Об Исламской нации и этническом национализме

Posted on 30 июля, 2012

0



Об Исламской нации и этническом национализме

Хвала Аллаху — Господу миров! Мир и благословение посланнику Аллаха Мухаммаду, его семье и сподвижникам. Кого направил Аллах, того никто не собьет, а кого Аллах сбивает с пути, того никому не направить. Свидетельствую, что нет никого достойного поклонения, кроме Одного Аллаха, у Которого нет сотоварища. И свидетельствую, что Мухаммад – раб Аллаха и Его посланник.

А затем:

Сказал Аллах Всевышний: «Воистину, ваша умма – умма единая, а Я – ваш Господь. Бойтесь же Меня!» (Верующие, 52)

С момента активизации исламского призыва посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, для тех, кто последовал Прямому пути (сырат аль-мустаким), перестали существовать многие из тех реалий, которыми была заполнена их жизнь в период невежества. Ценности крови, рода, нации были нивелированы Исламом, делающим мусульман братьями, рабами Единого Аллаха, и признающим лишь богобоязненность показателем общественной привилегированности. Потому борьба между Исламом и язычеством, между мусульманами и мушриками представляла собой принципиально новую форму противостояния, не имеющую ничего общего с прежними межплеменными конфликтами. Существовали только две противоборствующие стороны – верующие и неверные. Обязательство бара (непричастности) к неверным и вражды к ним, возложенное на мусульман Всевышним Аллахом, как и запрет на проявление к ним уаля (приверженности), обусловили разрыв бытовавших веками кровных, родственных и племенных связей, уступив место связи на основе Ислама. В этой борьбе победила Истина и исчезла ложь.

С этого момента враги Аллаха ни на миг не прекращали открытые и завуалированные действия против мусульман, адекватно расценив, что невозможно одержать верх, не уничтожив ядро, консолидирующее мусульман в один, единый народ – Ислам. Как сказал о том Аллах Всевышний: «Они хотят, чтобы вы стали кафирами, подобно им, и чтобы вы оказались равны». (Женщины, 89)

Непрекращающаяся идеологическая атака, внедряющая в мировоззрение мусульман доктрины и понятия, чуждые самому духу этого дина, привела к искомым результатам: многие мусульмане стали слабы и пассивны, погрязли в заблуждениях и страхе перед созданными, распространилось невежество и ридда, а все от того, что были утрачены адекватные представления об основах Ислама (усуль ад-дин), критерии различения, позволяющие распознавать между Истиной и ложью, между Исламом и куфром, между Таухидом и ширком, между мусульманами и неверными. Сегодня, несмотря на многочисленность тех, кто именует себя мусульманами, лишь единицы соблюдают Таухид.

Справедливо рассудив, что самый легкий путь к ослаблению мусульман – стимуляция этнического дробления, разделения уммы на обособленные общности, верные не Исламу и мусульманам, а определенной народности и земле, враги Аллаха стали распалять пагубные идеи национализма и патриотизма, ставшие в итоге причиной уничтожения сущности исламского народа и разделения исламского мира.

Эти ядовитые зерна попали на благотворную почву, так как национальная принадлежность является наиболее ранней и распространенной формой групповой и индивидуальной идентификации, главенствующей над классовыми и сословными, социальными и материальными, возрастными и половыми различиями и особенностями.

Фетишизация национальной культуры и традиций предков, этноцентристские устремления и гипертрофированная национальная гордость создали условия, в которых национализм и патриотизм стали прямой угрозой Исламу. Хотим мы того или нет, вера является имманентным свойством самой человеческой природы. Она заложена в человеке изначально и навечно, посему, как бы человек не отрицал свою причастность к религии, выбор ограничен – либо он покланяется Единому Богу, либо вымышленным божкам. Иными словами, если человек не придерживается Единобожия, он непременно впадает в язычество. Тогда вера меняет свою направленность в сторону идолопоклонства, реализуя себя в поклонении сотворенным вещам. При этом в качестве идола могут выступать не только каменные и деревянные изваяния, которые мы привыкли ассоциировать с язычеством. Когда весь образ жизни, вся деятельность, вся надежда и любовь направлены на нечто, то это нечто… и есть объект поклонения.

Даже западные исследователи констатировали: «Каждый изучающий исламскую историю знает великий рассказ Ислама о борьбе против язычества с того времени как Пророк начал свой призыв, и как он победил со своими сподвижниками, завершив поклонение единому Богу, которое заняло место язычества у арабов в эпоху до Ислама. В наши дни происходит другая подобная борьба, однако не против Аллат, Аль-Узза и других идолов доисламской эпохи, а против новой совокупности идолов, которые называются «государство», «расизм», «национализм» и т.д.»

Очевидно, что национал-патриотическая ересь есть ни что иное, как поклонение «коллективной сущности», племенной солипсизм, неоязычество, которое в корне противоречит Исламу, повелениям Всевышнего Аллаха, запрещающим подобное:
«О вы, верующие, будьте миролюбивыми и дружными, будьте покорными Богу, не делайте родовых различий, как делали при язычестве, и не ищите других причин для разногласия! Не следуйте по стопам шайтана, который ведёт вас к расколу. Ведь он для вас — явный враг!»

Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, выражал свой гнев в отношении тех, кто похвалялся своими отцами и дедами, говоря: «Пусть люди прекратят похваляться своими умершими предками, которые представляют угли ада, или будут они для Аллаха презреннее жука, ковыряющегося своим носом в навозе. Аллах очистил вас от джахилийских самовосхвалений своими предками. Каждый из вас либо богобоязненный верующий, либо самовосхваляющийся грешник. Вы люди – дети Адама, а Адам был создан из глины». (Абу Дауд, Ат Тирмизи)

Отрицая национал-патриотические лозунги, Ислам отдает приоритет только богобоязненности – качеству, определяющему действительный статус человека. Как сказал о том Аллах Всевышний:

«О люди! Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга. Ведь самый почетный из вас пред Аллахом — самый богобоязненный». (Комнаты, 13)

Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Поистине, Аллах удалил от вас племенной, националный дух, свойственный джахилийи и свойственный ей же обычай кичиться своими предками, и теперь люди разделяются только на благочестивых мусульман или злосчастных грешников! Все люди — дети Адама, а Адам был создан из праха, поэтому нет у араба никакого преимущества перед неарабом, кроме как благочестия». (ат-Тирмизи и другие мухаддисы).

Именно ввиду особой опасности этих явлений, Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, в своем последнем прощальном хадже уделил этому огромное внимание: «Нет преимущества араба над неарабом, кроме богобоязненности (которую он может достичь как и неараб), ибо самый благородный из вас – самых богобоязненный!»

Национально-патриотические амбиции есть закамуфлированное высокомерие, о котором посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Не войдёт в рай (тот человек), в сердце которого (останется) высокомерие (весом хотя бы) с пылинку». (Муслим)

А также он, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Возгордившиеся будут собраны в день воскрешения подобно пылинкам в облике людей, и покроет их унижение со всех сторон». (Тирмизи)

А возгордившиеся своим племенем и предками окажутся в еще худшем положении, как сказал о том Пророк, да благословит его Аллах и приветствует: «Пусть люди перестанут хвастаться своими предками, либо они будут перед Аллахам более презренным, чем жук, который ковыряется в навозе». (Абу Дауд, ат-Тирмизи).

Любое проявление национализма характеризуется Исламом как тяжкий грех. Однажды в беседе с Билалом ибн Рабах ал-Хабаший знатный сахабий, сподижник пророка Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, Абу Зарр ал-Гифарий по отношению к своему собеседнику выронил фразу: «Эй ты, сын чернокожей женщины». Когда Билал по этому поводу жаловался пророку, тот сказал Абу Зарру: «Ты, оказывается, человек, внутри которого присутствует мракобесие». Что означало: «Оказывается, ты не полный, не настоящий мусульманин». Известно, что пророк очень разгневался. Тогда Абу Зарр упал на землю перед Билялем и попросил, чтобы тот поставил ногу на его щеку, чтобы смыть страшный грех высокомерия.

Ведь сказал посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: «Ваше происхождение не дает вам повода оскорблять других. Все вы дети Адама, и нет между вами преимуществ, кроме как по религии и богобоязненности». (Ахмад)

Более того, он, да благословит его Аллах и приветствует, охарактеризовал это как неверие, сказав: «Двое из членов общины моей впали в неверие: порочащий другого из-за его происхождения и причитающий над покойником». (Муслим)

Также он сказал: «Не наш человек тот, кто призывает с асабийе (национализму), не наш человек тот, кто сражается ради асабийа и не наш человек тот, кто проявляет гнев из-за асабийи». (Муслим)

А также: «Тот, кто провозглашает слепую преданность племени,- не один из нас ; и тот кто, борется во имя слепой преданности племени, — не один из нас ; и тот, кто умирает во имя слепой преданности племени,- не один из нас». (Абу Дауд)

Один сподвижник — Василя ибн аль-Аска — рассказывал: «Я спросил: «О, посланник Аллаха, что означает «нетерпимость»»? Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, ответил: «Когда ты поддерживаешь свой народ, который чинит несправедливость». (Абу Дауд)

Национал-патриотическая ересь – гораздо более опасное явление, нежели принято думать. И она может вывести человека из Ислама, даже если он совершает ибадат, как сказал о том посланник Аллаха: «Тот, кто призывами джахилии (в число которых входит и национализм) присоединяется к толпам обитателей адского огня». Сподвижники спросили: «Дже если он молится и постится?» Мухаммад, да благословит его Аллах и приветствует, ответил: «Даже если он молится и постится. Так называйте друг друга так, как назвал вас Аллах: муслимы, верующие, поклоняющиеся Аллаху». (ат-Тирмизи)

Национал-патриотические идеи, смешиваясь с исламскими убеждениями, видоизменяют их, доводя до патологических форм. Так, например, сегодня широкое распространение получила точка зрения, согласно которой полное следование религии Аллаха неизбежно ведет к уничтожению традиций и национальной культуры. Многим народам свойственно чрезвычайно трепетное отношение к своей этнокультурной самобытности, доходящее порой до откровенной фетишизации последней. На этом фоне Ислам в мировосприятии обывателя предстает инструментом инокультурного воздействия, некоей разрушительной силой, призванной лишить народы права на самость и уникальность.

Несмотря на то, что Ислам не противостоит тем традициям, которые не противоречат Шариату, многим и это показалось ущемлением племенных амбиций. Они решили модифицировать Ислам, подгоняя под традиционную культуру. Таким образом, сложилась парадоксальная ситуация – право на существование признали лишь за теми аспектами Шариата, которые не только не противоречили, но и были тождественны национальным традициям и обычаям. Остальные считались непригодными и предавались забвению. Так и появился «фольклорно-бытовой» или же, как его принято называть, «традиционный ислам» в котором ощущается оттенок приспособленчества к образу жизни конкретного этноса. И именно он стал восприниматься массами как «охранитель» местной культурной идентичности, именно с ним, а не с каноническим Исламом ассоциируется неразделимость этнического и конфессионального начал. Поэтому любые попытки привести локальную синкретичную форму мусульманского вероучения в соответствие с исходными исламскими императивами воспринимаются массами как угроза национально-религиозной самобытности. Сказал о таких Аллах Всевышний:

«Когда им говорят: «Придите к тому, что ниспослал Аллах, и к Посланнику», – они отвечают: «Нам достаточно того, на чем мы застали наших отцов». Неужели они поступят так, даже если их отцы ничего не знали и не следовали прямым путем?» (Трапеза, 104)

Такое положение вещей привело к катастрофическим последствиям – знание, даже в основах, было утрачено, распространились заблуждения, зачастую приводящие к неверию и многобожию. В массах распространилась точка зрения, что для того, чтобы быть мусульманином, достаточно произнести слова веры, или же произнести их и принять сердцем. Они стали игнорировать предписания Ислама, отказались от выполнения как такового поклонения (ибадат), впадая в куфр ввиду невежества (джахл) и отвращения (иърод). Многие зачастую уверены в генетической преемственности Ислама, в том, что сама принадлежность к этносу, за которым исторически закрепился эпитет «исламский», гарантирует им статус мусульман. Это вступает в явное противоречие с истиной.

Ибн Таймия писал о тех: «Дети муслимов (муслимов в полном смысле этого слова!), несмотря на то, что от них не исходят деяния Ислама и Таухида, только из-за того, что их родители муслимы, условно (юридически) принимаются за муслимов. Затем, когда они зреют и достигают совершеннолетия, часть из них верует и совершает требования Ислама осознанно, по-настоящему. Некоторые же продолжают совершать требования Ислама по привычке, из подражания традициям, слепо следуя по стопам родителей и местного населения. Например, возьмем закят. Так уж сложилось по традиции, что правитель взимает определенную часть имущества в качестве закята. Этот человек (слепо подражающий) дает его просто так, не осознавая, что это для него фард установленный самим Аллахом. Он не различает разницу между закятом или каким-нибудь другим придуманным налогом, установленным людьми. Или, например, этот человек вместе с населением Макки ежегодно посещает Арафат. Он делает потому, что такая уже сложилась в его жизни традиция, он не осознает, что это поклонение Аллаху. Или, например, он воюет с неверными только потому, что окружающие люди из его племени тоже воюют. Такой всего лишь слепо подражает своему племени. Нет сомнения в том, что поклонения таких людей бесполезные. Доказательства Курана, Сунны и иджмы доказывают, что деяние, выполненные таким образом, не могут заменить шариатских деяний предусмотренных Исламом. То есть с человека, поступающего подобным образом, не спадает ответственность за настоящее выполнение этих положений; он не освобождается от обязанности выполнить эти действия по настоящему». (Маджмуль фатауа,26/30).

Сулайман ибн Абдуллах сказал: «Если кто-нибудь из мушриков произнесет слова «Ля иляха илля Аллах, Мухаммадун расулуллах»,не зная при этом, что такое «илях»,что такое «расулуллах», и будет выполнять намаз и давать закят, совершать хадж, и исполнять столпы Ислама, но не будет знать их смысл, выполняя их просто так, из подражания другим людям, даже если он при этом не будет совершать ширк, то ни один ученый не посчитал такого человека за муслима». Эта фатва передается от исламских ученых 11 века (по хиджре) в книге «Ад-Дурар ас-Самин фи Шархи аль-Муршид аль-Му’ин».Толкователь этой книги, приведя эту фатву, сказал: «Верность и правильность этой фатвы, вынесенной учеными, ясна и неоспорима.Невозможно представить,чтобы какой-нибудь ученый дал иную фатву, нежели эта. Не может быть разногласий в этом вопросе среди двух муслимов». (Тафсир аль-Азиз аль-Хамид,60).

Примечательно, что в данном случае речь идет о тех, кто внешне исполняет предписания Ислама, засвидетельствовав шахаду, но не понимает смысла своих слов и действий. О тех, кто отказывается от деяний этой религии, вообще вопрос не стоит!

Сказал Имам Аджури : «Не поможет познание сердцем и произношение языком, пока не будет с ними действий органами. И если человек выполнит эти три составляющих в совокупности, только тогда станет верующим. Ведь действия – это подтверждение того, что в сердце и на языке. А тот, кто не подтвердит свою веру делами и своими органами, совершая тахарат, намаз, закят, пост, хадж, джихад и наподобие этого, но удовлетворится для своей души познанием и словом без дел, тот не будет верующим. И не поможет ему познание и слово. Оставление дел – есть противоречие вере. (Арбаина Хадиса, 135-137)

Сказал имам ибн Аль-Кайим: «Истина внутри не поможет, если не будет сопровождаться Исламом снаружи. Даже если сердце будет разрываться от любви и страха, но не будет явного поклонения по Исламу, не спасётся такой от огня. Он подобен тому, кто показывает Ислам снаружи, но внутри нет истинной веры. И такой также не спасётся от огня». (Аль-Фауаид, стр.136)

Даже если человек признает Таухид сердцем, но не будет проявляться это в его словах и делах, «то такой – непокорный кафир, такой же, как фараон, иблис и похожие на них». (Дуррар ас-Санниия 2\124)

Тем не менее, не все готовы признать неверие в своих близких, в своем народе. Они ищут им всевозможные оправдания, полагаясь на перспективу. Очевидно, что в данном контексте они не в состоянии отдать приоритет Исламу перед личными привязанностями, кровным родством и национально-патриотическими позициями. Они в силах внять примеру наилучших, начиная с Ибрагима, мир ему, и его последователей, сказавших своему народу: «Мы отрекаемся от вас и тех, кому вы поклоняетесь вместо Аллаха. Мы отвергаем вас, и между нами и вами установились вражда и ненависть навеки, пока вы не уверуете в Единого Аллаха» (Испытуемая, 4), и заканчивая Мухаммадом, да благословит его Аллах и приветствует, и его сподвижниками, которые с именем Аллаха вышли на Джихад против многобожников – своих родственников, соседей, вчерашних товарищей.

В этом – величайший замысел Аллаха, который сказал: «Среди тех, кто верует в Аллаха и в Последний день, ты не найдешь людей, которые любили бы тех, кто враждует с Аллахом и Его Посланником, даже если это будут их отцы, сыновья, братья или родственники. Аллах начертал в их сердцах веру и укрепил их духом от Него». (Препирающаяся, 22)

Столь категоричное отношение к национализму и патриотизму в Исламе обусловлено тем, что они идут в разрез с принципом «аль-валя валь-бара» (приверженности и непричастности), относящемуся к основам религии (усуль ад-дин). Ведь сказал Аллах Всевышний: «О те, которые уверовали! Не берите своих отцов и братьев себе в помощники и друзья, если они предпочли вере неверие. А те из вас, которые берут их себе в помощники и друзья, являются беззаконниками» (Покаяние, 23).

Зачастую любовь к своему народу мешает нам адекватно расценить ситуацию, руководствуясь критериями, продиктованными религией Аллаха. Порой любовь к родине и желанные перспективы, заставляющие смотреть на нынешних беспечных невежд как на потенциальное население «исламского государства», мешает нам самим соблюсти Таухид. Как сказал о том шейх уль-Ислам Ибн Таймийа: «Из основ религии подчиняться посланнику, да благословит его Аллах и приветствует, любить того, кого он любит, быть против тех, против кого он, быть довольным теми, кем был доволен он, и гневаться на тех, на кого гневался он, проявлять уаля его друзьям и враждебность (бара) его врагам (кафирам)». (Маджмуьуль-фатауа, том 3)

Также он сказал: «Известно, что не бывает верующего, питающего любовь к неверным. Также известно, что существуют люди, которые признают Посланника, да благословит его Аллах и приветствует, и не отвергают его, но, наряду с этим, питают любовь к неверным. Салаф их положение объясняет так: «То, что они оставили обязательные условия веры показывает, что у них нет имана в сердце. Тот факт, что они не выполнили этого, объясняется только отсутствием соответствующих деяний сердца, таких как любовь к Аллаху и Его посланнику, да благословит его Аллах и приветствует, а также боязнь Аллаха. При этом необязательно, чтобы они на словах отрицали Ислам»». (Маджмууль-фатауа, том 7)
Поистине, «человек будет собран с тем, кого любит». (Ат-Табарани и Ибн Мунзир)

Другие адекватно воспринимают ситуативную специфику, но привязанность к своей территории или народу, заставляет их считать себя ответственными именно за них. Они считают, что Аллах возложил на мусульманина ответственность за возрождение Ислама именно в том месте, где он живет или в том народе, из которого он вышел. Поэтому, несмотря на то, что в разных местах мира идет война, и мусульмане нуждаются в помощи, эти братья «поднимают» Ислам у себя на родине. А когда их призывают поехать на Джихад, они говорят: «Как мы бросим наш народ в таком состоянии?! Если мы все уедем на Джихад и погибнем, здесь (у нас) никогда не будет Ислама».

Как сказал о том АбдуЛлах Азам: «Враги Аллаха сделали так, что мусульмане стали думать только о себе, они разделили наши земли на куски, дали им новые имена, привязали людей к этим кускам, и они забыли свою связь с Господом земли и небес. Люди перестали смотреть дальше своей горы и долины, ограничивали себя маленькой территорией. День за днём связь людей к своим камням и полям усиливалась. Они забыли, что существуют на земле для того, чтобы поклоняться Господу земли и небес, и что они являются наместниками Аллаха на земле.

От меня, как от раба, требуется поклоняться Аллаху, выполнять все Его приказы и требования где бы я ни находился. Если я не могу поклоняться Аллаху в этом месте, оставлю его и перехожу в другое место. Когда у меня появится сила, с помощью которой я смогу освободить это место от тяжести,- я возвращаюсь. Сам поклоняюсь Аллаху и делаю так, чтобы все люди, которые живут здесь смогли поклоняться так, как приказал им Аллах.
Если мы останемся на месте, где не можем установить порядок поклонения Аллаху, то умрём слабыми и можем отправиться в ад:

«Тем, кого упокоят ангелы причинившими несправедливость самим себе, они скажут: «В каком положении вы были?» И ответят они: «Мы были слабыми на земле». Они скажут: «Разве не была земля Аллаха обширной, чтобы вам переселиться в ней?» У этих убежище — геенна, и скверно это пристанище! — кроме слабых мужчин, женщин и детей, которые не могут ухитриться и не находят прямого пути. Этим, может быть, простит Аллах. Ведь Аллах — Извиняющий и Прощающий!» (Женщины 97-99)»

Любовь к родине, естественное чувство, которого не скрывал даже посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, во время прощания с Меккой, говоря: «Клянусь Аллахом, ты самая любимая земля для Аллаха, из всех Его земель и самая любимая для меня земля. Если бы твои жители меня не вывели из тебя, я бы сам не вышел».
Но он сделал это ради Аллаха, и потом мухаджиры сошлись в Медине, создали единое войско и вошли в Мекку. И там Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, своими благородными руками разрушал идолов читая: «Пришла истина и ложь исчезла, истинно ложь подлежит исчезновению». (Саба, 81) В этом знамение для людей размышляющих!

Сегодня же национальньно-патриотическая ересь разделила умму – тело, которое должно быть единым, на национальные куски. Одурманенные этно-племенными лозунгами части тела не чувствуют, что творится с другими. День за днём осадок души увеличивается, мы обзаводимся семьями, укрепляется наша связь с землёй, и однажды обнаруживаем, что тяжесть настолько сильна, что она лишила нас сил – мы не можем делать ничего ни ради собственного спасения, не ради религии нашей, ни ради Господа нашего.

Иные увлечены идеей построения этнического или суперэтнического государства настолько, что обнаруживается очевидная подмена целей. Сражение за фанатичное дело называют джихадом, нарушая при этом многое из того, чему нет прощения. Концепция «джихада» используется ими как средство достижения конкретных политических задач. И это потому, что все свои действия они рассматривают не через призму «Ла иллаха илляЛлах», а с позиций выгоды и пользы в достижении задуманного. Для достижения этой «главной цели» они могут нарушить шариат, и даже принципы акиды. Даже исламские лозунги используют для того, чтобы добиться цели, собрав под свои знамена тех искренних, кто ищет довольства Аллаха. Но рано или поздно по Милости Аллаха их сущность становится явной. В некоторых аспектах их действий все более явно прослеживаются национально-патриотические императивы. Ложь обречена на погибель. Сказал посланник Аллаха: «Кто умирает, сражаясь за нацию или фанатичное дело, тот умирает смертью язычника». (Бухари)

Как справедливо заметил Джамаль ад-Дина аль-Афгани, «основным фактором социально-политической консолидации мусульман является «наикрепчайшая» вероисповедная связь (ал-урва ал-вуска). Эта связь важнее всех прочих языковых, культурных и этнических связей. Мусульманин должен отвергнуть всякую связь, кроме исламской. Этническая или национальная связь – низшая форма связи по сравнению с единением верующих в мусульманской общине. Поэтому успех будет сопутствовать тому сообществу, в котором религиозные узы прочнее, чем этнические». Взгляды аль-Афгани часто характеризуют как «мусульманский национализм». Исламский же национализм, «единственная положительная форма национализма, являющаяся идеологией приверженности исламу и мусульманской общине, по сути основанной на законах шариата». (аль-Банна)
Более того, в условиях агрессивной наступательности псевдокультуры глобального Куфра, предстает справедливым мнение Х. Тураби, который сказал: «Сегодня, если вы хотите утвердить традиционные ценности, самобытность и независимость от инокультурных воздействий, национальной доктриной должен являться Ислам».

Итак, национализм и патриотизм – понятия, чуждые самой сути религии Аллаха. Они – показатели язычества и мракобесия. Они – опасное орудие шайтана и врагов Аллаха, разобщающее мусульман, постепенно отдаляя их от Прямого пути. Сказал посланник Аллаха: «Будет нечто да нечто (смута и бесчинство), и кто захочет расколоть дело этой уммы, когда она сплочена, то ударьте его мечом, кто бы он ни был». (Муслим)

И в заключении хвала Аллаху – Господу миров!

Умм Атайа