Язык веры. — Разве арабский язык священен только для мусульман?

Posted on Июнь 30, 2012

0



Язык веры. — Разве арабский язык священен только для мусульман?

12 век. Завоевание норманнами мусульманской Сицилии.

В XII веке Норманнский король Роджер, несмотря на то, что был христианином, был так увлечен культурой арабов, что строил в их стиле. Священники называли его крещенным султаном. По заказу Роджера II на месте мечети был построен Бенедиктинский монастырь, более остальных зданий напоминающий мусульманскую архитектуру.

Вокруг основания купола был запечатлен византийский гимн Деве Марии. Теперь изображения не видно. Гимн был заказан в XII веке главным священником Роджера II, и был записан не по-гречески, а по-арабски. Он так любил этот язык, что даже молился на арабском. Завоевание Сицилии происходило примерно одновременно с захватом Британии. Но между ними огромная разница. В Британии норманны навязывали свой собственный язык, вся поэзия была на французском языке. А здесь норманны не устанавливали своих обычаев, признавая престиж арабской культуры, которую они и сами могли использовать на благо своего королевства. [1]

 

13-14 век, Европа после крестовых походов.

На бесчисленных религиозных картинах позднего Средневековья и раннего Ренессанса отчетливо видны ярко орнаментированные ближневосточные ковры, которыми покрывали пол и столы. Высокая стоимость делала их символом общественного положения, но кроме того, они придавали домашней обстановке восточный колорит тайны и чуждой роскоши. Такого же эффекта сознательно добивались, включая арабские надписи в орнаментацию каймы одежд Девы Марии и святых в религиозных картинах таких художников, как Джентиле да Фабриано (ум. в 1427 г.). Привезенные из Египта мамлюкские блюда с официальными арабскими надписями по краю («Слава владыке нашему султану») служили в таких картинах нимбами для святых. [2]

Наше время. Российские политические будни.

“…Как то Примаков встречался с патриархом всея Руси. Поветрие такое было у политиков — встречаться с патриархом. Так вот патриарх был в церемониальном облачении и гвоздем его была Епитрахиль (длинная лента, огибающая шею и обоими концами спускающаяся на грудь) . Примаков спросил патриарха об этом элементе церковного гардероба. Алексий поведал, что сия деталь важна зело и присутствует на важнейших церемониях вот уже несколько столетий, то есть церковный раритет высокой значимости.

Так Примаков и спрашивает, а не пробовал ли у Вас кто прочитать что на ней написано. Алексий удивленно сказал, что ничего там не написано. Примаков его шибко огорчил — предмет сей сделан из парчи, парчу изобрели в Сирии, РПЦ веками ее в Сирии и закупала, даже сейчас предпочитают сирийские ткани.

На накидке — арабеска (надпись стилизованная под узор). Надо быть рельным спецом, чтобы в переплетении ветвей увидеть арабские лигатуры. Примаков — спец. Там написано: “Ла илаха илла ллаху ва мухаммадан расулуллахи…” [3]

О чем это говорит?

Каждый язык имеет свои особенности. Есть даже такая пословица, что с врагом разговаривают на немецком языке, с возлюбленным на французском и т.д. [4]

У каждого языка есть свой неповторимый фонетический образ, который и отличает языки друг от друга. [5]

То же самое можно сказать и о письменности, которая формирует визуальный образ. К примеру, один мусульманский ученый говорил, что даже просто смотреть на аяты Корана, не читая их, является благодеянием.

Император Карл V, говорил: «испанским языком пристойно говорить с Богом, немецким — с врагами, французским — с друзьями, итальянским — с женским полом».

Приведенные выше эпизоды из христианской истории свидетельствуют, вопреки Карлу V-му, что арабский язык, как никакой другой подходит для общения с Богом, в религозном порыве люди разных конфессий, возможно, на интуитивном уровне тяготеют к нему. Византийский гимн Деве Марии, распеваемый на Сицилии, арабская вязь на нимбах святых в Италии и на одежде московского патриарха….

Когда читаешь Коран, красота арабских звуков соединяется с красотой письменности, и в этой прекрасной форме ты постигаешь глубочайшие смыслы Единобожия.

В 1930 г. в Великобритании был опубликован английский перевод Корана, выполненный Мармадьюком Пиктхолом, известным английским ученым-арабистом, принявшим ислам. По его собственным словам, перевод «почти буквален», но не дает хоть сколько-нибудь адекватного представления о Писании, «несравненная симфония звуков которого способна вызвать неописуемый восторг и растрогать до слез». [6]

Поэтому, дорогие друзья, стремитесь к тому, чтобы читать Коран по-арабски, и вы не пожалеете.

 

Реклама