Обращение к Аллаху за защитой от шайтана и легкое поплёвывание во время молитвы с целью избавления от его наущений.

Posted on Август 23, 2012

0



Обращение к Аллаху за защитой от шайтана и легкое поплёвывание во время молитвы с целью избавления от его наущений.

Однажды ‘Усман ибн Абу-ль-‘Ас (да будет доволен им Аллах) сказал: «О Посланник Аллаха! Поистине, шайтан мешает мне совершать молитву и читать Коран, запутывая меня!». В ответ ему Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Это шайтан по имени Хинзаб, и если ты почувствуешь его (присутствие), то обратись за защитой к Аллаху и трижды сплюнь налево». Он сказал: «Я так и сделал, и Аллах удалил его от меня». Муслим и Ахмад.

Примечание: Арабское слово «тафль» означает «сплевывать с выделением небольшого количества слюны» («Нихайа»).

Ан-Навави (да будет милостив к нему Аллах) сказал: «Этот хадис указывает на желательность обращения к Аллаху за защитой и поплёвывание в левую сторону тогда, когда шайтан искушает (молящихся, отвлекая их посторонними мыслями)».

Источник: Шейх Мухаммад Насыруддин аль-Альбани — «Описание молитвы Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) С самого начала до конца, как если бы вы это видели собственными глазами».

Также по теме:

Шайтан является нашим врагом и его вражда проявляется наущениями молящемуся, чтобы устранить его смиренность и запутать его во время намаза. Наущению подвергается каждый, кто обратился к Аллаху вспоминая Его или в других поклонениях, и так будет происходить, а раб должен быть стойким и терпеть, соблюдать намазы или другие зикры, и не беспокоиться, поистине, если он будет придерживаться их, это отдалит от него козни шайтана. «Поистине козни шайтана слабые» — и всякий раз, когда раб обращает сердце к Аллаху с наущениями приходят и другие вещи.

Шайтан — он как разбойник, всегда, когда раб идет к Великому Аллаху, старается преградить ему дорогу, поэтому некоторые саляфы говорили: «Поистине иудеи и христиане говорят: «Когда мы молимся, нам не нашептываются злые мысли.» Они отвечали: «Они говорят правду. Чем может повредить шайтан разрушенному дому». («Маджму аль-Фатава», 22/608).

«Этому привели хороший пример — три дома:
— дом короля, в котором хранятся его сокровища, богатства и драгоценности;
— дом раба, где есть его имущество, богатства и драгоценности, но не такие, как у короля;
— и пустой дом, где вообще ничего нет.
Пришел вор и захотел совершить кражу, так в какой же из этих домов он войдет?». («Альвабиль ассайиб», стр. 43).

«И раб, когда стоит на намазе, шайтан уходит от него, так как он встал в самом великом и угодном Аллаху положении вызывающим гнев у шайтана, причиняющим ему боль и поэтому он старается и стремится отдалить человека от этого, не оставляет его, тешит его обещаниями и надеждами, заставляет забыть, и наступает на него со всех сторон, всем своим войском, пока намаз не становится для него нагрузкой и он начинает относиться небрежно к нему, пока полностью не оставит его.
А если он не достиг этой цели и раб выстоял против него, враг Аллаха приступает к другим методам. Он старается создавать преграды между намазом и его сердцем и заставляет человека вспоминать о тех вещах, о которых он не думал до этого.
Даже может быть, что у человека была проблема и он не мог ее решить, и тут шайтан начинает напоминать об этом в намазе, чтобы отвлечь его сердце и оторвать от Аллаха, и он стоит в намазе не чувствуя этого сердцем, тогда Аллах не обратится в его сторону, и он не получит от великодушия Всевышнего и близости, как обратившийся к Нему всем сердцем.
И он выходит из намаза, каким и зашел, со своими грехами, проступками, бременем, этот намаз не облегчил ему эти ноши. А ведь намаз стирает грехи только тем, кто выполняет обязанности, требования намаза, довел до совершенства смиренность в намазе и стоял перед Аллахом обратившись душой и телом.» («Альвабиль ассайиб», стр. 36).

Существует шайтанская хитрость, с которой приходит Хинзаб к некоторым хорошим людям, читающим намаз. Он пытается занять их мысли другими видами поклонения, кроме намаза во время него, как например некоторыми миссионерскими делами или научными делами и они уходят в них и не разумеют некоторые части намаза и путает их, внушая, что Умар например готовил армию во время намаза и предоставим слово по этому поводу шейху ислама Ибн Таймия, который просветит нас в этом деле и ответит на эту подозрительную сомнительность. Шейх (да помилует его Аллах) сказал: «А то, что передают от Умара ибн Хаттаба: «Я готовил армию будучи в намазе», то Умар был ответственен также и за джихад, будучи повелителем правоверных, и главнокомандующим джихада, и смотря с некоторых аспектов его можно считать совершающим намаз из-за страха перед видимым врагом. Будь это при военных действиях или без них, он обязан совершать и намаз и джихад, и по мере максимальной возможности он должен выполнять обе обязанности. Всевышний сказал: «О те которые уверовали, когда вы встретите группу (врагов), то будьте стойкими, и много поминайте Аллаха, вероятно тогда вы будете иметь успех». И известно, что спокойствие сердца во время джихада не сравнится со спокойствием во время безопасности. И если допустить, что он что-либо упустил из намаза из-за джихада, это не влияет на полноценность веры человека и его повиновение.
Поэтому намаз «аль-хауф» уменьшен количеством от обычного намаза, и когда Аллах Свят Он упомянул о намазе «аль-хауф», Он сказал: «А когда вы успокоились, то выстаивайте молитву, поистине она была возложена на верующих в определенное время».
И «камат» произносится перед обычным намазом, а перед «аль-хауф» может не соблюдаться.
И люди также в этом не одинаковы. И когда иман человека укрепляется, он всем сердцем присутствует в намазе, размышляя над всеми действиями.
И Умару Аллах вложил истину в уста и сердце, И он был вдохновенным рассказчиком, и никто не может отрицать, что если он и думал о своей армии в намазе, то и намаз был совершен должным образом, то что могло быть не под силу другим.
Но без сомнения, что в обычное время было бы еще полноценным, и также без сомнения, что намаз посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) в безопасное время был более совершенным, чем во время войны.
И если Аллах снял некоторые обязанности во время войны, что говорить тогда про скрытые.
И вкраце говоря, размышления молящегося о всех словах и действиях обязательны для него.
И бывает, что время его поджимает и его размышления бывают не такими как если бы времени было достаточно.
И возможно, что Умар оказался именно в этом положении, ведь он был имамом мусульманской уммы (нации). И этому может подвергнуться каждый в зависимости от его положения.
И человек часто вспоминает в намазе, о чем не думал до этого, нередко в этом содействует шайтан. Как, например, некоторые саляфы рассказали о человеке, закопавшем богатство и забывшем место его захоронения.
И тогда шайтан сказал ему: «Встань и помолись». Он встал и, когда начал молиться, вспомнил. Тогда у него спросили: «Как ты узнал об этом?». Он ответил: «Я знал что шайтан не оставит этого без внимания именно во время намаза, чтобы отвлечь меня, и не было у него ничего важней, чем напомнить о месте его захоронения (именно в намазе)».
Но сообразительный человек всегда старается погрузиться в намаз и полностью соблюдать остальные предписания.
И нет силы и мощи, кроме как у Аллаха Высокого, Величайшего. («Маджму аль-Фатава», 22/610).

Реклама