Лживые обвинения в адрес Ибн Теймии

Posted on 5 июля, 2012

0



Лживые обвинения в адрес Ибн Теймии

В адрес Шейху-ль-Ислaмa Ибн Теймии выдвигалась целая масса обвинений со стороны его многочисленных врагов, живших с ним в одно время. То были заблудшие из числа приверженцев суфизма, рафидитов (шиитов), поборников калама и сторонников религиозных нововведений вообще. Эти клеветнические обвинения не перестают звучать по сей день. Но самым удивительным из этих лживых поклепов, на который чаще всего опираются противники, является та клевета, которую возвел на Ибн Теймию, Ибн Батута в его известной книге «Путешествие Ибн Батуты». В ней он пишет:

«В четверг, девятого дня великого месяца Рамадан, лета двадцать шестого, я прибыл в город Дамаск, в Шаме… Там жил один из крупных ученых фикха ханбалитского толка Такъийюддин Ибн Теймия, важный человек Шама, способный толковать о науках, имевший, однако нелады с рассудком. Жители Дамаска возвеличивали его чрезвычайно, и он проповедовал им с минбара».

Далее Ибн Батута пишет: «Я пришел к нему в пятницу и застал его читающим проповедь людям с минбара Большой мечети. В числе сказанного им были слова: «Поистине, Аллах нисходит на ближайшее небо подобно этому моему нисхождению». Произнеся это, он опустился на одну ступеньку из ступеней минбара. Факих маликитского толка, некто Ибн Аз-Захра, возразил ему и отверг сказанное им, и тогда поднялся народ и принялся избивать этого факиха руками и сандалиями, пока не спала его чалма…».

Лживость Ибн Батуты настолько явна, что не нуждается в пространных опровержениях, а Аллах сам взыщет с этого лжеца и клеветника. Ибн Батута упоминает, что он явился в Дамаск 9 рамадана 726 года хиджры. Совершенно доподлинно известно, что Шейху-ль-Ислам Ибн Теймия в это время находился в заточении в Дамасской крепости, о чем сообщают правдивые и надежные ученые, такие, как ученик Ибн Теймии Ибн Абдульхади, а также  Аль-Хафиз Ибн Раджаб в своем описании биографии Ибн Теймии  в книге «Табакъат Аль-Ханабиля». Последний пишет: «Ученый находился в крепости с шестого дня месяца Шабан 26 года по шестое Зуль-Ки’да 28 года» «Аз-Зайлю ‘аля Табакъати-ль-Ханабиля», 2/405. Ибн Абдульхади также сообщает, что Ибн Теймия был заключен в крепость шестого шабана. «Аль-‘Укъуд Ад-Дуррийя», стр. 218.

Узри, читатель, лживость Ибн Батуты! Разве минбар Большой мечети перекочевал вдруг в крепость Дамаска?! К тому же, дело обстояло так, что, попав в упомянутую крепость, Ибн Теймия покинул ее уже на погребальных носилках, как о том пишут историки.

Вообще склонность ко лжи свойственна Ибн Батуте. Его описание путешествий кишит лживыми сведениями и сообщениями странного и чудного характера. Выдающийся ученый Ибн Хальдун, да смилуется над ним Аллах, поведал о нем следующее: «Более всего он рассказывал о владетеле государств индийских, сообщая о жизни его то, что удивляло слушателей…наподобие этих историй, и люди шептались о его лживости. В те дни я встретил министра султана Фариса Ибн Вархара, человека известного, и переговорил с ним по данному поводу, указав ему на несостоятельность сообщений этого человека, о лживости которого разошлась людская молва». «Мукъаддимату Ибн Хальдун», 2/525, исследования  Абдульвахида Вафи.

Переданное Ибн Батутой опровергается самой действительностью, реальной биографией Ибн Теймии, да смилуется над ним Аллах, который никогда в жизни не проповедовал с минбара. Он проводил свои уроки, сидя на стуле, а не стоя. Кроме того, Ибн Теймия не проповедовал  людям и не читал пятничных проповедей. Его жизнь проходила  в научных изысканиях, а не была жизнью проповедника, и он не давал уроков в Большой мечети. К тому же, если бы описанное Ибн Батутой действительно было произнесено или совершено Ибн Теймией, это было бы передано всеми присутствующими, и все противники ученого, которые только и дожидались оплошностей с его стороны, обязательно ухватились бы за этот факт.

Вокруг «Хамавийской фатвы»

Хафиз Ибн Касир в книге «Бидаят ва Нихаят» пишет:

«На закате государства Ляджин, после выхода кипчаков из страны, произошло очередное испытание для Шейха Ибн Теймии. Против него вышла группа Факихов, с требованием прибыть ему на заседание к ханафитскому судье Джалалуддину аль-Ханафи, но он не пришел. Тогда, в стране стали провозглашать еретическими убеждения Ибн Теймии, о которых он написал, отвечая на вопрос от жителей Хамы (Хамавийская фатва). Однако правитель Сейфуддин Джа’ан поддержал Шейха (Ибн Теймию) и послал задержать тех, кто встал против Шейха, но многие сразу же скрылись, а того кого задержали, подвергли наказанию, остальные умолкли.

В пятничный день Шейх Такъийюддин (Ибн Теймия) как обычно проводил урок в мечети, урок по Тафсиру Корана, говоря о Словах Аллаха: «И поистине ты (о Мухаммад) на великом нраве». Сура Калям 4 аят.

Затем в субботу все собрались у Судьи Имамуддина, прибыла группа достойнейших (ученых) и все приступили исследовать «Хамавийскую фатву» ведя дебаты с Шейхом (Ибн Теймией) обсуждая отдельно взятые места из нее, на что Шейх ответил им тем, что после длительной беседы заставило их замолчать». Том 14/5.

Судебное разбирательство 707 года, по претензиям суфиев-ашаритов вокруг вопросов Сифатов, «тоувба», истигасы и др.

Хафиз Ибн Касир в книге «Бидаят ва Нихаят» пишет:

«Затем наступил 707 год. Так, в пятницу 14 Сафара, главный Судья Бадру-дин ибн Джамаа встретился с Шейхом Такъийюддином ибн Теймией в доме аль-Аухадия в крепости «аль-Джабаль». Они долго говорили, затем перед намазом разошлись, но шейх Такъийюддин настаивал остаться в тюрьме. В другой раз, когда наступила пятница 23 рабиуль авваль, в тюрьму пришел сам Амир Хусамуддин Махна ибн Иса король арабов, и поклялся перед шейхом Такъийюддином, чтобы он вышел к нему. А когда он вышел, Амир поклялся перед ним, чтобы вместе пойти в дом Салара, где собрались некоторые Факихи (Учёные), когда они прибыли то обсудили много вопросов, затем, прочитав намаз, посидели еще до вечернего намаза. Шейх Такъийюддин ночевал у Салара, затем в воскресенье по указу султана провели собрание на целый день, на него прибыло много Факихов (больше чем в обычные дни), но из Судей никого не было. Там были Факихи такие как Наджмуд-дин ибн Раф`, Аляуд-дин ат-Таджи, Фахруд-дин ибн бинт Аби Са`ад, И`ззуд-дин ан-Намрави, Шамсуд-дин ибн Аднан и др. факихи.

На собрание позвали Судей, но они, сослались на разные причины чтоб не придти, некоторые на болезнь, другие еще на что-то, потому что они знали какими большими знаниями и доводами обладает Ибн Теймия, и что никто из присутствующих не выдержит их.

Заместитель правительства принял их отговорки даже после указа султана, прийти судьям или (в противном случае) не проводить собрание.

Когда Шейх ночевал у заместителя Султана, пришел эмир Хусамуд-дин Махна, чтобы вместе с Шейхом Такъийюддином поехать в Дамаск, но Салар указал шейху остаться у него в Египте, чтобы люди смогли признать его достоинство и получить пользу от его знаний.

Шейх написал письмо (книгу), в котором описал, что происходило с ним (в Египте), и отправил в Шам (территория нынешней Сирии, Иордании и Палестины).

Сказал аль-Барзали:

В этот же год, в месяц Шавваль каирские суфии выдвинули обвинения правительству в адрес Шейха Такъийюддина, которого спросили о Ибн Араби и др. Дело было передано Шафиитскому Судье, по этому поводу провели заседание (суд). Ибн А`та выдвинул некоторые обвинения, но они не были доказаны. Шейх только сказал, что нельзя (делать «истигасат») просить помощи кроме как у Аллаха, нельзя (делать «истигасат») просить помощи у Пророка просьбой означающей поклонение, но, однако можно делать «таввасуль» через него, и просить его заступничества, обращаясь к Аллаху. Некоторые из присутствующих (Учёных) сказали, что ничего нет в этом (для обвинения Шейха), а судья Бадруд-дин ибн Джама`а посчитал это за не благовоспитанность. Судье было велено (со стороны правителя, предвзято относившегося к Шейху: мое пояснение) поступить с Шейхом так, как того требует Шариат.

Судья сказал: «Я обратился к нему (Ибн Теймие) так, как обращаются к подобным ему».

Затем правительство дало ему выбрать, либо уходить в Дамаск или Александрию с определенными условиями (т.е. с условием чтоб он более не говорил подобное: мое пояснение), либо сесть в тюрьму. Он выбрал тюрьму. Но потом пришла группа сторонников Ибн Теймии из Дамаска и стали уговаривать Шейха вернуться в Дамаск, он поддался на их уговоры и  ночью 18 числа месяца Шавваль, вышел в путь вместе с почтовым гонцом. Но на другой день за ним послали других гонцов, которые вернули его обратно. Он встретился с главным судьей Ибн Джама`а, у которого была группа факихов,  один из них сказал ему, что государство ни на что не согласится, кроме как тюрьмы для тебя, судья сказал, что в этом благо ему.

А Шамсуд-дина ат-Тунуси аль-Малики потребовали принести покаяние (за наговор на Шейха: мое пояснение), и затем разрешили ему вынести решение, лишить свободы Шейха, но он отказался и сказал, что против него ничего не доказано. Затем спросили, что думает Нуруд-дин аз-Завави аль-Маляки по этому поводу, но он тоже пришел в смятение. Когда Шейх (Ибн Теймия) увидел, что они не могут посадить его, сказал: «Я последую тому, в чем благо, я сам сяду в тюрьму». На что Нуруд-дин аз-Завави сказал: «Он будет в соответствующем ему месте». Ему ответили, что правительство не позволит ничего, кроме того, что в понятии «лишение свободы» (т.е. тюрьма, а никакой домашний арест: мое пояснение). А его посадили в место лишения свободы Судей, где раньше сидел Такию-дин ибн бинтуль-А`азз. Разрешили так же, чтобы кто-то заботился о нем.

Все это происходило с Шейхом, по указанию Насра аль-Манбаджи (ненавидевший Шейха, за его выступления против ереси Ибн Араби и новшеств в религии: мое пояснение), и его влияния в стране, так как он   захватил  разум аль-Джашанкира (Бибарса), который получил в последующем абсолютную власть в стране, а покоренный Султан был с ним.

В заключении, Шейх продолжал давать фатвы, и люди не переставали его посещать, приходили к нему проблематичные вопросы от правителей и простого народа, на которые не могли находить ответы Факихи, а он отвечал на них (отталкиваясь) от Корана и Сунны тем, что изумляло разумы.

Затем для Шейха был устроен «маджлис» собрание в «Солихии». Шейх прибыл в Каир в апартаменты Ибн Шакира, и все люди днями и ночами принялись посещать собрания Шейха».

Клевета со стороны завистников в вопросе «Зиярата»

Ибн Касир пишет:

«В среду 10 зуль-каада, в ханбалитском (мадраса) преподавал Бурханудин Ахмад ибн Хилал аз-Зари Ханбали, заменяя Шейха Ибн Теймию, и посетили их Кадзий Шафиитского мазхаба и группа Факихов, что трудно сказалось на многих из последователей Шейха ибн Теймии. Так как за день до этого приходил к Ибн Теймии, по поручению правителя с некоторыми вопросами Ибн Аль-Хутейри. После всего этого, в четверг, пришёл Кадзий Бадруддин и (ответственный) за Вакфы Насруддин (Машд) и спросили его, о теме про зиярат. Шейх Ибн Теймия ответил им, написав на свитке, и подписал Шафиитский Кадзий в Дамаске; что он принял этот ответ от Ибн Теймии написанный его рукой, а далее написал; что самое больное место, т.е. что якобы точка разногласия здесь, в том, что Ибн Теймия сделал зиярат (посещение) могилы Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) и могил других пророков мир им, грехом по абсолютно единогласному мнению всех Алимов (Иджма).
Ибн Касир (рахимахуЛлах) продолжает; так посмотрите же сейчас на это изменение слов Ибн Теймии (со стороны Шафиитского Кадзия). Поистине его (Ибн Теймии) ответом на этот вопрос (о зиярате) не было запрещение посещения могил Пророков и праведников. В его ответе было упоминание двух мнений в теме 1) «шаддуль рихаль» (седлание, т.е. подготовка и отправление в путешествие), 2) и поездка только ради посещения могилы. Посещение могилы, без отправления в путешествие (дальний путь) только ради этого — это один момент, а посещение могилы отправляясь только ради этого в путешествие, другой момент.
И Шейх не запрещает посещение могил без того, чтоб только ради этого отправляться в далекий путь (шадду рихаль), а наоборот считает её желательной и Сунной, и его книги и жизненный путь свидетельствую об этом. Этот вид зиярата он не оспаривает, в фатве, и не сказал он что это грех, и не приводил никакого Иджма на запрет этого, и он (шейх Ибн Теймия) не является незнающим хадис Пророка (да благословит его Аллах и приветствует); «Посещайте могилы, поистине они напоминают вам о будущей жизни». А от Аллаха ничего не скроется из скрываемого: «А притеснители скоро узнают, какой поворот [судьбы] их ожидает». Сура Шуара 227 аят».  «Бидаят ва Нихаят» том 14 стр.143.