-адаб аль-муфрад” и “Аль-кира’а хальфа-ль-имам”. Здесь нет возможности говорить о каждом из его сочинений, и поэтому придётся ограничиться указанием только на “Аль-джами‘ ас-сахих” и то место, которое он занимает среди других сводов хадисов пророка, да благословит его Аллах и приветствует.

Основной причиной, побудившей аль-Бухари к составлению “Сахиха”, куда вошли только достоверные хадисы, послужило то, что в сборники, составленные его современниками, на­ряду с достоверными включались и слабые хадисы. Это не нравилось имаму аль-Бухари, не забывшему о том, что его шейх Исхак бин Рахавайх хотел собрать воедино одни лишь дос­товерные хадисы и побуждал к этому своих учеников, говоря им: “Было бы прекрасно, если бы вы составили краткий свод достоверных хадисов посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует”. Эти слова запали в душу имама аль-Бухари, и после этого он начал собирать материалы к своему “Сахиху”.

Кроме того, его решимость укрепил сон, в котором аль-Бухари увидел, как он стоит перед посланником Аллаха с веером в руках и защищает его, что было истолковано им как указание на то, что он не позволит лжи коснуться посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Всё вышеупомянутое и побудило его заняться этим трудом, который стал лучшим из всех трудов великого имама, явился свидетельством высокого места, занимаемого имамом аль-Бухари, и сослужил великую службу исламской религии. В процессе работы имам аль-Бухари проверил около шестисот тысяч хадисов, которые были в ходу в то время. Из всего этого громадного количества материалов он отобрал для своего сборника семь тысяч двести семьдесят пять хадисов. Это лишний раз свидетельствует о том, как тщательно аль-Бухари относился к выполнению поставленной им перед самим собой задачи, и сколь высоки были критерии отбора и проверки. В ходе многолетней работы имам аль-Бухари разработал методы, применение которых позволило всю работу по сбору и систематизации хадисов поставить на серьезную научную основу. Главным его методом стал иснад, – установление цепи передатчиков конкретного хадиса, начиная от последнего и до первого его передатчика.

При этом особое значение он придавал установлению лиц, служивших первоисточником передачи, записи хадиса, перечислению лиц, передававших его дальше. В «достоверные» он относил только те хадисы, которые рассказывались людьми, являвшимися непосредственными свидетелями поступка Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, или лично слышали его изречения, комментарии.

Исключительно важным для него был и нравственный облик передатчиков хадиса. Хадис, исходящий от лица, связанного с неблаговидными делами, исключался из числа достоверных. Его методы стали надежным заслоном, защищавшим Сунну Пророка, да благословит его Аллах и приветствует.

Созданный им труд стал наилучшей книгой после Книги Всемогущего и Великого Аллаха, что соответствует единодушному мнению членов мусульманской общины, принявшей его с того самого дня, когда он был завершён, и продолжающей высоко ценить его до сих пор. Имам аль-Бухари работал над своей книгой в течение шестнадцати лет.

Аль-Бухари всецело посвящал себя науке и поклонению. Он часто говорил: “Никогда в жизни я ни у кого не купил ничего ценою в дирхем и никому ничего ценой в дирхем не про­дал”. Как-то раз его спросили о том, как он покупал хлеб, на что аль-Бухари ответил: “Я поручал это кому-нибудь, и мне покупали его”.

Аль-Бухари, да помилует его Аллах Всевышний, отличался крайней стыдливостью, смело­стью, щедростью, благочестием, отрешённостью от мира дольнего и стремлением к миру вечному. Однажды он сказал: “Поистине, я хочу, чтобы никто не взыскивал с меня за хулу, когда я встречусь с Аллахом Всевышним”. Ему были присущи чувство собственного достоинства и гордость. Сообщается, что Бакр бин Мунир сказал: «Однажды правитель Бухары эмир Халид бин Ахмад аз-Зухали послал к Мухаммаду бин Исмаилу аль-Бухари человека, чтобы тот передал ему следующее: “Доставь ко мне “Аль-джами‘”, “Ат-тарих” и другие твои книги, чтобы я услышал то, что в них написано, от тебя”. На это аль-Бухари дал его посланцу такой ответ: “Поистине, я не унижаю знание и не доставляю его к дверям людей, а если ты нуждаешься в чём-либо из этого, то сам приди либо в мою мечеть, либо ко мне домой”».

В конце жизни имам аль-Бухари переехал из своего родного города в селение Хартанк, которое в те времена находилось примерно в километре пути от Самарканда.

Имаму аль-Бухари принадлежит ведущая роль в разработке и применении принципов, дающих возможность классифицировать хадисы с учетом того, к какому источнику они относятся. Он также в числе первых разработал типологию разделения хадисов на приемлемые и отвергаемые, причин, по которым они отвергаются.

Такой подлинно титанический, критический труд по отбору хадисов дал блестящие результаты. Из 600 тысяч хадисов, известных имаму аль-Бухари, в число достоверных вошли только 7275, т.е. немногим более 1 процента. Но зато они исходят к 208 лицам, с которыми Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, действительно вступал в диалог.

В мусульманской литературе и всевозможных научных исследованиях о Сунне пророка, да благословит его Аллах и приветствует, было сказано уже так много, что ничего принципиально нового к этому добавить практически невозможно. Тем не менее, хотелось бы обратить внимание читателя на несколько весьма важных, как представляется, моментов.

Во-первых, каждому следует отдавать себе отчёт в том, что Сунна пророка, да благословит его Аллах и приветствует, изложенная в многократно проверенных и заслуживающих доверия хадисах, представляет собой совершенно уникальное явление в истории всех религий, поскольку ни об одном из других пророков люди не имеют такого огромного количества достоверной информации.

Во-вторых, необходимо понимать, что ознакомление с хадисами требует особого подхода. Прежде всего это касается, конечно же, мусульман, для которых Сунна является прямым руководством к действию во всех их религиозных и мирских делах, а это значит, что здесь нет и не может быть того, чему можно не придавать значения.

В-третьих, влияние Сунны на жизнь целых народов, исповедующих Ислам, столь продолжительно и глубоко, что нет никакой необходимости доказывать, что психологию и логику поведения мусульманина можно понять только с учётом всех факторов, под воздействием которых происходило формирование его личности, а в этом отношении первостепенное значение Корана и Сунны неоспоримо.

В-четвёртых, знакомство с Сунной могло бы способствовать искоренению всяческих домыслов, суеверий и лжи, возводимой как на Ислам, так и на его Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, что всем пошло бы только на пользу.

В своей книге “Тарих Найсабур” аль-Хаким Абу Абдуллах приводит слова Абу Амра Исма’ила, передававшего, что Абу Абдуллах Мухаммад бин Али сказал: «Я слышал, как Мухаммад бин Мухаммад бин Исмаил аль-Бухари сказал: “Я прожил в Басре пять лет, работая над своими книгами, и каждый год я совершал хаджж, после чего возвращался из Мекки в Басру. И я надеюсь, что Аллах сделает эти сочинения благословен­ными для мусульман”».

Передают со слов Абу Амра, что Абу Абдуллах сказал: “И Аллах сделал их благословенными”.

Имам Мухаммад бин Исма’ил аль-Бухари скончался в субботу, в ночь праздника разговения после наступления времени вечерней молитвы в 256 году хиджры. Заупокойную молитву по нему совершили на следующий день после полуденной молитвы, да помилует его Аллах и да будет Он доволен им.

Имам Бухари

(имам Абу Абдуллах Мухаммад ибн Исма’ил ибн Ибрахим ибн Бардазба аль-Джу’фи Аль-Бухари)

Аль-Бухари — имам Абу Абдуллах Мухаммад ибн Исма’ил ибн Ибрахим ибн Бардазба аль-Джу’фи , великий мусульманский учёный-мухаддис, автор книг «аль-Джами’ ас-Сахих», «ат-Тарих аль-Кабир», «аль-Адаб аль-Муфрад» и др. Он передавал хадисы от Ахмада ибн Ханбала, аль-Хамиди, Ибн аль-Мадини и их современников. Его учениками были: Муслим, ан-Наса’и, ат-Тирмизи, аль-Фирабри и другие.

Годы жизни 194 — 256 от хиждры (от переселения пророка Мухаммада (с) из Мекки в Медину), это 810 — 870 годы от рождества Христова.

Третий век хиджры считается золотым веком классификации сунны. Именно в этот период появились наиболее известные ныне источники сведений о сунне пророка, да благословит его Аллах и приветствует. В том числе сборник Имама Аль-Бухари «Ассахих», который считается наиболее достоверной книгой после Корана.

Достоинства  Имама Бухари трудно описать. Он обладал прекрасной памятью и сказал о себе: «Я собрал хадисы от тысячи с лишним шейхов, и от каждого из них — по десять с лишним тысяч хадисов. И нет ни одного хадиса, иснада которого я бы не помнил» («Табакат аль-Ханабиля» 1/275, «Тарих Багдад» 2/10, «Тахзиб аль-Камаль» 1170). Ахмад ибн Ханбаль сказал: «Память закончилась на четырёх людях из Хорасана: Абу Зур’е ар-Рази, Мухаммаде ибн Исма’иле аль-Бухари, Абдуллахе ибн Абд ар-Рахмане ас-Самарканди и аль-Хасане ибн Шуджжа аль-Балхи» («Тахзиб аль-Камаль» 1171).

Свидетельств уникальной памяти этого учёного очень много. Хашид ибн Исма’ил рассказывал: «Абу Абдуллах аль-Бухари сопровождал нас к шейхам Басры, когда он был ребёнком, но ничего не записывал. Мы сказали ему: «Ты сопровождаешь нас, но ничего не записываешь. Что же ты делаешь?» Через шестнадцать дней он сказал нам: «Вы очень назойливы и много спрашиваете. Покажите мне, что вы написали». Мы показали ему то, что у нас было: там было более пятнадцати тысяч хадисов. Тогда он прочёл их всех наизусть, да так, что мы сверяли свои записи по его памяти. Затем он сказал: «Вы думали, что я сопровождаю вас попусту и зря трачу своё время?!» Тогда мы поняли, что его никто не сможет превзойти» («Табакат аль-Ханабиля» 1/276-277, «Тарих Багдад» 2/14-15, «Табакат ас-Сабаки» 2/217).

Хафиз Абу Ахмад Абдуллах ибн Ади рассказывал: «Я слышал, как несколько шейхов говорили о том, что в Багдад приезжает Мухаммад ибн Исма’ил аль-Бухари. Когда мухаддисы услышали о нём, они собрались и выбрали сто хадисов. Затем они перемешали их иснады и тексты: соединили текст одного хадиса с иснадом другого, а его иснад с текстом другого хадиса. Каждому учёному они дали по десять хадисов, чтобы он прочёл их на собрании у аль-Бухари. Когда собрался народ, поднялся первый из них и спросил аль-Бухари об одном из десяти своих хадисов. Он ответил: «Я не знаю его». Он спросил о следующем, и он опять ответил: «Я не знаю его». Так продолжалось, пока он не закончил свои десять хадисов. Учёные переглянулись и сказали: «Он догадался». А те, кто не знал об этом, смотрели на него, как на беспомощного. Затем поднялся второй учёный и сделал то же, что и первый. Аль-Бухари опять отвечал: «Я не знаю его». Затем поднялся третий, четвёртый, и так все десять. Однако он ничего не прибавлял к словам: «Я не знаю его». Когда он увидел, что они закончили, он повернулся к первому из них и сказал: «Твой первый хадис такой, второй — такой, третий — такой», — и так все десять. Он сопоставил все тексты с их иснадами. То же самое он сделал и с хадисами других учёных. Тогда люди признали его память» («Тарих Багдад» 2/20-21, «Тахзиб аль-Камаль» 1171, «Табакат ас-Сабаки» 2/218-219).

Требования, которые он предъявлял к равиям, были очень строгими, поэтому в его сборнике «ас-Сахих» почти все хадисы высшей степени достоверности. Абу Аммар аль-Хусейн ибн Хурис сказал: «Я не знаю, видел ли я подобного ему. Он будто был создан для хадисов» («Мукаддима аль-Фатх», стр. 484). Сам имам сказал: «Я встречался с более чем тысячью учёных в Хиджазе, Ираке, Шаме и Египте, и я не видел ни одного из них, кто бы расходился в одном — в том, что религия — это слова и дела, и что Коран — это Слово Аллаха».

Благородная дань, отданная салафами (праведными предками) этому учёному, выражается в словах Йахйи ибн Джа’фара, который сказал: «Если бы я мог прибавить года своей жизни к годам Мухаммада ибн Исма’ила, то я бы сделал это, так как моя смерть будет смертью простого человека, а его смерть — уходом знаний» («Тарих Багдад» 2/24, «Тахзиб аль-Камаль» 1172).

Необходимо правильно относиться к учёным, и не чрезмерно возвеличивать их, и не допускать неуважительных слов в их сторону.

К чрезмерному возвеличиванию Имама Аль-Бухари в современное время относится паломничество на его могилу. Это недопустимо и является греховным нововведением.

К неуважительным словам в отношении Имама Аль-Бухари относится осуждение его из-за его религиозных решений порою не совпадающих с распространёнными в Азии традиций. Уважаемый всяким суннитом Имам Бухари был прекрасным учеником имамов основателей религиозно-правовых школ, стал великим учёным факихом и мухаддисом.

О Аллах, даруй Свою милость Имаму Аль-Бухари, и прости нам грехи, и введи нас в райские сады вместе с пророками и праведниками. Аминь.

Posted in: ученые