ЭТИКЕТ БРАКОСОЧЕТАНИЯ СОГЛАСНО ПРЕЧИСТОЙ СУННЕ

Posted on Июнь 12, 2012

0



Шейх — мухаддис

Мухаммад Насыр ад-Дин аль-Альбани

 

ЭТИКЕТ БРАКОСОЧЕТАНИЯ

СОГЛАСНО

ПРЕЧИСТОЙ СУННЕ

Новое научное издание, исправленное и дополненное

Издательство

«аль-Мактаб аль-Ислями»

Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!

Предисловие к третьему изданию

 

Хвала Аллаху, Которого мы восхваляем, молим о помощи и прощении, Которому приносим покаяния и к Которому прибегаем от зла наших душ и наших скверных деяний! Кого Аллах поведет прямым путем, того никто не введет в заблуждение, а кого Аллах введет в заблуждение, того никто не наставит на прямой путь. Свидетельствую, что нет божества, кроме Единого Аллаха, у Которого нет сотоварищей, и свидетельствую, что Мухаммад – Его раб и посланник.

«О те, которые уверовали! Бойтесь Аллаха должным образом и умирайте не иначе, как будучи мусульманами!»[1]

«О люди! Бойтесь вашего Господа, Который сотворил вас из одного человека, сотворил из него пару ему и расселил много мужчин и женщин, произошедших от них обоих. Бойтесь Аллаха, именем Которого вы просите друг друга, и бойтесь разрывать родственные связи. Воистину, Аллах наблюдает за вами».[2]

«О те, которые уверовали! Бойтесь Аллаха и говорите правое слово. Тогда Он исправит для вас ваши дела и простит вам ваши грехи. А кто повинуется Аллаху и Его Посланнику, тот уже достиг великого успеха».[3]

Воистину, самый правдивый рассказ – это Книга Аллаха, а наилучший путь – это путь Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха. Наихудшие из дел – новшества. Всякое новшество является ересью, а всякая ересь является заблуждением, а всякое заблуждение приводит в Адский огонь.

Уважаемый читатель! Перед Вами третье издание нашей книги «Этикет бракосочетания согласно пречистой Сунне». Тираж предыдущих изданий этой работы давно разошелся, однако потребность в этой книге и желание многих читателей в разных странах мусульманского мира ознакомиться с ней с каждым годом становятся все большими и большими. В настоящем издании книга дополнена рядом полезных замечаний, хадисами, разного рода примечаниями о путях их передачи, чего не было в предыдущих изданиях моей работы, поскольку в каждом последующем издании книги я стремлюсь поделиться с читателями новыми изысканиями и полезными знаниями, ведущими человека к благим делам, потому что, благодаря этому, Господь увеличивает и многократно преумножает мою награду. Всевышний Аллах сказал: «Воистину, Мы оживляем мертвых и записываем то, что они совершили, и то, что они оставили после себя».[4]  Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Тот, кто призывал на праведный путь, получит награду, равную награде всех тех, кто за ним последовал. При этом их награда ни в чем не уменьшится».[5]

Прошу Всевышнего Аллаха сделать эту книгу полезной для Своих верующих рабов и уготовить для меня награду за нее в День Суда – в день, когда ни богатство, ни сыновья не принесут пользы никому, кроме тех, которые предстанут перед Аллахом с непорочным сердцем. И в завершение – хвала Аллаху, Господу миров!

 

Мухаммад Насыр ад-Дин аль-Альбани

Дамаск, Сирия

22 сафара 1388 г.х. (19 мая 1968 г.)

Предисловие ко второму изданию

Хвала Аллаху! Мир и благословение Аллаха Его Пророку Мухаммаду, его роду, сподвижникам, приверженцам и всем, кто последовал его пути!

К написанию и публикации этой книги меня подвигло стремление исполнить волю нашего брата по вере, профессора Абд ар-Рахмана аль-Бани. Собираясь вступить в брак, он – да воздаст ему Аллах за это добром! –  предложил мне написать эту работу, а когда книга была готова, издал ее на собственные средства и бесплатно раздал гостям на своей свадьбе – вместо сахара, сладостей и прочих вещей, которые люди раздают на подобных собраниях и из которых человек извлекает только временную пользу, а в последствии от них ничего не остается. Безусловно, это был прекрасный поступок с его стороны – вернее, одно из его многочисленных праведных деяний, если на то будет воля Аллаха, – достойный того, чтобы мусульмане следовали ему, поступая подобным образом.

Позднее, когда тираж первого издания разошелся, многие посчитали необходимым переиздать эту книгу, для того чтобы как можно больше людей в разных уголках мира смогли извлечь из нее максимум пользы. Ко мне неоднократно обращались с этим предложением, и я откликнулся на него, выделил для него часть своего свободного времени и дополнил книгу множеством материала,  поместить который в первом издании книги мне помешал недостаток времени, в условиях которого она писалась и готовилась к печати.

Я посчитал необходимым расширить те места, где речь идет о принципиально важных вопросах, которые недопонимались нашими предшественниками и неверно трактуются современниками. По мере сил, прибегая к разного рода доказательствам и аргументам, я попытался объяснить, в чем именно заблуждаются эти люди, насколько далеки они от истины в своих словах, чтобы уважаемый читатель получил ясное представление о сути вопроса и знал, что предписано в этом случае Исламом, чтобы он не поддавался инсинуациям тех, кого терзают сомнения, не ввязывался в бесполезные споры с теми, кто говорит ложь, и чтобы его не смущал тот факт, что мусульман, идущих по верному пути, в наше время осталось совсем немного, а человек, который придерживается установлений Сунны, слывет чужаком среди единоверцев, старающихся следовать ее предписаниям. И каково же ему одному среди противных ему, отвергших его людей?!

Прошу благословенного и всевышнего Аллаха сделать нас теми немногими из Своих рабов, о которых Его Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Воистину, Ислам появился чуждым и вновь станет таким же чуждым, каким появился. Блаженство же чужакам!»[6]

Я также хочу представить вам важное вступительное слово, которое в качестве введения к первому изданию книги соблаговолил написать выдающийся ученый, шейх Мухибб ад-Дин аль-Хатыб, так как оно содержит в себе полезные замечания и наставления. На мой взгляд, оно послужит прекрасным напутствием нашим современницам, чтобы установления этой книги, выполнять которые они не привыкли и о которых никогда не слышали раньше, не показались им тяжелым бременем. О Господи! Покажи нам истину истиной и надели нас способностью следовать за ней! Покажи нам ложь ложью и надели нас способностью сторониться ее! Воистину, Ты – Слышащий, Отвечающий!

 

Мухаммад Насыр ад-Дин аль-Альбани

Дамаск, Сирия

25 шавваля 1376 г.х. (25 мая 1957 г.)

 

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ,

написанное его честью, шейхом Мухибб ад-Дином аль-Хатыбом

Во имя Аллаха Милостивого, Милосердного!

 

Хвала Аллаху, Господину миров, для которых нет иного Господа, кроме Него одного! Нет повиновения ни тайно, ни явно, кроме как Ему одному! Да ниспошлет Аллах благословение и мир Мухаммаду,  научившему людей добру и направившего человечество на путь истины, а также его семейству и сподвижникам!

Большинство мусульмане ведут себя так, как будто ум у них детский, ‑ они тешутся тем, что обычно забавляет человека в детском возрасте. От пути к истине и добру их отвлекает все то, что отвлекает внимание ребенка, – пустышки, игрушки, фантазии. Это продолжается до тех пор, пока они не начинают придерживаться умеренности – одного из постулатов Ислама – и освобождаться от всего, рабами чего становятся люди, – от развлечений, глупостей, соблазнов, собственной похоти. Только тогда они возвращаются на путь своего Господа, и Он сохраняет их разум, делает их время плодотворным, благословляет их в трудах и стараниях, дарует им богатство и создает предпосылки для их могущества, – и тогда они используют все это себе же во благо. Так они становятся великими и могучими.

Достижение умеренности, предписанной Исламом, и избавление от предубеждений, рабами которых мусульмане стали более чем тысячу лет назад, возможно при двух условиях:

Первое условие – это искренность ученых-богословов, которые руководствуются своими знаниями на практике и разъясняют обществу положения веры в любом из аспектов, затронутых Откровением.

Второе условие – это рост числа мусульман, сознательно следующих за разъяснениями таких ученых на практике, чтобы люди, которые по какой-либо причине не могут слышать слово ученых непосредственно во время занятий или лекций, усваивали его в повседневной жизни, имея перед собой живой пример для подражания.

Перед нами великолепное исследование, в котором рассматривается один из аспектов нашей жизни, которого коснулось Откровение посредством достоверной Сунны нашего Пророка, мир ему и благословение Аллаха, научившего людей добру, а именно, свадебные торжества, этикет бракосочетания и свадебные пиры. Это та сторона жизни, в которой мусульмане так далеко отошли от установлений Ислама, что оказались, в том, что касается вышеупомянутой стороны жизни, не в эпохе невежества накануне Ислама, которая отличалась первобытностью арабов, быт которых не знал роскоши и достатка, а в эпохе невежества, заимствованного арабами у других народов,  в которой каждое следующее поколение в своем стремлении к высокомерию и роскоши походило на предыдущее, раньше них оказавшееся в адском огне. Поэтому брак и связанные с ним расходы стали не под силу людям. Люди чуть ли не отказываются от брака, который сам по себе является одним из установлений Ислама, потому что они отошли от предписаний Ислама при заключении брачных уз, а это, в свою очередь, ввергло людей в один из самых плохих видов невежества.

После того, как появился повод, определивший тему данного исследования, появился и автор, готовый такое исследование предпринять. Он принадлежит к числу тех проповедников Сунны, которые посвятили всю свою жизнь делу ее возрождения. Это – наш брат по вере шейх Абу Абд ар-Рахман Мухаммад Насыр Нух Наджати аль-Альбани. В данном труде он представил мусульманам достоверные и надежные тексты из Сунны посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, непосредственно касающиеся темы свадебного этикета. Было бы замечательно, если бы время и обстоятельства позволили ему подробнее охватить все стороны супружеской жизни, правила ведения домашнего хозяйства и все те установления, которых надлежит придерживаться мусульманской семье. Однако это – всего лишь первый шаг в данном направлении, ведь не даром сказано: «Из искры разгорится пламя!»

Подобно тому, как назрела тема данного исследования, и появился автор, способный ее раскрыть, нашлись первый мусульманин и первая мусульманка, которые поклялись в том, что станут живым примером для мусульман в соблюдении умеренности и отказе от рабства перед глупостями, удовольствиями и пустыми обычаями, когда обратились к Аллаху за благословением, и Он избрал им в удел воздвигнуть чистый мусульманский дом и создать мусульманскую семью, свободную от чуждых нам традиций невежества. Прошу у Аллаха, Велик Он и Славен, чтобы Он вел моего верующего брата, борца на пути веры, профессора, господина Абд ар-Рахмана аль-Бани по всему жизненному пути, пока не исполнит он всех своих чаяний, следуя канонам Ислама по мере сил.

Свое вступительное слово мне хотелось бы завершить примером для его почтенной невесты-мусульманки из жизни одной женщины, оставившей свой след в истории арабов и Ислама. Каждой мусульманке надлежит помнить об этом примере, и тогда она обретет бессмертие, если того пожелает Аллах.

Это Фатыма, дочь повелителя правоверных Абд аль-Малика ибн Марвана. В день свадьбы дочери он был самым могущественным человеком – правителем Шама, Ирака, Хиджаза, Йемена, Ирана, Синда, Кавказа, Крыма, стран Центральной Азии, Нагары и Джанвы на востоке; Египта, Судана, Ливии, Туниса, Алжира, Марокко и Испании на западе. Фатыма была не только дочерью этого великого халифа. Она была также сестрой сразу четырех великих халифов: аль-Валида ибн Абд аль-Малика, Сулеймана ибн Абд аль-Малика, Йазида ибн Абд аль-Малика и Хишама ибн Абд аль-Малика. Кроме того, она была супругой величайшего из халифов, которых только знал Ислам со времен праведных халифов, – повелителя правоверных Умара ибн Абд аль-Азиза.

Эта госпожа, которая являлась дочерью халифа, супругой халифа и сестрой четырех халифов, покинула дом отца и в день свадьбы пришла жить в дом супруга. В тот день на ней красовались самые дорогие украшения и драгоценности, которыми когда-либо могла обладать женщина на Земле. Говорят, что среди них были серьги Марии – знаменитые серьги, воспетые поэтами. Одни лишь эти серьги по стоимости равнялись целому кладу. Излишне говорить о том, что невеста Умара ибн Абд аль-Азиза жила в отцовском доме в роскоши, недоступной ни одной другой женщине в мире в то время. Если бы она продолжала жить в доме супруга так же, как прежде жила в доме отца, – ежедневно и ежечасно есть самую вкусную, самую изысканную и самую дорогую пищу, наслаждаться всеми возможными прелестями жизни, какие только мог познать человек, – то, безусловно, ее желание было бы удовлетворено. Однако, не для кого ни секрет, что жизнь в роскоши и удовольствиях могла повредить здоровью Фатымы – ведь крепким здоровьем располагает лишь тот, кто во всем проявляет умеренность. К тому же, такой образ жизни мог стать причиной озлобленности, зависти и даже ненависти со стороны бедных и неимущих людей. Более того, жизнь, какой бы яркой она не была, со временем становится привычной – скучной и однообразной. Люди, добравшиеся в жизни до вершины благополучия, чувствуют себя обделенными, когда стремятся к чему-то еще большему, но не находят желаемого. И напротив, люди, живущие умеренно, знают, что могут добиться еще большего собственным трудом, когда того пожелают, но они не хотят большего, потому что избрали свободу от всех атрибутов роскоши, чтобы возвыситься над ними и не идти на поводу у собственных вожделений. Поэтому великий халиф Умар ибн Абд аль-Азиз – в то время самый могущественный правитель на Земле – установил, что расходы на ведение его домашнего хозяйства должны составлять лишь несколько дирхемов в день. Его супруга – дочь халифа и сестра четырех халифов – согласилась и была рада такому решению мужа, так как она поняла, что значит довольствоваться малым и познала вкус меры во всем. Этот вкус оказался лучше и приятней предметов роскоши и атрибутов красивой жизни, хорошо знакомых ей прежде. Супруг предложил ей вознестись над инфантильными привычками и избавиться от пустяков и безделушек, которыми были украшены ее уши, шея, волосы и запястья, которыми нельзя ни насытиться, ни просто утолить голод, но денег, вырученных за которые, могло бы хватить на то, чтобы накормить целый народ – и мужчин, и женщин, и детей. И она согласилась с мужем, избавившись от бремени украшений, драгоценных камней, жемчугов и перламутра, которые принесла с собой из отчего дома. Все это она передала в казну мусульман. Спустя некоторое время повелитель правоверных Умар ибн Абд аль-Азиз скончался. Он не оставил после себя ничего ни супруге, ни детям. И вот, однажды к Фатыме пришел управляющий казной. Он сказал: «О моя госпожа! Все твои драгоценности в целости и сохранности. Я посчитал их твоим закладом и хранил до сего дня. Я пришел, чтобы просить разрешения вернуть их тебе». Фатыма ответила, что по воли супруга передала все свои драгоценности в казну мусульман безвозмездно, в качестве дара, а затем добавила: «Я не для того повиновалась супругу, когда он был жив, чтобы противиться его воли, когда он мертв». В ту минуту, когда Фатыма была бы рада и нескольким дирхемам, она отказалась взять деньги, принадлежащие ей по праву наследования, в сумме составлявшие многие и многие миллионы. За это Аллах уготовил ей вечность. И вот сегодня, по прошествии многих веков, мы говорим о ее благородном нраве, о ее высоких качествах. Да будет милостив к ней Аллах и да уготовит ей высокое место в Садах блаженства.

Поистине, самый здоровый образ жизни – это жизнь, умеренная во всем. Человек может довольствоваться жизнью в любых обстоятельствах, суровых или благоприятных, если он смог свыкнуться с ними, приспособился к ним. Счастье в том, чтобы довольствоваться тем, что имеется. Поэтому свободным человеком является тот, кто отказывается от всего лишнего, от всего того, без чего можно обойтись. Это и есть жизнь в достатке – как с точки зрения Ислама, так и просто с общечеловеческой точки зрения. Да сделает нас Аллах обладателями подобного достатка.

 

Мухибб ад-Дин аль-Хатыб

17 зу-ль-хиджжа 1371 года хиджры

7 сентября 1952 года по христианскому летоисчислению

 

 

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

ВВЕДЕНИЕ

Хвала Аллаху, который сказал в ясных аятах Своей Книги: «Среди Его знамений – то, что Он сотворил из вас самих жен для вас, чтобы вы находили в них успокоение, и установил между вами любовь и милосердие».[7] Благословение и мир Его пророку Мухаммаду, следующие слова которого дошли до нас в одном из его достоверных хадисов: «Женитесь на любящих и часто рожающих женщинах, и я буду гордиться вашим числом перед другими пророками в День воскресения».[8]

Для человека, вступившего в брак и желающего войти в интимную связь со своей супругой, Ислам установил ряд правил этикета, о которых большинство людей – даже тех, кто выполняет обряды поклонения, – забывают или вовсе не имеют ни малейшего представления. Поэтому я захотел пояснить эти правила в этом полезном исследовании, написанном мною по случаю вступления в брак одного из моих добрых друзей, и тем самым помочь ему, а заодно и многим другим верующим братьям исполнить установления, предписанные самим Господином посланников, передавшим их от Господа миров. В конце исследования я обращаю внимание читателя на некоторые проблемы, которые так или иначе касаются каждого, кто состоит в браке, и с которыми особенно часто сталкиваются многие жены.

Прошу Всевышнего Аллаха сделать этот труд полезным и искренним перед Его благородным ликом. Поистине, Он – Добродетельный, Милосердный.

Как известно, существует множество правил этикета бракосочетания. В этой спешке я затрагиваю лишь те правила этикета, в отношении которых до нас дошли достоверные хадисы пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, которые нельзя отвергнуть из-за цепочки рассказчиков, а источники, из которых они взяты, нельзя подвергнуть ни малейшему сомнению, чтобы человек, поступающий в соответствии с этими правилами, смог получить ясное представление о данных предписаниях религии и был твёрдо убежден в правильности своих действий. Я надеюсь, что Аллах ниспошлет ему счастье, в воздаяние за то, что он начал супружескую жизнь в полном соответствии с Сунной, и сделает его одним из Своих рабов, которых Он описал словами: «Они говорят: “Господь наш! Даруй нам отраду глаз в наших супругах и потомках и сделай нас образцом для богобоязненных”».[9] Благой исход уготован для богобоязненных, как об этом сообщил Господь миров, сказав: «А богобоязненные, воистину, пребудут среди сеней и источников и плодов, каких только пожелают. Ешьте и пейте во здравие за то, что вы совершали! Так Мы вознаграждаем творящих добро».[10]

 

Правила этикета бракосочетания сводятся к следующему:

 

1 – Ласковое обхождение с женой в брачную ночь.

 

Войдя к жене, мужу надлежит обращаться с женой обходительно – например, предложить ей утолить жажду или проявить другие знаки внимания, в соответствии с хадисом, переданном со слов Асмы бинт Йазид ибн ас-Сакан. Она рассказывала: «Я нарядила Аишу для посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, а затем явилась к нему и пригласила его взглянуть на нее наряженную и без покрывала. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вошел и сел рядом с Аишей. Ему поднесли кубок с молоком. Он немного отпил, а затем передал кубок Аише. Но та понурила голову и смутилась. Я пожурила ее, сказав: “Возьми кубок из рук Пророка, мир ему и благословение Аллаха!” Аиша взяла кубок и немного отпила. Затем Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал ей: “Передай этот кубок своей подруге!” Тогда я сказала: “О Посланник Аллаха! Сначала возьми его ты и немного отпей, а затем передай мне собственноручно!” Пророк, мир ему и благословение Аллаха, взял кубок, отпил из него и передал мне. Я присела и поставила кубок себе на колени, затем поднесла его к губам и стала вращать так, чтобы коснуться губами того места, откуда испил Пророк, мир ему и благословение Аллаха. Затем Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал мне, имея в виду бывших рядом со мной женщин: “Передай кубок им!” Но женщины ответили: “Нам не хочется!” Тогда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Не совмещайте ложь с голодом!”»[11]

 

2 – Прикладывание руки к голове жены и молитва за нее.

 

В брачную ночь или до нее мужчине следует приложить руку ко лбу жены и, сказав: «Би-сми-л-Лях!» («Во имя Аллаха!»), обратиться к Аллаху за благословением. При этом желательно повторять слова посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, произнесенные им в следующем хадисе:

«Если кто-либо из вас женился или купил раба, [пусть возьмет ее (или его) за челку], [произнесет имя Аллаха, велик Он и славен], [попросит у Него благословения] и скажет:

 

أَللَّهُمَّ إِنِّي أَسْأَلُكَ مِنْ خَيْرِهَا وَخَيْرِ مَا جَبَلْتَهَا عَلَيْهِ، وَأَعُوذُ بِكَ مِنْ شَرِّهَا وَشَرِّ مَا جَبَلْتَهَا عَلَيْهِ .

Аллахумма инни ас’алюка мин хейриха ва хейри ма джабальтахаалейх, ва-а’узу бика мин шарриха ва-шарри ма джабальтахаалейх! (О Аллах! Воистину, я прошу у Тебя от нее добра и всего доброго, чем Ты ее одарил! И прибегаю к Тебе от ее зла и от всего злого, чем Ты ее наделил”).[12]

[Если кто-то купил верблюда, пусть ухватится за верхушку его горба и произнесет то же самое]».[13]

 

3 – Совместный намаз супругов.

 

Супругам рекомендуется совершить вместе намаз из двух ракатов, так как об этом сообщается в рассказах, дошедших до нас от наших праведных предшественников. Сохранилось два предания на это счет:

 

Первое предание:

 

Абу Саид, вольноотпущенник Абу Усейда, рассказывал:

«Я женился, будучи человеком подневольным. Я пригласил к себе нескольких сподвижников Пророка, мир ему и благословение Аллаха, среди которых были Ибн Мас’уд, Абу Зарр и Хузейфа. Было возвещено о начале намаза, и Абу Зарр вышел вперед, чтобы руководить им. Тогда присутствующие сказали: “Не делай этого!” Абу Зарр спросил: “Неужели?” Они ответили: “Да”.[14] Тогда я встал впереди них, будучи человеком подневольным, и они научили меня следующему, сказав:

“Когда к тебе войдет супруга, соверши намаз из двух ракатов, затем попроси у Аллаха добра в том, что пришло к тебе, и попроси у Него прибежища от зла того, что пришло к тебе. Затем ты можешь приступить к своим делам с супругой”».[15]

 

Второе предание:

 

Шакик рассказывал:

«Как-то раз явился человек по имени Абу Хариз[16] и сказал: “Я женился на юной девушке, [девственнице] и опасаюсь, что она невзлюбит меня”. На это Абдуллах (то есть Ибн Мас’уд) ответил ему: “Приязнь – от Аллаха, а неприязнь – от сатаны. Сатана хочет, сделать для вас ненавистным то, что дозволено вам Аллахом. Когда жена войдет к тебе, прикажи ей, чтобы она стала позади тебя и совершила вместе с тобой намаз из двух ракатов”». В другом варианте этого сообщения со слов ибн Мас’уда есть продолжение: «И скажи:

 

أَللّهُمَّ بَارِكْ لِي فِي أَهْلِي، وَبَارِكْ لَهُمْ فِيَّ، أَللَّهُمَّ ٱجْمَعْ بَيْنَنَا مَا جَمَعْتَ بِخَيْرٍ، وَفَرِّقْ بَيْنَنَا إِذَا فَرَّقْتَ إِلَى خَيْرٍ .

“Аллахумма барик ли фи ахли, ва барик ляхум фийй. Аллахумма-джма’ бейнана ма джама’та би-хейр, ва-фаррик бейнана иза фарракта иля хейр” (“О Господи! Благослови меня моим семейством и благослови их мной. О Господи! Соедини нас во благо нам, пока Ты соединяешь нас. И раздели нас во благо нам, когда Ты разделишь нас”)»[17].

 

4 – Что следует сказать супругу перед совокуплением с женой.

 

Мужчине перед совокуплением с женой необходимо сказать следующее:

 

بِسْمِ ٱللهِ، أَللّٰهُمَّ جَنِّبْنَا ٱلشَّيْطَانَ، وَجَنِّبِ ٱلشَّيْطَانَ مَا رَزَقْتَنَا .

«Би-сми-л-Лях!  Аллахумма джаннибна-ш-шейтан, ва джанниби-ш-шайтана ма разактана!» («Во имя Аллаха! О Аллах! Удали сатану от нас и от того, чем ты наделил нас!»).

Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Если Аллах предопределил для них иметь ребёнка, то шайтан уже никак не сможет повредить ему».[18]

 

5 – Как совокупляться с супругой.

 

Мужу дозволено совокупление с супругой с любой стороны – как сзади, так и спереди, но только во влагалище. Благословенный и всевышний Аллах, сказал: «Ваши жены являются пашней для вас. Приходите же на вашу пашню, когда и как пожелаете».[19] То есть, как вам будет угодно: спереди или сзади. На этот счет имеется ряд хадисов, но я ограничусь лишь двумя из них:

 

Первый хадис:

 

Джабир, да будет всевышний Аллах доволен им, рассказывал: «Иудеи говорили, что если мужчина совершил совокупление во влагалище сзади, то ребенок родится косым, и тогда был ниспослан аят: “Ваши жены являются пашней для вас. Приходите же на вашу пашню, когда и как пожелаете”. [Тогда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Спереди или сзади, но только во влагалище”]».[20]

 

Второй хадис:

 

Ибн Аббас рассказывал: «Ансары одного из кварталов в свою бытность язычниками жили бок о бок с иудеями, а они люди писания. Ансары считали, что иудеи превосходят их в знаниях, и во многом следовали за ними. А у людей писания было принято сноситься с женщинами не иначе, как лежа на боку: считалось, что нагота женщины в этом положении лучше прикрыта. Ансары этого квартала стали поступать так же, как иудеи. Курейшиты, осевшие в том же квартале, сносились с женщинами способом, неприемлемым для ансаров, услаждаясь женами и спереди, и сзади, и запрокинув их на спину. После того как мухаджиры прибыли в Медину, один из них взял себе в жены женщину из ансаров и стал делать с ней то же. Но она отказала ему, заявив: “Раньше у нас с женами сносились лежа на боку, и ты делай так же, а иначе ‑ сторонись меня”. Так продолжалось до тех пор, пока проблема этой женщины вовсе не усугубилась. О случившемся стало известно посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и великий и славный Аллах ниспослал откровение: “Ваши жены являются пашней для вас. Приходите же на вашу пашню, когда и как пожелаете”. То есть сноситесь с женами и спереди, и сзади, и запрокинув их на спину, но только через детородный орган».[21]

 

6 – Запрет на половое сношение через задний проход.

 

Мужчине воспрещено сноситься с женщиной через задний проход, в соответствии со смыслом аята: «Ваши жены являются пашней для вас. Приходите же на вашу пашню, когда и как пожелаете»,[22] а также в соответствии с вышеприведенными хадисами. Существуют также другие хадисы по этому поводу:

 

Первый хадис:

 

Умм Саляма, да будет доволен ею Аллах, рассказывала: «После того как в Медину к ансарам прибыли мухаджиры, последние стали брать в жены женщин из числа ансаров. Во время сношения жещины из числа мухаджиров вставали на колени, поворачивались к мужьям спиной, и клали руки на землю, а женщины из числа ансаров не поступали таким образом. Один из мухаджиров захотел вступить в сношение со своей женой привычным для него способом, но женщина отказалась и заявила, что не сделает этого до тех пор, пока не спросит об этом посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Он пришла к нему, но постеснялась лично спросить об этом. Тогда с эти вопросом к нему обратилась Умм Саляма, и было ниспослано: «Ваши жены являются пашней для вас. Приходите же на вашу пашню, когда и как пожелаете». Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, добавил: “Но только не иначе, как через один проход”».[23]

 

Второй хадис:

 

Ибн Аббас, да будет доволен им Аллах, рассказывал: «Как-то раз к посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, пришел Умар ибн аль-Хаттаб и сказал: “О Посланник Аллаха! Я пропал!” Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил: “Что же тебя погубило?” Умар ответил: “Этой ночью я сел в седло с другой стороны”.[24] Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ничего ему не ответил. Но после того как ему был ниспослан аят: “Ваши жены являются пашней для вас. Приходите же на вашу пашню, когда и как пожелаете”, он сказал: “Сносись спереди или сзади, но избегай сношения через задний проход и во время регул”».[25]

 

Третий хадис:

 

Хузейма ибн Сабит, да будет доволен им Аллах, рассказывал: «Однажды некий человек спросил Пророка, мир ему и благословение Аллаха, о сношении с женщинами сзади. Пророк, мир ему и благословение Аллаха, ответил: Это разрешено. Но как только человек ушел, Пророк позвал его,  или приказал позвать этого человека, и человека позвали, и уточнил: Что ты сказал?  Через какое из двух отверстий? Если сзади во влагалище, то – да. Ну, а если сзади через анальный проход, то – нет. Воистину, Аллах не стыдится истины. Не сноситесь с женами через задний проход».[26]

 

Четвертый хадис:

 

«Аллах не обратит свой взор на человека, который вступает в сношение с женой через задний проход».[27]

 

Пятый хадис:

 

«Проклят тот, кто сносится с женщинами через анальное отверстие».[28]

Шестой хадис:

 

«Тот, кто совершил половой акт с женщиной во время регул или через задний проход, либо пришел к предсказателю и поверил его словам, не уверовал в то, что было ниспослано Мухаммаду».[29]

 

7 – Ритуальное омовение («вуду») между половыми актами.

 

Если мужчина вступил в половой акт с женой через разрешенное шариатом место, а затем пожелал повторить сношение, то ему желательно совершить омовение. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Если кто-либо из вас вступил в сношение с супругой, а затем пожелал повторить его снова, пусть совершит омовение [между двумя актами]. (В другой версии хадиса сказано: «…пусть совершит такое же омовение, какое он совершает перед намазом).  [Это придаст ему сил для повторного сношения]».[30]

 

8 – Лучше совершить ритуальное купание («гусль»).

 

Все же лучше совершить купание, вместо омовения. Абу Рафи рассказывал о том, что однажды Пророк, мир ему и благословение Аллаха, обошел всех своих жен, купаясь, то у одной жены, то у другой. Абу Рафии сказал: «Тогда я спросил его: “О Посланник Аллаха! Почему бы тебе не выкупаться один раз?” Он ответил: “Это лучше, прекрасней и чище».[31]

 

9 – Совместное купание супругов.

 

Супругам дозволено купаться вместе одновременно, даже если при этом муж видит наготу жены, а жена видит наготу мужа. В этой связи имеется ряд хадисов:

 

Первый хадис:

 

Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывала: «Я и посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, купались из одного сосуда, стоявшего между нами, [в котором встречались наши руки]. Пророк все время опережал меня, и тогда я говорила: “Позволь и мне, позволь и мне!”» Муаза, передавшая этот хадис от Аиши, сказала: «Тогда они оба находились в состоянии полового осквернения».[32]

 

Второй хадис:

 

Муавийа ибн Хэйда рассказывал: «Как-то раз я спросил: “О Посланник Аллаха! Как нам поступать с нашими половыми органами?” Он ответил: “Береги свои гениталии, кроме как от своей жены или невольницы, которой овладела твоя десница”.[33] Я спросил: “О Посланник Аллаха! А как быть, если люди находятся вместе?” Посланник Аллаха ответил: “Если сможешь, сделай так, чтобы не кто не видел твои гениталии”. Тогда я спросил: “О Посланник Аллаха! А если человек остается наедине с самим собой?” Он ответил: “Аллах более чем люди, заслуживает того, чтобы Его стыдились!”»[34]

 

10 – Омовение, совершаемое перед сном человеком, находящимся в состоянии полового осквернения.

 

Супруги, оскверненные половым актом, должны засыпать только лишь после того, как совершат омовение. Об этом сообщается в ряде хадисов:

 

Первый хадис:

 

Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывала: «Когда посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, хотел [приступить к еде или] отойти ко сну, будучи в состоянии полового осквернения, он омывал половые органы и совершал омовение, подобно тому, как он делал это перед намазом».[35]

 

Второй хадис:

 

Ибн Умар, да будет доволен Аллах им и его отцом, рассказывал: «Умар как-то спросил: “О посланник Аллаха! Может ли кто-либо из нас перейти ко сну, будучи в состоянии полового осквернения?” Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ответил: “Да, если совершит омовение”».

В другой версии хадиса говорится: «Соверши омовение, омой свой член, а затем переходи ко сну».

В другой версии сказано: «Да. Но пусть он совершит омовение, а затем переходит ко сну до тех пор, пока не искупается когда пожелает».

В другой версии говорится: «Да. Но пусть совершит омовение, если пожелает».[36]

 

Третий хадис:

 

Аммар ибн Йасир, да будет доволен им Аллах, рассказывал, что посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Ангелы не приближаются к троим людям: к трупу неверующего, к тому, кто умастился халюком,[37] и к тому, кто находится в состоянии полового оск­вернения, до тех пор, пока он не совершит омовение».[38]

 

11 – Положение шариата относительно этого омовения.

Соблюдение этого установления не является обязательным, а носит настоятельно рекомендательный характер. Умар рассказывал, как однажды он спросил посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха: «Может ли кто-либо из нас перейти ко сну, будучи в состоянии полового осквернения?» Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ответил:

«Да. Но пусть совершит омовение, если пожелает».[39]

Этому хадису вторит другой хадис, переданный со слов Аиши. Она рассказывала: «Бывало, что посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ложился спать, будучи в состоянии полового осквернения, так и не прикоснувшись к воде, [а затем, когда вставал, купался]».[40]

В другой версии этого хадиса, переданного со слов Аиши, говорится: «Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ночевал в состоянии полового осквернения. Когда приходил Биляль и сообщал ему о наступлении времени намаза, он вставал и купался, и я смотрела, как вода стекала у него с головы. Затем он выходил из дома, и я слышала его голос, когда он читал Коран во время рассветного намаза. После этого он соблюдал пост». Мутарриф добавил: «Я спросил у Амира: “Это было в рамадане?” Он ответил: “Да. И в рамадане, и в любом другом месяце”».[41]

 

12 – Ритуальное очищение песком («тайаммум») человека, находящегося в состоянии полового осквернения, вместо омовения.

 

Супругам, находящимся в состоянии полового осквернения, иногда дозволено совершать очищение песком вместо омовения. Аиша рассказывала:

«Когда посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, был в состоянии полового осквернения и хотел отойти ко сну, он совершал омовение водой, либо очищался песком».[42]

 

13 – Предпочтительнее купаться перед сном.

 

Однако предпочтительнее, чтобы оба супруга купались после полового акта. Абдуллах ибн Кэйс рассказывал: «Однажды я спросил Аишу: “Как поступал посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, находясь в состоянии осквернения: купалсяли он перед сном или засыпал до того, как купался?” Она ответила: “Он поступал по-всякому: иногда он купался перед сном, а иногда совершал омовение и затем засыпал”. Тогда я сказал: “Хвала Аллаху, который в этом вопросе предоставил возможность выбора”».[43]

 

14 – Запрет на вступление в половой акт с женой во время менструации.

 

Запрещается вступать в половой акт с женой во время менструации.[44] Благословенный и всевышний Аллах сказал: «Они спрашивают тебя о менструациях. Скажи: “Они причиняют страдания.[45] Посему избегайте половой близости с женщинами во время менструаций и не приближайтесь к ним, пока они не очистятся.[46] А когда они очистятся, то приходите к ним так, как повелел вам Аллах. Воистину, Аллах любит кающихся и любит очищающихся”».[47]

 

О том же свидетельствует ряд хадисов.

 

Первый хадис:

 

 Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Тот, кто совершил половой акт с женщиной во время регул или через задний проход, либо пришел к предсказателю и поверил его словам, не уверовал в то, что было ниспослано Мухаммаду».[48]

 

Второй хадис: 

 

Анас ибн Малик рассказывал:

«Иудеи, когда у их женщин начинались менструации, выводили их из дома, не садились с ними есть и пить и не оставались с ними в одном доме. Когда же сподвижники Пророка, мир ему и благословение Аллаха, спросили его об этом, всевышний Аллах ниспослал аят: “Они спрашивают тебя о менструациях. Скажи: «Они причиняют страдания. Посему избегайте половой близости с женщинами во время менструаций…»” Тогда посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Оставайтесь с ними в одном доме и делайте все, кроме совокупления”. Когда об этом стало известно иудеям, они сказали: “Что бы мы ни делали, этот человек хочет не походить на нас в этом!” Спустя некоторое время Усейд ибн Худэйр и Аббад ибн Бишр пришли и сказали: “О посланник Аллаха! Иудеи говорят так-то и так-то. Не стоит ли нам вступать с ними в близость во время менструации?” Тут посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, изменился в лице, и мы подумали, что он разгневался на них. Когда же они вышли от него, мимо них пронесли молоко, которое собирались подарить посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Он тут же послал вслед за ними и напоил их, и нам стало ясно, что он не разгневался на них».[49]

 

15 – Искупление, приносимое человеком, вступившим в половую связь с женой во время менструации.

 

Мужчине, поддавшемуся похоти и вступившему в половую связь с женой до прекрашения менструации, предписано подать милостыню в сумме, равной приблизительно половине или четверти английского фунта золотом. Об этом говорится в хадисе, переданном со слов Абдуллаха ибн Аббаса, да будет доволен Аллах им и его отцом, рассказывавшего о том, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал о мужчине, вступившем в половой акт с женщиной, имеющей менструацию:

«Он должен раздать милостыню в размере динара[50] или половины динара».[51]

 

16 – Что дозволено мужчине, когда у жены менструация.

 

Когда у женщины месячные, мужчине дозволено наслаждаться всем телом супруги, за исключением влагалища. Об этом сообщается в следующих хадисах:

 

Первый хадис:

 

Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«…и делайте все, кроме совокупления».[52]

 

Второй хадис:

 

Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывала:

«Когда у какой-нибудь из жён посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, начиналась менструация, он велел ей надевать изар,[53] а затем ложился рядом с ней». Она также однажды сказала: «Прикасался к ней».[54]

 

Третий хадис:

 

Одна из супруг Пророка, мир ему и благословение Аллаха, рассказывала: «Когда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, желал вступить в интимную связь с супругой, имевшей менструацию, он набрасывал одежду на ее гениталии, [а затем делал то, что было ему угодно]».[55]

 

17 – С какого момента разрешается вступать в половую близость с женой, если она очистилась от менструации.

 

По окончании менструации, когда кровянистые выделения прекратились, муж может совокупиться с женой, но только после того, как она смоет с себя следы крови или искупается, либо совершит омовение. Любое из этих действий, совершенное женщиной, делает ее дозволенной для супруга,[56] так как благословенный и всевышний Господь сказал: «А когда они очистятся, то приходите к ним так, как повелел вам Аллах. Воистину, Аллах любит кающихся и любит очищающихся”».[57]

 

18 – Разрешение на извлечение полового члена из влагалища во время семяизвержения.

 

Мужчина может совершать семяизвержение таким образом, чтобы семя не попало в детородные органы женщины. Об этом говорится в ряде хадисов:

 

Первый хадис:

 

Джабир, да будет доволен им Аллах, рассказывал: «Мы совершали семяизвержение вне влагалища, когда продолжалось ниспослание Корана».

В другом варианте данного хадиса сказано: «Мы совершали семяизвержение вне влагалища во времена посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Об этом стало известно пророку Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, но он не воспретил нам делать это».[58]

 

Второй хадис:

 

Абу Саид аль-Худри рассказывал, что некий мужчина пришел к посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и спросил: «О Посланник Аллаха! У меня есть рабыня, и во время эякуляции я вынимаю половой член из ее влагалища. Я хочу только того, чего хотят остальные мужчины. Однако иудеи заявляют, что вынимать половой член из влагалища во время эякуляции равносильно малому детоубийству». Он сказал: «Иудеи лгут! [Иудеи лгут!] Ибо если Аллах захочет создать ребенка, то тебе не удастся предотвратить это».[59]

 

Третий хадис:

 

Джабир рассказывал о том, что некий человек явился к посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и сказал: «У меня есть невольница, которая прислуживает нам и поливает наши финиковые пальмы. Я вступаю с ней в половую близость, но не хочу, чтобы она забеременела. Посланник Аллах, мир ему и благословение Аллаха ответил:

«Если хочешь, во время семяизвержения вынимай половой член из ее влагалища. Но, воистину, ее постигнет то, что ей суждено». Тогда человек удалился и не появлялся некоторое время. Затем он вновь пришел к посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и сказал: «Невольница забеременела!» Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ответил:

«Я же говорил тебе, что ее постигнет то, что ей суждено».[60]

 

19 – Лучше отказаться от извлечения полового члена из влагалища во время семяизвержения.

 

Все же лучше, если мужчина откажется от извлечения полового члена из влагалища во время семяизвержения. На то есть несколько причин:

Во-первых, подобная практика вредит женщине, так как не позволяет ей сполна насладиться половым актом.[61] Даже в том случае, если сама женщина согласна на это, необходимо помнить, что:

Во-вторых, подобная практика препятствует выполнению одной из задач брака – размножению, замедляя рост численности общины нашего Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Женитесь на любящих и часто рожающих женщинах, и я буду гордиться вашим числом[62] перед другими общинами».[63]

Поэтому не удивительно, что когда Пророка, мир ему и благословение Аллаха, спросили об извлечении полового члена из влагалища во время семяизвержения, он назвал его скрытым детоубийством, сказав:

«Это – скрытое детоубийство».[64]

Поэтому посланник Аллах, мир ему и благословение Аллаха, указал на то, что желательно отказаться от извлечения полового члена из влагалища во время эякуляции, о чем говорится в хадисе, переданном со слов Абу Саида аль-Худри:

«Однажды в присутствии посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, кто-то завел разговор об извлечении полового члена из влагалища во время эякуляции. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, тогда сказал: “Зачем кто-то из вас делает это?! (Однако он не сказал: “Пусть никто из вас так больше не делает”). Воистину, если душе суждено появиться на свет,  то Аллах непременно создаст ее”». В другой версии хадиса сказано, что посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Вы это делаете? Вы это делаете? Вы это делаете? Если какой-либо душе суждено появиться до наступления Дня воскресения, то она непременно появится».[65]

 

20 – Намерения супругов при вступлении в брак.

 

Оба супруга должны вступать в брак с намерением усмирить свои души и оградить их от всего того, что Аллах сделал для них запретным. Если они поступят таким образом, то их совокупление будет записано им в качестве пожертвования. Абу Зарр, да будет доволен им Аллах, рассказывал:

«Однажды группа сподвижников обратилась к Пророку, мир ему и благословение Аллаха, с вопросом: “О Посланник Аллаха! На долю богатых людей приходится больше вознаграждений. Они совершают намаз так же, как мы, постятся так же, как мы, но кроме того они делают пожертвования из излишков своего имущества”. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Разве Аллах не даровал вам то, из чего вы можете делать пожертвования? Поистине, всякий раз, когда вы произносите слова: «Субхана-Л-лах!» («Пречист Аллах!»), вы делаете пожертвование. [Всякий раз, когда вы говорите: «Аллаху акбар!» («Аллах велик!»), вы делаете пожертвование. Всякий раз, когда вы произносите: «Ля иляха илля-л-Лах!» («Нет божества, кроме Аллаха!»), вы делаете пожертвование. Всякий раз, когда вы восклицаете: «Аль-хамду ли-ль-Лях!» («Хвала Аллаху!»), вы делаете пожертвование]. Побуждать к одобряемому тоже является пожертвованием. Удерживать от порицаемого – это тоже пожертвование. И в ваших половых органах содержится пожертвование!” Тогда сподвижники спросили: “О посланник Аллаха, разве за то, что кто-нибудь из нас удовлетворит своё желание, он получит награду?!” Он сказал: “Скажите мне, разве не совершит грех тот, кто удовлетворит свою страсть запретным образом?” [Они ответили: “Да”. Тогда он сказал]: “Если он сделает это дозволеным образом, то ему будет за это награда!” [Далее он упомянул еще несколько деяний, назвав их пожертвованиями, а затем сказал: “Чтобы получить награду за все эти поступки, вместе взятые, достаточно совершить два раката утреннего намаза”]».[66]

 

21 – Что следует сделать мужчине наутро после первой брачной ночи.

 

Желательно, чтобы наутро после первой брачной ночи жених вышел к родственникам, пришедшим в его дом, поприветствовал их и помолился за них. Гости должны ответить жениху тем же. Анас, да будет доволен им Аллах, рассказывал:

«Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, устроил угощение по случаю свадьбы с Зейнаб. Он досыта накормил мусульман хлебом и мясом. Затем он вышел к матерям верующих, поприветствовал их и помолился за них. Они тоже поприветствовали его и помолились за него. Он поступал таким образом наутро после первой брачной ночи».[67]

 

22 – Обязательно выделить в доме место для купания.

 

Супруги должны выделить в доме место для купания. Женщине запрещено купаться в общественной бане. По этому поводу существует ряд хадисов:

 

Первый хадис:

 

Джабир, да будет доволен им Аллах, рассказывал: «Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

“Пусть тот, кто уверовал в Аллаха и Судный день, не разрешает своей жене входить в баню! Пусть тот, кто уверовал в Аллаха и Судный день, не входит в баню без ткани, обернутой вокруг пояса! Пусть тот, кто уверовал в Аллаха и Судный день, не садится за стол, за которым разливают вино!”»[68]

 

Второй хадис:

 

Умм ад-Дарда рассказывала: «Как-то раз я вышла из общественной бани и встретила посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Он спросил меня: “Откуда идешь, о Умм ад-Дарда?” Я ответила: “Из бани”. На это Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

“Клянусь Тем, в чьей длани моя душа, что любая женщина, снимающая свою одежду где-либо, помимо дома какой-либо из своих матерей, срывает все завесы между собой и Милостивым!”»[69]

 

Третий хадис:

 

Абу аль-Малих рассказывал: «Как-то раз к Аише, да будет доволен ею Аллах, явились женщины из Шама. Аиша спросила: “Кто вы?” Женщины ответили: “Мы – жители Шама”. Аиша спросила: “Наверно, вы из тех мест, где женщины посещают общественные бани?” Женщины ответили: “Да”. Тогда Аиша сказала: “Поистине, я слышала, как посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Любая женщина, снимающая одежду не в своем доме, срывает то, что есть между нею и всевышним Аллахом».[70]

 

23 – Запрет на разглашение подробностей интимной жизни супругов.

 

Супругам запрещено раскрывать секреты интимной жизни. Об этом говорится в двух хадисах.

 

Первый хадис:

 

Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

 

«Воистину, одним из наихудших людей по своему положению пред Аллахом в День воскресения будет тот, кто вступает в интимную связь со своей супругой, а затем разглашает другим ее секреты».[71]

Второй хадис:

 

Асма бинт Йазид рассказывала, что однажы она была рядом с посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, когда у него сидели мужчины и женщины. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Неужто мужчина рассказывает о том, что он делал с супругой, а женщина рассказывает о том, чем она занималась с мужем?!» Люди не проронили ни слова. Асма рассказывала: «Тогда я сказала: “О Посланник Аллаха! Да, клянусь Аллахом! Поистине, и женщины так делают, и мужчины так поступают”. Тогда он сказал:

“Отныне не делайте так. Воистину, это деяние подобно деянию дьявола, который встретил дьяволицу на дороге и стал совокупляться с ней прямо на глазах у людей”».[72]

 

24 – Обязательность свадебного пира.

 

После первой брачной ночи жених должен организовать свадебный банкет, так как Пророк, мир ему и благословение Аллаха, повелел Абд ар-Рахману ибн Ауфу сделать это, о чем речь пойдет ниже.

Бурейда ибн аль-Хасыб рассказывал: «Когда Али посватался к Фатыме, да будет доволен ею Аллах, посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал ему:

“В честь бракосочетания (согласно другой версии хадиса: “в честь жениха и невесты”) обязательно следует устроить пир”.[73]

Тогда Са’д сказал: “За мной баран”. Кто-то сказал: “А за мной то-то и то-то из проса”». В другой версии этого же хадиса сказано: «И тогда группа ансаров собрала для него несколько са[74] проса».

 

25 – Каким должен быть свадебный пир согласноСунне.

 

Устраивая свадебное застолье, необходимо учитывать следующее:

Во-первых, пир должен длиться три дня сразу вслед за первой брачной ночью, так как таким образом поступал Пророк, мир ему и благословение Аллаха. Анас, да будет доволен им Аллах, рассказывал:

«Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, женился и провел первую брачную ночь, а затем послал меня созвать людей на трапезу».[75]

Анас также рассказывал:

«Когда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, женился на Сафиййе, то в качестве брачного дара даровал ей свободу. Он также устроил застолье, длившееся три дня».[76]

Во-вторых, следует приглашать к столу людей праведных, не зависимо от того, богаты они или бедны. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Води дружбу лишь с человеком верующим. И пусть вкушает твою еду только богобоязненный».[77]

В-третьих, в качестве угощенья желательно подавать одного или более барана, если есть возможность. Анас, да будет доволен им Аллах, рассказывал:

«После того как Абд ар-Рахман ибн Ауф прибыл в Медину, посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, побратал его с ансаром Са’дом ибн ар-Раби. [Са’д отвел Абд ар-Рахмана к себе домой. Дома он попросил подать еду, и они вместе поели]. Затем Са’д обратился к Абд ар-Рахману: “Брат мой! Я самый богатый человек в Медине. (В другой версии хадиса сказано: “Я самый богатый среди ансаров”). Выбери половину моего имущества и забери ее себе. (В другой версии хадиса сказано: “Пойдем ко мне в сад, я поделю его с тобой пополам!”). К тому же у меня две жены, [а ты – мой брат по вере, однако у тебя нет ни одной]. Выбирай ту из них, которая тебе больше нравится, назови мне ее имя, и я разведусь с ней [ради тебя], [а как только истечет положенный для нее выжидательный срок, женись на ней]”. Абд ар-Рахман сказал: “Нет, клянусь Аллахом. Да ниспошлет Аллах тебе благословение в твоей семье и твоем имуществе! Покажите, где у вас тут рынок”. Ему подсказали, где находится рынок. Абд ар-Рахман пошел на рынок, что-то купил, что-то продал и выручил небольшую прибыль. [Каждое следующее утро он поступал так же] и возвращался с небольшим количеством творога и масла, [которое ему удавалось заработать]. [Все это он относил людям, в доме которых тогда жил]. Так продолжалось ровно столько, сколько было угодно Аллаху. И вот однажды, Абд ар-Рахман явился умащенный шафраном (в другой версии хадиса сказано: «…и халюком»[78]). Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил: “Что с тобой?” Абд ар-Рахман ответил: “О Посланник Аллаха! Я женился на женщине [из числа ансаров]”. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил: “А что ты подарил ей в качестве брачного дара?” Абд ар-Рахман ответил: “Немного золота весом в один нават”.[79] Тогда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “[Да ниспошлет Аллах тебе благословение!] Устрой угощение, и заколи хотя бы одного барана”. [Он разрешил сделать как минимум это]. Абд ар-Рахман сказал: “После этого благословения Пророка, мир ему и благословение Аллаха, поднимая любой камень, я надеялся найти [под ним] [золото или серебро]”. [После смерти Абд ар-Рахмана каждой из его жен досталось по сто тысяч динаров]».[80]

Анас также рассказывал:

«Я не видел, чтобы когда-либо посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, устраивал такой пир в честь бракосочетания с какой-либо из своих жен, какой он устроил в честь бракосочетания с Зейнаб. Он заколол барана [и накормил людей хлебом и мясом, пока они не наелись досыта]»[81].

 

26 – Свадебный пир можно устраивать без мяса.

Свадебное угощение может состоять из любых продуктов, которые люди могут себе позволить. При этом можно обойтись и без мясных блюд. Анас, да будет доволен им Аллах, рассказывал:

«Пророк, мир ему и благословение Аллаха, остановился между Хейбаром и Мединой на три дня, чтобы отпраздновать женитьбу на Сафиййе. Я пригласил мусульман на его свадебное торжество, во время которого не было подано ни хлеба, ни мяса. Пророк, мир ему и благословение Аллаха, всего лишь повелел расстелить кожаные подстилки. Их расстелили (в другой версии хадиса сказано: «Землю очистили от песка и расстелили на ней кожаные подстилки»), а затем положили на них сухие финики, творог и масло, [и люди наелись досыта]».[82]

 

27 – Помощь богатых людей своим имуществом в подготовке свадебного застолья.

 

Влиятельным и богатым людям рекомендовано участвовать в подготовке свадебного застолья. В своем рассказе о женитьбе посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, на Сафиййе Анас рассказывал:

«Когда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, отправился в путь, Умм Сулейм нарядила для него Сафиййу и вечером привела ее к нему. Наутро Пророк, мир ему и благословение Аллаха, стал женихом и сказал: “Тот, у кого имеется хотя бы что-то, пусть принесет его”. (В другой версии хадиса сказано: “Тот, у кого имеется хоть что-нибудь лишнее, пусть принесет нам его”). Он расстелил кожаную подстилку. Кто-то принес творогу, кто-то принес сухих фиников, а кто-то – масла. Затем приготовили хейс,[83] [и люди стали его есть, запивая дождевой водой из находящихся рядом с ними луж]. Таким был свадебный пир посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха».[84]

 

28 – Запрещено приглашать на свадьбу лишь богатых людей.

 

Нельзя приглашать на свадьбу лишь богатых людей, пренебрегая бедными. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Наихудшим угощением является угощение свадебного пира, на который приглашают богатых и не пускают бедных. Что же касается непринявшего приглашения, то он ослушался Аллаха и Его посланника».[85]

 

29 – Приглашение на свадьбу обязательно должно быть принято.

Приглашенный на свадьбу обязан присутствовать на ней. На этот счет имеется два хадиса.

 

Первый хадис:

 

«Выкупайте пленных, принимайте приглашение зовущего и навещайте больного».[86]

 

Второй хадис:

 

«Если кто-либо из вас приглашен к застолью, то пусть пойдет туда, [будь это свадьба или что-то подобное]. [Тот же, кто не ответил на приглашение, тот ослушался Аллаха и Его посланника]».[87]

 

30 – Приглашение следует принять даже постящемуся.

 

Приглашение должен принять даже тот, кто в это время постится. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Если кто-либо из вас приглашен к трапезе, пусть примет приглашение. Если он не постился, то пусть ест, а если он постится, то пусть помолится за хозяев».[88]

 

31 – Разговение ради приглашающей стороны.

 

Тот, кто соблюдал добровольный пост, может разговеться, особенно в том случае, если приглашающий настаивает на этом. На этот счет имеется ряд хадисов.

 

Первый хадис:

 

«Если кто-либо из вас приглашен к трапезе, пусть примет приглашение. Если ему угодно, то пусть ест, а если нет, то пусть откажется».[89]

 

Второй хадис:

 

«Тот, кто соблюдает добровольный пост, – сам себе хозяин: если хочет, пусть постится, а если хочет – разговляется».[90]

 

Третий хадис:

 

Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывала:

«Однажды ко мне зашел Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и спросил: “У вас есть что-нибудь поесть?” Я ответила: “Нет”. Он сказал: “Тогда я начну поститься”. Затем в другой день он снова пришел ко мне. В тот же день мне подарили хейс, и я припрятала часть его для Пророка, мир ему и благословение Аллаха, так как он любил хейс. Я сказала: “О Посланник Аллаха! Нам подарили хейс, и я припрятала немного для тебя”. Тогда он сказал: “Принеси его. Я пощусь с самого утра”. Он съел немного, а затем сказал:

«Человек, соблюдающий добровольный пост, подобен человеку, дающему милостыню из своего имущества: захочет – даст ее до конца, а захочет – удержит ее».[91]

 

 

32 – Возмещать добровольный пост необязательно.

Человек, прервавший добровольный пост, не обязан возмещать этот день поста. На этот счет имеется два хадиса.

 

Первый хадис:

 

Абу Саида аль-Худри рассказывал:

«Как-то раз я приготовил для Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, трапезу. Он пришел ко мне со своими сподвижниками. Когда принесли еду, кто-то из присутствующих сказал: “Я пощусь”. Тогда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Ваш брат пригласил вас и постарался для вас!” А затем добавил: “Разговляйся и постись в другой день вместо этого, если пожелаешь”».[92]

 

Второй хадис:

 

Абу Джухайфа, да будет доволен им Аллах, рассказывал: «Сальман и Абу ад-Дарда побратались друг с другом благодаря Пророку, мир ему и благословение Аллаха. Однажды Сальман пришёл навестить Абу ад-Дарду и увидел, что Умм ад-Дарда не одета в нарядную одежду. Он спросил её: “Что с тобой, о Умм ад-Дарда?” Она сказала: “Твой брат Абу ад-Дарда ночью совершает намаз, а днем постится. Он не нуждается ни в каких благах этого мира”. Тем временем пришёл и сам Абу ад-Дарда. Он поприветствовал Сальмана и положил передним еду. Сальман сказал ему: “Поешь”. Абу ад-Дарда сказал: “Я пощусь”. Тогда Сальман сказал: “Клянусь Аллахом, что ты прервешь свой пост! Я не стану есть, пока не поешь ты!” Абу ад-Дарда поел вместе с ним. Затем Сальман остался у него переночевать. Когда прошла часть ночи, Абу ад-Дарда захотел встать на намаз. Сальман не дал ему встать, сказав: “Поистине, у тебя есть обязанности перед своим телом, перед своим Господом, [перед своим гостем] и перед своей семьей. Постись, разговляйся, совершай намаз, выполняй супружеские обязанности и отдавай каждому то, что ему принадлежит по праву!” Когда же приблизился рассвет, Сальман сказал: “Теперь вставай, если хочешь”. Они вместе встали, совершили омовение, а затем ночной намаз. После этого они пошли в мечеть на рассветный намаз, и Абу ад-Дарда подошел к посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, чтобы сообщить ему о том, что повелел ему Сальман. Тогда посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал ему: “О Абу ад-Дарда! Поистине, у тебя есть обязанности перед своим телом…” – и повторил все, что сказал Сальман. (В другой версии хадиса сказано: “Сальман сказал правду”)».[93]

 

33 – Нельзя принимать приглашение, если в нем содержится что-либо греховное.

 

Нельзя принимать приглашение, если на собрании есть что-то греховное. На подобное собрание можно пойти только лишь с целью осудить греховное и постараться пресечь его. Если греховные дела пресечены, гость может остаться. В противном случае он должен покинуть подобное собрание. Так утверждается в ряде хадисов.

 

Первый хадис:

 

Али рассказывал:

«Я приготовил трапезу и пригласил посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Он пришел, но, увидев в доме изображения живых существ, повернул назад. [Тогда я спросил: “О Посланник Аллаха! Да станут мои родители выкупом за тебя! Что тебя заставило повернуть обратно?” Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ответил: “В этом доме есть занавес, на котором изображены живые создания. Поистине, ангелы не входят в дом, в котором есть изображения живых существ”]».[94]

 

Второй хадис:

 

Аиша рассказывала о том, что однажды она купила подушку, на которой были нарисованы изображения живых существ. Увидев эту подушку, посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, остановился в дверях и не вошел внутрь. По выражению лица посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, Аиша поняла, что он сердится. Тогда она сказала: «О Посланник Аллаха! Каюсь пред Аллахом и пред Его посланником! В чем я согрешила?» Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил: «Что это за подушка?» Аиша ответила: «Я купила ее для тебя, чтобы ты сидел на ней и подкладывал ее под голову». Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Поистине, обладатели этих изображений (в другой версии хадиса сказано: «Поистине, те, кто создают такие изображения»), будут испытывать муки в День воскресения.[95] Им будет сказано: “Оживите то, что вы сотворили!” Воистину, ангелы не входят в дом, в котором есть [подобные] изображения». [Аиша сказала: «Он не вошел до тех пор, пока я не вынесла их из дома]».[96]

 

Третий хадис:

 

Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Пусть тот, кто уверовал в Аллаха и Судный день, не садится за стол, за которым разливают вино[97]

 

Подобным же образом поступали наши праведные предшественники, да будет доволен ими Аллах. Примеров тому чрезвычайное множество, но я позволю себе ограничиться лишь некоторыми из них:

а) Аслям, вольноотпущенник Умара, рассказывал, что когда Умар ибн аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах, прибыл в Шам, один из местных христиан, вельмож Шама, приготовил для него угощение и сказал ему: «Мне хотелось бы, чтобы ты и твои сподвижники пришли ко мне и почтили меня своим приходом». Умар, да будет доволен им Аллах, ответил ему:

«Поистине, мы не входим в ваши церкви из-за имеющихся там изображений».[98]

б) Абу Мас’уд Укба ибн Амр рассказывал, что однажды некий человек приготовил для него угощенье и пригласил к себе. Укба спросил: «Есть ли в этом доме изображение живых существ?» Тот ответил: «Да». Тогда Укба отказался войти до тех пор, пока хозяин не уничтожил это изображение. И лишь потом Укба вошел в дом.[99]

в) Имам аль-Аузаи сказал:

«Мы не ходим на пир, на котором имеется барабан или арфа».[100]

 

34 – Что желательно совершить приглашенному.

 

Гостю рекомендовано выполнить два установления.

 

Во-первых, по окончании трапезы желательно обратиться к хозяину застолья со словами, которые в таких случаях произносил посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Существует несколько таких фраз:

 

а) Абдуллах ибн Буср рассказывал, как однажды его отец приготовил для Пророка, мир ему и благословение Аллаха, угощенье и пригласил к себе в гости. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, принял приглашение, а когда завершил трапезу, сказал:

أَللّٰهُمَّ ٱغْفِرْ لَهُمْ وَٱرْحَمْهُمْ وَبَارِكْ لَهُمْ فِيمَا رَزَقْتَهُمْ .

 

«Аллахумма-гфир ляхум ва-рхамхум ва-барик ляхум фима разактахум». («О Аллах! Прости их, помилуй и благослови их в том, чем Ты их наделил!»)[101]

 

б) Аль-Микдад ибн аль-Асвад рассказывал: «Я и двое моих приятелей прибыли к посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Мы сильно проголодались. Мы повстречали разных людей, но никто из них не позвал нас к себе в гости. И тогда посланник Аллаха, мир ему и балгословение Аллаха, привел нас к себе домой. У него было четыре козы, и он сказал мне: “О Микдад! Раздели их молоко между нами на четыре равные доли”. И я делил молоко между нами на четыре равные доли. [Каждый пил свою долю, а посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, мы оставляли его долю]. Однажды посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, задержался вне дома. И я сказал сам себе: “Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, наверняка пошел к кому-то из ансаров, поел и испил там досыта. Почему бы мне не выпить его долю молока?!” И я продолжал думать об этом, пока, наконец, не взял его долю и не выпил. Затем я прикрыл чашу крышкой. И только потом я стал сильно жалеть о содеянном. Я сказал себе: “А что, если посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, придет изголодавшийся и не найдет ничего съестного?” Затем я укрылся, чтобы заснуть. [Поверх меня была накидка из шерсти: когда я натягивал ее себе на голову, оставались открытыми ноги, а когда я накрывал ею ноги, оставалась не покрытой голова]. [Однако я никак не мог уснуть], и стал разговаривать сам с собой. [Что касается двух моих товарищей, то они уже уснули]. Пока я пребывал в подобном состоянии, вошел посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха. Он произнес приветствие таким голосом, чтобы было слышно бодрствующему, но чтобы не разбудить спящих. [Затем он пошел в мечеть, совершил намаз], а после этого подошел к чаше, открыл ее и увидел, что она пуста. Тогда он сказал:

 

أَللّٰهُمَّ أَطْعِمْ مَنْ أَطْعَمَنِي، وَٱسْقِ مَنْ سَقَانِي .

 

“Аллахумма ат’им ман ат’амани, ва-ски ман сакани”. (“О Господи! Накорми того, кто накормит меня, и напои того, кто напоит меня!”)

Я решил извлечь выгоду из этой молитвы, [схватил накидку, натянул ее на себя], взял большой нож, и, прихватив его с собой, отправился к козам. Я стал ощупывать коз, желая найти ту, что потучнее, [чтобы зарезать ее для посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха]. Какого бы вымени не касалась моя рука, я находил его полным молока. [Тогда я взял сосуд, в который в доме Мухаммада обычно сдаивали молоко], и принялся доить до тех пор, пока не наполнил чашу до краев. Затем я принес ее посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, [и он спросил: “Разве вы не выпили свою долю сегодня ночью, о Микдад?”] Я сказал: “Пей, о посланник Аллаха!” Он поднял голову, посмотрел на меня, а затем сказал: “О Микдад! Ты совершил какой-нибудь проступок? Что случилось?” Я ответил: “Ты сначала выпей, а я потом расскажу”. Он испил вдоволь, затем передал чашу мне, и я тоже выпил. После того, как я понял, что посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, утолил жажду, и меня коснулась его молитва, я рассмеялся так, что повалился со смеху на землю. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Так что же случилось?” И тогда я рассказал ему все, как было. Он сказал: “Это – благодать, ниспосланная с небес. Почему ты не сообщил мне об этом ранее, чтобы мы смогли напоить двух наших товарищей?” Я ответил: [“Клянусь Тем, кто послал тебя проповедовать истину!] Если благодать коснулась меня и тебя, то мне все равно, кого она обошла стороной!”»[102]

в) Анас или кто-то другой рассказывал, как однажды посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, [навещал ансаров. Когда он приблизился к их жилищам, дети ансаров окружили его со всех сторон, а он молился за них, гладил их по головам и приветствовал их. И так он подошел к двери Са’да ибн Убады], испросил у Са’да разрешение войти и произнес слова приветствия: “Мир вам и милость Аллаха!” Са’д ответил: “И тебе мир и милость Аллаха!” Но Са’д сказал это так, что посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, не смог его расслышать, и поэтому поприветствовал Са’да трижды. Са’д ответил ему трижды, но Пророк, мир ему и благословение Аллаха, так и не расслышал его слов. [Пророк, мир ему и благословение Аллаха, никогда не произносил приветствие свыше трех раз, и, если ему не позволяли войти, уходил]. Пророк, мир ему и благословение Аллаха, повернул обратно, но Са’д догнал его и сказал: “О посланник Аллаха! Да станут мои родители выкупом за тебя! Я слышал все твои приветствия и каждый раз отвечал тебе на них тихо, что ты не расслышал моих слов, так как мне хотелось, чтобы ты многократно пожелал мне мира и благословения. [Заходи же, о посланник Аллаха!] Затем Са’д провел его в дом и поставил перед ним изюм. Пророк Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, поел его, а когда закончил, сказал:

 

أَكَلَ طَعَامَكُمُ ٱلأَبْرَارُ، وَصَلَّتْ عَلَيْكُمُ ٱلْمَلاَئِكَةُ، وَأَفْطَرَ عِنْدَكُمُ ٱلصَّائِمُونَ .

 

«Акаля таамакуму-ль-абрар, ва-саллят алейкуму-ль-маляика, ва-афтара индакуму-с-саимун». («Да будут вкушать вашу еду люди благочестивые, да будут молиться за вас ангелы, и да будут разговляться у вас постящиеся!»)[103]

 

Во-вторых, следует помолиться за молодоженов, пожелав им добра и благословения.

На этот счет имеется несколько хадисов.

 

Первый хадис:

 

Джабир ибн Абдуллах, да будет доволен Аллах им и его отцом, рассказывал: «Мой отец умер, оставив после себя семь или девять дочерей, и я женился на женщине, уже побывавшей замужем. Однажды посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил меня: “Эй, Джабир! Ты женился?” Я ответил: “Да”. Он спросил: “На женщине, побывавшей замужем, или на девственнице?” Я ответил: “На женщине, побывавшей замужем”. Тогда он спросил: “Разве не нашлось для тебя девушки, с которой ты мог бы забавляться, и которая могла бы забавляться с тобой, с которой ты мог бы смеяться, и которая могла бы смеяться с тобой?” Я ответил ему: “Абдуллах умер, оставив после себя [семь или девять] дочерей, и мне не хотелось привести к ним такую же, как они. Поэтому я женился на женщине, которая может начальствовать над ними и воспитывать их”. Тогда он сказал:

 

بَارَكَ ٱللهُ لَكَ .

 

«Барака-л-лаху ляк». («Да благословит тебя Аллах!») или пожелал мне добра».[104]

 

Второй хадис:

 

Бурейда, да будет доволен им Аллах, рассказывал: «Несколько ансаров сказали Али: “Рядом с тобой Фатыма”. Тогда Али отправился к посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и поприветствовал его. Пророк, мир ему и благословение Аллаха, спросил: “Чего надобно сыну Абу Талиба?” Али ответил: “О посланник Аллаха! Я вспомнил о Фатыме, дочери посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха”. Он ответил: “Добро пожаловать!” – и ничего не прибавил к этому. Али ибн Аби Талиб вышел к ожидавшей его группе ансаров, и те спросили: “Каков результат?” Али ответил: “Не знаю. Он всего лишь сказал мне: «Добро пожаловать!»” Ансары сказали: “Тебе достаточно того, что посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал тебе: «Добро пожаловать!»” Спустя некоторое время, после того как брак между Али и Фатымой был заключен, посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “О Али! В честь жениха и невесты[105] обязательно следует устроить пир”. Тогда Са’д сказал: “За мной баран”. А группа ансаров собрала для него несколько са[106] проса. Накануне первой брачной ночи посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, предупредил Али: “Не рассказывай ничего до тех пор, пока не встретишься со мной”. Затем посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, попросил принести воды, совершил в ней омовение, пролил эту воду на Али и сказал:

 

أَللَّهُمَّ بَارِكْ فِيهِمَا، وَبَارِكْ لَهُمَا فِي بِنَائِهِمَا .

 

“Аллахумма барик фихима, ва-барик ляхума фи бинаихима”. (“О Аллах! Благослови их самих и сделай благословенным их союз!”)»[107]

 

Третий хадис:

 

Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывала: «Когда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, женился на мне, моя мать, завела меня в его дом. В доме находились женщины из числа ансаров, и они обратились ко мне со словами:

 

عَلَى ٱلْخَيْرِ وَٱلْبَرَكَةِ، وَعَلَى خَيْرِ طَائِرٍ .

 

“Аля-ль-хейри ва-ль-барака, ва-аля хейри таир”. (“Добра тебе, благословения и наилучшей доли!”)»[108]

 

Четвертый хадис:

 

Абу Хурейра рассказывал, что когда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, поздравлял молодожена, он вместо благопожелания: «Согласия вам и сынов!»,[109]  говорил:

 

بَارَكَ ٱللهُ لَكَ، وَبَارَكَ عَلَيْكَ، وَجَمَعَ بَيْنَكُمَا فِي (عَلَى) خَيْرٍ .

 

«Барака-л-лаху ляк, ва-барака алейк, ва-джамаа бейнакума фи (или: аля) хейр». («Да благословит тебя Аллаха, и да ниспошлет на тебя Свое благословение и да объединит он вас обоих во благо!» (Согласно другой версии хадиса: «…на благо»).[110]

 

35 – Фраза «Согласия вам и сынов!» является поздравлением эпохи невежества.

 

Не следует говорить: «Согласия вам и сынов!», как делают люди несведущие, потому что так приветствовали молодоженов во времена невежества. Целый ряд хадисов содержат запрет на благопожелание этими словами. В одном из них, переданном со слов аль-Хасана, рассказывается о том, что Акиль ибн Аби Талиб женился на женщине из племени Джушам. К нему пришли люди и сказали: «Согласия вам и сынов!» Акиль возразил им, сказав: «Не говорите так, [ведь посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, запретил это]». Тогда люди спросили: «А что же нам говорить, о Абу Зейд?» Акиль ответил: «Говорите так:

 

بَارَكَ ٱللهُ لَكُمْ، وَبَارَكَ عَلَيْكُمْ .

 

“Барака-л-лаху лякум, ва-барака алейкум” (“Да благословит вас Аллах и да ниспошлет на вас Свое благословение!” Воистину, нам так было велено».[111]

 

36 – Невесте дозволено ухаживать за гостями.

 

Не является предосудительным, если во время трапезы невеста будет ухаживать за приглашенными, но при условии, что она одета в соответствии с требованиями шариата,[112] и нет опасности соблазна для нее или для присутствующих. Сахль ибн Са’д рассказывал:

«Когда Абу Усейд ас-Са’иди женился, он пригласил к себе на свадьбу Пророка, мир ему и благословение Аллаха, и его сподвижников. Еду для них готовила и подавала одна лишь Умм Усейд, супруга Абу Усейда. В ночь перед свадьбой Умм Усейд замочила финики в каменном сосуде. Когда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, окончил трапезу, Умм Усейд растворила в воде оставшиеся плоды и напоила его получившимся напитком в качестве подарка. [Супруга Абу Усейда прислуживала гостям в тот день, будучи невестой]».[113]

 

37 – Пение и игра на бубнах.

 

На свадьбе присутствующие женщины могут возвещать о заключении брака ударами только лишь в бубен и пением, но только в том случае, если при этом не воспевается красота человеческого тела, а в словах не содержится ничего греховного. На этот счет имеется несколько хадисов.

 

Первый хадис:

 

Ар-Рубеййи бинт Муаввиз рассказывала:

«Когда меня выдавали замуж, Пророк, мир ему и благословение Аллаха, вошел и присел на мою постель подобно тому, как сидишь рядом ты (эти слова адресованы человеку, передававшему этот рассказ со слов ар-Рубеййи). Наши девушки стали бить в бубны и петь, воспевая моих предков, погибших в битве при Бадре. Вдруг одна из них сказала: “Среди нас есть пророк, который ведает о том, что будет завтра”. И тут посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: “Не произноси эти слова, а говори то, что говорила до этого”».[114]

 

Второй хадис:

 

Аиши рассказывала, как однажды торжественно отводила невесту к одному ансару, и пророк Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил:

«О Аиша! Не было ли с вами песен? Ведь, воистину, ансарам нравятся песни».[115]

 

В другой версии хадиса сказано:

 

«Послали ли вы вместе с ней девушку, которая била бы в бубен и пела?» Аиша спросила: «Что она должна петь?» Он сказал:

«Пусть поет:

“Мы пришли к вам, мы пришли к вам!

                                           Приветствуйте нас, и мы поприветствуем вас!

  Если б не червонное злато,

                                           Не поселилась бы она в вашей долине.

  Если б не бурая пшеница,

                                           Не полнели бы ваши девушки”».[116]

 

Третий хадис:

 

Аиши рассказывала о том, что однажды Пророк, мир ему и благословение Аллаха, услышал, что люди пели на свадьбе песню, в которой были следующие слова:

«Подарили ей барашков,

Откормленных в кошаре.

Возлюбленный твой присутствует на свадьбе,

И ведает о том, что будет завтра».

 

В другой версии хадиса сказано:

 

«Муж твой присутствует на свадьбе

И ведает о том, что будет завтра».

 

Услышав эти слова, посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Никто не знает, что будет завтра, кроме пречистого Аллаха».[117]

 

Четвертый хадис:

 

Амир ибн Са’д аль-Баджали рассказывал:

«Как-то раз я зашел к Куразе ибн Ка’бу и Абу Мас’уду. (С ними был кто-то третий, однака рассказчик, передавший хадис со слов Амира, забыл его имя). Девушки били в бубны и пели. Я спросил: “Вы, сподвижники Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, соглашаетесь с этим?” Они сказали: “Нам было разрешено делать это во время свадьбы и плакать, если нас постигло несчастье”».

В другой версии хадиса сказано:

 

«…оплакивать усопшего без воплей».[118]

 

Пятый хадис:

 

Абу Бальдж Йахйа ибн Сулейма рассказывал:

«Однажды я сказал Мухаммаду ибн Хатыбу: “Я женился на двух женщинах, и на свадьбе ни одной из них не били в бубны”. Мухаммад, да будет доволен им Аллах, сказал: “Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Дозволенное от запретного отделяет игра на бубнах»”».[119]

 

Шестой хадис:

 

«Объявляйте о бракосочетании».[120]

 

 

38 – Отказ от совершения действий, противоречащих шариату.

 

Мусульманину следует сторониться всего, что вступает в противоречие с установлениями шариата. В особенности следует избегать тех действий, которые люди имеют обыкновение совершать в подобных случаях. Ведь многие, не встречая возражений со стороны ученых, уверены, что в таких поступках нет ничего зазорного. И здесь я бы хотел заострить ваше внимание на наиболее важных моментах.

 

1. Развешивание изображений живых существ.

 

Во-первых, не разрешается развешивать на стенах изображения, как объемные, так и плоские, отбрасывающие и не отбрасывающие тень, как выполненные от руки, так и изготовленные фотографическим способом. Мусульманин, способный снять эти изображения со стены должен сделать это, если он не в состоянии их уничтожить. Об этом говорится в ряде хадисов:

 

а) Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывала: «Как-то раз ко мне зашел посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, а я закрыла свою комнату занавеской, украшенной изображениями живых существ  (согласно другой версии хадиса: «…украшенной изображениями крылатых лошадей»). Когда посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, увидел это, он сорвал занавеску, переменился в лице и сказал: О Аиша! В День воскресения Аллах подвергнет самым жестоким мукам тех, кто пытался сотворить подобно тому, как творит Аллах”. (В другой версии хадиса сказано: “Поистине, обладатели этих изображений будут испытывать муки. Им будет сказано: «Оживите то, что вы сотворили!»” Затем посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, добавил: “Воистину, ангелы не входят в дом, в котором есть изображения живых существ). Тогда мы разрезали эту занавеску и изготовили из нее одну или две подушки, [и я видела, как посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сидел, опершись на одну из этих подушек, на которой было изображение]».[121]

б) Аиша рассказывала: «Однажды я набила для Пророка, мир ему и благословение Аллаха, небольшую подушку, украшенную изображениями живых существ. Увидев ее, он остановился при входе, изменившись в лице. Я спросила его: “Что произошло, о посланник Аллаха? [Каюсь пред Аллахом в совершенном грехе]”. Он спросил: “К чему эта подушка?” Я ответила: “Я изготовила эту подушку для тебя, чтобы ты лежал на ней”. В ответ он сказал: “Разве тебе не известно, что ангелы не входят в дом, в котором есть изображения живых существ, и что те, кто изготовили эти изображения, будут трепеть муки в День воскресения, и им будет сказано: “Оживите то, что вы сотворили?!”» Согласно другой версии хадиса: «”Поистине, обладатели этих изображений будут испытывать муки в День воскресения”. [И он не вошел до тех пор, пока я не вынесла подушку из дома]».[122]

 

в) Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Ко мне явился Джибриль, мир ему, и сказал: “Я приходил к тебе вчера, но мне помешала войти статуя над дверью [с изображением людей], занавеска, на которой имелись изображения, а также собака, находившаяся в доме. Прикажи обезглавить статую, чтобы она стала подобна дереву,[123] разрезать занавеску и сделать из нее пару подушек, которые можно мять, и вывести собаку. [Ведь, поистине, мы не входим в дом, в котором есть изображения живых существ или собака]”». Пес [щенок], принадлежащий Хасану или Хусейну, сидел под их кроватью (согласно другой версии хадиса: «…у него под кроватью»), [и он сказал: «О Аиша! Когда здесь появился этот пес?» Аиша ответила: «Кляусь Аллахом, не знаю»]. Тогда он приказал вывести пса из дома, [а затем зачерпнул воды рукой и пролил на то место, где сидела собака].[124]

 

2. Увешивание стен коврами.

Во-вторых: еще одно действие, которого следует избегать правоверным, ‑ это увешивание стен коврами и другими подобными предметами ‑ даже в том случае, если в составе изделия, прикрепленного к стене, отсутствует шелковая нить. Все это рассматривается как проявление роскоши и, следовательно, незаконно с точки зрения шариата. Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывала:

Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, не было тогда дома – он находился в одном из военных походов. И вот, дождавшись его возвращения, я взяла намат[125] [с каким-то изображением] и развесила его в помещении по сторонам (‘урд)[126]. Когда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вошел в дом, я вышла к нему навстречу как раз в этой комнате. Я обратилась к нему со словами приветствия: Мир тебе, Посланник Аллаха, милость Аллаха и Его благословение. Хвала Аллаху, который укрепил тебя и даровал тебе победу, порадовал твой взгляд и осыпал тебя Своими щедротами. И далее: Но Пророк, мир ему и благословение Аллаха, не стал говорить со мной! Тут я поняла по его лицу, что он гневается. Он быстро прошел внутрь, ухватился рукой за намат, потянул[127] его на себя и сорвал со стены. Затем он воскликнул: [Это ты увешиваешь стены?!] [Занавесями с изображениями?!] Истинно, среди того, чем нас одарил Аллах, не было велений нам, чтобы мы увешивали тканями камни [и глину[128]. И далее: мы выкроили из намата пару подушек и я набила их волокнами растений. Он не упрекнул меня в этом]. [И далее: Бывало, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сам сиживал на этих подушках]»[129].

Подчиняясь установлению хадиса, наши праведные предшественники отказывались входить в помещение, если его стены были увешаны тканями. Салим ибн Абдаллах рассказывал:

«Я играл свадьбу еще в те времена, когда был жив мой отец. Отец оповестил о свадьбе людей, и среди тех, кого мы оповестили, был Абу Аййуб. Стены моей комнаты задрапировали зеленым[130]. Пришел Абу Аййуб, зашел, увидел меня при входе, прошел дальше и заметил, что комната задрапирована зеленым. Тогда он сказал: Эй, Абдаллах! Вы что, занавешиваете стены?! Отец ответил, смутившись: Мы подчинились уговорам женщин, Абу Аййуб! На это Абу Аййуб сказал: Я опасался, что [кто-нибудь] другой может пойти на поводу у женщин, но не [смел и] предположить, что их уговорам поддашься ты! А затем добавил: Я не буду есть ваших угощений и не войду в этот дом. И вышел, да смилуется над ним Аллах»[131].

3. Выщипывание бровей и другие способы эпиляции волос на лице.

В-третьих: некоторые женщины позвляют себе выщипывать брови, придавая им форму полумесяца или дуги, ‑ при этом они полагают, что таким образом становятся красивее! Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, наложил на это запрет, а тех, кто так делает, предал проклятию:

“Да проклянет Аллах женщин, длающих вашм[132] другим, и женщин, которые делают вашм себе[133], [женщин, наставляющих волосы[134]], женщин, делающих нимас[135] другим, и женщин, которые делают нимас себе, а также женщин, делающих себе расселины между зубами для красоты[136], – все они искажают то, что было создано Аллахом”[137].

4. Отращивание и окрашивание ногтей.

В-четвертых: Еще один мерзкий обычай, заимствованный мусульманками у европейских развратниц, ‑ это отращивание ногтей и окрашивание их красным лаком – процедура, которая сегодня называется словом “маникюр”. Причем делают это не только взрослые женщины, но и девушки. Как только что нам стало известно, все они заслуживают проклятия, поскольку их действия направлены на то, чтобы изменить внешний облик человека, сотворенный Аллахом. Кроме того, эти женщины уподобляют себя неверным, что также находит осуждение в целом ряде хадисов[138]. В одном из них Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, говорил так: “…Если человек подражает каким-то людям, он таким образом становится одним из них”[139]. К тому, же все эти действия вступают в противоречие с природой человека, данной ему от рождения, – “с фитрой Аллаха, которой Он наделил людей”[140]. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, утверждал следующее:

“Человеку предписана фитра [141] – пять действий: обрезание, бритье[142] (в другой передаче хадиса: бритье лобка), стрижка усов, подрезание ногтей и выщипывание волос под мышками”.

В этой связи Анас, да будет доволен им Аллах, говорил так:

“Для стрижки усов, подрезания ногтей, выщипывания волос под мышками и бритья лобка установлен[143] определенный промежуток времени (в другой передаче хадиса: Посланник Аллаха установил для нас промежуток времени) – чтобы это производилось не реже, чем раз в сорок дней”[144].

5. Сбривание бороды.

В-пятых: С точки зрения мусульман, соблюдающих правила фитры, не менее, а, возможно, более отвратительным, чем окрашивание ногтей, следует считать другой постыдный поступок ‑ сбривание бороды. Это то, что делают сегодня большинство мужчин, желая выглядеть привлекательнее, наследуя традиции неверных европейцев. Доходит до того, что среди них считается постыдным, если жених входит к невесте, не побрившись[145]!

Сбривая бороду, мужчина нарушает сразу несколько установлений.

А) Он изменяет то, что было создано самим Аллахом, и, по словам Всевышнего, поддается наущениям Шайтана:

«Проклял его Аллах. И сказал он: «Я непременно захвачу от Твоих рабов долю назначенную, и собью их с пути, и возбужу в них мечты, и прикажу им, и пусть они будут обрезывать уши у скота, и прикажу им, и пусть они будут изменять творение Аллаха!» Кто берет Шайтана заступником помимо Аллаха, тот потерпел явный убыток!»[146]

Отсюда следует, что всякий пожелавший изменить сотворенное Аллахом помимо соизволения на то Самого Всевышнего, подчиняется, таким образом, наказу Шайтана и восстает против воли Всемилостивейшего, да будет Он славен. В этой связи вовсе неудивительно, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, предал проклятию всех тех, кто по своему усмотрению изменяет созданное Аллахом, и делает это с единственной целью ‑ чтобы казаться привлекательным, как говорилось об этом выше. Неудивительно и то, что сбривание бороды для красоты (!) также входит в число неправедных актов, преданных проклятию, поскольку, подобно другим пагубным действиям, несет в себе все тот же порок. Выше я специально оговорился: …помимо соизволения на то Самого Всевышнего, ‑ чтобы никто не подумал, что к неправедным действиям относится, к примеру, сбривание волос с лобка, а также другие поступки, в отношении которых имеется особое соизволение нашего Законодателя, ‑ действия желательные или обязательные.

Б) Он нарушает наказ Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет:

«Тщательно срезайте усы[147] и отпускайте бороды»[148].

Хорошо известно, что запрет обязателен к выполнению лишь тогда, когда имеет под собой определенное логическое основание. В данном случае таким основанием является тот факт, что:

В) Мужчины, сбривающие бороду, уподобляют себя неверным. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, говорил:

«Стригите усы и отпускайте бороды – не будьте похожими на огнепоклонников»[149].

Г) Еще одним основанием является тот факт, что мужчины, сбривающие бороды, уподобляют себя женщинам.

“Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, предал проклятию мужчин, уподобляющихся женщинам, и женщин, уподобляющихся мужчинам”[150].

Очевидно, если мужчина сбривает бороду, которая по воле Аллаха является качеством исключительно мужским, недоступным женщине, то он совершает акт, который более других уподобляет его женщине. Надеюсь, что аргументы, приведенные нами выше, переубедят всех тех, кто не перестает упорствовать в заблуждениях на этот счет. Да простит Аллах всех нас за то, что Ему не любо и что Ему не угодно.

6. “Обручальное” кольцо.

В-шестых: Некоторые мужчины позволяют себе носить золотое кольцо, которое они называют не иначе, как “обручальным”, тем самым наследуя традиции неверных, поскольку этот обычай пришел к ним от христиан[151]. Совершенно очевидно, что такая традиция вступает в противоречие с установлениями достоверных хадисов, которые налагают запрет на ношение золотых колец как мужчинами, так и женщинами, ‑ об этом мы скажем ниже. Вот лишь некоторые из этих хадисов.

Первый хадис: “Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, запретил кольца из золота”[152].

Второй хадис: Ибн Аббас рассказывал, как однажды Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, заметил на руке у одного мужчины кольцо из золота, сорвал его и отшвырнул в сторону, а затем сказал:

“А что, если кто-нибудь из вас возьмет уголь из огня и будет держать его у себя в руке?!”

Затем Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, удалился, и кто-то сказал этому человеку: Возьми свое кольцо и носи, как прежде. Но тот ответил: Ну уж нет. Клянусь Аллахом, больше ни за что не возьму его в руки – ведь Посланик Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, отбросил его прочь[153].

Третий хадис: Абу Са‘лаба аль-Хашани рассказывал, как однажды Пророк, мир ему и благословение Аллаха, заметил у него на руке кольцо из золота и принялся колотить его палкой. Улучив момент, Абу Са‘лаба незаметно от Пророка, мир ему и благословение Аллаха, сбросил это кольцо. [Пророк, мир ему и благословение Аллаха, увидел, что у Абу Са‘лаба на руке больше нет кольца, и] сказал: “Полагаю, мы поделом причинили тебе боль и наложили такое наказание”[154].

Четвертый хадис: Абдаллах ибн Амр рассказывал, что как-то раз Пророк, мир ему и благословение Аллаха, заметил на руке у одного из асхабов кольцо из золота и отшатнулся от него. Асхаб снял золотое кольцо, но стал носить кольцо из железа. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: Еще хуже – это украшение обитателей Ада. Асхаб снял и это кольцо, но стал носить кольцо из серебра. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ничего не сказал по этому поводу[155].

Пятое: «Тот, кто верит в Аллаха и Судный день, не носит ни шелка, ни золота»[156].

Шестое: «Тому из моей общины, кто надел золото и умер, так и не сняв его, Аллах сделает запретным все золото Рая»[157].

 

39 – О запрете для женщин на ношение золотого кольца и других украшений из золота кольцевидной формы.

Необходимо отметить, что женщинам, как и мужчинам, запрещено носить золотые кольца. Запрет также распространяется на браслеты и ожерелья из золота. Целый ряд хадисов в этой связи посвящен исключительно женщинам[158], к тому же в некоторых хадисах запрет может быть не адресован кому-то конкретно и, таким образом, касается как мужчин, так и женщин, ‑ к этой категории хадисов среди прочих относится хадис, приведенный в предыдущем разделе первым. Ниже мы приводим ряд достоверных хадисов, непосредственно касающихся предмета данного раздела.

Первый хадис: «Тот, кто пожелал, чтобы на любимого[159] было надето кольцо из адского пламени, пусть наденет ему кольцо[160] из золота. Тот, кто пожелал, чтобы на любимого было надето ожерелье из пламени, пусть наденет ему ожерелье из золота. Тот, кто пожелал, чтобы на любимого был надет браслет из пламени, пусть наденет ему ожерелье (вариант передачи: пусть наденет ему браслет) из золота. А вам следует носить серебро ‑ тешьтесь им, [тешьтесь им, тешьтесь им]»[161].

Второй хадис: Саубан, да будет доволен им Аллах, рассказывал:

«Как-то раз Бинт Хубайра явилась к Пророку, мир ему и благословение Аллаха, а на руке у нее были фатхи [из золота], [то есть большие перстни]. Пророк, мир ему и благословение Аллаха, принялся бить ее по руке [палкой, бывшей у него с собой, приговаривая при этом: Будешь ли ты так же довольна, если Аллах наденет тебе на руку перстни из пламени?!] Бинт Хубайра пошла к Фатыме жаловаться. Саубан продолжал: Пророк, мир ему и благословение Аллаха, вошел к Фатыме, а я был вместе с ним. И тут Фатыма сняла с шеи золотую цепочку и сказала, держа эту цепочку у себя в руке: Ее подарил мне Абу Хасан (то есть Али, да будет доволен им Аллаха, ‑ супруг Фатымы). Пророк, мир ему и благословение Аллаха, ответил на это: Эй, Фатыма! Неужто тебе нравится, когда люди говорят: у Фатымы, дочери Мухаммада, в руке цепочка из пламени?! [И начал ее сильно бранить [162]]. Затем он вышел, но никак не мог успокоиться. Фатыма взяла и продала эту цепочку, а на вырученные средства выкупила невольницу и отпустила ее на свободу. Пророк, мир ему и благословение Аллаха, узнав об этом, сказал так: Хвала Аллаху, который спас Фатыму от Адского пламени»[163].

Третий хадис: Аиша рассказывала, как однажды Пророк, мир ему и благословение Аллаха, увидел у нее на руке два искривленных обруча из золота. Он сказал: “Сними их с себя. Возьми обручи из серебра и покрась их шафраном в желтый цвет”[164].

Четвертый хадис: со слов Умм Салямы, супруги Пророка, да благословит его Аллах и да спасет:

“Однажды я надела себе на шею ячменные зернышки[165] из золота. Вошел Пророк, мир ему и благословение Аллаха, и тут же отвернулся от меня. Тогда я спросила: Ты так и не взглянешь на мое украшение? А он ответил: От него-то я как раз и отвернулся. [Умм Саляма далее рассказывала: Тогда я разорвала ожерелье, и он повернулся ко мне лицом]. Далее он рассказывал[166]: Полагают, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал тогда так: Ни одна из вас не понесла бы ущерб, если бы взяла сережку[167] из серебра и обработала ее шафраном”[168].

В хадисе Асмы бинт Йазид то же установление сформулировано таким образом:

“…Возьмет себе две жемчужины из серебра, вложит их меж кончиками пальцев и нанесет на них немного шафрана – и вот серебро блестит, точно золото”[169].

 

Сомнения по поводу запрета на ношение золотых украшений в форме кольца и наши опровержения.

Следует отметить, что многие ученые возражают против норм поведения, установленных хадисами, поскольку находятся в плену у собственных сомнений по поводу их достоверности, тогда как не меньшее число специалистов, напротив, считают эти же нормы легитимными, несмотря на наличие аргументов, ставящих под сомнение достоверность того или иного сообщения. В связи с этим, мне хотелось бы остановиться на сути таких сомнений и привести доказательства их несостоятельности, для того чтобы простые мусульмане, которые не располагают специальными знаниями в области компаративного анализа (согласования) хадисов, соблюдали установления, достоверность которых неоспорима, и не отступали от них без должной аргументации и разъяснений.

Иджма[170], позволяющая женщинам носить любые изделия из золота, и наши контраргументы.

1. Некоторые ученые поддерживают легитимность иджмы, которая разрешает женщинам носить любые изделия из золота. На наш взгляд такая иджма не может быть легитимной по нескольким причинам:

Что такое достоверная иджма:

Во-первых: подтвердить достоверность иджмы по данному вопросу не представляется возможным, хотя известно, что аль-Байхаки в Сунан (4 / 124), а также ряд других авторов – например, знаток хадисов Ибн Хаджар в аль-Фатх, ссылаются на нее, как на данность. При этом необходимо заметить, что тот же Ибн Хаджар, исследуя вопрос о ношении золотого кольца (10 / 260), высказывался обтекаемо, как будто сомневаясь в правильности такой иджмы:

«Передавали иджму, разрешающую женщинам носить золотое кольцо».

Ниже мы приведем свои аргументы, свидетельствующие о том, что такая иджма – не что иное, как фикция. Ни один человек не в состоянии доказать, что иджма по данному вопросу необходимо проистекает из принципов нашей веры ‑ такую иджму трудно представить даже гипотетически и уж тем более невозможно вообразить, чтобы она когда-либо существовала реально. Имам Ахмад, да будет доволен им Аллах, говорил по этому поводу так:

«Тот, кто руководствуется иджмой по данному вопросу, ‑ лжец. [А откуда ему знать?] Люди утверждали разное».

Это высказывание Ахмада приводится его сыном Абдаллахом в Маса’иль аль-имам Ахмад (с. 390).

К сожалению, рамки исследования не позволяют остановиться на этом крайне важном вопросе во всех его нюансах. Читатели, желающие ознакомиться с анализом проблемы в деталях, могут обратиться к работам по основам фикха ‑ но лишь тех авторов, которые не следуют слепо за суждениями своих предшественников! Числу таких исследований принадлежат, к примеру, Усуль аль-ахкям Ибн Хазма (4 / 128‑144), Иршад аль-фухуль аш-Шаукани и некоторые другие.

Достоверная иджма невозможна, если она противоречит достоверному хадису за отсутствием достоверного хадиса, его отменяющего.

Во-вторых: даже в том случае, если факт существования подобной иджмы можно было бы принять в целом, применять ее по данному вопросу было бы неправомерно, поскольку иджма в таком случае противоречила бы установлениям достоверной Сунны, что в принципе недопустимо. Ведь тогда следовало бы признать, что вся община правоверных заблуждается, а это, по словам Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, в принципе невозможно: «Вся моя община не может быть едина в заблуждении». Следовательно, такая иджма возможна лишь умозрительно, она не может существовать и действовать реально. Абу Мухаммад ибн Хазм, да смилуется над ним всевышний Аллах, в Усуль аль-ахкям (2 / 71‑72) рассуждал следующим образом:

«Некоторые наши коллеги считают возможным отвергнуть достоверный хадис, переданный со слов Пророка, мир ему и благословение Аллаха, лишь на том основании, что этот хадис противоречит иджме. И далее: Мол, это свидетельствует о том, что данный хадис является отмененным. На наш взгляд, это вопиющее заблуждение, и тому есть два неопровержимых доказательства.

Первое доказательство: мы не знаем ни одного примера, когда бы иджма вступала в противоречие с установлением достоверного хадиса, – такого случая еще не бывало, это абсолютно неслыханно. Если кто-нибудь все же отважился утверждать, что такой хадис существует, пусть назовет нам его ‑ клянусь Аллахом, ему ни за что его не сыскать.

Второе доказательство: всевышний Аллах сказал: «Истинно, Мы ниспослали слово, и истинно, Мы его храним»[171]. Для каждого, кто верит в Аллаха и Судный день, это значит одно ‑ все то, что Аллах, великий и славный, установил сохранить, никогда не исчезнет, и правоверный мусульманин ни за что не усомнится в таком установлении.

Далее: все высказывания Пророка, мир ему и благословение Аллаха, суть полученные откровения, так как Всевышний говорил: «Он не говорит, руководствуясь вожделением. Истинно, все это лишь откровение, которое внушается»[172]. А всякое откровение – это слово, и здесь не может быть другого мнения. Откровение хранится благодаря слову, которое однажды произнес Пророк, да благословит его Аллах и да спасет. Следовательно, любое высказывание Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, непременно должно быть хранимо Аллахом, велик Он и славен. Все слова Пророка, мир ему и благословение Аллаха, до единого, в обязательном порядке были переданы нам. Таким образом, если бы хадис, в отношении которого принята противоречащая ему иджма, был на самом деле отменен, то следовало бы признать тот факт, что достоверный хадис, его отменяющий, был утрачен, не сохранился. Это равносильно тому, чтобы назвать неправдой установление о том, что Аллаха, велик Он и славен, хранит каждое Свое слово. Если бы такое было возможно, то многое, что разъяснил нам от своего Господа Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, можно было бы объявить утраченным, а слова Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, произнесенные им во время прощального хаджа: О Аллах! Все ли я разъяснил?» ‑ следовало бы признать не соответствующими действительности».

Ибн Хазм продолжает:

«Мы не отрицаем в принципе, что достоверный хадис и достоверно переданный айат могут быть отменены другим достоверным хадисом или айатом соответственно, и что консенсус по поводу такой отмены имеет под собой легитимные основания и, следовательно, возможен. Вместе с тем, мы абсолютно убеждены в том, что отменяющий хадис или отменяющий айат должны быть реальны для нас ‑ они должны сохраниться, дойти до нас, должны быть переданы в словах Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, в виде реально бытующего текста, к которому мы можем обратиться в случае необходимости, ‑ и только так. Иной подход – при котором отмененный хадис дошел до нас и был нам передан в целости и сохранности, а отменяющий хадис считается утраченным, и его текст нам неизвестен – мы считаем абсолютно неприемлемым. Полагаем, что все это ложь, ‑ такой отменяющий хадис невозможно отыскать по одной-единственной причине ‑ его вообще никогда не существовало. Тот факт, что такого хадиса никогда не существовало, позволяет нам рассматривать его как нечто ирреальное и принципиально невозможное. К всевышнему Аллаху прибегаю за помощью».

Приоритет Сунны над иджмой, не подкрепленной Писанием или Сунной.

Великий ученый и знаток хадисов Ибн Каййим аль-Джаузиййа, да смилуется над ним всевышний Аллах, в этой связи говорил так:

«Имамы Ислама едины в убеждении, что Писание имеет приоритет над Сунной, а Сунна имеет приоритет над иджмой. Таким образом, иджма находится на третьем месте. Аш-Шафи‘и говорил: Аргументами являются: Писание Аллаха, Сунна Его Посланника и консенсус имамов. В своем сочинении Китаб ихтиляф ма‘а Малик аш-Шафи‘и утверждал следующее:

«У знания есть три категории: первая – Писание, вторая – Сунна, а затем следует иджма, принимаемая в отношении всего, что не урегулировано Писанием и Сунной…».

Изучив источники фетв имама Ахмада, Ибн аль-Каййим также писал:

«Он (то есть имам Ахмад) не отдавал приоритет над достоверным хадисом ни поступку, ни чьему-либо мнению, ни решению по аналогии, ни сообщению асхаба, ни чему-то противному, название которого он сам не знает, но что многие люди называют не иначе, как иджмой, предпочитая ее достоверному хадису! Ахмад считал лжецами всех тех, кто руководствуется такой иджмой, так как сам никогда не отдавал ей старшинство перед неопровержимым хадисом. Так же поступал аш-Шафи‘и. <…> Хадисы Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, для имама Ахмада и всех остальных знатоков Сунны намного более весомы, чем измышления иджмы, все содержание которой основано на хадисе, никому неизвестном, который, якобы, устанавливает противное. Если бы обратное стало возможным, то Сунна оказалась бы не востребованной, и каждому, кто не знает хадис, устанавливающий норму по какому-либо вопросу, можно было бы установить приоритет собственного незнания над Сунной»[173].

Примечание автора: Необходимо отметить, что некоторые ученые так и делают, – то, что, по их мнению, является иджмой, пользуется у них преимуществом перед достоверными хадисами, приведенными нами выше. Однако по данному вопросу никакой иджмы нет – и вот почему.

Третье доказательство: существуют неопровержимые доказательства того, что иджма по рассматриваемому вопросу в принципе нелегитимна. Одно из таких свидетельств ‑ сообщение с надежным иснадом, передаваемое сразу несколькими авторам ‑Абд ар-Раззаком в аль-Мусаннаф (11 / 70 / 19935), Ибн Са‘идом в Хадис (35 / 1 – переписано рукой знатока хадисов Ибн Асакира) и Ибн Хазмом (10 / 82) ‑ со слов Мухаммада ибн Сирина. Он слышал, как однажды Абу Хурайра обратился к дочери с такими словами:

“Не носи золота – боюсь, ты можешь угодить в Огонь”.

Передавая это же сообщение по двум другим иснадам, Ибн Асакир (19 / 124 / 2) рассказывает: «Однажды дочь Абу Хурайры заявила ему: Cоседки меня укоряют. Они говорят: Почему твой отец не украшает тебя золотом?! Абу Хурайра ответил на это так: Скажи им: Истинно, мой отец не украшает меня золотом, так как опасается, что я могу угодить в Огонь».

Абд ар-Раззак (19938) передает подобное сообщение – аль-Багви прокомментировал его в Шарх ас-Сунна (3 / 210 / 82). Исследуя вопрос о ношении золотого кольца женщинами, аль-Багви замечает, что многие считают дозволенным, чтобы женщины украшали себя золотом, однако сам он подчеркивает:

«Некоторые считают это нежелательным (макрух)».

После этих слов аль-Багви цитирует хадис Асмы бинт Йазид – фрагмент хадиса приведен в основном тексте нашей работы (с. 236), а полный вариант сообщения дан в комментарии (с. 237).

Нежелательность поступка, о которой, ссылаясь на других ученых, говорит в своей работе аль-Багви, да смилуется над ним Аллах, фактически является осуждением, равносильным запрету (харам), поскольку известно, что именно таким образом следует понимать слова «нежелательность» и «нежелательный» в высказываниях наших праведных предшественников. Использование слов, образованных от корня к-р-х («быть ненавистным» или «не желать», «ненавидеть»), именно в таком значении восходит к специфике их употребления в ряде айатов Корана ‑ Всевышний, к примеру, говорил: «И сделал для вас ненавистным (карраха) неверие, распутство и неповиновение»[174].

Как именно следует понимать слова, образованные от корня к-р-х, я пояснил в своем исследовании «Предостережение правоверным о недопустимости поклонения могилам» (Тахзир ас-саджид мин иттихаз аль-кубур масаджид) (с. 48‑55), где я привожу ряд примеров. Желающие могут обратиться к этой книге.

У нас есть еще один аргумент – он имеет отношение к смежной теме. В исследованиях по вопросу об обручальном кольце говорится, что имамы Ахмад и Исхак ибн Рахавайх считали ношение золотого кольца мужчинами нежелательным или предосудительным. Предосудительность в этом случае равна запрету – об этом свидетельствуют хадисы, приведенные в нашей работе выше. То же можно утверждать в отношении запрета на ношение золотого кольца женщинами. Ученые, считавшие ношение золота нежелательным как для мужчин, так и для женщин, использовали слово «предосудительность» в качестве юридического термина, то есть понимали под этим запрет ‑ объективный подход к проблеме ведет нас именно к такому заключению.

Ибн Абд аль-Хакям в Сират Умар ибн Абд аль-Азиз (с. 163) рассказывал: «Как-то раз дочь Умара ибн Абд аль-Азиза прислала ему жемчужину и обратилась при этом с такой просьбой: Если сможешь, передай мне жемчужину для пары, чтобы я могла сделать себе серьги. Через некоторое время отец отправил ей два тлеющих угля и велел передать следующее: «Если отважишься ‑ вдень их себе в уши, и тогда я отправлю тебе жемчужину для пары!» Из сообщения понятно, что жемчужина, о которой идет речь, имела золотую оправу, поскольку сама по себе не может быть вдета в ухо и обычно украшена оправой из золота. Этот вывод подтверждают слова «два тлеющих угля», использованные в сообщении, ‑ те же «тлеющие угли» можно найти в хадисах о запрете на ношение золота, которые приводились выше, ‑ например, в хадисе со слов Бинт Хубайры. Таким образом, ложность иджмы в рассматриваемом вопросе ‑ факт очевидный.

Аргументы в пользу отмены хадисов, запрещающих ношение золота, и их несостоятельность.

2. Есть ученые, которые пытаются отыскать хотя бы какое-то основание, для того чтобы отменить хадисы, запрещающие ношение золота. При этом за доказательством они прибегают к известному высказыванию Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет: «Я разрешаю золото и шелк для женщин своей общины…». По совокупности передач этот хадис можно признать достоверным. Он приводится у аз-Зайла‘и в Насб ар-райа (4 / 222‑225). Исход этого хадиса проанализирован мною в книге аль-Халяль ва-ль-харам («Дозволеное и запретное») доктора аль-Кардави (номер 78). Однако обращаться к этому хадису как отменяющему в данном случае было бы неправомерно, поскольку для того чтобы обосновать отмену какого-либо хадиса, необходимо учесть целый ряд требований, хорошо известных специалистам[175]. Одно из таких требований заключается в следующем: высказывание, используемое в качестве опровержения, должно быть произнесено позже высказывания, которое опровергается. Второе условие ‑ наличие подтверждения, что согласование содержания двух хадисов – отменяющего и отменяемого – в принципе невозможно. В данном же случае оба требования остаются невыполненными. Так, нам доподлинно неизвестно, был ли хадис, разрешающий ношение золота, произнесен после того, как появились хадисы, налагающие запрет, или наоборот. По поводу второго требования мы утверждаем следующее: содержание этих хадисов – хадиса, разрешающего носить золото, то есть, как утверждают наши оппоненты, хадиса отменяющего, и хадисов, устанавливающих запрет на ношение золота, то есть хадисов отменяемых, – можно согласовать без особых усилий. Разрешающий хадис формулирует норму поведения в общем, а в запрещающих хадисах норма формулируется в отношении конкретных изделий из золота – ожерелий, браслетов и колец – именно такое золото запретно для женщин. Что касается всего остального – т. н. «разрубленного» золота, то оно женщинам дозволено. Как раз этот вид изделий – «разрубленное золото» ‑ и подразумевается в хадисе, разрешающем женщинам носить золотые изделия. Таким образом, разрешающий хадис в данном случае уточняется хадисами запрещающими, и отнюдь не противоречит им. Как мы убедились, отмены хадиса здесь быть не может.

Кроме того, нам не известен ни один автор, который писал бы на тему отменяющих и отменяемых хадисов, ‑ такой, к примеру, как знаток хадисов Абу-ль-Фарадж Ибн аль-Джаузи, исследовавший эту проблему в работе Ихбар ахль ар-русух фи-ль-фикх ва-т-тахдис би микдар аль-мансух фи-ль-хадис, или знаток хадисов Абу Бакр аль-Хазими, посвятивший этому вопросу сочинение аль-И‘тибар фи-н-насих ва-ль-мансух мин аль-асар, ‑и который привел бы хадисы, запрещающие ношение золота женщинами, в числе хадисов отмененных. Напротив, Ибн аль-Джаузи, да смилуется над ним Аллах, во введении к своему исследованию косвенно указывает на то, что не приемлет аргументов в пользу отмены хадисов, запрещающих ношение золота. Он говорит так:

«В своей книге я привожу лишь те хадисы, отмена которых признана правомерной, либо считается вероятной, и упускаю те хадисы, отмена которых не имеет оснований и не считается вероятной. Если вдруг кому-то скажут, что такое-то сообщение следует считать отмененным, но оно отсутствует в этой книге, пусть знает, что отмена этого сообщения не имеет под собой никаких оснований. В результате долгих размышлений в своей книге я отнес к отмененным лишь двадцать один хадис».

Исследователь хадисов Ибн аль-Каййим в сочинении аль-А‘лям (3 / 458) пишет так:

«Количество хадисов, относительно отмены которых община мусульман пришла к консенсусу, определенно не достигает и десяти!»

Примечание автора: Затем Ибн аль-Каййим приводит в своей работе все отмененные хадисы, но среди них мы не находим ни одного сообщения о запрете на ношение золота.

Таким образом, никто не в праве говорить даже о возможности отмены этих хадисов, и уж подавно нельзя утверждать, что эти хадисы действительно были отменены. О том же свидетельствуют слова Ибн аль-Асира в ан-Нихайа – по поводу хадиса со слов Асмы, приведенного в нашей книге ранее, он замечает следующее:

«Говорят, что так было до отмены этого хадиса, и что затем было подтверждено разрешение на ношение золота женщинами».

Слово «говорят», как известно, используется в тех случаях, когда правильность приводимого высказывания вызывает сомнения.

Великий ученый Садр ад-Дин Али ибн Ала’ аль-Ханафи, комментируя все те же слова Ибн аль-Джаузи, писал так:

«Разум, освободившийся от недуга вожделений, склоняется к правильности этих слов. Многие факихи полагают, что значительная часть Сунны является отмененной. Они утверждают так по нескольким причинам – во-первых, потому что не знают, как провести согласование этих хадисов – хадисов, которые, как полагают эти ученые, считаются отмененными, и хадисов отменяющих и устанавливающих противное; во-вторых, потому что часто заблуждаются, принимая сообщение, в котором утверждается противное, за достоверный хадис; в-третьих, потому что хотят во что бы то ни стало обосновать нормы, устанавливаемые их мазхабом, и опровергнуть все то, что противоречит им и сообщает противное. Однако среди нас есть и другие факихи ‑ они объяснили нам, как следует поступать в таких случаях. По их словам, все то, что было передано нам, непременно сохранилось, а вся община мусульман не может быть едина в заблуждении»[176].

Я готов подписаться под каждым словом этого ученого, да будет милостив к нему Аллах.

Теперь уважаемый читатель знает, что хадисы, налагающие запрет на ношение золота, вовсе не противоречат хадису, разрешающему ношение золота женщинам, поскольку хадис разрешающий формулирует норму в общем, тогда как хадисы запрещающие имеют специальный характер, а специальная норма, как и предписано юридической наукой, имеет приоритет над общей нормой. Поэтому не удивительно, что имам ан-Навави, да будет доволен им Аллаха, в своих работах Шарх Муслим и аль-Маджму‘ высказывается в пользу совершения частичного омовения после употребления в пищу мяса верблюда, хотя данная норма вступает в противоречие с установлениями его собственного мазхаба и поведением большинства людей – так, один современный автор, называющий себя ученым, полагает, что нет ни одного мусульманского юриста, который говорил бы о необходимости совершать частичное омовение после употребления верблюжатины в пищу! Приблизительно так писали некоторые дамасские газеты в 1386 году по Хиджре.

В продолжение сказанного приведем слова Валиуллы ад-Дехляви из сочинения Худжат Аллах аль-балига (2 / 190). Указав хадисы, запрещающие ношение золота, и хадис разрешающий ношение золота женщинам, он далее пишет:

«Это значит, что в разрешающем хадисе позволение сформулировано в общем. Так и следует понимать все эти хадисы – я не нашел чего-либо другого, что устанавливало бы противное».

Сиддик Хасан Хан в ар-Рауда ан-надиййа (2 / 217‑218) подтверждает эти слова.

Примечание автора: Среди прочих аргументов, доказывающих несостоятельность отмены запрещающих хадисов, можно привести и такой: один из приверженцев ханафитского мазхаба –я уже говорил о нем выше – в общем смотрит на такую отмену скептически, но в то же время принимает ее, слепо следуя в данном вопросе за мнением большинства. Свою позицию он объясняет так:

«Отмену хадиса нельзя использовать в качестве аргумента до тех пор, пока возможно согласование хадисов, какими бы ни были другие доказательства». Мы абсолютно согласны с этим высказываением – это как раз то, что предписано нам основами права.

Однако, к великому сожалению, в дальнейшем уважаемый доктор не придерживается этого принципа. Он вновь прибегает к отмене хадиса как основному аргументу в споре со сторонниками запрета на ношение золота:

«Обе стороны, споря о правомерности отмены, в поисках аргумента в пользу того или иного мазхаба предлагают обратиться к истории и определить, какой хадис является отменяющим, а какой – отмененным. История, как раз, доказывает правильность мнения бльшинства (!).

Ведь всем нам хорошо известно, что в самом начале Ислама асхабы крайне нуждались в деньгах <…> Ансары тогда передавали половину от своих доходов мухаджирам, и в тот период времени ношение золотого перстня для них было способом продемонстрировать свое богатство и превосходство над окружающими. Но вскоре Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, было суждено совершить ряд завоевательных походов, в результате которых благосостояние мусульман увеличилось. И тогда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, разрешил носить золото, поскольку оснований для такого запрета больше не существовало!»

Примечание автора: В этой связи мне бы хотелось возразить следующее:

Во-первых: исследователь, слова которого мы цитируем выше, не приводит исторически достоверное сообщение, подтверждающее тот факт, что разрешение на ношение золота последовало за запретом, а не наоборот. Таким образом, сказанное является всего лишь предположением. Утверждение исследователя о том, что разрешение носить золото может объясняться ростом уровня жизни мусульман после завоеваний, является таким же предположением и нуждается в серьезных аргументах. Но где эти аргументы?!

Во-вторых: если признать, что рассматриваемый аргумент все же верен, следовало бы признать и тот факт, что запрет на ношение золота мужчинам возник в то же самое время, когда аналогичный запрет был введен в отношении золота для женщин, ‑ если не раньше. Каждый разумный человек понимает, что слова: «в самом начале Ислама», ‑ значат, что описываемые события должны происходить в Мекке или, по крайней мере, совпадать по времени с началом Хиджры. А если это так, то данный аргумент уважаемого исследователя следует признать ошибочным. Ведь, как сообщает знаток хадисов аз-Захаби в Тальхыс аль-мустадрак (3 / 231), запрет на ношение золота мужчинам был введен в самом конце – незадолго до кончины Пророка, да благословит его Аллах и да спасет. В пользу такого утверждения свидетельствует хадис, который со слов аль-Мисвара ибн Махрамы приводят аль-Бухари в аль-Либас и Ахмад в аль-Муснад (4 / 328):

«Однажды Махрама обратиля к аль-Мисвару с такими словами: Сынок! Мне стало известно, что Пророку, да благословит его Аллах и да спасет его, принесли верхнюю одежду, и он делит ее между людьми. Пойдем, сходим к нему вместе. И мы пошли <…> Пророк, мир ему и благословение Аллаха, вышел к нам, а на нем плащ из шелка с золотыми пуговицами. Вдруг он сказал: Эй, Махрама! Это я для тебя припас. И отдал этот плащ отцу».

Махрама, как известно, принял Ислам в Год завоеваний, то есть спустя восемь с половиной лет после Хиджры. А это доказывает, что золото все еще было дозволенным по меньшей мере за полтора года до кончины Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет. В противном случае Пророк, мир ему и благословение Аллаха, не стал бы надевать плащ с золотыми застежками и не подарил бы этот плащ своему асхабу, как это следует из хадиса.

В-третьих: если согласиться с тезисом о том, что «…Пророк, мир ему и благословение Аллаха, разрешил носить золото, поскольку оснований для такого запрета больше не существовало», следовало бы согласиться и с выводом, отсюда вытекающим, – что разрешение на ношение золота касалось и мужчин! Как известно, это вопиющая неправда, и настоящий ученый не может пойти на такую ложь. Но как иначе понимать это утверждение?!

Конечно, наш доктор может возразить: дескать, такой вывод вовсе не обязателен, поскольку у запрета на ношение золота мужчинам ‑ одни основания, а у запрета на ношение золота женщинам – другие.

Так зачем же медлить? Для того чтобы доказать, что золото также дозволено мужчинам, достаточно воспользоваться той же системой аргументов, которая была использована нашим доктором ранее, ‑ когда он доказывал, что любое золото дозволено женщинам! Так или иначе, это будет не более, чем личное мнение одного ученого.

Что подталкивает людей к такого рода натяжкам и подтасовкам? Только одно – желание любыми способами отделаться от неудобного для них текста, поскольку этот текст, имея силу юридического аргумента, ставит под сомнение установления их мазхаба, вступает в противоречие с привычными для них воззрениями и традициями. На самом деле эти люди не просто игнорируют текст ‑ они совершают нечто гораздо более серьезное! Но если бы они вняли велениям Аллаха и Его Посланника – как и надлежит настоящему мусульманину, этот текст обернулся бы для них благом, и им не довелось бы идти на сделку с собственной совестью.

Выводы: утверждения о том, что хадисы, устанавливающие запрет на ношение золота женщинам, отменены, не имеют под собой никаких оснований. Более того, такие утверждения вступают в противоречие с основами фикха. Необходимо лишь одно – провести согласование между хадисами, устанавливающими запрет на ношение золота женщинам, с одной стороны и хадисами, разрешающими ношение золота женщинам, с другой. При этом, как мы пояснили выше, хадис, формулирующий норму в общем, необходимо соотнести с хадисом, конкретизирующим ту же норму, то есть соотнести хадис общий с хадисом специальным. В результате такого согласования становится понятно, что золото для женщин считается дозволенным, а исключение составляют лишь те золотые изделия, которые имеют форму кольца. Запрет также распространяется на пользование золотыми и серебряными сосудами – он принят, исходя из принципиального сходства всех этих предметов между собой. На наш взгляд ни о какой отмене хадисов здесь речи быть не может. Умозрительные заключения уважаемого доктора о противном, на которых, как видно из приведенных цитат, построено все его исследование, не имеют под собой никаких оснований. Аллах ведет прямым путем, нет божества, кроме Него одного.

 

Попытки оспорить запрещающие хадисы при помощи хадисов разрешающих. Несостоятельность таких попыток.

3. Некоторые исследователи пытаются оспорить хадисы, предписывающие запрет на ношение золота женщинам, прибегая при этом к другим хадисам, в которых утверждается, что женщинам все же дозволено носить золотые изделия в форме кольца. Мы можем возразить им: золото в форме кольца действительно было дозволено женщинам, но только до введения соответствующего запрета. Вот наши аргументы.

Любой запрет возможен и целесообразен лишь в том случае, если до его введения предмет, в отношении которого введен запрет, считался дозволенным. Но после введения запрета считать допустимым то, что теперь запрещено, нельзя ‑ иначе мы вступаем в противоречие с установлениями запретительных хадисов. Возможно, наши аргументы будут более убедительны, ‑ если того пожелает Аллах, ‑ если мы посмотрим на ту же проблему под другим углом зрения – ведь существует целый ряд хадисов, в которых утверждается, что мужчинам дозволено носить золото. Однако никому и в голову не придет апеллировать к этим хадисам, поскольку прекрасно известно, что после них появились другие хадисы ‑ запрещающие мужчинам носить золото, ‑ некоторые из них приводились выше. Все едины во мнении, что ношение золота мужчинами считалось допустимым до введения запрета, а не после него[177]. То же утверждаем и мы, но в отношении хадисов, разрешающих женщинам носить золотые изделия в форме кольца, – так же, как в случае с хадисами, разрешающими мужчинам носить золото, разрешительные хадисы о золоте для женщин имели силу лишь до введения соответствующего запрета. Эти два случая абсолютно идентичны. Полагать иначе могут только люди недобросовестные и любители подискутировать на пустом месте!

 

Попытка ограничить действие запретительных хадисов лицами, не уплатившими закят, и наше опровержение.

4. Кое-кто возражает[178], утверждая, что угрозы, которые содержатся в хадисах, налагающих запрет на ношение золотых украшений в форме кольца, адресованы лишь тем, кто не вносит с этих украшений закят, и не касаются лиц, уплативших закят сполна. При этом ссылаются на хадис в передаче от Амра ибн Шу’айба, рассказанный им со слов отца со слов деда: «Однажды некая женщина явилась к Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, в сопровождении дочери. На руке у дочери были две массивных застежки из золота (то есть два золотых браслета). Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил девушку: Ты внесла с этого закят? Девушка ответила: Нет. Тогда он сказал ей: Неужели ты хочешь, чтобы Аллах надел тебе такие же браслеты из огня в день Воскрешения?! И далее: Девушка сняла браслеты и передала их Пророку, мир ему и благословение Аллаха, сказав при этом так: Это для Аллаха, велик Он и славен, и Его Посланника».

Этот хадис с хорошим иснадом приводят Абу Давуд (1 / 244), ан-Наса’и (1 / 343) и Абу Убайд в аль-Амваль (номер 1260). Ибн аль-Муляккын (65 / 1) признал этот хадис достоверным. Ибн аль-Джаузи в ат-Тахкык (6 / 197 / 1) утверждал, что этот хадис является слабым, однако позже его выводы были опровергнуты.

Ан-Наса’и в ас-Сунан аль-кубра (лист 5 / 1) передает этот хадис со слов Амра ибн Шу‘айба в форме маусуль, а затем – в форме мурсаль. При этом ан-Наса’и замечает:

«Хадис в форме маусуль является более правильным».

Опровержение: приведенный аргумент абсолютно несостоятелен. В данном хадисе Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, выступает не против ношения браслетов как такового, а против того, что с этих браслетов не был уплачен закят, тогда как в хадисах, о которых шла речь выше, он выступает как раз против ношения изделий из золота, и не касается вопроса об обязательности уплаты закята. Очевидно, данный хадис появился в то время, когда ношение золота считалось дозволенным. Таким образом, мы можем утверждать, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вводил запрет на золото постепенно ‑ для начала обязал уплачивать с него закят, а затем, как следует из приведенных выше хадисов, и вовсе сделал золото запретным. О том, что такой запрет был действительно введен, наиболее красноречиво свидетельствует первый из приведенных хадисов – хадис в форме марфу‘ в передаче от Абу Хурайры:

«Тот, кто пожелал, чтобы на любимого было надето кольцо из адского пламени, пусть наденет ему кольцо из золота …». Этот хадис совершенно четко указывает на то, что ношение золотых колец и других золотых изделий, имеющих форму кольца, запрещено, причем этот запрет никак не связан с тем, что лицо, надевщее золото, не уплатило с него закят.

Мы согласны, что в хадисе со слов Амра ибн Шу’айба предписано вносить закят с украшений. То же предписывает другой хадис со слов Аиши ‑ мы приведем его ниже, – но в отношении перстней из серебра. Оба хадиса не вводят запрет на ношение украшений из золота или серебра, но предписывают лицу, одевшему эти украшения, внести с них закят. Запреты и разрешения, связанные с ношением украшений из золота и серебра, следуют из других текстов – так, запрет на ношение золотых украшений в форме кольца вытекает из хадисов, приведенных нами выше, а разрешение на ношение серебрянных украшений вытекает из того же хадиса Абу Хурайры, а также из хадиса Аиши, приведенного третьим в данном разделе, и ряда других сообщений.

Суммируя все выше сказанное, мы приходим к такому выводу: данный хадис не может служить аргументом в интересующем нас вопросе, как это утверждал аль-Мунзири, поскольку в тексте хадиса запрет не связан с ношением золотых браслетов как таковых. Этот запрет вызван другим обстоятельством ‑ тем, что лицо, одевшее браслеты, не внесло с них закят. Следовательно, мы не в праве утверждать, что данный хадис устанавливает специальную норму, а запретительные хадисы, приведенные нами выше, являются хадисами, устанавливающими общую норму, и эта общая норма должна быть ограничена действием нормы специальной. Совершенно очевидно, что данный хадис касается совсем другого вопроса, а именно – вопроса об обязательности внесения закята с украшений. Таким образом, это сообщение не вступает в противоречие с хадисами, устанавливающими запрет на ношение золотых украшений в форме кольца.

 

Еще одна попытка ограничить действие запретительных хадисов и наши опровержения.

5. Наш доктор не перестает возражать[179]: он утверждает, что угрозы в запретительных хадисах касаются лишь тех, кто надел золотые украшения и выставляет их на всеобщее обозрение. При этом он ссылается на сообщение ан-Наса’и и Абу Давуда, переданное со слов Риб‘и ибн Хираша со слов одной из его женщин со слов сестры Хузайфы. В сообщении утверждается, что Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, однажды сказал:

«О женское племя! Серебро – это то, чем вы себя украшаете. Разве не так? Та из вас, которая украшает себя золотом, выставляя его напоказ, будет испытывать муки из-за него. Разве не так?»

Во-первых, данный хадис должен быть отвергнут сразу же, поскольку не является подтвержденным, ‑ дело в том, что в иснаде к нему фигурирует «одна из женщин Риб‘и», имя которой, как указывал Ибн Хазм (10 / 83), остается неизвестным. Именно по этой причине Ибн Хазм в аль-Мушкат (4403) счел этот хадис слабым.

Во-вторых, если бы предметом запрета был факт публичной демонстрации украшений, то никакого различия между золотом и серебром в этом случае не делалось бы – запрет касался бы как золотых, так и серебрянных украшений. Однако в хадисе проводится четкая граница между украшениями из серебра и украшениями из золота – ведь в хадисе нет ни слова о том, что перстень из серебра также должен быть запретен для женщины, если выставлен напоказ. Таким образом, утверждение, что предметом запрета является не само золотое украшение, а факт его публичной демонстрации, ложно. Абу-ль-Хасан ас-Синди говорил в этой связи так:

«Слова «…выставляя его напоказ» позволяют предположить, что нежелательными являются те украшения, которые демонстрируются женщиной прилюдно, при помощи которых женщина показывает свое превосходство над другими. Однако, тогда следовало бы признать, что серебро в этом отношении аналогично золоту. Таким образом, совершенно очевидно, что эти слова были предназначены для того, чтобы еще раз показать, что золото осуждаемо и порицаемо, а польза от запрета на ношение золота (то есть: на золотых изделий в форме кольца) женщинам несомненна, поскольку такой запрет не позволяет им демонстрировать золото прилюдно и кичиться им».

Все выше сказанное имело бы практическое значение лишь в том случае, если бы рассматриваемый хадис был достоверным, однако, как говорилось выше, это сообщение считается слабым и изначально не могло быть использовано в качестве серьезного аргумента.

 

Попытка оспорить запрещающие хадисы ссылками на действия Аиши и наше опровержение.

6. Пожалуй, самый удивительный аргумент, используемый в целях опровержения запрета на золото, был сформулирован одним из сторонников мазхаба ханафитов. Его система доказательств выглядит так:

«Известно, что Аиша, да будет доволен ею Аллах, носила перстни из золота ‑ такой видел Аишу ее племянник аль-Касим ибн Мухаммад. Аль-Касим сам рассказывал об этом. Данное сообщение об Аише приводится в Сахих аль-Бухари».

В этой связи мне бы хотелось сказать следующее: одной лишь ссылки на тот факт, что данное сообщение приводится в Сахих аль-Бухари, недостаточно. Специалистам хорошо известно, что ссылка на аль-Бухари имеет силу аргумента лишь в том случае, если сообщение, приводимое в его сочинении Сахих, снабжено иснадом. Как раз иснада то и не хватает нашему сообщению ‑ аль-Бухари приводит его в форме му’алляк[180], то есть без подтвержденного иснада!

Аль-Хафиз в аль-Фатх (10 / 271) замечает, что такое же сообщение в форме маусуль приводится у Ибн Са‘да в ат-Табакат – Ибн Са‘д (8 / 48) рассказывает: «Нам сообщил Абдаллах ибн Масляма ибн Ка‘наб: нам сообщил Абд аль-Азиз ибн Мухаммад со слов Амра ибн Абу Амра, который сказал: однажды я задал аль-Касиму ибн Мухаммаду такой вопрос: Некоторые люди полагают, что Посланник Аллаха, да будет доволен им Аллах, ввел запрет на две вещи – окрашенное шафраном и золото. На это аль-Касим ответил: Ей-Богу врут. Я видел, как на Аише было надето нечто, окрашенное шафраном, кроме того она носила золотые перстни». Сам Ибн Са‘д не дает оценки иснаду сообщения, однако на мой взгляд он может считаться хорошим.

Это же сообщение передавалось помимо Абд аль-Азиза ‑ в таких словах: «…на Аише было надето две вещи – нечто позолоченное и окрашенное шафраном[181]». В такой редакции сообщение также приводится у Ибн Са‘да и имеет следующий иснад: «Нам сообщил его Абу Бакр ибн Абдаллах ибн Абу Уваййис со слов Суляймана ибн Биляля со слов Амра». Этот иснад следует признать более надежным, так как известно, что упомянутый в нем Суляйман передавал сообщения более точно, чем Абд аль-Азиз.

Наши соображения по поводу сообщения с золотым перстнем мы приведем ниже – забегая наперед, лишь скажем: оно может считаться достоверным. А пока заметим: в том случае, если бы вариант с перстнем был признан недостоверным, данное сообщение вообще не могло бы быть использовано в качестве аргумента, поскольку во втором варианте текста – а он более надежен – перстень из золота не упоминается вовсе. То же можно сказать в связи с другим сообщением об Аише, также переданном через аль-Касима, ‑ в сообщении утверждается: Аиша украшала своих племянниц золотом, после чего так и не внесла закят. Ахмад передает это сообщение с надежным иснадом в Маса’иль Абдаллаха ибн Ахмада (с. 145). Золото, о котором в нем идет речь, ‑ «разрубленное», то есть дозволенное.

Затем наш исследователь замечает:

«Трудно себе представить, чтобы Аиша, да будет доволен ею Аллах, надевала золотые украшения в форме кольца, а Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, каждый день видя супругу дома, не запретил бы ей это».

Это явное заблуждение – надеюсь, непреднамеренное. Ведь в рассматриваемом сообщении нет ни малейшего намека на то, что Аиша надела золото с ведома Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет. В сообщении лишь говорится, как аль-Касим ибн Мухаммад видел, что на Аише было надето золото, а поскольку аль-Касим не застал Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, при жизни, это может означать лишь одно ‑ Аиша носила золото уже после кончины Пророка, да благословит его Аллах и да спасет.

В продолжение своей мысли наш исследователь пишет:

«Или Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, запретил золото, но не уведомил об этом Аишу?! Это и вовсе невероятно».

Невероятность факта, о котором говорит исследователь, ‑ результат гипотетического предположения, поэтому мы не можем воспринимать это всерьез. И все же заметим, что реалии свидетельствуют о противоположном. Нам известно достаточно случаев, когда ближайшие асхабы Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершали поступки, идущие в разрез с его установлениями. И если бы сообщения с их слов не имели надежные иснады, возможно, мы бы утверждали то же ‑ это невозможно. Мы можем привести достаточно примеров в подтверждение своих слов, но ограничимся лишь двумя.

1 – Как утверждает Ахмад в Маса’иль (185), Аиша полагала, что женщин в период месячных следует считать чистыми. Малик в аль-Муватта’ (2 / 96) приводит со слов Аиши следующее высказывание c абсолютно надежным иснадом:

«Знаете ли вы, каковы женщины в период регулы (кур’)? Они чистые».

Подобное сообщение приводится в Маса’иль аль-имам Ахмад его сыном – Абдаллахом ибн Ахмадом (с. 331).

Здесь следует отметить, что в Сунне арабское слово кур’ всегда используется в значении «регулы». В том же значении его используют и ханафиты, числу которых принадлежит наш оппонент. Осмелится ли уважаемый автор противоречить собственному мазхабу в вопросе о месячных, ханафитская трактовка которого полностью совпадает с установлениями Сунны, лишь из-за того что Аиша однажды утверждала противоположное? Или он воспользуется этим высказыванием Аиши и отменит достоверные установления Сунны, ‑ то есть сделает точно так же, как он поступил в вопросе о ношении золота?!

2 – Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывала: “Как-то раз Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, вошел ко мне и заметил, что у меня на руках массивные перстни из серебра. Он спросил: Аиша, что я вижу? Я ответила: О, Посланник Аллаха! Я надела их, для того чтобы понравиться тебе. Тогда он спросил: А ты внесла с них закят? Я ответила: Нет. А разве так угодно Аллаху? На это он сказал: Этого достаточно, чтобы уберечь себя от Огня”.

Этот хадис приводит Абу Давуд (1 / 244), а также другие авторы. Как утверждает аль-Хафиз в ат-Тальхыс (6 / 19), иснад этого хадиса можно признать условно надежным. Мухаммад ибн Ата’, имя которого фигурирует в иснаде к сообщению, ‑ надежный передатчик хадисов ‑ на него не раз ссылаются в обоих Сахихах, а также в ат-Таргиб. Ибн аль-Джаузи в ат-Тахкык (1 / 198 /1) полагал, что в данном случае имелся в виду другой передатчик, имя которого самому Ибн аль-Джаузи было неизвестно. В результате ‑ Ибн аль-Джаузи признал хадис слабым и не принимал его во внимание.

В данном хадисе совершенно недвусмысленно говорится о необходимости вносить закят с украшений. Это сообщение является центральным доказательством в рассуждениях тех авторов, которые выступают в пользу такого установления, ‑ в том числе ханафитов.

В то же время Малик (1 / 245) со слов аль-Касима ибн Мухаммада (он передавал сообщение об Аише в перстнях из золота!), рассказывавшего со слов самой Аиши, приводит нам такое сообщение: как-то раз Аиша принимала своих племянниц-сирот, и в ее комнате для них были приготовлены украшения. Аиша не вносила закят с этих украшений.

Иснад этого сообщения абсолютно надежен. Похожее сообщение приводилось выше в передаче Ахмада.

Таким образом, поступок Аиши, да будет доволен ею Аллах, вступает в противоречие с хадисом, переданным с ее же слов[182]. И если некоторые действия Аиши противоречат хадисам в ее же собственной передаче, не стоит удивляться тому, что они могут противоречить хадисам, передававшимся помимо нее ‑ со слов других передатчиков. Такова Аиша – не нам ее судить.

Вот такая неувязка ‑ что скажет об этом наш исследователь? Неужели он станет оспаривать достоверность хадиса и установления собственного мазхаба, лишь потому что Аиша однажды поступила неправильно? А может быть он сделает, как следует, ‑ предпочтет хадис и оспорит поступок Аиши, реабилитировав ее под каким-нибудь благовидным предлогом?

Во всяком случае, каждому разумному человеку понятно: все, что «трудно представить» нашему исследователю, все, что казалось ему «вовсе невероятным», мы подтвердили, полагаясь на надежные иснады. Всегда следует помнить одно: каким бы достойным, умным и благочестивым ни был человек, каким бы непогрешимым он не казался, мусульманин не может руководствоваться его словами, если они вступают в противоречие с достоверными установлениями Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет. Это одна из причин, которая побуждает нас и далее следовать своим курсом – твердо придерживаться Писания и Сунны и полагаться лишь на Писание и Сунну. Мы не изменили своему принципу и в этом вопросе. Обращаюсь к Всевышнему: пусть Он сделает так, чтобы все мусульмане в своих делах пребывали под водительством достоверных слов Его Посланника, да благословит его Аллах и да спасет.

 

Невыполнение установлений хадисов на том основании, что случай, когда кто-либо поступал бы в соответствии с ними, доподлинно неизвестен. Наше опровержение.

7. Среди тех, кто чтит Сунну, действует в соответствии с ее предписаниями и призывает к тому же других, случаются мусульмане, которые не выполняют установления данных хадисов, ссылаясь на то, что им не известен случай, когда человек из числа наших праведных предшественников подтверждал бы правильность этих установлений словом или делом. Да будет известно нашим любезным братьям, что такой способ аргументации действительно возможен, однако он приемлем лишь в строго определенных случаях ‑ когда методом принятия юридического решения является истинбат[183] и иджтихад[184]. У такого подхода есть свой резон – ведь в противном случае у рядового мусульманина всегда будут возникать основания для опасений, что истинбат по какому-то вопросу ошибочен. Опасения бывают оправданы особенно тогда, когда ученый, применявший истинбат, принадлежит числу поздних деятелей и выносит решение по вопросу, в отношении которого никто из мусульман до него не высказывался. Бывает, что содержание правовой нормы он определяет, исходя из практической выгоды, без предварительного согласования принимаемого решения с буквой и духом юридических источников. В результате, к примеру, некоторые ученые считают дозволенным ростовщичество, называя его «потребительским процентом», разрешают проведение разного рода благотворительных лотерей и т. п.! Вопрос, который мы здесь рассматриваем, другого рода ‑ относительно предмета нашего исследования существует целый ряд авторитетных текстов, содержание которых совершенно ясно и однозначно, и эти тексты, как было доказано выше, никто не в праве отменить. В нашем случае мы не можем игнорировать эти тексты лишь на том основании, что не знаем, высказывался ли или поступал ли кто-либо еще до нас аналогично тем установлениям, которые были записаны в этих текстах. К тому же выше мы привели слова таких выдающихся деятелей Ислама, как Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, Валиуллах ад-Дахляви, и ряда других, подтвердивших установления по данному вопросу. Несомненно, кроме них есть много других выдающихся мусульман, которые действовали в соответствии с установлениями этих хадисов, но их имен мы не знаем ‑ ведь всевышний Аллах не давал обет сохранить для нас имя каждого, кто сверял свои поступки с Писанием и Сунной. Однако, как говорил Сам Всевышний, Он обещал нам хранить Писание и Сунну: «Истинно, Мы ниспослали слово, и истинно, Мы его храним»[185]. Нам же следует поступать в строгом соответствии с текстами Писания и Сунны вне зависимости от того, известен нам человек, который подтверждал правильность содержащихся в них установлений, или нет, ‑ и так до тех пор, пока не будет доказано, что данное установление является отмененным. А в нашем случае никаких оснований для отмены хадисов нет.

Этот свой экскурс мне бы хотелось завершить замечательной цитатой из сочинения выдающегося ученого и знатока хадисов Ибн аль-Каййима, да смилуется над ним всевышний Аллах, ‑ она имеет непосредственное отношение к нашей теме. В сочинении И‘лям аль-муваккы‘ин (3 / 464‑465) Ибн аль-Каййим писал:

«Наши праведные предшественники применяли жесткие меры принуждения в отношении тех, кто противопоставлял хадису Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, частное мнение юриста, решение по аналогии, истихсан[186] или высказывание какого-то человека ‑ кто бы он ни был. Они не имели дел с теми, кто поступал таким образом, порицали тех, кто подавал дурной пример, и считали приемлемым только одно ‑ неотступное следование за Посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, подчинение его установлениям и полное повиновение лишь ему. Им и в голову не приходило остановиться в следовании за ним и ждать, что кто-то подтвердит хадис чьим-то действием или решением по аналогии, пока хадис не будет сверен с мнением такого-то и такого-то. Поступая таким образом, наши предшественники действовали согласно установлениям Всевышнего:

«Не бывает ни для верующего, ни для верующей, когда решил Аллах и Его Посланник дело, выбора в их деле»[187];

«Но нет – клянусь твоим Господом! – не уверуют они, пока не сделают тебя судьей в том, что запутано между ними, а потом не найдут они в самих себе затруднения о том, что ты решил, и подчинятся полностью»[188].

«Следуйте за тем, что ниспослано вам от вашего Господа, и не следуйте вместо него за покровителями; мало вы вспоминаете!»[189]

Но настали другие времена ‑ часто доводится слышать, как кто-нибудь говорит: достоверно известно от Пророка, мир ему и благословение Аллаха, то-то и то-то, ‑ а другой, усомнившись в хадисе, возьмет и спросит: а кто это может подтвердить? Таким образом, сам факт, что человек, слова или поступки которого могли бы подтвердить установление хадиса, нам не известен, становится аргументом для того, кто оспаривает хадис и отказывается действовать в соответствии с зафиксированной в нем нормой. Но будь он честен перед самим собой, он осознал бы, что его утверждение является совершенно нелепым, ‑ что ему не позволено оспаривать Сунну Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ссылаясь на собственное незнание. Тем самым он утверждает, что иджма вступает в противоречие с установлением Сунны, и, следовательно, компрометирует всю общину мусульман, так как приписывает ей консенсус на основе положения, противного Сунне Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет. Еще более отвратительно, когда он использует иджму как основание для критики хадиса, хотя на самом деле он попросту не знает имя человека, который мог бы подтвердить сказанное в хадисе. Таким образом, все сводится к одному: собственное незнание он снова ставит превыше Сунны. К Аллаху обращаюсь за помощью».

 

40 – Мужу надлежит относится к супруге великодушно.

Мужу надлежит относится к супруге великодушно, оказывать ей содействие во всем, что Аллах сделал для нее дозволенным, – особенно если супруга молода, но ни в коем случае не потакать ей в том, что считается для женщины запретным. Ниже мы приводим несколько хадисов в подтверждение сказанного.

Первый хадис: Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, говорил:

«Наилучший из вас тот, кто добрее всех по отношению к своей супруге. Я же добрее всех вас со своей супругой»[190].

Второй хадис: в проповеди, произнесенной во время прощального хаджа, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, нам завещал:

«…Истинно так: будьте добры к женщинам, ведь они трудятся ради вас. Истинно, вы имеете право лишь на это от них. Да только, бывает, они совершают явную непристойность[191]. И если они так поступают, отказывайтесь делить с ними ложе, бейте их, но так, чтобы не причинить им мучений. А если они повинуются вам, не обижайте их никоим образом. Истинно так: вы имеете право перед своими женщинами, а ваши женщины имеют право перед вами. Что касается вашего права перед женщинами, то: не разделяйте ложе с теми, кто вам не мил, и не позволяйте быть в вашем доме тем, кто вам не люб. Истинно так: право женщин перед вами ‑ чтобы вы относились к ним по-доброму, давая им одежду и пропитание»[192].

Третий хадис: Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, говорил:

«Правоверный не может испытывать ненависть к мусульманке – если одно ее качество ему не нравится, другое непременно придется по душе»[193].

Четвертый хадис: Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, говорил:

«Наиболее совершенна вера того мусульманина, который наиболее благонравен. А наиболее благонравен тот, кто лушче других относится к своим женщинам»[194].

Пятый хадис: Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывала:

«Как-то раз Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, пригласил меня с собой, [когда абиссинцы играли копьями на площадке для молитв]. [Это был праздничный день]. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил меня: [Эй, хумайра’[195]! Хочешь на них взглянуть? Я ответила: Хочу][196]. [Тогда он поставил меня позади себя] и наклонил плечо так, чтобы мне было видно. [Я положила голову ему на плечо, прислонившись лицом к щеке], и так и смотрела, выглядывая из-за плеча (в другой передаче хадиса: положив голову на плечо). [А он приговаривал: «Осторожней, любезные!»]. [Затем он несколько раз спросил меня: Аиша! Ну что, посмотрела? А я ему отвечала: Нет еще. И в таком положении, стоя за ним, я продолжала смотреть, пока не удовлетворила свое любопытство]».

[И далее: А люди время от времени спрашивали: Абу-ль-Касим! Так хорошо?] В одной из передач хадиса: «И так я стояла, пока мне не наскучило. Наконец, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил меня: Ну что, достаточно? А я ответила: Да. И тогда он сказал мне: Ступай себе».

В другой передаче хадиса: «А я ответила: Еще немножко. И он продолжал стоять ради меня еще какое-то время, а затем спросил вновь: Ну что, достаточно? А я ответила: Еще немножко. [При этом я заметила, как он переминается с ноги на ногу]. И далее: Мне давно наскучило смотреть на абиссинцев, но я хотела, чтобы все женщины знали, как он вот так стоял лишь ради меня одной, и как совсем близко к нему была я ‑ [тогда ‑ совсем еще девчушка]. [Посудите сами, как сильно хотелось девочке ‑ [совсем юной], маленькой – увидеть что-то забавное]. [И далее: Внезапно возник Умар. Взрослые и дети вокруг меня расступились. Позднее Пророк, мир ему и благословение Аллаха, вспоминал: Я заметил, как бесы в обличье людей и джиннов тогда бежали от Умара]. [Аиша рассказывала: В тот день Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: И пусть иудеи знают, что в нашей религии есть место отдохновению]»[197].

Шестой хадис ‑ со слов Аиши, да будет доволен ею Аллах:

«Однажды Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, возвращался из похода на Табук или Хайбар. Сахва[198], в которой сидела Аиша, была занавешена, но подул ветер, и из-за занавески показались куклы, с которыми обычно играла Аиша. Увидев их, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, поинтересовался: Что это, Аиша? Аиша ответила: Это мои дочки. Тут Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, заметил среди кукол лошадь с крыльями и спросил: А что это там в середине? Аиша ответила: Это лошадь. Тогда Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, спросил вновь: А что это у нее на спине? Аиша ответила: Это крылья. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, удивился: Лошадь с крыльями? А Аиша заметила: Разве ты не знаешь, что у Сулеймана была конница из крылатых лошадей? Услышав это, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, рассмеялся во весь рот»[199].

Седьмой хадис ‑ со слов Аиши, да будет доволен ею Аллах:

«Как-то раз Аиша сопровождала Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, в одном из походов. Тогда она была совсем еще девочкой. [Аиша рассказывает: Я была худенькой, весила мало[200]]. Вдруг, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, скомандовал своим спутникам: Идите вперед, ‑ [и они ушли вперед], ‑ а мне сказал: А ну-ка, давай, бежим ‑ кто быстрей! Я побежала с ним наперегонки и опередила его. Несколько лет спустя, когда я вновь отправилась в поход с Посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, он скомандовал спутникам, как в прошлый раз: Ступайте вперед, ‑ а сам обратился ко мне: А ну-ка, давай, бежим ‑ кто быстрей! К этому времени я успела позабыть о том первом случае, повзрослела, стала тяжелее. Я сказала: О Посланник Аллаха! И как мне, вот такой, бежать с тобой наперегонки? А он все за свое: Ну, давай же, давай. Я побежала и Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, конечно же, опередил меня. Затем [он рассмеялся и] сказал: Это тебе за тот раз, когда ты меня опередила»[201].

Восьмой хадис ‑ со слов Аиши, да будет доволен ею Аллах:

«Когда Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, подавали сосуд, я могла пить из него даже во время месячных. Он брал сосуд после меня и подносил губы к тому же месту, откуда пила я. А когда я брала кусок мяса и откусывала от него, он брал тот же кусок и подносил губы к тому же месту, где были мои»[202].

Девятый хадис ‑ со слов Джабира ибн Абдаллаха и Джабира ибн Умайра. Они рассказывали, как Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, однажды сказал:

«Всякая вещь, о которой нет поминания Аллаха, является [вздором], оплошностью или пустой забавой. Исключение составляют лишь четыре рода [занятий]: когда мужчина забавляется с супругой, обучает свою лошадь, тренируется в стрельбе и учится плавать»[203].

 

41 – Советы супругам.

В заключение мне бы хотелось поделиться с вами некоторыми советами.

Во-первых, супругам следует проявлять кротость и любезность в отношениях друг с другом, повинуясь при этом Аллаху, благословенный Он и всевышний. Необходимо следовать Его достоверным установлениям, которые Он, великий и славный, определил для нас в Своем Писании и Сунне. Супругам надлежит усвоить, что приоритет во всем принадлежит Писанию и Сунне, а не традициями и обычаями, возобладавшими среди людей, и не установлениям какого-либо из мазхабов. Аллах, велик Он и славен, сказал: «Не бывает ни для верующего, ни для верующей, когда решил Аллах и Его Посланник дело, выбора в их деле. А кто не слушается Аллаха и Его Посланника, тот попал в явное заблуждение»[204].

Во-вторых, в своих отношениях с противоположным полом каждому из супругов надлежит придерживаться обязанностей и прав, предписанных ему Аллахом. Жена, к примеру, не может требовать, чтобы у нее были такие же права, как у ее супруга. А мужчине не следует использовать право верховенства и господствующего положения в семье, которым наделил его всевышний Аллах, в ущерб супруге – притеснять ее, чинить над ней насилие безо всякого на то основания. Аллах, велик Он и славен, сказал:

«И для них[205] – то же самое, что и на них, согласно принятому. Мужьям над ними – степень. Поистине, Аллах – великий, мудрый!»[206]

Он также сказал:

«Мужья стоят над женами за то, что Аллах дал одним преимущество перед другими, и за то, что они расходуют из своего имущества. И порядочные женщины – благоговейны, сохраняют тайное в том, что хранит Аллах. А тех, непокорности[207] которых вы боитесь, увещайте и покидайте их на ложах и ударяйте их. И если они повинятся вам, то не ищите пути против них[208], ‑ поистине, Аллах возвышен, велик!»[209]

Му‘авийа ибн Хайда, да будет доволен им Аллах, обратился однажды к Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, с вопросом: О Посланник Аллаха! Какими правами располагает супруга любого из нас? Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, ответил на это так: «Чтобы ты накормил ее, если сам поел, чтобы ты одел ее, если сам оделся, чтобы ты не оскорблял ее, желая ей обезображенного лица[210], и не бил ее по лицу, [чтобы, отказав ей в ложе, ты не выгонял ее из дому[211]. А как же иначе? Ведь вы предоставлены друг другу[212] ‑ исключение составляет все то, что дозволено мужчинам в отношении женщин]»[213].

Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, говорил:

«Поступающие по справедливости, которые в день Воскрешения будут стоять на минбарах из света по правую руку от Всемилостивейшего – а обе Его руки – десницы, ‑ суть те, которые правили по справедливости, были справедливы по отношению к своим домочадцам и всем, кто пребывал в их власти»[214].

И если супруги хорошо усвоили эти истины и ни в чем от них не отступают ни на шаг, они могут быть совершенно уверены в том, что Аллах, благословенный Он и всевышний, наделит их наилучшей жизнью, а пока смерть не разлучит их, они будут жить вместе в благополучии и счастье. Господь наш, велик Он и славен, сказал: «Кто совершил благое – муж или жена – и он верующий, Мы оживим его жизнью благой и воздадим их награду им еще лучшим, чем то, что они делали»[215].

В-третьих, женщина должна подчиняться мужу и выполнять все то, что он наказал ей в посильных для нее пределах. Аллах наделил мужчин правом превосходства над женщинами – в айатах, приведенных выше, говорилось: «мужья стоят над женами», «мужьям над ними – степень». Нам известно огромное число хадисов, в которых это право мужчин подтверждается. В этих же хадисах в доступной и понятной форме нам разъясняется, какими правами и обязанностями располагают при этом женщины ‑ как те, которые повинуются супругу, так и те, которые идут против его воли. Мы приведем лишь некотороые из этих хадисов – и, может быть, они станут напоминанием нашим современницам. Всевышний Аллах говорил: «Напоминай, ведь напоминание помогает верующим!»[216]

Первый хадис: «Женщине не позволено поститься по своему усмотрению (в другой передаче хадиса: женщина да не постится по своему усмотрению), когда муж рядом[217], ‑ только с его разрешения. [За исключением поста в рамадан]. Женщина распоряжается в доме супруга лишь с его разрешения”[218].

Второй хадис: “Если супруг пригласил жену разделить с ним постель[219], а жена не пришла, и мужчина так и провел ночь зол на свою супругу, ангелы будут проклинать ее до самого утра (в одной из передач хадиса: …или до тех пор, пока она не прийдет; в другой передаче: до тех пор, пока муж не останется ею доволен)”[220].

Третий хадис: “Клянусь Тем, в чьей руке душа Мухаммада! Женщина не может отдать должное своему Господу до тех пор, пока не отдаст должное супругу. И даже если бы муж возжелал ее, а она сидела бы в седле (катаб)[221], она была бы не в праве отказать ему [в себе]”[222].

Четвертый хадис: “Всякий раз, когда женщина наносит оскорбление своему супругу в Дольней жизни, его суженая из чернооких гурий говорит ей: Не оскорбляй его, да разразит тебя Аллаха, ‑ ведь он для тебя пришлый[223] и совсем скоро уйдет от тебя к нам”[224].

Пятый хадис: Хусайн ибн Мухсын передает: как-то раз тетушка мне рассказывала:

«Однажды я пришла к Посланнику Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, по какой-то нужде. Он спросил меня: Кто это еще? У тебя есть супруг? Я ответила: Да. Он вновь спросил: Как у тебя с ним? Я ответила? Делаю для него все, что в моих силах[225]. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал на это: [Смотри], куда тебе до него? Истинно, он Рай и Ад для тебя»[226].

Шестой хадис: «Если женщина молилась пять раз в день, была целомудренна и покорна супругу, она войдет в Рай через те врата, через которые сама пожелает»[227].

 

Жена должна служить своему супругу.

Необходимо отметить, что некоторые из хадисов, приведенных выше, абсолютно недвусмысленно указывают на то, что жене следует быть покорной пред своим супругом, она должна служить ему на совесть по мере своих сил. Несомненно, первейшая обязанность жены перед мужем – это выполнение работ по дому, всего круга обязанностей, связанных с воспитанием детей, и т. п. Ученые по-разному трактуют этот вопрос. Так, Шайх аль-Ислам Ибн Таймиййа в аль-Фатава (2 / 234‑235) пишет:

«Ученые расходятся во мнении: должна ли супруга оказывать мужу такие услуги, как уборка дома, приготовление пищи и напитков, выпечка хлеба, измельчение злаков, приготовление пищи для всех, кто зависим от супруга, приготовление корма для его домашних животных ‑ например, для верховых животных, и т. п.

Некоторые ученые говорят: «Супруга вовсе не обязана этим заниматься». Однако это утверждение ложное. Так же ложно утверждение тех, кто полагает, что муж не обязан общаться со своей супругой и вступать с ней в близость! Сожительство мужа с супругой без интимной близости между ними не соответствует требованиям закона. Ведь если компаньон ‑ соратник другого человека и его сожитель ‑ не оказал ему содействие в пути, их отношения не могут считаться соответствующими требованиям закона.

Говорят также – и это правильно, – что супруга все же обязана выполнять эти обязанности. Ведь муж является господином для нее согласно Писанию Аллаха, а супруга «трудится ради супруга» согласно Сунне Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, (как говорилось выше, с. 270). Как всем нам известно, обязанность любого труженика или невольника ‑ служить, и это соответствует закону.

Некоторые ученые утверждают: обязанности супруги должны быть нетрудными, ‑ а некоторые полагают: объем ее обязанностей должен соответствовать требованиям закона. Это верно. Жена должна исполнять пред мужем лишь те обязанности, выполнение которых в пользу подобных ему мужчин предписано законом подобным ей женщинам. Круг этих обязанностей бывает разным и зависит от обстоятельств. Обязанности при кочевом образе жизни отличаются от обязанностей при оседлом образе жизни, а работа, выполняемая физически крепкой женщиной, не будет равна работе, выполняемой женщиной физически слабой».

Итак, абсолютно верно ‑ если того пожелает всевышний Аллах, ‑ что женщина должна заниматься работой по дому. Так утверждали Малик, Асбаг ‑ в аль-Фатх (9 / 418), Абу Бакр ибн Абу Шайба, ханбалит аль-Джузаджани в аль-Ихтийарат (с. 145), а также наши праведные предшественники и их последователи – об этом сообщается в аз-Заад (4 / 46). Нам не удалось обнаружить каких-либо достоверных контраргументов в работах авторов, утверждавших, что женщина не должна заниматься работой по дому.

Кое-кто утверждает следующее: “Подразумевается, что после заключения брака мужчина получает право пользоваться услугами супруги для плотских удовольствий и не может эксплуатировать ее труд”. Это утверждение не выносит никакой критики ‑ ведь супруга также пользуется услугами мужа для удовлетворения своих плотских желаний, и с этой точки зрения муж и жена абсолютно равны друг перед другом. Вместе с тем, нам известно, что Аллах, благословенный Он и всевышний, возложил на мужчину целый ряд других, более существенных обязанностей – расходы, связанные с содержанием супруги, обеспечение супруги одеждой и кровом, ‑ и будет справедливым признать, что в обмен за это женщина также должна иметь перед супругом определенные обязанности – служить ему. Более того, как сообщалось выше, согласно установлению благородного Корана мужчина стоит над женщиной. Но если женщина не будет выполнять свои обязанности по дому, их будет вынужден выполнять ее супруг, и тогда получится, что женщина стоит над мужчиной, а не наоборот, что в корне противоречит установлению айта. Таким образом, женщина обязана служить своему мужчине, ‑ что и требовалось доказать.

В продолжение той же темы добавим: если мужчина возлагает обязанности по ведению домашнего хозяйства на себя, мы получаем своего рода парадокс – мужчина выполняет функцию добытчика в семье, другие свойственные ему функции, а женщина сидит дома и ничем себя не утруждает. Безусловно, с точки зрения Шариата, установившего паритет прав между мужчиной и женщиной и предоствившего мужчине определеные преимущества перед жещиной, такая ситуация более чем абсурдна. Именно поэтому Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, не ответил на жалобу Фатымы, мир ей, когда она явилась к нему, чтобы пожаловаться на то, что вынуждена сама брать в руки мельницу и молоть зерно. Тогда ей сказали, что к Пророку, мир ему и благословение Аллаха, пришел какой-то невольник, и Фатыме не удалось встретиться с Посланником Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет. Фатыма рассказала обо всем Аише, и когда пришел Пророк, мир ему и благословение Аллаха, Аиша пересказала ему жалобу Фатымы. Али, да будет доволен им Аллах, далее рассказывает:

“К нам пришел Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, а мы тогда взяли свои ложа и стали собирать их после сна. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: Погодите-ка. А затем подошел и сел между нами так близко, что обратной стороной стопы я почувствовал холод, идущий от его ног. Он продолжил: Всякий раз, когда вы меня спрашиваете о чем-нибудь, я даю вам совет, как поступать правильно, – не так ли? Так вот: всякий раз, когда вы собираете свои ложа после сна или, напротив, расстилаете их перед сном, тридцать три раза повторите “Хвала Аллаху!”, тридцать три раза – “Слава Аллаху!”, и тридцать четыре раза – “Аллах велик!” Это лучшее для вас, чем любой из слуг. [Али говорил: С тех пор я так и поступаю. Кто-то спросил: А как же в ночь битвы при Сиффине? Али ответил: И в ночь битвы при Сиффине!]”.

Этот хадис передает аль-Бухари (9 / 417‑418).

Как следует из хадиса, Пророк, мир ему и благословение Аллаха, не сказал Али: Это не ее работа, ‑ или: Это твоя обязанность. Как говорил Ибн аль-Каййим, да будет доволен им Аллах, Пророк, мир ему и благословение Аллаха, в этом своем решении не встал на сторону кого-либо из супругов, а был нейтрален. Желающие изучить этот вопрос во всех его нюансах могут обратиться к великолепной книге Ибн аль-Каййима Заад аль-ма‘ад (4 / 45‑46).

Ни один из выше приведенных хадисов, предписывающих женщине служить своему супругу, не запрещает мужчине помочь женщине в работе по дому, если у супруга найдется для этого свободное время и силы. Такое поведение мужчины свидетельствовало бы о полной гармонии в отношениях между супругами. Так, госпожа Аиша, да будет доволен ею Аллах, рассказывала:

“Бывало, Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, помогал супруге в ее делах, то есть в ее хлопотах. Но когда наступало время молитвы, он шел молиться”.

Этот хадис приводят аль-Бухари (2 / 129, 9 / 418), ат-Тирмизи (3 / 314) – он счел хадис достоверным, аль-Мухаллис в аль-Мухаллисыйат (66 / 1) и Ибн Са‘д (1 / 366). В сочинении аш-Шама’иль Ибн Са‘д приводит этот хадис со слов Аиши с другим иснадом в такой редакции:

«Он был обыкновенным человеком – сам чистил одежду от паразитов, сам доил козу, ухаживал за собой».

В иснаде к этому хадису один из передатчиков признан слабым[228].

Однако Ахмад и Абу Бакр аш-Шафи‘и передавали тот же вариант хадиса с надежным иснадом – я исследовал его в книге Сильсилят аль-ахадис ас-сахиха (номер 670). К Аллаху прибегаю за помощью.

Таковы они, правила супружеской жизни. Написать о них в этой книге меня сподобил Аллах, благословенный и всевышний. «О Господи, хвала Тебе и слава. Свидетельствую, что нет божества, кроме Тебя одного. Прибегаю к Тебе за прощением и каюсь пред Тобой».

 


[1] Сура «Аль Имран», 102.

[2] Сура «ан-Ниса», 1.

[3] Сура «аль-Ахзаб», 70-71.

[4] Сура «Йа Син», 12.

[5] Этот хадис передал Муслим в своем сборнике «ас-Сахих» (8/62).

[6] Этот хадис передал имам Муслим в своем сборнике «ас-Сахих». См. выпущенную под моей редакцией книгу имама аль-Мунзири «Мухтасар Муслим» (хадис № 72), а также книгу «Сильсилят аль-Ахадис ас-Сахиха» (1273).

[7] Сура «ар-Рум», 21.

[8] Этот хадис с хорошей цепочкой рассказчиков передали Ахмад и ат-Табарани, и Ибн Хиббан признал этот хадис, переданный со слов Анаса, достоверным. В пользу достоверности этого хадиса свидетельствуют также другие предания, речь о которых пойдет в 19-ом разделе.

[9] Сура «аль-Фуркан», 74.

[10] Сура «аль-Мурсалят», 41‑44.

[11] Этот хадис передал Ахмад (6/438, 452, 453, 458) в полной и сокращенной версиях с двумя подкрепляющими друг друга цепочками рассказчиков, на что указал аль-Мунзири (4/29). Этот же хадис приводит аль-Хумейди в своем труде «аль-Муснад» (61/2). В пользу этого хадиса также свидетельствует хадис, переданный ат-Табарани в его трудах «ас-Сагыр» и «аль-Кабир», Абу аш-Шейхом в «Тарих Асбахан» (282‑283) и Ибн Аби ад-Дунйой в книге «ас-Самт» (26/2), со слов Асмы бинт Умейс.

[12] В этом хадисе недвусмысленно указано на то, что Аллах – творец как добра, так и зла. Данный тезис противоречит тому, что говорят мутазилиты и им подобные, – а именно, что зло, якобы, не является творением Господа, Благословенный Он и Всевышний. Однако то, что Аллах является создателем зла, не противоречит его совершенству. Напротив, это указывает на Его совершенство, Благословенный Он и Всевышний. Подробно об этом говорится в сочинениях, специально посвященных данной теме. Одним из лучших среди них является книга Ибн аль-Каййима «Шифа аль-’Алиль фи аль-Када ва-ль-Кадар ва-т-Та’лиль» («Излечение недуга в вопросах судьбы, предопределения и причинноследственной связи»). Желающие могут обратиться к этому сочинению. Можно ли использовать вышеприведенную молитву при покупке, скажем, автомобиля? Полагаю, что да, так как человек, купивший его, желает извлечь из него пользу и опасается его вреда.

[13] Этот хадис с хорошей цепочкой рассказчиков передали аль-Бухари в книге «Аф’аль аль-Ибад» (стр. 77), Абу Давуд (1/336), Ибн Маджа (1/592), аль-Хаким (2/185), аль-Бейхаки (7/148) и Абу Йа’ля в своем труде «аль-Муснад» (лист 308/2). Аль-Хаким назвал этот хадис достоверным, с чем согласился аз-Захаби. Известный знаток хадисов аль-Ираки в книге «Тахридж аль-Ихйа» (1/298) сказал: «Цепочка его рассказчиков хорошая». Абд аль-Хакк аль-Ишбили указал на достоверность этого хадиса, умолчав о нем, в книге «аль-Ахкам аль-Кубра» (42/2), так как в ее предисловии он сообщил о том, что все хадисы, о которых он умолчал в данном труде, являются достоверными. На достоверность данного хадиса также указал Ибн Дакик аль-Ид в своем сочинении «аль-Ильмам» (127/2).

[14] Тем самым сподвижники дали понять, что гость может руководить намазом в доме хозяина лишь в том случае, если на то есть разрешение последнего, так как посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Никто не имеет права руководить намазом в присутствии хозяина в его доме или в пределах его владений». Этот хадис передали Муслим и Абу Авана в своих одноименных сочинениях «ас-Сахих». В книге «Сахих сунан Аби Давуд» этот хадис приводится под номером 594.

[15] Это предание передал Абу Бакр ибн Аби Шейба в своем сочинении «аль-Мусаннаф» (том 7, лист 50, сторона 1 и том 12, лист 43, сторона 2), а также Абд ар-Раззак (6/191‑192). Цепочка рассказчиков этого сообщения надежна вплоть до имени Абу Саида,  личность которого малоизвестна. Мне удалось найти это имя только у известного знатока хадисов Ибн Хаджара аль-Аскалани, упомянувшего Абу Саида в своем сочинении «аль-Исаба» среди тех, кто передавал хадисы со слов хозяина Абу Саида – Абу Усейда Малика ибн Рабиа аль-Ансари. Позже я встретил имя Абу Саида среди имен «надежных рассказчиков» у Ибн Хиббана. Ибн Хиббан сообщает (5/588 – индийское издание) об Абу Саиде следующее: «Он передавал сообщения со слов группы сподвижников Пророка, мир ему и благословение Аллаха, а с его слов эти сообщения рассказывал Абу Надра». Затем, Ибн Хиббан приводит тот же рассказ, но без слов Абу Саида: «…они научили меня, сказав…», вплоть до конца рассказа. Подобный укороченный варианта также передал Ибн Аби Шейба (том 2, лист 23, сторона 1).

[16] В оригинале имя идет как «Абу Хариз». В своем сочинении «аль-Муштабах» аз-Захаби приводит это имя, как «Абу Хариз» и сообщает о нем следующее: «Он был сподвижником Пророка, мир ему и благословение Аллаха». Но в другом своем сочинении, «ат-Таджрид», аз-Захаби противоречит сам себе и упоминает то же имя как «Абу Джариз». Ибн Насыр ад-Дин в своем сочинении «ат-Таудых» привел этот вариант от имени аз-Захаби и рассказал о том, что многие ранние ученые-богословы  придерживались обоих вариантов написания этого имени. А лучше всего об этом известно одному лишь Аллаху!

[17] Абу Бакр ибн Аби Шейба приводит этот рассказ в «аль-Мусаннаф». В своем одноименном сочинении тот же рассказ приводит Абд ар-Раззак (6/191/10460‑10461). Цепочка рассказчиков этого сообщения достоверна. Ат-Табарани приводит этот рассказ, с двумя достоверными цепочками рассказчиков (3/21/2). Ему же принадлежит другой вариант сообщения с дополнением. Он также передал данный рассказ в «аль-Аусат», о чем написано в книге «аль-Му’джам аль-Аусат мин аль-Джам бейнаху ва-бейн ас-Сагир» (166/2) со слов аль-Хусейна ибн Вакида, передавшего этот рассказ со слов Аты ибн ас-Саиба, который, в свою очередь, передал его со слов Абу Абд ар-Рахмана ас-Сулями, передавшего его со слов Абдуллаха ибн Мас’уда, рассказывавшего о том, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Когда жена входит к своему супругу, ему надлежит встать, а ей встать позади него. Затем им надлежит совершить вместе намаз из двух ракатов, и мужчина должен сказать: “О Господи! Благослови меня моим семейством и благослови их мной. О Господи! Даруй им удел от меня, а мне – удел от них! О Господи! Соедини нас во благо нам, пока Ты соединяешь нас. И раздели нас во благо нам, когда Ты разделишь нас”». При этом ат-Табарани замечает: «Этот хадис со слов Аты не передал никто, кроме аль-Хусейна». Говоря об этом, ат-Табарани имел в виду, что версию этого рассказа, восходящую к самому Пророку, мир ему и благословение Аллаха, со слов Аты не передал никто, кроме аль-Хусейна. Известно, что Ата ибн ас-Саиб с годами потерял рассудок, однако с его слов этот же хадис, но только в версии, восходящей до Ибн Мас’уда, рассказал Хаммад ибн Зейд. Данная цепочка является правильной, поскольку Хаммад ибн Зейд  передавал рассказы со слов Аты до того, как тот помешался. Именно поэтому мы поместили слова Ибн Мас’уда, приведенные в варианте Хаммада, в основной текст данной книги. Затем я обнаружил еще один путь передачи этого предания со слов Ибн Мас’уда, который привел ас-Сакафи. (См.: «Если кто-либо из вас женился…» в «аль-Му’джам»).

В пользу этого предания свидетельствует хадис Пророка, мир ему и благословение Аллаха, переданный со слов Сальмана. Его приводят Ибн Адийй (71/2), Абу Нуэйм в «Ахбар Асбахан» (1/56) и аль-Баззар в своем «аль-Муснаде» со слабой цепочкой рассказчиков. Я говорил по этому поводу в книге «Му’джам аль-Хадис» – там хадис начинается словами: «Если кто-либо из вас женился…». Этот хадис со слов Сальмана и Ибн Аббаса приводит также Ибн Асакир (7/209/1‑2).

Абд ар-Раззак (6/192) рассказывал со слов Ибн Джурейджа следующее: «Мне рассказали о том, что когда Сальман аль-Фариси вступил в брак и вошел к жене, то остановился в дверях – все было занавешено. Тогда Сальман сказал: “Не знаю, что и подумать, – в вашем доме болеют лихорадкой или Каабу перенесли в Кинду?! Клянусь Аллахом, я не войду туда, пока не будут сорваны покрывала!” Когда покрывала сорвали, …Сальман вошел… и направился к супруге. Он возложил руку ей на голову… и сказал: “Покорна ли ты мне, да смилуется над тобой Аллах?” Супруга ответила: “Ты уже занял место того, кому следует подчиняться”. Сальман продолжил: “Воистину, посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал мне: «Если ты однажды женишься, то пусть первым, о чем вы условитесь, будет договоренность о повиновении Аллаху». Посему вставай, и вместе совершим намаз из двух ракатов. Когда услышишь мою мольбу, говори: «Аминь!»”. Так они совершили намаз из двух ракатов, и жена повторяла: «Аминь!». Сальман провел ночь вместе с супругой. А наутро к нему пришли друзья. Один из них отвел Сальмана в сторону и спросил: “Ну, как ты находишь супругу?” Сальман оставил его без ответа. Затем подошел второй, третий. Увидев такое, Сальман повернулся к людям и сказал: “Да смилуется над вами Аллах! К чему спрашивать о том, что скрыто за стенами, покрывалами и занавесями?! Человеку надлежит только спрашивать о том, что не сокрыто, независимо от того, сообщено ли ему об этом или нет”». Но, совершенно очевидно, что в цепочке рассказчи­ков этого хадиса есть отсутствую­щее звено.

[18] Этот хадис со слов Ибн Аббаса приводят аль-Бухари в своем труде «ас-Сахих» (9/187), все авторы одноименных сборников «ас-Сунан», за исключением ан-Наса’и, который привел его в книге «Ишрат ан-Ниса» (79/1), Абд ар-Раззак (6/193‑194) и ат-Табарани (3/151/2). Этот хадис в самом полном варианте приводится в книге «аль-Ирва» (2012).

[19] Сура «аль-Бакара», 223.

[20] Этот хадис приводят аль-Бухари (8/154), Муслим (4/156), ан-Насаи в книге «Ишрат ан-Ниса» (76/1‑2), Ибн Аби Хатим (л. 39/1 – рукопись «Махмудиййа») – ему принадлежит дополнение в квадратных скобках, аль-Багави в «Хадис Али ибн аль-Джa’д» (8/79/1), аль-Джурджани (293/440), аль-Бейхаки (7/195), Ибн Асакир (8/93/2) и аль-Вахиди (стр. 53), который сказал: «Шейх Абу Хамид ибн аш-Шарки как-то сказал: “Это – великий хадис, который равен сотне хадисов”».

[21] Этот хадис приводят Абу Давуд (1/377), аль-Хаким (2/195, 279), аль-Бейхаки (7/195), аль-Вахиди в «аль-Асбаб» (стр. 52) и аль-Хаттаби в «Гариб аль-Хадис» (73/2). Цепочка рассказчиков этого хадиса хорошая. Аль-Хаким посчитал цепочку его рассказчиков достоверной в соответствии с требованиям Муслима, и с ним согласился аз-Захаби.

У этого хадиса имеется другой, более короткий путь передачи, который приводится у ат-Табарани (3/185/1).

В пользу этого хадиса также свидетельствует хадис подобного содержания, переданный со слов Ибн Умара. Ан-Насаи приводит его в «аль-Ишра» (76/2) с достоверной цепочкой рассказчиков. Тот же ан-Насаи, а также аль-Касим ас-Саракусти в «аль-Гариб» (2/93/2) и другие авторы приводят со слов Саида ибн Йасара следующее: «Я сказал Ибн Умару: “Мы покупаем невольниц и сносимся с ними через задний проход!” Ибн Умар сказал: “Тьфу! Разве так поступает мусульманин?!”» Цепочка рассказчиков этого предания надежна. В нем содержится резкое возражение Ибн Умара по поводу сношения с женщиной через задний проход. Поэтому предания, противоречащие этому сообщению, которые приводит ас-Суйути в «Асбаб ан-Нузуль», а также другие авторы в своих работах от Ибн Умара, являются определенно ошибочными, и не следует обращать на них внимание.

[22] Сура «аль-Бакара», 223.

[23] Этот хадис приводят Ахмад (6/305, 310‑318) – в данном случае хадис приводится в его редакции, а также ат-Тирмизи (3/75), посчитавший этот хадис достоверным, Абу Йа’ля (329/1), Ибн Аби Хатим в своем «ат-Тафсире» (39/1 – рукопись «Махмудиййа») и аль-Бейхаки (7/195). Цепочка рассказчиков этого хадиса достоверна и соответствует требованиям Муслима.

[24] Под «седлом» Умар ибн аль-Хаттаб подразумевал свою жену. Вступая в интимную связь с женой, он совокупился с ней во влагалище, находясь позади нее, в то время как обычно мужчина находится поверх женщины, как-будто оседлав ее, так что она бывает обращена к мужчине лицом. Вступая же в сношение сзади, мужчина как будто садится в седло с другой стороны.

[25] Этот хадис с хорошей цепочкой рассказчиков приводят ан-Насаи в «аль-Ишра» (76/2), ат-Тирмизи (2/162 – издательство «Буляк»), Ибн Аби Хатим (39/1), ат-Табарани (3/156/2) и аль-Вахиди (стр. 53). Ат-Тирмизи назвал цепочку рассказчиков этого хадиса хорошей.

[26] Этот хадис передал аш-Шафии (2/260) и назвал его сильным. С его слов хадис передали аль-Бейхаки (7/196), ад-Дарими (1/145), ат-Тахави (2/25) и аль-Хаттаби в «Гариб аль-Хадис» (73/2). Цепочка рассказчиков этого хадиса достоверна, как писал об этом Ибн аль-Муляккин в сочинении «аль-Хуляса». У сообщения имеются другие пути передачи,которые приводятся у ан-Насаи в «аль-Ишра» (2/76 – 77/2), ат-Тахави, аль-Бейхаки и Ибн Асакира (8/46/1). По словам аль-Мунзири (3/200) один из этих путей можно считать хорошим. Ибн Хиббан (1299 ‑ 1300) и Ибн Хазм (10/70) посчитали этот путь достоверным, и с ними согласился Ибн Хаджар в «аль-Фатх» (8/154).

[27] Этот хадис с хорошей цепочкой рассказчиков от Ибн Аббаса приводят ан-Насаи в «аль-Ишра» (2/77-78/1), ат-Тирмизи (1/218) и Ибн Хиббан (1302). Ат-Тирмизи посчитал этот хадис хорошим, а Ибн Рахавейх назвал его достоверным, как об этом сообщается в книге «Маса’ил аль-Марвази» (стр. 221). У этого хадиса имеется другой путь передачи от Абу Хурейры с хорошей цепочкой рассказчиков, который привел Ибн аль-Джаруд (334). Ибн Дакик аль-Ид назвал этот путь сильным (128/1). Его также передали ан-Насаи, Ибн Асакир (12/267/1) и Ахмад (2/272) от Абу Хурейры.

[28] Этот хадис с хорошей цепочкой рассказчиков от Укбы ибн Амира приводит Ибн Адийй (211/1), Оним из рассказчиков этого хадиса был Ибн Вахб, передавший его со слов Ибн Лухей’и. В пользу этого хадиса свидетельствует хадис, переданный со слов Абу Хурейры и восходящий к Пророку, мир ему и благословение Аллаха. Его приводят Абу Давуд (2162) и Ахмад (2/444 и 479).

[29] Этот хадис со слов Абу Хурейры приводят авторы одноименных сборников «ас-Сунан», за исключением ан-Насаи, который приводит его в «аль-Ишра» (78), а также ад-Дарими, Ахмад (2/408 и 476) – хадис приводится в его изложении, и ад-Дыйа’ в «аль-Мухтара» (10/105/2). Как я пояснил в сочинении «Накд ат-Тадж» (№ 64), цепочка рассказчиков этого хадиса достоверна.

Ан-Насаи (лист 77/2) и Ибн Батта в «аль-Ибана» (6/56/2) передали от Тавуса следующее: «Однажды у Ибн Аббаса спросили о том, кто имеет сношение с женщиной через задний проход. Ибн Аббас переспросил: “Этот человек спрашивает меня о неверии?”» Цепочка рассказчиков этого предания достоверна. Аналогичное предание было передано со слов Абу Хурейры, однако в цепочке его рассказчиков имеется слабое звено.

Аз-Захаби в книге «Сейр А‘лям ан-Нубаля» (9/171/1) пришел к следующему заключению: «В конечном счете, все мы, благодаря многочисленным путям передачи преданий, убедились в том, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, запретил вступать в сношение с женщинами через задний проход, и мы абсолютно уверены в этом запрете. Я также написал большое произведение по данной теме».

Поэтому не следует обольщаться словами шейха Джамаль ад-Дина аль-Касими, сказанными ими в его произведении «ат-Тафсир» (3/572): «Эти хадисы слабые!» Во-первых, это мнение человека, который не является специалистом в данной области знаний. Во-вторых, такой вывод вступает в противоречие с результатами научных исследований, с мнением целого ряда ученых-богословов, признавших эти хадисы достоверными и хорошими, и, наконец, с заключением имама аз-Захаби о правомерности запрета, о чем свидетельствуют все собранные в этом разделе хадисы. В авангарде имамов, признавших эти хадисы достоверными, стоит Исхак ибн Рахавейх. Того же мнения отностельно этих хадисов придерживались жившие после него ранние и поздние ученые-богословы, такие как ат-Тирмизи, Ибн Хиббан, Ибн Хазм, ад-Дыйа, аль-Мунзири, Ибн аль-Муляккин, Ибн Дакик аль-Ид, Ибн Хаджар и многие другие, имена которых не упомянуты здесь. Смотри, например, книгу «аль-Ирва» (7/65‑70).

[30] Этот хадис со слов Абу Саида аль-Худри приводят Муслим (1/171), Ибн Аби Шейба в «аль-Мусаннаф» (1/51/2), Ахмад (3/28), Абу Нуэйм в «ат-Тыбб» (2/12/1) – дополнение в квадратных скобках приводится в его варианте, а также другие авторы. Мы проанализировали пути передачи данного хадиса в книге «Сахих Сунан Аби Давуд» (№216).

[31] Этот хадис с хорошей цепочкой рассказчиков передали Абу Давуд, ан-Насаи в «Ишрат ан-Ниса» (79/1), ат-Табарани (6/96/1), а также Абу Нуэйм в «ат-Тыбб» (2/12/1). Ибн Хаджар назвал этот хадис сильным. Я подробно рассказывал об этом хадисе в книге «Сахих ас-Сунан» (№215).

[32] Этот хадис в одноименных сочинениях «ас-Сахих» передали аль-Бухари, Муслим и Абу Авана. Мы приводим этот хадис в варианте Муслима. Дополнение к хадису, заключенное в квадратные скобки, приводится у Муслима, а также в одном из вариантов хадиса у аль-Бухари. Аль-Бухари озаглавил главу, в которой приводится этот хадис, словами: «Глава о купании мужчины вместе со своей супругой». Ибн Хаджар в «аль-Фатх» (1/290) сказал следующее: «Ад-Давуди, используя этот хадис в качестве аргумента, считал дозволенным, чтобы мужчина видел гениталии своей жены, и, наоборот, чтобы женщина видела гениталии мужа. Этот вывод подтверждается рассказом Ибн Хиббана со слов Сулеймана ибн Мусы, у которого однажды спросили: “Можно ли мужчине видеть гениталии своей жены?” Сулейман ответил: “Я спросил Ату, а он ответил: «Я спрашивал об этом Аишу, и она сказала…»”, и далее идет сходный по смыслу хадис, который является главным аргументом по этому вопросу».

Это свидетельствует о ложности высказывания, приписываемого Аише, да будет доволен ею Аллах: «Я ни разу не видела гениталий Посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха». Этот хадис передал ат-Табарани в «ас-Сагир» (стр. 27). Со слов ат-Табарани это высказывание Аиши передали Абу Нуэйм (8/247) и аль-Хатыб (1/225). Одним из рассказчиков этого хадиса является Барака ибн Мухаммад аль-Халяби, который являлся лжецом и выдумщиком. Именно поэтому Ибн Хаджар в «аль-Лисан» относит это сообщение к числу выдумок Бараки.

У этого хадиса есть еще один путь передачи, который приводится у Ибн Маджи (1/226 и 593) и Ибн Са’да (8/136). Здесь фигурирует имя некой вольноотпущенницы Аиши. Личность этой вольноотпущенницы не установлена, и поэтому аль-Бусэйри в своем сочинении «аз-Заваид» посчитал цепочку рассказчиков этого пути передачи данного хадиса слабой.

Есть также третий путь передачи этого хадиса, который привел Абу аш-Шейх в сочинении «Ахляк ан-Набийй, салля-л-Лаху алейхи ва-саллям» (стр. 251). Здесь фигурируют имена слабого рассказчика Абу Салиха, другое имя которого – Базам, и лжеца Мухаммада ибн аль-Касима аль-Асади.

Таким же слабым является хадис: «Если кто-либо из вас вступает в интимную связь со своей супругой, то пусть прикроется. И пусть супруги не обнажаются друг перед другом во время сношения подобно тому, как обнажаются дикие ослы». Ибн Маджа (1/592) приводит это сообщение со слов Утбы ибн Абда ас-Сулями. В цепочке его рассказчиков фигурирует имя аль-Ахваса ибн Хакима, являющегося слабым рассказчиком. Именно из-за него аль-Бусэйри назвал этот хадис слабым. У этого хадиса имеется еще один порок: одним из его рассказчиков является аль-Валид ибн аль-Касима аль-Хамадани, передававший его от аль-Ахваса. Аль-Валид слыл ненадежным рассказчиком. Его считали слабым Ибн Маин и другие ученые. Ибн Хиббан сказал об аль-Валиде следующее: «Он стоял особняком среди надежных рассказчиков, передавая хадисы, не похожие на их хадисы, и перестал быть тем, к кому прибегают за доказательством». Ссылаясь на вышеизложенное, аль-Ираки в «Тахридж аль-Ихйа» (2/46) признал цепочку рассказчиков этого хадиса слабой. Ан-Насаи в «Ишрат ан-Ниса» (1/79/1), аль-Mухлис в «аль-Фаваид аль-Мунтака» (10/13/1) и Ибн Адийй (149/2 и 201/2) приводят это же сообщение со слов Абдуллаха ибн Сарджиса. Ан-Насаи сказал об этом хадисе следующее: «Это – непризнанный хадис, который не передавал никто, кроме Садаки ибн Абдуллаха (одного из его рассказчиков), который является слабым рассказчиком».

Этот же хадис передали Ибн Аби Шейба (7/70/1) и Абд ар-Раззак (6/194/10467) со слов Абу Килябы, передавшем его непосредственно от Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Однако этот хадис является слабым, поскольку среди его рассказчиков отсутствует имя сподвижника, передавшего данный хадис от Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Этот же хадис, но уже со слов Ибн Мас’уда приводят ат-Табарани (3/78/1), Ахмад ибн Мас’уд в своей книге «аль-Ахадис» (39/1‑2), аль-Укэйли в «ад-Дуафа» (433), аль-Батыркани в своем труде «аль-Хадис» (156/1) и аль-Бейхаки в своем сборнике «ас-Сунан» (7/193). Аль-Бейхаки счел этот хадис слабым, заметив: «Этот хадис передается лишь через Мандаля ибн Али, а он не слывет надежным рассказчиком». Затем аль-Бейхаки привел этот же хадис со слов Анаса и заключил: «Этот хадис непризнан». Этот же хадис передал Абд ар-Раззак (6/194/10469 и 10470).

Что касается другого хадиса: «Если кто-либо из вас совокупляется со своей супругой или невольницей, то ему не следует смотреть на ее гениталии, так как это приводит к слепоте», – то он является полнейшим вымыслом, как об этом сообщили имам Абу Хатим ар-Рази и Ибн Хиббан. К такому же выводу пришли Ибн аль-Джаузи, Абд аль-Хакк в своем труде «аль-Ахкам» (143/1), а также Ибн Дакик аль-Ид в «аль-Хуляса» (118/2). Я разъяснил слабость этого хадиса в своей работе «аль-Ахадис ад-Даифа ва-ль-Маудуа ва-Асаруха ас-Сеййи фи аль-Умма» («Слабые и вымышленные хадисы и их отрицательное влияние на мусульманскую общину») (№195).

[33] Ибн Урва аль-Ханбали в «аль-Кавакиб» (575/29/1) по этому поводу сказал: «На основании этого хадиса и мужу, и жене дозволено видеть любой участок тела супруга и прикасаться к нему. Даже половые органы не являются исключением в этом вопросе. Поскольку супругам дозволено наслаждаться половыми органами друг друга, им также дозволено смотреть на них и касаться их, как любого другого участка тела. Той же позиции придерживался Малик и другие ученые. Ибн Са’д передавал следующие слова аль-Вакиди: “Я сам слышал от Малика ибн Анаса и Ибн Аби Зи’ба, что они не считали грехом, то, что муж видит наготу жены, а жена видит наготу мужа”». Затем Ибн Урва сказал: «Все же смотреть на половые органы нежелательно, так как Аиша сказала: “Я не видела гениталий посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха”». Ибн Урва не знал о том, что цепочка рассказчиков этого хадиса слабая. О причинах, по которым ее следует признать слабой, было сказано выше.

[34] Этот хадис приводят авторы одноименных сборников «ас-Сунан», за исключением ан-Насаи, который цитирует его в другом своем сочинении – «аль-Ишра» (76/1). Этот хадис также приводят ар-Руйани в «аль-Муснад» (27/169/1‑2, 171/1, 2), Ахмад (5/3‑4) и аль-Бейхаки (1/199). Здесь хадис приведен в версии Абу Давуда (2/171). Цепочка рассказчиков этого хадиса хорошая. Аль-Хаким назвал его достоверным, и с ним согласился аз-Захаби. Ибн Дакик аль-Ид назвал этот хадис сильным в сочинении «аль-Илмам» (126/2).

Ан-Насаи озаглавил главу, в которой приведен данный хадис, словами: «Может ли женщина смотреть на половые органы супруга». Аль-Бухари привел этот хадис в качестве примечания в своем сборнике «ас-Сахих», в «Главе о купании в одиночестве в укромном месте, будучи обнаженным, и о том, что лучше прикрывать наготу во время купания». Затем он привел хадис Абу Хурейры, в котором сообщается, что пророки Муса и Эййуб, мир им, совершали купание в уединении, будучи обнаженными. Тем самым аль-Бухари указал на то, что слова из хадиса: «Аллах более чем люди, заслуживает того, чтобы Его стыдились», означают, что прикрытие наготы в одиночестве является более предпочтительным и желательным, но не является обязательным, как это может показаться на первый взгляд. Аль-Манави писал: «Шафииты полагают, что это высказывание следует воспринимать как рекомендацию. Одним из тех, кто придерживался подобного мнения, был Ибн Джарир. Он истолковал этот хадис в книге «аль-Асар» как рекомендацию, сказав: «Это так, поскольку ни одно творение, обнажено оно или нет, не сможет скрыться от всевышнего Аллаха».

Ибн Хаджар также высказал подобные соображения. Желающие могут обратиться его к сочинению «аль-Фатх» (1/307).

[35] Этот хадис в своих одноименных сочинениях «ас-Сахих» приводят аль-Бухари, Муслим и Абу Авана. Мы проанализировали пути передачи этого хадиса в книге «Сахих Сунан Аби Давуд» (№ 218).

[36] Этот хадис приводят Абу Давуд, ан-Насаи и ат-Тирмизи в своих одноименных сборниках «ас-Сахих», а также Ибн Асакир (13/223/2). Второй вариант хадиса принадлежит Абу Давуду. Цепочка его рассказчиков достоверная, как я пояснил в книге «Сахих Аби Давуд» (№ 217). Третий вариант принадлежит Муслиму, Абу Аване и аль-Бейхаки (1/210), а последний приводится у Ибн Хузеймы и Ибн Хиббана в их одноименных сочинениях «ас-Сахих», как об этом сообщается в «ат-Тальхис» (2/156). Последняя версия хадиса указывает на необязательность омовения в указанных обстоятельствах, и с таким выводом согласно большинство ученых. В следующем разделе мы более подробно остановимся на этом вопросе. Следует принять во внимание то, что если омовение перед сном не является обязательным для человека, находящегося в состоянии полового осквернения, то оно, тем более, не обязательно для того, кто не пребывает в подобном состоянии!

[37] Ибн аль-Асир сказал: «”Халюком” называется известное благовоние, изготовленное из смеси шафрана с другими видами благовоний. Запрет на него [для мужчин] связан с тем, что подобное благовоние используется исключительно женщинами».

[38] Это – хороший хадис, два пути передачи которого приводит Абу Давуд в своем сборнике «ас-Сунан» (2/192‑193). Ахмад, ат-Тахави и аль-Бейхаки привели один из двух упомянутых путей этого хадиса. Ат-Тирмизи и другие ученые считали цепочку рассказчиков этого хадиса достоверной. Однако это утверждение сомнительно, что я и отметил в своем исследовании «Даиф Сунан Аби Давуд» (№ 29). Однако в пользу первого пути, текст которого мы привели в данной книге, свидетельствуют два хадиса, переданных аль-Хейсами в его сочинении «аль-Маджма» (5/156). На этом основании я посчитал этот хадис хорошим. Один из этих двух хадисов передал ат-Табарани в «аль-Кабир» (3/143/2) со слов Ибн Аббаса.

[39] Ибн Хиббан передал этот хадис в своем произведении «ас-Сахих» (232 – издательство «Маварид») со слов своего шейха Ибн Хузеймы. Ибн Хаджар в своем сочинении «ат-Тальхис» относит этот хадис к «ас-Сахиху» Ибн Хузеймы, как было указано выше. Затем Ибн Хаджар замечает: «Основа этого хадиса имеется в одноименных  сборниках “ас-Сахих” аль-Бухари и Муслима без дополнения: “если пожелает”». Однако в сборнике Муслима «ас-Сахих» этот хадис приводится именно с таким дополнением, как это было отмечено нами выше. (См. сноску № 36). Это является явным доказательством того, что омовение перед сном для человека, оскверненного половым актом, не является обязательной процедурой, вопреки мнению захиритов.

[40] Этот хадис приводят Ибн Аби Шейба (1/45/1), авторы сборников «ас-Сунан», за исключением ан-Насаи, который приводит его в «аль-Ишра» (79‑80), а также ат-Тахави, ат-Тайалиси, Ахмад, аль-Багави в «Хадис Али ибн аль-Джа’д» (9/85/1 и 11/114/2), Абу Йа’ля в своем «аль-Муснаде» (224/2), аль-Бейхаки и аль-Хаким. Аль-Бейхаки и аль-Хаким признали этот хадис достоверным, и это действительно так, что я и пояснил в книге «Сахих Аби Давуд» (№ 223). Афиф ад-Дин Абу аль-Маали в своем сочинении «Ситтун хадисан» (№ 6) приводит этот хадис в следующем изложении:

«Если он просыпался в конце ночи, и у него возникала потребность в совокуплении с женами, то он шел к ним, а затем купался». В цепочке рассказчиков этого хадиса фигурирует имя Абу Ханифы, да смилуется над ним Аллах.

Ибн Аби Шейба передал с хорошей цепочкой рассказчиков слова Ибн Аббаса: «Если мужчина совершил половой акт, а затем хочет повторить его, то не будет бедой, если он отложит купание на потом». Саид ибн аль-Мусеййиб сказал: «Если человек, находящийся в состоянии полового осквернения, пожелает, он может лечь спать до того, как совершит омовение». Цепочка рассказчиков этого предания достоверна.

Мнение о том, что омовение перед сном для человека, находящегося в состоянии полового осквернения, не является обязательным, разделяло большинство ученых.

[41] Ибн Аби Шейба (2/173/2) передал этот хадис со слов аш-Ша’би, передавшего его со слов Масрука, который, в свою очередь, рассказал его со слов Аиши. Цепочка рассказчиков этого хадиса достоверна. Данный хадис является веским свидетельством в пользу хадиса, приведенного непосредственно до него. Его также передали Ахмад (6/101 и 254) и Абу Йа’ля в своем труде «аль-Муснад» (224/1). Я также обнаружил еще один путь, по которому передавался этот хадис.

[42] Аль-Бейхаки (1/200) передал этот хадис от Ассама ибн Али, передавшего его со слов Хишама, который передал его со слов своего отца, рассказавшего его со слов Аиши. Ибн Хаджар сказал в «аль-Фатх» (1/313): «У этого хадиса хорошая цепочка рассказчиков».

Ибн Аби Шейба (1/48/1) передал этот же хадис со слов Ассама, но уже от имени самой Аиши, а не от имени Пророка, мир ему и благословение Аллаха, о мужчине, который осквернился половым актом ночью и хочет перейти ко сну. Аиша говорила следующее: «Он может совершить омовение или очиститься песком». Цепочка рассказчиков этого предания достоверна.

Этот же хадис со слов Пророка, мир ему и благословение Аллаха, со слов Хишама ибн Урвы передал Исмаиль ибн Аййаш. Так выглядит этот хадис в его изложении: «Если он совершал половой акт с какой-нибудь из своих жен, и затем ленился вставать с ложа, то он бил ладонью о стену и совершал омовение песком». Эту версию данного хадиса со слов Бакиййи ибн аль-Валида, передавшего его со слов Исмаиля ибн Аййаша, передал ат-Табарани в «аль-Авсат» (9/1, приложения). При этом ат-Табарани заметил: «Никто, кроме Исмаиля, не передавал этот хадис со слов Хишама». Однако известно, что Исмаиль слыл слабым рассказчиком хадисов, передаваемых со слов хиджазцев, каковым и является хадис в данном изложении. В то же время факт передачи этого хадиса со слов Хишама Ассамом ибн Али, являвшегося, как уже говорилось, надежным рассказчиком, опровергает утверждение ат-Табарани о том, что никто, кроме Исмаиля, не передавал этот хадис со слов Хишама.

[43] Этот хадис передали Муслим (1/171), Абу Авана (1/278) и Ахмад (6/73 и 149).

[44] Аш-Шаукани в «Фатх аль-Кадир» (1/200) сказал: «По поводу запрета на сношение с женщиной во время менструации нет никаких разногласий между богословами. Этот запрет известен как неотъемлемое установление религии».

[45] То есть они причиняют страдания женщине. Аль-Куртуби (3/85) и некоторые другие ученые полагали, что страдания причиняет запах менструальной крови. Ас-Сеййид Рашид Рида, да смилуется над ним Аллах, (2/362) в этой связи говорил: «Данные слова Всевышнего следует воспринимать буквально, так как это подтверждается медициной. Поэтому не следует отказываться от подобного толкования». Таким образом он имел ввиду, что под страданиями в данном аяте подразумевается телесное недомогание женщины. Он сказал: «Половой акт с женщиной во время месячных приносит ей боль и наносит ущерб ее здоровью. И если мужчина избавлен от недуга такого рода, его вряд ли избежать женщине. Половой акт беспокоит детородные органы женщины, когда она не готова к нему и не способна на него, так как ее организм занят выполнением другой естественной функции, а именно – выделением крови».

[46] Под словом «очистятся» в данном случае подразумевается окончание выделения менструальной крови, так как здесь использован арабский глагол «тахура» («очиститься»). Здесь имеется ввиду очищение, не зависящее от воли самой женщины, в отличие от очищения, упомянутого Всевышним в словах: «А когда они очистятся…». Здесь под очищением подразумевается действие самой женщины, а именно – использование ею воды для очищения, так как  в данном случае использован арабский глагол «татаххара» («самоочиститься»). Этот вопрос будет подробно рассмотрен в 17-ом разделе.

[47] Сура «аль-Бакара», 222.

[48] Это – достоверный хадис, переданный авторами одноименных сборников «ас-Сунан» и другими учеными, как указывалось выше в 6-ом разделе (сноска № 29).

[49] Этот хадис передали Муслим и Абу Авана в одноименных сочинениях «ас-Сахих», а также Абу Давуд. (См. «Сахих Сунан Аби Давуд», хадис № 250).  В данном случае хадис приводится в версии Абу Давуда.

[50] Динар – золотая монета, которая во времена пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, весила один мискаль. Это эквивалентно 4,25 г чистого золота. – Прим. Ред.

[51] Этот хадис с достоверной цепочкой рассказчиков, отвечающей требованиям аль-Бухари, приводят авторы одноименных сборников «ас-Сунан», ат-Табарани в «аль-Му’джам аль-Кабир» (3/14/1, 146/1 и 148/2), Ибн аль-А’раби в  своем произведении «аль-Му’джам» (15/1 и 49/1), ад-Дарими, аль-Хаким и аль-Бейхаки. Аль-Хаким признал цепочку рассказчиков этого хадиса достоверной, и с ним согласились аз-Захаби, ибн Дакик аль-Ид, Ибн ат-Туркмани, Ибн аль-Кэййим, Ибн Хаджар аль-Аскалани, что я и разъяснил в книге «Сахих Сунан Аби Давуд» (256). С ним также согласился Ибн аль-Муляккин в книге «Хулясат аль-Бадр аль-Мунир». Имам Ахмад раньше упомянутых выше ученых признал надежной цепочку рассказчиков этого хадиса и считал необходимым придерживаться его смысла. Абу Давуд в «аль-Масаил» (26) сказал: «Однажды я слышал, как имама Ахмада спросили о мужчине, совокупившимся с женой во время менструации. Ахмад сказал: “Как же хорошо об этом (т.е. об этом мужчине) сказано в хадисе Абд аль-Хамида!” Я спросил: “Ты придерживаешься этого мнения?” Ахмад ответил: “Да. Это – искупление”. [Я спросил]: “Так динар или полдинара?” Он ответил: “Как угодно”».

Многие другие праведные предшественники, имена которых аш-Шаукани приводит в «ан-Нейль» (1/244), считали необходимым поступать в соответствии со смыслом данного хадиса. Аш-Шаукани также признал цепочку рассказчиков этого хадиса надежной.

Выбор между динаром или половиной динара, вероятно, зависит от того, каково материальное положение подателя милостыни, на что явно указывает одна из версий данного хадиса, пусть даже цепочка ее рассказчиков и является слабой. А лучше всего об этом известно Аллаху. Такой же слабой является и другая версия данного хадиса, в которой делается различие между совокуплением, совершенным в момент выделения крови, и совокуплением, совершенным после того, как женщина очистилась от менструации, но не искупалась. Тект этой версии данного хадиса приводится в 17-ом разделе этой книги. (См. сноску № ).

[52] Этот хадис является фрагментом хадиса Анаса ибн Малика, который приводился в 14-ом разделе.

[53] Изаром называется кусок материи, которым опоясываются вокруг пояса. – Прим. Ред.

[54] Этот хадис в одноименных сочинениях «ас-Сахих» приводят аль-Бухари, Муслим и Абу Авана. Его также передал Абу Давуд. В данном случае хадис приводится в версии Абу Давуда («Сахих Сунан Аби Давуд», хадис № 260).

В «ан-Нихайа» сказано: «Под прикосновением в данном случае подразумевается половая близость. Глагол “башара” (“прикасаться”) происходит от существительного “башара” (“кожа”) и означает соприкосновение кожи мужчины с кожей женщины. Этот глагол часто используется в значении “иметь половое сношение”, как во влагалище, так и вне него».

Совершенно очевидно, что этот глагол использован в данном хадисе в значении «иметь половое сношение вне влагалища». Этого мнения придерживалась и сама Аиша, да будет доволен ею Аллах. Ас-Сахба бинт Карим рассказывала: «Однажды я спросила у Аиши: “Что дозволено мужчине, когда у женщины менструация?” Аиша ответила: “Все что угодно, кроме совокупления”». Это высказывание Аиши передал Ибн Са’д (8/485). Также достоверно известно о том, что она придерживалась аналогичного мнения и в отношении постящегося. Об этом подробно говорится в книге «Силсилят аль-Ахадис ас-Сахиха» (том 1, хадисы № 220 и № 221).

[55] Этот хадис передал Абу Давуд («Сахих Сунан Аби Давуд», хадис № 262), и в данном случае хадис приводится в его версии. Цепочка рассказчиков этого хадиса является достоверной и отвечает требованиям Муслима. Ибн Абд аль-Хади также назвал цепочку рассказчиков данного хадиса достоверной, а Ибн Хаджар и аль-Бейхаки (1/314) сочли ее надежной. Дополнение в квадратных скобках приводится в версии аль-Бейхаки.

[56] Такого мнения придерживался Ибн Хазм (10/81). Он передал высказывание Аты и Катады, считавших, что если по окончании менструации женщина увидела, что кровотечения больше нет, она должна вымыть свои половые органы и после этого становится дозволенной для супруга. В книге «Бидайат аль-Муджтахид» (1/44) говорится о том, что аль-Аузаи придерживался такого же мнения. Ибн Хазм сказал: «Мы привели высказывание Аты о том, что если женщина увидела, что кровотечения больше нет, и совершила омовение, то ее супругу разрешено совокупиться с ней. Такого же мнения придерживался Абу Сулейман и все приверженцы захиритского мазхаба». Ибн Аби Шейба в «аль-Мусаннаф» (1/66) приводит то же сообщение от Аты.

Ибн аль-Мунзир передал, что Муджахид и Ата утверждали следующее: «Если женщина увидела, что кровотечения больше нет, то нет греха, если она омоет половые органы водой и муж совокупится с ней до того, как она искупалась». Это сообщение Ибн аль-Мунзира передал аш-Шаукани (1/202.)

Ибн Касир (1/260) сказал:

«Все ученые единогласны во мнении относительно того, что если регулы у женщины прекратились, то она не может быть дозволенной для своего супруга до тех пор, пока не искупается, или совершит очищение песком, если невозможно искупаться, соблюдая при этом все условия подобного очищения. Этого мнения придерживались все, кроме Абу Ханифы, да смилуется над ним Аллах, который считал, что если по истечении крайнего срока менструации, который, по его мнению, равен десяти дням, кровотечение прекратилось, то женщина может считаться дозволенной только лишь потому, что кровотечение прекратилось, и купаться для нее необязательно».

Вышеприведенное утверждение Ибн Касира о том, что подобного мнения придерживались все ученые, кроме Абу Ханифы, не соответствует истине. Да и как можно согласиться с ним, зная, что три великих ученых из числа учеников сподвижников Пророка, мир ему и благословение Аллаха, Муджахид, Катада и Ата считали, что мужчине дозволено совокупиться с женой по окончании месячных, даже если она не искупалась?! Здравомыслящий человек увидит в этом поучительный пример того, что нельзя поспешно утверждать о том, что по какому-то вопросу существует единодушное мнение всех ученых, так как узнать мнение всех практически невозможно. Не стоит также поспешно подтверждать слова тех, кто утверждает об этом, тем более, если их высказывания противоречат Сунне или другим шариатским доказательствам.

Что же касается мнения Абу Ханифы, приведенного Ибн Касиром, то его приводят многие авторы, сопровождая его комментариями, опровергающими правильность этого суждения. Ибн Хазм охарактеризовал его так:

«Нет суждения, более несостоятельного, чем это, так как оно не имеет под собой ни единого аргумента. Нам не известен кто-либо еще, кто высказывал бы аналогичное мнение ни до Абу Ханифы, ни после него, кроме тех, кто слепо подражают ему».

Аль-Куртуби сказал (3/79):

«Это суждение абсолютно безосновательно».

Поэтому ас-Сеййид Рашид Рида сказал:

«Это суждение содержит в себе странные подробности».

Дело в том, что благословенный и всевышний Аллах разрешил мужьям вступать в половую связь с женами, при условии, что жены самоочистятся, то есть омоются водой. Как уже говорилось выше, самоочищение женщины является дополнительным условием, сверх условия очиститься от менструации. Поэтому нельзя отменять это условие или делать из него исключение, утверждая, что очищаться необходимо только лишь, если менструация прекратилась раньше десяти дней. Все это не более чем личное мнение самого Абу Ханифы, да смилуется над ним Аллах. Мы не имеем права действовать согласно этому мнению, так как оно противоречит абсолютному смыслу коранического аята. К тому же, достоверно сообщается о том, что Абу Ханифа, да смилуется над ним Аллах, сказал:

«Никому не дозволено принимать наши слова, не зная источник, из которого мы их взяли. Ведь все мы люди: сегодня говорим одно, а завтра отказываемся от своих слов». (С анализом путей передачи этого высказывания Абу Ханифы можно ознакомиться в нашей книге «Описане молитвы пророка» (стр. 28-29 издательскиий дом «Ummah»)).

Разве мы можем руководствоваться словами Абу Ханифы, если знаем, что они противоречат доказательствам из Корана и Сунны?!

Следует также учесть следующее: мы утверждаем, что женщина может просто смыть кровь, совершить омовение или искупаться, так как значение слова «очищение» (араб. «татаххур») может включать в себя все три вышеперечисленных действия. Ибн Хазм сказал:

«Между учеными нет разногласия относительно того, что омовение является очищением. Мытье половых органов водой также является очищением. Мытье всего тела – это тоже очищение. Следовательно, если женщина заметила, что кровотечение прекратилось, и совершила очищение любым из этих способов, она считается дозволенной для своего супруга».

Именно в своем втором значении – омовение срамного места водой – это слово встречается в другом аяте Всевышнего: «Мечеть, которая с первого дня была основана на богобоязненности, больше заслуживает того, чтобы ты выстаивал в ней. В ней есть мужи, которые любят очищаться. Воистину, Аллах любит очищающихся» (Сура «ат-Тауба», 108). В данном случае под очищением подразумевается омывание анального отверстия от экскрементов. В достоверном хадисе сообщается о том, что после того как был ниспослан этот аят, посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, обратился к жителям местечка Куба с такими словами:

«Воистину, благословенный и всевышний Аллах воздал вам прекрасную хвалу за очищение в рассказе о вашей мечети. Что же это за очищение, которое вы совершаете?» Люди ответили: «Клянемся Аллахом, о посланник Аллаха! Нам ничего неизвестно. Однако рядом с нами жили соседи из числа иудеев, которые подмывали зад, очищаясь от экскрементов. И мы стали омываться так же, как они». Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Это именно то, о чем говорится в аяте. Поэтому продолжайте делать так же». Аль-Хаким и аз-Захаби признали этот хадис достоверным. В своей книге «ас-Самар аль-Мустатаб фи Фикх ас-Сунна ва-ль-Китаб», в разделе «Превосходство мечети Пророка, мир ему и благословение Аллаха», я проанализировал пути передачи этого хадиса и поделился собственными соображениями на этот счет.

Слово «очищение» в том же значении встречается в хадисе, переданном со слов Аиши, да будет доволен ею Аллах: «Одна женщина задала Пророку, мир ему и благословение Аллаха, вопрос о купании после окончания менструации, и он объяснил ей, как это следует делать, сказав: “Возьми кусок ваты, пропитанной мускусом, и очисться им”. Она спросила: “Как же мне очиститься?” Он сказал: “Очисться им”. Она снова спросила: “Как?” И тогда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, воскликнул: “Преславен Аллах! Очисться!” Тогда я подозвала ее к себе и сказала: “Протри им те места, где остались следы крови”». Этот хадис передали аль-Бухари (1/229‑330), Муслим (1/179) и другие.

Таким образом, нет никаких доказательств на то, что под очищением в словах великого и славного Аллаха: «А когда они очистятся…»  подразумевается только лишь купание. Данный аят имеет общий смысл и охватывает все три значения, упомянутые выше. Какой бы из этих способов не использовала женщина, у которой прекратилась менструация, она становится дозволенной для своего супруга. Из всей Сунны я не знаю ни одного хадиса, который бы непосредственно касался этого вопроса, кроме хадиса, переданного со слов Ибн Аббаса о том, что Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал:

«Если кто-либо из вас совершил совокупление с женщиной, во время менструации, то пусть он раздаст в качестве милостыни один динар. Если же кто-либо из вас совершил совокупление с женщиной после того, как менструация завершилась, но до того как она искупалась, то пусть он раздаст в качестве милостыни половину динара». Однако этот хадис слабый, так как в цепочке его рассказчиков фигурирует имя Абд аль-Карима ибн Аби аль-Мухарика Абу Умеййи, которого ученые единодушно признали слабым рассказчиком. Как мне удалось доказать в книге «Сахих Сунан Аби Давуд» (№ 258), глубоко заблуждается тот, кто полагает, что этот Абд аль-Карим – не кто иной, как достоверный передатчик хадисов Абд аль-Карим аль-Джазари Абу Саид аль-Харрани. К тому же разные рассказчики этого хадиса передают его текст в разных противоречащих друг другу вариантах, в силу чего мы не можем использовать этот хадис в качестве полноценного аргумента даже в том случае, если бы цепочка его рассказчиков была достоверной. Как же тогда можно опираться на него, зная, что она слабая?!

[57] Сура «аль-Бакара», 222.

[58] Этот хадис передали аль-Бухари (9/250), Муслим (4/160) – вторая версия хадиса приводится в его изложении, ан-Насаи в «аль-Ишра» (82/1), ат-Тирмизи (2/193), признавший данный хадис достоверным, а также аль-Багави ‑ в книге «Хадис Али ибн аль-Джа’д» (8/76/2).

[59] Этот хадис с достоверной цепочкой рассказчиков приводят ан-Насаи в «аль-Ишра» (81/1‑2), а также Абу Давуд (1/238), ат-Тахави в «аль-Мушкиль» (2/371), ат-Тирмизи (2/193) и Ахмад (3/33, 51 и 53).

В пользу этого хадиса свидетельствует хадис, переданный со слов Абу Хурейры, который передали Абу Йа’ля (284/1) и аль-Бейхаки (7/230) с хорошей цепочкой рассказчиков.

[60] Этот хадис приводят Муслим (4 / 160), Абу Давуд (1 / 339), аль-Байхаки (7 / 229) и Ахмад (3 / 312, 386).

[61] Об этом упомянул Ибн Хаджар в «аль-Фатх».

[62] Это высказывание Пророка, мир ему и благословение Аллаха, открывает причину, по которой мужчинам повелено жениться на любящих и часто рожающих женщинах. При этом необходимо сочетание сразу двух условий – женщина должна быть и любящей, и способной дать потомство. В противном случае, женщина, испытывающая влечение к мужчине, но не способная дать потомство, станет ненужной своему супругу, а женщина, способная родить ребенка, но не испытывающая влечения к мужчине, не сможет удовлетворить потребности мужа. См. «Фейд аль-Кадир».

[63] Это – достовереный хадис, переданный Абу Давудом (1/320), ан-Насаи (2/71) и аль-Махамили в «аль-Амали» (№ 21 в имеющейся у меня рукописи) со слов Ма’киля ибн Йасара. Аль-Хаким (2/162) признал этот хадис достоверным, и сним согласился аз-Захаби. Тот же хадис передали также Ахмад (3/158), Саид ибн Мансур, ат-Табарани в «аль-Аусат» (о чем говорится в «аз-Заваид») (162/1) и аль-Бейхаки (7/81) со слов Анаса. Ибн Хиббан (1228) признал этот вариант хадиса достоверным. Аль-Хейсами (4/258) сказал: «Цепочка рассказчиков этого хадиса хорошая». В этом его высказывании есть некоторые сомнения, что я и разъяснил в «Ирва аль-Галиль» (1811). Этот хадис в изложении от Анаса мы привели выше в предисловии.

Этот же хадис передали Абу Мухаммад ибн Ма’руф в своей книге «аль-Джуз» (131/2) и аль-Хатыб в своем сочинении «ат-Тарих» (12/377) со слов Ибн Умара. Как утверждал ас-Суйути в «аль-Джами аль-Кабир» (3/351/1), цепочку рассказчиков этого хадиса можно признать хорошей. Ахмад (№ 6598) также передал подобный хадис от Ибн Умара. Цепочка рассказчиков этого хадиса является хорошей, так как существуют другие хадисы, свидетельствующие в его пользу.

[64] Этот хадис передали Муслим (4/161), ат-Тахави в «аль-Мушкиль» (2/370‑371), Ахмад (6/361 и 434) и аль-Бейхаки (7/231) со слов Саида ибн Аби Эййуба, рассказавшего этот хадис со слов Абу аль-Асвада, передавшего его со слов Урвы, который передал его со слов Аиши, которая, в свою очередь, передала его со слов Джузамы бинт Вахб.

Необходимо заметить, что утверждение аш-Шаукани (6/169) о том, что этот хадис передавался исключительно через Саида ибн Аби Эййуба – не что иное, как явное заблуждение. Этот хадис передавали также Хайва ибн Шурейх и Йахйа ибн Эййуб у ат-Тахави, а также Ибн Ляхиа у Ахмада. Причем все трое передавали его со слов Абу аль-Асвада. На этом основании Ибн Хаджар в «аль-Фатх» (9/254) пришел к следующему заключению: «Этот хадис достоверен, и в этом нет никакого сомнения».

Кое-кто полагает, что данный хадис противоречит хадису Абу Саида, приведенному выше, в котором говорится о том, что иудеи утверждали, что вынимать половой член из влагалища во время эякуляции равносильно малому детоубийству. Тогда Пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: «Иудеи лгут! Ибо если Аллах захочет создать ребенка, то тебе не удастся предотвратить это». Однако в действительности, как пояснили ученые-исследователи, между двумя хадисами нет никакого противоречия. Пожалуй, лучше других об этом сказал Ибн Хаджар (9/254):

«Ученые разъяснили, что меджу опровержением слов иудеев о том, что извлечение полового члена из влагалища во время эякуляции равносильно малому детоубийству, и утверждением о том, что это является скрытым детоубийством, как об этом сообщается в хадисе Джузамы, нет никаких противоречий, так как выражение «малое детоубийство» указывает на то, что подобная практика является явным детоубийством, однако менее тяжким, чем погребение живьем уже родившегося младенца. Что же касается высказывания Пророка, мир ему и благословение Аллаха, о том, что извлечение полового члена из влагалища во время эякуляции является скрытым детоубийством, то оно указывает на то, что это действие ни коимобразом не является явным детоубийством, за которое человек может быть привлечен к ответственности.  Он назвал его детоубийством только лишь потому, что оно, также как и явное детоубийство, преследует цель не допустить появления ребенка на свет. Некоторые ученые утверждали, что высказывание «скрытое детоубийство» следует понимать как метафору, поскольку недопущение появления ребенка на свет до его рождения похоже на убиение младенца после его появления на свет».

Ибн аль-Каййим в «ат-Тахзиб» (3/85) сказал:

«Иудеи полагали, что извлечение полового члена из влагалища во время эякуляции равносильно детоубийству, поскольку оно устраняет причину, посредством которой Всевышний сотворяет человека. Но посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, указал на лживость их слов и сообщил о том, что если бы Аллах захотел сотворить ребенка, то никто не смог бы предотвратить это. Что же касается того, что он назвал подобное действие скрытым детоубийством, то это лишь означает, что мужчина извлекает член из влагалища своей супруги, стараясь таким образом избежать зачатия ребенка и стремясь предотвратить его появление на свет. Таким образом, цель, которую он преследует, а также его намерения и умысел совпадают с целью, намерениями и умыслом того, кто лишает жизни новорожденного, закапывая его заживо. Однако в последнем случае имеет место явное умышленное убийство младенца, тогда как в первом случае детоубийство является скрытым, так как человек всего лишь намеревается не допустить появления ребенка на свет».

Метафорический прием, примененный в хадисе, свидетельствует о том, что  извлечение полового члена из влагалища во время эякуляции является нежелательным действием. Однако нельзя использовать этот хадис в качестве аргумента в пользу того, что подобная практика является запрещенной, как это сделал Ибн Хазм. Ученые опровергли его мнение, ссылаясь на то, что данный хадис не содержит в себе запрет в достаточно выраженной форме. Тот факт, что извлечение полового члена из влагалища во время эякуляции названо скрытым детоубийством, автоматически не влечет за собой запрета на подобные действия, о чем также сказано в «аль-Фатх». Ибн Хузейма в  книге «Хадис Али ибн Худжр» (том 3, № 33 – в моей нумерации) передал со слов аль-Алы, как его отец однажды рассказывал: «Как-то раз я спросил Ибн Аббаса об извлечении полового члена из влагалища во время эякуляции, и он не нашел в этом ничего предосудительного». Цепочка рассказчиков этого предания достоверная.

[65] Этот хадис передали Муслим (4/158 и 159), передавший хадис в обеих версиях, ан-Насаи в «аль-Ишра» (82/1), Ибн Манда в «ат-Таухид» (60/2), передавшие хадис в первой версии, и аль-Бухари (9/251‑252), передавший хадис во второй версии.

Комментируя первую версию хадиса, Ибн Хаджар в «аль-Фатх» сказал следующее:

«Хадис указывает на то, что посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, не наложил запрет, но всего лишь указал на то, что все же желательно отказаться от извлечения полового члена из влагалища во время эякуляции, так как оно применяется для того, чтобы избежать появления ребенка. Однако поступать так бесполезно, ведь если Аллах пожелает создать ребенка, то извлечение полового члена из влагалища во время эякуляции не сможет помешать Ему в этом. Мужчина, вынимающий член из влагалища супруги, может даже не почувствовать, что сперма уже излилась. В результате происходит зачатие, после чего на свет появляется ребенок. Ведь все то, что предрешил Аллах, неотвратимо».

В хадисе говорится о единственном способе предотвращения нежелательной беременности, известном в те далекие времена. Сегодня нам известно множество способов, при помощи которых мужчина может полностью воспрепятствовать попаданию семени в детородные органы женщины. К ним относятся перевязка маточных труб, презерватив, надеваемый на половой орган мужчины во время полового акта, и ряд других. Этот и ему подобные хадисы не относятся к подобным способам контрацепции. Но обе причины, по которым мужчине лучше отказаться от извлечения полового члена из влагалища во время эякуляции, о которых мы говорили в начале раздела, в особенности вторая из них, касаются и подобных видов контрацепции, на что следует обратить внимание.

Так или иначе, я считаю, что извлечение полового члена из влагалища во время эякуляции следует считать нежелательным действием лишь до тех пор, пока оно не связано с целями, которые преследуют неверующие. К подобным целям можно отнести, например, стремление избежать материальную нужду в результате многочисленности потомства, опасение за дополнительные траты на детей и их воспитание. Если извлечение полового члена из влагалища во время эякуляции продиктовано именно этими целями, то оно из категории нежелательных действий переходит в категорию действий запрещенных, так как в данном случае мужчина, совершающий это действие, в своих намерениях становится сродни тем неверующим, которые, убивали своих детей, опасаясь бедности и нужды. Совсем другое дело, если женщина больна, и врач опасается, что беременность может усугубить протекание болезни. В этом случае она может временно применять средства контрацепции. Однако если болезнь опасна и может привести к летальному исходу, то только в этом случае разрешается и даже становится обязательной перевязка маточных труб ради сохранения жизни женщины. А лучше всех об этом известно Аллаху!

[66] Этот хадис передали Муслим (3/82), в данном случае хадис приводится в его версии, а также ан-Насаи (78/2) в «Ишрат ан-Ниса» и Ахмад (5/167-168 и 178). Все дополнения в квадратных скобках, кроме последнего, приводятся в версии Ахмада. Цепочка рассказчиков этой версии хадиса является достоверной и соответствует требованиям Муслима. Последнее дополнение в квадратных скобках приводится в версии ан-Насаи.

Ас-Суйути в книге «Изкар аль-Азкар» сказал:

«Поверхностный смысл этого хадиса указывает на то, что совокупление является пожертвованием даже в том случае, если кто-либо из супругов не имел намерения благодаря нему оградить себя от запретного».

Вероятно, здесь подразумевается всякое совокупление с женой, однако я считаю, что для того, чтобы каждое совокупление считалось пожертвованием, человек должен вознамериться оградить себя от запретного непосредственно при заключении брачного договора, о чем было сказано в начале этой главы. А лучше всего об этом известно Аллаху!

[67] Этот хадис с достоверной цепочкой рассказчиков передали Ибн Са’д (8/107) и ан-Насаи в «аль-Валима» (66/2).

[68] Этот хадис, рассказанный Абу аз-Зубейром со слов Джабира, передали через несколько путей передачи аль-Хаким (4/288), в данном случае хадис приводится в его версии, ат-Тирмизи, ан-Насаи, передавший часть данного хадиса, а также Ахмад (3/339) и аль-Джурджани (150). Аль-Хаким сказал: «Этот хадис достовереный и соответствует требованиям Муслима». Того же мнения был и аз-Захаби. Ат-Тирмизи сказал: «Это – хороший хадис». В пользу этого хадиса свидетельствует множество других хадисов, ознакомиться с которыми можно в книге «ат-Таргиб ва-т-Тархиб» (1/89‑91). Этот хадис передали также ат-Табарани в «аль-Аусат» (10‑11, в дополнениях) и аль-Баганди в «Муснад Умар» (стр. 13). Ат-Табарани также передал этот хадис со слов Абу Эййуба, Абу Саида и Ибн Умара. Ибн Асакир (4/303/2) передал его со слов Абу Хурейры.

[69] Этот хадис с двумя цепочками рассказчиков передали Ахмад (6/361‑362) и ад-Дуляби (2/134) со слов Умм ад-Дарды. Одна из этих цепочек достоверна. Аль-Мунзири признал данную цепочку надежной.

Данный хадис свидетельствует о том, что в те времена баня была известна жителям Хиджаза. Однако в некоторых хадисах сказано:

«Вам будут открыты чужие земли. Вы найдете там дома, которые называют банями…»

Цепочка рассказчиков данного хадиса недостоверна, как было отмечено в книге «Тахридж аль-Халяль ва-ль-Харам». Следует также обратить внимание на то, что данный хадис прямо не указывает на то, что в Хиджазе не было бань.

[70] Этот хадис передали Абу Давуд, Ибн Маджа, ат-Тирмизи, ад-Дарими, ат-Тайалиси, Ахмад, Ибн аль-А’раби в «аль-Му‘джам» (71/1), аль-Хаким (4/288) и аль-Багави в «Шарх ас-Сунна» (3/216/2). Аль-Багави и ат-Тирмизи признали этот хадис хорошим. Аль-Хаким сказал: «Этот хадис достоверен и соответствует требованиям аль-Бухари и Муслима». С ним согласился аз-Захаби и оказался прав. В данном случае хадис приведен в версии Абу Давуда (2/170).

Эти хадисы опровергают утверждения некоторых ученых о том, что нет ни одного достоверного хадиса, в котором говорилось бы о бане, как, в частности, утверждает Ибн аль-Каййим в «Зад аль-Маад» (1/62). Они пришли к подобному выводу только по причине того, что опирались на некоторые слабые пути передачи хадисов и не исследовали тщательно другие пути их передачи.

[71] Этот хадис передали Ибн Аби Шейба (7/67/1). Через его путь передачи этот хадис передали Муслим (4/157), Ахмад (3/69), Абу Нуэйм (10/236‑237), Ибн ас-Сунни (№ 608) и аль-Бейхаки (7/193‑194) со слов Абу Саида аль-Худри.

Несмотря на то, что этот хадис был включен в «ас-Сахих» Муслима, я все же впоследствии пришел к выводу о его недостоверности ввиду слабости цепочки его рассказчиков. Дело в том, что в ней фигурирует имя Умара ибн Хамзы аль-Умари, который считается слабым рассказчиком, что отмечено в «ат-Такриб». Аз-Захаби в «аль-Мизан» сказал: «Йахйа ибн Маин и ан-Насаи считали Умара ибн Хамзу слабым рассказчиком. Ахмад сказал: “Его хадисы не признаны”». Затем аз-Захаби привел это хадис и сказал: «Этот хадис из тех, которые были отвергнуты из-за Умара».

Высказывания вышеупомянутых имамов позволяют прийти к выводу о том, что данный хадис является слабым и не принадлежит к числу достоверных. Ибн аль-Каттан занял промежуточную позицию в этом вопросе, и как говорится в «аль-Фейд», сказал: «Ибн Маин считал Умара слабым рассказчиком. Ахмад сказал: “Его хадисы непризнаны”. Поэтому этот хадис хороший, а не достоверный».

Не знаю, как Ибн аль-Каттан назвал этот хадис хорошим, тогда как он сам упомянул имена ученых, считавших Умара ибн Хамзу слабым рассказчиком! Вероятно, Ибн аль-Каттан находился под влиянием авторитета «ас-Сахиха» Муслима! До сих пор я не обнаружил ни одного хадиса, которым можно было бы подкрепить этот хадис, в отличие от приведенного нами следующего хадиса. А лучше всего об этом известно Аллаху!

[72] Этот хадис передал Ахмад. В пользу этого хадиса свидетельствует хадис, переданный Ибн Аби Шейбой, Абу Давудом (1/339), аль-Бейхаки и Ибн ас-Сунни (№ 609) слов Абу Хурейры. Вторым хадисом, свидетельствующим в его пользу, является хадис, переданный аль-Баззаром со слов Абу Саида (№ 1450 – «Кашф аль-Астар»). И, наконец, третьим хадисом, свидетельствующим в его пользу, является хадис, переданный в «аль-Хильйе» (1/186) со слов Сальмана. Таким образом, благодаря всем этим свидетельствам, данный хадис можно признать достоверным или, по крайней мере, хорошим.

[73] Этот хадис передали Ахмад (5/359), ат-Табарани (1/112/1), ат-Тахави в «аль-Мушкиль» (4/144‑145), и Ибн Асакира (12/88/2 и 15/124/2). В более полном виде хадис приведен ниже. (См. главу № 34). Ибн Хаджар в «аль-Фатх» (9/188) сказал о цепочке рассказчиков этого хадиса: «Она неплохая».

Все рассказчики этого хадиса заслуживают доверия и являются рассказчиками, на слова которых опирался Муслим при составлении своего труда «ас-Сахих». Исключение составляет Абд аль-Карим ибн Сулейт. Однако известно, что группа заслуживающих доверия рассказчиков передавала хадисы с его слов. Ибн Хиббан в своем сочинении «ас-Сикат» (2/183) поместил Абд аль-Карима в число рассказчиков, заслуживающих доверия, а Ибн Хаджар в «ат-Такриб» назвал Абд аль-Карима приемлемым рассказчиком хадисов.

[74] Са – мера сыпучих тел. 1 са равен 2040 граммам. (Прим. переводчика).

[75] Этот хадис передали аль-Бухари (9/189‑194), аль-Бейхаки (7/260) и другие. Данный хадис приводится в версии аль-Бейхаки.

[76] Как сообщается в «аль-Фатх» (9/199), этот хадис с хорошей цепочкой рассказчиков передал Абу Йа’ля. Сходный по смыслу хадис приводится в «Сахих аль-Бухари» (7/387). Текст этого хадиса приведен в разделе № 26.

[77] Со слов Абу Саида аль-Худри этот хадис передали Абу Давуд, ат-Тирмизи, аль-Хаким (4/128) и Ахмад (3/38). Аль-Хаким сказал: «Цепочка рассказчиков этого хадиса достоверна», и с ним согласился аз-Захаби.

[78] Как сказано в «ан-Нихайа», шафраном и халюком умащались женихи. Халюком называется известное благовоние, преимущественно красного и желтого цветов, изготовленное из смеси шафрана с другими видами благовоний.

[79] Ибн аль-Асир в «ан-Нихайа» сказал: «“Наватом” (араб. букв. «косточка плода») называли меру веса, равную пяти дирхемам. Аль-Азхари сказал: “Из текста хадиса следует, что Абд ар-Рахман женился на женщине, подарив ей золото, стоимость которого равнялась пяти дирхемам, так как в хадисе сказано: “…золото весом в один нават”». Это же мнение со слов большинства ученых сообщает Ибн Хаджар в «аль-Фатх» (9/192).

Примечание. В некоторых путях передачи данного хадиса со слов Анаса сообщается о стоимости одного навата следующее: «Мы оценили его в четверть динара». Ат-Табарани передал это сообщение в «аль-Аусат» (1/131/2 – в дополнениях). Однако в цепочке его рассказчиков фигурирует имя Ма’мара ибн Сахля. Поначалу я не обнаружил биографию этого рассказчика. Что же касается высказывания аль-Хейсами (4/52): «В цепочке рассказчиков этого хадиса фигурирует имя аль-Касима ибн Ма’на, но я не нашел каких-либо сведений о нем», то это – описка, так как аль-Касим является надежным передатчиком хадисов, на хадисы которых опирались Абу Давуд и ан-Насаи при составлении своих одноименных сборников «ас-Сунан». Возможно, аль-Хайсами хотел назвать в этом месте имя Ма’мара ибн Сахля, но ошибочно указал имя аль-Касима ибн Ма’на. А лучше всех об этом известно Аллаху!

Уже позднее в книге «ас-Сикат» Ибн Хиббана (9/196 – индийское издание) я обнаружил хорошую характеристику, данную Ибн Хиббаном Ма’мару ибн Сахлю. Ибн Хиббан писал: «Ма’мар ибн Сахль аль-Ахвази являлся хорошим малоизвестным рассказчиком». Однако я не нашел никаких сведений о шейхе ат-Табарани – Мухаммаде ибн Махмавейхе аль-Джаухари, передававшем этот хадис со слов Ма’мара ибн Сахля. В то же время ясно, что Мухаммад ибн Махмавейх был одним из известных шейхов ат-Табарани и рассказывал множество хадисов, поскольку через него ат-Табарани приводит около двух десятков хадисов (7325 – 7343 – согласно моей нумерации).

[80] Этот хадис передали аль-Бухари (4/232, 7/89, 9/95 и 190‑192), ан-Насаи (2/93), Ибн Са’д (3/2/77), аль-Бейхаки (7/258), Ахмад (3/165, 190, 204, 226 и 271) и Абу аль-Хасан ат-Туси в «аль-Мухтасар» (1/110/1). Данный хадис приводится в версии Ахмада и ат-Туси. Цепочка рассказчиков их версии хадиса достоверна и соответствует требованиям Муслима. Некоторые дополнения к хадису, приведенные в квадратных скобках, принадлежат их версии. Остальные дополнения вместе с другим версиями можно найти у аль-Бухари, Ахмада, ан-Насаи и Ибн Са’да. Этот хадис в сокращенной виде, без диалога Са’да и Абд ар-Рахмана, передали Муслим (4/144‑145), Абу Давуд (1/329), ат-Тирмизи (2/172‑173), который признал его достоверным, ад-Дарими (3/104 и 143), Ибн Маджа (1/589‑590), Малик (2/76‑77), ат-Тахави в «аль- Мушкиль» (4/145), Ибн аль-Джаруд в «аль-Мунтака» (715) и ат-Тайалиси (1/306). В своей книге «Ирва аль-Галиль» (хадис № 198) я проанализировал четыре пути передачи этого хадиса со слов Анаса, а также упомянул свидетельствующий в его пользу хадис, передаваемый со слов самого Абд ар-Рахмана.

[81] Этот хадис передали аль-Бухари (7/192), Муслим (4/149), в версии которого с дополнением приводится данный хадис, Абу Давуд (2/137), Ибн Маджа (1/590) и Ахмад (3/98, 99, 105, 163, 172, 195, 200, 227, 236, 241, 246 и 263). Ахмад в одной из версий приводит то же дополнение, что и Муслим.

[82] Этот хадис передали аль-Бухари (7/387), согласно версии которого приведен данный хадис, Муслим (4/147), которому принадлежит другая версия хадиса с дополнением, ан-Насаи (2/93), аль-Бейхаки (7/259), а также Ахмад (3/259, 264), который передал ту же версию хадиса с дополнением, что и Муслим.

[83] Блюдо, приготовленное из ингредиентов, перечисленных в хадисе.

[84] Этот хадис передали аль-Бухари, Муслим, Ахмад (3/102 и 195), которому принадлежит другая версия данного хадиса, заключенная в круглые скобки, Ибн Са’д (8/122 и 123) и аль-Бейхаки (7/259), согласно версии которого приведен данный хадис. Дополнение в квадратных скобках принадлежит Муслиму (4/148).

[85] Этот хадис передали Муслим (4/154) и аль-Бейхаки (7/262) со слов Абу Хурейры, рассказавшего его со слов Пророка, мир ему и благословение Аллаха. У аль-Бухари (9/201) цепочка рассказчиков этого хадиса заканчивается Абу Хурейрой и не восходит к Пророку, мир ему и благословение Аллаха. Однако, как пояснил Ибн Хаджар, хадис, переданный аль-Бухари от Абу Хурейры имеет силу хадиса Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Ибн Хаджар, разъясняя слова: «…на который приглашают богатых…», сказал: «Данное высказывание разъясняет, какое именно угощенье является наихудшим. Ведь если бы приглашение хозяина было адресовано всем, то его угощенье не считалось бы таковым». Я проанализировал данный хадис в «аль-Ирва» и упомянул другие пути его передачи, а также хадисы, свидетельствующие в его пользу (1947).

[86] Этот хадис со слов Абу Мусы аль-Аш’ари передали аль-Бухари (9/198) и Абд ибн Хумейд в книге «аль-Мунтахаб мин Муснад Аби Муса аль-Аш’ари» (65/1).

[87] Этот хадис со слов Ибн Умара передали аль-Бухари (9/198), Муслим (4/152), Ахмад (№ 6337), аль-Бейхаки (7/262), а также Абу Йа’ля, передавший второе дополнение к хадису, приведенное в квадратных скобках. Как утверждал Ибн Хаджар в «ат-Тальхис», цепочка рассказчиков данного дополнения достоверна. Ахмад передал это же дополнение по другому пути передачи, отдельно от самого хадиса (№ 5263). Абу Авана также передал этот хадис в своем сборнике «ас-Сахих», как об этом сообщается в «аль-Фатх» (9/201). В пользу этого хадиса свидетельствует хадис, переданный со слов Абу Хурейры, который был приведен в предыдущей главе. Ибн Хаджар отметил, что в хадисе содержится указание на то, что приглашение обязательно доложно быть принято, поскольку ослушанием считается невыполнение только лишь обязательных предписаний.

[88] Этот хадис со слов Абу Хурейры передали Муслим (4/153), ан-Насаи в «аль-Кубра» (62/2), Ахмад (2/507) и аль-Бейхаки (7/263). Хадис приведен согласно версии последнего. В пользу данного хадиса свидетельствует хадис, пререданный со слов Абдуллаха ибн Мас’уда, который передали ат-Табарани (3/83/2) и Ибн ас-Сунни (№ 483). Как я пояснил в «аль-Ирва» (2013), цепочка рассказчиков этого хадиса достоверна.

[89] Этот хадис передали Муслим, Ахмад (3/392), Абд ибн Хумейд в «аль-Мунтахаб» (116/1) и ат-Тахави в «аль-Мушкиль» (4/148). Ан-Навави сказал: «Если пост приглашенного необязателен и стесняет хозяина, устраивающего угощенье, то будет лучше разговеться». Тоже самое утверждал Ибн Теймиййа в «аль-Фатава» (4/143).

[90] Этот хадис передали ан-Насаи в «аль-Кубра» (64/2), аль-Хаким (1/439) и аль-Бейхаки (4/276) со слов Симака ибн Харба, передавшего его со слов Абу Салиха, который передал его со слов Умм Хани, которая, в свою очередь, рассказала его со слов Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Аль-Хаким сказал: «У этого хадиса достоверная цепочка рассказчиков». С его мнением согласился аз-Захаби. Они оба были правы, так как это сообщение передавал не только Симак. Этот хадис также рассказывал Шу’ба, передавший его со слов Джа’ды, который передал его со слов Умм Хани. Шу’ба рассказывал: «Я спросил Джа’ду: “Ты слышал этот хадис от Умм Хани?” Он ответил: “Мне сообщили его члены нашей семьи и Абу Салих, вольноотпущенник Умм Хани, со слов самой Умм Хани”». Этот хадис передали ад-Даркутни в «аль-Афрад» (том 2, № 30 и 31, согласно имеющейся у меня рукописи), аль-Бейхаки, Ахмад (6/341) и Ибн Адийй в «аль-Камиль» (59/2). Этот путь передачи хадиса подкрепляет первый.

У этого хадиса есть также третий путь передачи. Его передал Абу Давуд со слов Йазида ибн Аби Зийада, передавшего его со слов Абдуллаха ибн аль-Хариса, который передал его со слов Умм Хани. Цепочка рассказчиков данного пути передачи хадиса сильная, благодаря тому, что она подкрепляется другими путями его передачи. Аль-Ираки в «Тахридж аль-Ихйа» (2/331) сказал: «У этого пути передачи хадиса хорошая цепочка рассказчиков».

Замечание. Шейх Шуэйб аль-Арнаут в сноске к данному хадису в «Шарх ас-Сунна» (6/371) и «Тахзиб аль-Камаль» (4/569) опровергает утверждение аль-Хакима о его достоверности тем, что Абу Салих Базам, вольноотпущенник Умм Хани, является слабым рассказчиком хадисов, передававшим хадисы со слов людей, от которых он их лично не слышал. Он сказал: «Шейх Насыр ад-Дин аль-Альбани в своей книге «Адаб аз-Зифаф» («Этикет бракосочетания») ошибочно полагает, что этот Абу Салих – не кто иной, как заслуживающий доверия рассказчик Абу Салих ас-Самман. В результате, шейх аль-Альбани согласился с выводами аль-Хакима и аз-Захаби о достоверности хадиса и ошибся». После этого он продолжил анализ путей передачи хадиса, приводить который здесь нет никакой необходимости. Шейх аль-Арнаут посчитал этот хадис слабым, на основании того, что цепочка рассказчиков, со слов которых Симак передал этот хадис, противоречива, что Симак в одной из версий данного хадиса ошибочно упомянул о том, что эти слова были произнесены Пророком, мир ему и благословение Аллаха, в день взятия Мекки, и что в цепочке рассказчиков данного хадиса имеются неизвестные и слабые рассказчики.

Мне бы хотелось ответить на эту критику и прояснить истинное положение дел:

Во-первых, то предположение относительно Абу Салиха, которое приписал мне шейх аль-Арнаут, является всего лишь результатом того, что он недооценивает своего брата, а также результатом его известных попыток выявить какой-либо из его промахов. Ведь в своем тексте я указал на то, что этот Абу Салих – не кто иной, как вольноотпущенник Умм Хани. И если бы это не было специально указано в моем тексте, то даже те, кто делают первые шаги в этой науке, все равно бы поняли, кто имеется в виду, поскольку это имя широко известно в ученых кругах. Может ли объективный человек представить себе, что данный факт неизвестен тому, кто более полувека занят этой наукой? Шейх Шуэйб прекрасно это знает, однако… Я согласился с мнением аль-Хакима относительно достоверности хадиса, основываясь на путях его передачи, которые я упомянул после его высказывания. О втором из них я сказал: «Этот путь передачи хадиса подкрепляет первый». Из этого ясно, или почти ясно, что первый путь, не является сильным. К тому же слабость первого пути я пояснил ранее в книге «Сахих Аби Давуд» (2120).

Во-вторых, что касается вывода, сделанного шейхом, о слабости хадиса из-за слабости всех трех путей его передачи – через Абу Салиха, Джа’ду и Йазида ибн Аби Зийада, то подобный вывод можно сделать при рассмотрении каждого их названных путей передачи хадиса в отдельности. Однако почему шейх не воспользовался правилом подкрепления слабого хадиса, благодаря совокупности путей его передачи, при условии, что в них отсутствуют имена обвиняемых во лжи или очень слабых рассказчиков, тем более, если учесть, что аль-Ираки посчитал один из путей передачи данного хадиса хорошим? Что это – подтасовка фактов в пользу какого-то мазхаба? Или это желание заявить о своем особом мнении лишь для того, чтобы опровергнуть то, что утверждают некоторые лица, знакомые с шейхом, и на что указывает большинство написанных им комментариев, что большую часть своих суждений шейх черпает из книг аль-Альбани?!

Если того, что было сказано об ошибке шейха в том, что касается его вывода о слабости данного хадиса, по-перждему недостаточно, то необходимо также принять во внимание приведенный нами вслед за ним хадис Аиши, который является веским свидетельством в его пользу. Еще одним веским свидетельством в его пользу является хадис Абу Саида аль-Худри, приведенный после хадиса Аиши. Возможно, это удовлетворит шейха аль-Арнаута и вернет его на прямую стезю, если на то будет воля Аллаха.

[91] Этот хадис с достоверной цепочкой рассказчиков передал ан-Насаи, что подробно разъяснено в «аль-Ирва» (4/135/636).

[92] Аль-Бейхаки (4/279) передал этот хадис с хорошей цепочкой рассказчиков, что отметил Ибн Хаджар в «аль-Фатх» (4/170). Этот же хадис передал ат-Табарани в «аль-Аусат» (1/132/1). Я проанализировал пути передачи данного хадиса в «аль-Ирва» (1952) и подтвердил его достоверность.

[93] Этот хадис передали аль-Бухари (4/170‑171), ат-Тирмизи (3/290), аль-Бейхаки (4/276), хадис приводится в его изложении, а также Ибн Асакир (13/371/2). Ат-Тирмизи сказал: «Это – достоверный хадис».

Дополнение в квадратных скобках и версия в концовке хадиса приводятся у аль-Бухари и ат-Тирмизи.

[94] Этот хадис с достоверной цепочкой рассказчиков передали Ибн Маджа (2/323) и Абу Йа’ля в своем «аль-Муснаде» (листы 31/1, 37/1 и 39/2). Дополнение приводится согласно версии Абу Йа’ли.

[95] Комментируя это предложение, Ибн Хаджар сказал: «Далее в хадисе говорится о том, что ангелы не войдут в дом, в котором есть изображения живых созданий. Это предложение указывает на причину, по которой Пророк, мир ему и благословение Аллаха, отказался войти в дом. Однако он предворил это предложение словами: «Поистине, обладатели этих изображений будут испытывать муки в День воскресения», дабы предостеречь людей от хранения подобных изображений. Таким образом, грозное предупреждение, высказанное в адрес изготовителя изображений, также направлено в адрес того, кто эти изображения использует, так как изображения изготавливаются в расчете на то, что кто-то будет ими пользоваться. Изготовитель изображений – виновник правонарушения, а человек, использующий эти изображения, – его непосредственный заказчик, и, следовательно, больше заслуживает угрозы в свой адрес».

[96] Этот хадис передали аль-Бухари (9/204, 10/319‑320), Муслим (61/160), ат-Тайалиси в своем «аль-Муснаде» (1/358‑359), Абу Бакр аш-Шафии в «аль-Фаваид» (61/2 и 67‑68), аль-Бейхаки (7/267) и аль-Багави (3/23/2). Аль-Багави сказал: «Данный хадис указывает на то, что человеку, приглашенному к трапезе, не следует отвечать на приглашение, если во время застолья совершаются греховные поступки, и люди предаются запретным утехам. Исключение составляют лишь лица, из-за авторитета которых в их присутствии не будут совершаться подобные поступки, или по прибытии или указании которых они будут прекращены».

На первый взгляд, этот хадис противоречит хадису, переданному также со слов Аиши, который приводится ниже в разделе № 38.  В нем говорится о том, что посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, использовал занавес, украшенный изображениями живых существ, после того как он был разрезан, и из получившихся кусков были сшиты две подушки. Хадис, приведенный только что выше, напротив указывает на то, что посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, осудил появление подобной подушки у него дома. Ибн Хаджар «аль-Фатх» (10/320) приводит высказывания ряда ученых, пытавшихся согласовать оба этих хадиса. Он также приводит свое мнение, которое заключается в том, что когда Аиша резала занавес, разрез прошел через изображение, и оно потеряло форму, и поэтому ею стали пользоваться. Ибн Хаджар сказал: «Подобное согласование подтверждается хадисом из предыдущей главы о необходимости уничтожения изображений живых существ, а также хадисом, переданным со слов Абу Хурейры, который приводится далее. А лучше всего об этом известно Аллаху».

Такое согласование является единственно возможным. Этот вывод следует из дополнения в конце рассматриваемого хадиса. В нем недвусмысленно сообщается о том, что использовать подушку, украшенную изображениями живых созданий, запрещено, даже если ею пренебрегают. Использовать одежду или предмет, на которых нарисованы изображения живых существ, можно только лишь в том случае, если изменение находящихся на них изображений может повлечь за собой их порчу. В этом случае разрешается использовать данный предмет ради сохранения имущества.

[97] Этот хадис со слов Умара передали Ахмад и ат-Тирмизи. Аль-Хаким посчитал этот хадис хорошим. Этот же хадис, переданный со слов Джабира, аль-Хаким посчитал достоверным, и с ним согласился аз-Захаби. Ат-Табарани передал этот хадис со слов Ибн Аббаса. Пути передачи данного хадиса подробно проанализированы в «аль-Ирва» (1949).

[98] Это предание с достоверной цепочкой рассказчиков передал аль-Бейхаки (7/268).

Следует подчеркнуть, что высказывание Умара является ясным доказательством в пользу того, что глубоко заблуждаются некоторые шейхи, которые входят в церкви, полные изображений и изваяний, удовлетворя тем самым просьбу некоторых высокопоставленных и прочих лиц. И если бы все дело ограничивалось только этим! К глубокому сожалению, в церквях они слушают слова неверия и заблуждения, которые срываются с уст некоторых ораторов, среди которых иногда бывают и мусульмане, а в ответ молчат, не издавая ни звука, и не разъясняют положения шариата относительно подобных речей, хотя сами знают об этом. К подобным высказываниям некоторых ораторов можно отнести, например, слова: «Нет никакой разницы между мусульманином и христианином!» «Религия – для Аллаха, а Родина – для всех!» Некоторые из них называют мучениками погибших немусульман, хотя им известно, что даже мусульманина можно назвать мучеником лишь при соблюдении определенных условий. Можно привести примеры целого ряда других действий, противоречащих шариату. Воистину, мы принадлежим Аллаху, и к Нему мы вернемся!

[99] Это предание также передал аль-Бейхаки с достоверной цепочкой рассказчиков, как это отметил Ибн Хаджар в «аль-Фатх» (9/204). Абу Бакр аль-Марвази привел это предание в сносках в «Китаб аль-Вара» (20/1).

[100] Это высказывание аль-Аузаи с достоверной цепочкой рассказчиков передал Абу аль-Хасан аль-Харби в книге «аль-Фава’ид аль-Мунтакат» (4/3/1).

[101] Этот хадис передали Ибн Аби Шейба (12/158/1‑2), Муслим (6/122), Абу Давуд (2/135), ан-Насаи в «аль-Валима» (66/3), ат-Тирмизи (4/281), признавший этот хадис достоверным, аль-Бейхаки (7/274), Ахмад (4/187‑188, 188 и 190), в изложении которого приводится данный хадис, Ибн ас-Сунни (№ 470), ат-Табарани (1/116/1) и, со слов ат-Табарани, Ибн Асакир (8/171, 2/9, 3/1‑2).

[102] Этот хадис передали Муслим (6/128‑129), Ахмад (6/2, 3, 4‑5), хадис приводится согласно его версии, и Ибн Са’д (1/183‑184). Часть этого хадиса передал также ат-Тирмизи (3/394) и признал ее достоверной, а также аль-Харби в «аль-Гариб» (5/189/1).

[103] Этот хадис с достоверной цепочкой рассказчиков передали Ахмад (3/138), Абу Али ас-Саффар в «аль-Хадис» (11/1), ат-Тахави в «аль-Мушкиль» (1/498‑499), два дополнения к хадису приведены согласно его версии, аль-Бейхаки (7/287) и Ибн Асакир (7/59‑60). Абу Давуд (2/150) и Ибн ас-Сунни (№ 476) приводят из этого рассказа лишь слова молитвы. Аль-Ираки в «ат-Тахридж» (2/12), Ибн аль-Муляккин в «аль-Хуляса» и еще до них Абд аль-Хакк в «аль-Ахкам» (194/2) признали этот хадис достоверным. У аль-Ираки и Ибн аль-Муляккина предложение: «Да разговеются…» находится в начале молитвы. В таком же виде хадис передали Ибн Маджа (1/531), ат-Табарани (69/204/2), аль-Хатыб в «аль-Муваддах» (2/72) со слов Мус’аба ибн Сабита, передавшего его со слов Абдуллаха ибн аз-Зубейра: «Как-то раз посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершил разговение у Са’да ибн Муаза и сказал: «Да будут разговляться у вас постящиеся, да будут вкушать вашу еду люди благочестивые, и да будут молиться за вас ангелы!» Однако вышеупомянутый Мус’аб является слабым рассказчиком, что отметил аль-Бусайри в «аз-Заваид».

Замечание. Аз-Захаби в «аль-Улювв» (с. 63, издательство «аль-Ансар») сообщает, что этот хадис приводится в одноименных сочинениях «ас-Сахих» аль-Бухари и Муслима со следующим дополнением: «…и да помянет вас Аллах среди тех, кто рядом с Ним!». Однако это утверждение ошибочно. Во-первых, это сообщение не приводится ни в «ас-Сахих» аль-Бухари, ни в «ас-Сахих» Муслима, а во-вторых, данный хадис не имеет такого дополнения ни в одном из известных мне путей передачи данного хадиса.

Необходимо принять во внимание то, что данная молитва не относится только к постящему, совершившему разговение, а имеет общий смысл. Слова: «Да будут разговляться у вас постящиеся!» не являются нарративом, а представляют собой молитву за человека, организовавшего угощенье, с пожеланием, чтобы постящиеся разговлялись за его столом, и чтобы хозяин дома получил награду за их разговение. Это предложение сродни двум другим: «Да будут вкушать вашу еду люди благочестивые, да будут молиться за вас ангелы!» Совершенно очевидно, что все эти слова следует понимать не иначе, как молитву. В данном хадисе ничего не говорится о том, что на момент описанных в нем событий посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, соблюдал пост. Поэтому нельзя относить этот хадис сугубо к постящимся. В хадисе, переданном со слов Ибн аз-Зубейра, сказано: «Как-то раз посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, совершил разговение…». Однако этот хадис не может служить контраргументом, поскольку, как говорилось выше, его цепочка рассказчиков до Ибн аз-Зубейра слабая. Подобный хадис со слов Йахйи ибн Аби Касира, передавшего его со слов Анаса, приводят также Ибн Аби Шейба (2/181/2), Ахмад, ан-Насаи в «Китаб аль-Валима» (66/2), Ибн аль-А’раби в «аль-Му’джам» (39/3) и Абу Нуэйм (3/72). Ан-Насаи сказал: «Йахйа ибн Аби Касир не слышал этих слов от Анаса». Затем он, а также Ибн аль-Мубарак в «аз-Зухд» (221/2) передали этот хадис со слов Йахйи ибн Аби Касира по другим путям передачи. В них Йахйа утверждает: «Я рассказал со слов Анаса…». Таким образом, цепочка рассказчиков данного хадиса является оборванной.

Существует еще один путь передачи хадиса Анаса, который привел  Абу Нуэйм в «Ахбар Асбахан» (2/280) со слов Абд аль-Хакама ибн Зийада, передавшего его со слов Анаса, рассказавшего его со слов Пророка, мир ему и благословение Аллаха. В конце этого хадиса идут слова: «О Господи! Пошли Свое благословение на семейство Са’да ибн Убады!» Однако цепочка рассказчиков этого хадиса слабая, так как в ней присутствует неизвестный рассказчик, а также Иса ибн Шуэйб, выдумывавший хадисы. О самом же Абд аль-Хакаме ибн Зийаде я не нашел каких-либо сведений.

[104] Этот хадис передал аль-Бухари (9/423), согласно версии которого он приведен, а также Муслим (4/176), которому принадлежит дополнение в квадратных скобках. На эту тему существует также хадис, переданный со слов Анаса, приведенный нами в 25-ом разделе.

[105] В версии данного хадиса, приведенной Ахмадом, сказано: «В честь бракосочетания обязательно следует устроить пир». Эта версия хадиса была приведена полностью в 24-ом разделе данной книги.

[106] Са – мера сыпучих тел. 1 са равен 2040 граммам. (Прим. переводчика).

[107] Этот хадис с хорошей цепочкой рассказчиков передали Ибн Са’д (8/20‑21), ат-Табарани в «аль-Кабир» (1/112/1) и Ибн Асакир (12/88/2). Об этом хадисе мы говорили выше в разделе № 24.

[108] Этот хадис передали аль-Бухари (9/182), Муслим (4/141) и аль-Бейхаки (7/149).

[109] Такое благопожелание произносили во времена невежества. С появлением Ислама на эти слова был наложен запрет. Об этом сообщил Ибн Хаджар в «аль-Фатх» (9/182). Затем он привел хадисы, свидетельствующие о запрете на подобное благопожелание. Одним из этих хадисов является хадис, переданный со слов аль-Хасана, который приводится далее.

[110] Этот хадис передали Саид ибн Мансур в «ас-Сунан» (522), Абу Давуд (1/332), ат-Тирмизи (2/171), Абу Али ат-Туси в «аль-Мухтасар» (1/110), ад-Дарими (2/134), Ибн Маджа (1/289), Ахмад (2/38), Ибн ас-Саммак в «аль-Хадис» (2/101/2), аль-Хаким (2/183), аль-Бейхаки (7/148) и аль-Хаттаби в «Гариб аль-Хадис» (60/1‑2). Ат-Тирмизи и ат-Туси признали этот хадис достоверным, а аль-Хаким сказал: «Он достоверен в соответствии с требованиями Муслима». С ним согласился аз-Захаби, и оба они оказались правы. Выдающийся знаток хадисов Абд аль-Хакк аль-Азди также указал на достоверность этого хадиса в «аль-Ахкям аль-Кубра» (142/2). Другую версию данного хадиса передал Ахмад.

[111] Этот рассказ передали Ибн Аби Шейба (7/52/2), Абд ар-Раззак в «аль-Мусаннаф» (6/189/10457), ан-Насаи (2/91), Ибн Маджа (1/589), ад-Дарими (2/134), Ибн Аби Асым в «аль-Ахад» (лист 37/2) и Абу Бакр аш-Шафии в «аль-Фаваид» (73/250/1) со слов Абу Бакра ан-Нарси, Ибн ас-Сунни (№ 596), Ибн аль-А’раби в «аль-Му’джам» (2/27), аль-Бейхаки (7/148), Ахмад (№ 739, 3/451) и Ибн Асакира (11/363/1). Дополнение, приведенное в квадратных скобках, передали ад-Дарими, Ибн ас-Сунни и аль-Бейхаки. Ибн Хаджар сказал: «Рассказчики этого хадиса заслуживают доверия. Однако, насколько нам известно, аль-Хасан не слышал хадисы со слов Акиля». Некоторые современные специалисты возражают ему, говоря о том, что подобное утверждение совершенно безосновательно, так как аль-Хасан передавал слова, услышанные от сподвижников более старших, чем Акиль».

Тем не менее, аль-Хасан – имеется в виду аль-Хасан аль-Басри – известен тем, что передавал хадисы от лиц, от которых он их лично не слышал. И в данном случае он не сообщает, слышал ли он этот хадис непосредственно со слов Акиля или нет. Таким образом, цепочку рассказчиков этого хадиса следовало бы считать оборванной. Однако этот же хадис со слов Акиля, но уже по другому пути передачи, приводит Ахмад. Следовательно, данный хадис может считаться сильным по совокупности двух путей передачи. А лучше всех об этом известно Аллаху!

Позже я обнаружил третий путь передачи этого хадиса в «аль-Муваддах» аль-Хатыба аль-Багдади (2/255), а также у Ибн Асакира.

[112] Одежда женщины должна отвечать восьми требованиям:

1) одежда должна покрывать все тело женщины, кроме лица и кистей рук;

2) она сама по себе не должна являться украшением;

3) она должна быть плотной и не должна просвечиваться;

4) она не должна быть стеснительной и обнаруживать контуры фигуры;

5) она не должна быть умащена благовониями;

6) она не должна походить на мужскую одежду;

7) она не должна походить на одежду немусульманок;

8) она не должна выделять женщину среди окружающих.

Я написал книгу, в которой подробно обосновал истинность всех вышеперечисленных условий на основании доказательств, взятых из Корана и Сунны. Данная книга была опубликована издательством «аль-Матба’а ас-Салафиййа» в Каире в 1374 году хиджры (1954-55 гг.) под названием «Хиджаб аль-Мар’а аль-Муслима фи аль-Китаб ва-с-Сунна» («Покрывало мусульманки в Коране и Сунне»). Позднее издательством «аль-Мактаб аль-Ислями» было выпущено несколько изданий данной книги. В конце концов, я передал право на издание этой книги издательству «аль-Мактаба аль-Ислямиййа» в Аммане. Желающий ознакомиться с доказательствами может обратиться к данной книге.

[113] Этот хадис передали аль-Бухари в «ас-Сахих» (9/200, 205, 206) и в «аль-Адаб аль-Муфрад» (№ 746), Муслим (6/103), Абу Авана в «ас-Сахих» (8/131/1‑2), Ибн Маджа (590‑591), аль-Багави в «Хадис Али ибн аль-Джа’д» (12/134/2-135/2), ар-Руйани в «аль-Муснад» (28/189/1‑190/1), ат-Табарани в «аль-Аусат» (1/132/1) и аль-Багави в «Шарх ас-Сунна» (3/197/1). Ибн Хаджар сказал: «Данный хадис свидетельствует о том, что во время застолья женщине дозволено обслуживать супруга и его гостей. Однако, не секрет, что это допустимо лишь в том случае, если нет опасности соблазна, и женщина соблюдает требования, предъявляемые шариатом к женской одежде. Данный рассказ свидетельствует также о том, что супругу разрешено воспользоваться услугами жены во время проведения застолья, а участники трапезы могут употреблять напитки, не оказывающие опьяняющего воздействия. В хадисе также указывается на то, что во время застолья разрешается отдавать предпочтение старейшине общины, даруя ему что-либо, помимо остальных гостей».

Возражения по поводу сделанных выводов в связи с тем, что описанные события якобы имели место до того, как было ниспослано веление о ношении хиджаба, не имеют под собой никаких оснований. В хадисе нет ни малейшего намека на то, что женщина в данном случае не носила покрывала, чтобы это действительно могло бы стать основанием для подобных претензий. Даже сегодня мы видим, как в деревнях крестьянки, облаченные в покрывала, прекрасно ухаживают за гостями, соблюдая при этом требования к одежде и правила приличия. Следует признать, что установления этого хадиса остаются в силе, так как не существует хадиса, отменяющего их. На то, что данный хадис не является отмененным, указал аль-Бухари, озаглавив в честь него несколько глав своего сборника «ас-Сахих», в которых он привел данный хадис. Одну из них он озаглавил словами “Глава о том, как женщина появляется перед мужчинами на свадьбе и самостоятельно ухаживает за ними». При этом следует не забывать о необходимости соблюдения всех требований, предъявляемых к женской одежде, упомянутых нами выше. Сегодня во многих городах подобное разрешение ухаживать за гостями имеет скорее теоретическое, а не практическое значение, так как большинство женщин не в полной мере соблюдают требования шириата, в том, что касается одежды и правила приличия.

[114] Этот хадис передали аль-Бухари (2/352, 9/166‑167), аль-Бейхаки (7/288‑289), Ахмад (6/359‑360), аль-Махамили в «Салят аль-Идейн» (№ 139) и другие авторы.

[115] Этот хадис передали аль-Бухари (9/184‑185), аль-Хаким (2/184), а с его слов хадис передал аль-Бейхаки (7/288).

[116] Этот хадис передал ат-Табарани в «аз-Заваид» (1/167/1). Ибн Хаджар привел данный хадис в «аль-Фатх», но ничего не сказал о степени его достоверности, тогда как этот хадис является слабым. Позднее я обнаружил другой путь передачи данного хадиса со слов Аиши, который подкрепляет первый, как я пояснил в «аль-Ирва» (1995). Хадис на эту тему приводится также в «аль-Муснад» (6/269) со слов Аиши. Все рассказчики этого хадиса заслуживают доверия, за исключением Исхака ибн Сахля ибн Аби Хасмы. Аз-Захаби упомянул его имя в «аль-Джарх», но не сообщил об этом рассказчике никаких сведений.

[117] Этот хадис передали ат-Табарани в «ас-Сагир» (стр. 69, хадис №830 согласно моей нумерации), аль-Хаким (2/184‑185), и аль-Бейхаки (7/289). Аль-Хаким сказал: «Этот хадис достоверный  и соответствует требованиям Муслима», и с ним согласился аз-Захаби. Ибн Хаджар сообщил в «аль-Фатх» (9/167) о том, что этот хадис был приведен ат-Табарани в «аль-Аусат» с хорошей цепочкой рассказчиков.

[118] Этот хадис передали аль-Хаким, аль-Бейхаки, ан-Насаи (2/93) и ат-Тайалиси (№ 1221). Хадис и его другая версия приводятся в изложении аль-Бейхаки.

[119] Этот хадис передали ан-Насаи (2/91), ат-Тирмизи (2/170),  признавший его хорошим, Ибн Маджа, аль-Хаким, в изложении которого он приводится, аль-Бейхаки (7/289), Ахмад (3/418) и Абу Али ат-Туси в «Мухтасар аль-Ахкам» (1/109‑110). Аль-Хаким сказал: «Цепочка рассказчиков данного хадиса достоверна», и с ним согласился аз-Захаби. Я же считаю, что цепочка рассказчиков данного хадиса хорошая, что я и разъяснил в «аль-Ирва» (1994).

[120] Этот хадис в форме передали Ибн Хиббан (1285), ат-Табарани (69/1/1) в «аль-Аусат» (1/167/2, в дополнениях), аль-Мухлис в «аль-Мунтака мин аль-Хадис» (12/64/2) и ад-Дыйа аль-Макдиси в «аль-Мухтара» (150/1) со слов Абдуллаха ибн аль-Асвада, передавшего его со слов Амира ибн Абдаллаха ибн аз-Зубайра, передавшего его со слов своего отца, который рассказал его со слов Пророка, мир ему и благословение Аллаха. Цепочка рассказчиков этого хадиса хорошая, а все его рассказчики известны и надежны, за исключением Ибн аль-Асвада. Абу Хатим назвал Ибн аль-Асвада шейхом, а Ибн Хиббан упомянул его в своей книге «ас-Сикат» (2/145), в которой перечислены имена заслуживающих доверия рассказчиков. Аль-Хаким признал этот хадис достоверным. Такого же мнения придерживался Ибн Дакик аль-Ид, когда привел этот хадис в книге «аль-Ильмам би-Ахадис аль-Ахкам» (122/1), так как в предисловии к своему сочинению он указал на то, что собрал в нем лишь достоверные хадисы.

[121] Этот хадис передали аль-Бухари (10/317‑318), Муслим (6/158‑160), согласно версии которого приведен данный хадис, аль-Бейхаки (7/269), аль-Багави в «Шарх ас-Сунна» (3/217/1), ас-Сакафи в «ас-Сакафиййат» (№ 11), Абд ар-Раззак в «аль-Джами» (том 2, № 64 в имеющемся у меня экземпляре) и Ахмад (6/229, 281). Последнее дополнение приводится согласно версии Ахмада, и цепочка его рассказчиков соответствует требованиям Муслима.

Из этого хадиса можно сделать два вывода.

Первый вывод: запрещается развешивать изображения живых существ, а также любые предметы, несущие на себе подобные изображения.

Второй вывод: этот запрет распространяется на любые изображения – как на объемные, так и на плоские. Иными словами, не важно, отбрасывает изображение тень или нет. Именно так полагает большинство ученых. Ан-Навави сказал:

«Некоторые из праведных предшественников придерживались того мнения, что запрещенным считается лишь то изображение, которое способно отбросить тень, а все то, что не отбрасывает тень, может использоваться без каких-либо ограничений. Такая точка зрения неверна. Ведь на занавеске, против которой возразил Пророк, мир ему и благословение Аллаха, имелось изображение, не отбрасывавшее тень. Тем не менее, он приказал ее снять».

Анализируя этот хадис, переданный со слов Аиши, один современный автор в своем исследовании утверждает следующее: «Данное изображение вступало в противоречие с реальностью и передавало то, чего не может быть на самом деле, то есть лошадей с крыльями. Это и послужило основанием для того, чтобы посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, признал этот рисунок недозволенным».

Однако такое мнение является ошибочным по следующим причинам:

Во-первых: в хадисе нет ни малейшего намека на то, что изображение было признано недозволенным из-за того, что оно вступало в противоречие с реальностью! Напротив, из него следует, что причина крылась в другом. Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, указал на эту причину, сказав: «Воистину, ангелы не входят в дом, в котором есть изображения живых существ». Таким образом, посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, обобщил все изображения живых существ и не ограничил их каким-либо определенным видом. Он приказал снять занавесь, дабы устранить препятствие, которое мешало ангелам войти в дом, и это абсолютно ясно из данного хадиса.

Во-вторых: если бы занавесь была признана недозволенной по причине, на которую указывает уважаемый автор, то посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, не позволил бы Аише иметь среди множества игрушек крылатого коня, о чем говорится в другом хадисе, приведенном нами в 40-ом разделе под номером 5.

Таким образом, слова уважаемого автора не выдерживают никакой критики, а данный хадис остается в силе, поскольку не существует противоречащего ему хадиса.

Что же касается хадиса, переданного со слов Абу Тальхи: «Ангелы не входят в дом, если в нем есть изображения живых существ, за исключением узоров на одежде», то здесь имеются в виду изображения, которые не вешаются на стены и к которым относятся пренебрежительно, без почтения, на что указывает приведенный нами хадис Аиши. Из хадиса Аиши ясно, что ангелы не входят в дом до тех пор, пока в нем находятся развешанные изображения живых существ. Совсем иная ситуация возникает тогда, когда к изображению относятся пренебрежительно. Об этом свидетельствуют слова Аиши: «Я видела, как посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сидел, опершись на одну из этих подушек, на которой было изображение». В данном случае речь идет об изображении, которое не мешает ангелам войти в помещение. Таким образом, хадис Аиши конкретизирует хадис Абу Тальхи. Поэтому нельзя абсолютизировать хадис Абу Тальхи, как это сделал уважаемый автор.

К тому же уважаемый автор совершил еще одну ошибку, полагая, что хадис Абу Тальхи указывает на разрешенность рисования изображений живых существ на одежде и, следовательно, может быть основанием для того, чтобы признать дозволенным рисование подобных изображений на бумаге! Однако, это является глубоким заблуждением. Хадис Абу Тальхи разрешает всего лишь использовать подобную одежду при соблюдении вышеупомянутых нами условий. Что же касается дозволенности или недозволенности рисования самого изображения, то об этом ничего не говорится в хадисе Абу Тальхи. Однако этот вопрос сполна раскрывает хадис Аиши, который ясно указывает на запрет рисования любых изображений на одежде: «Поистине, обладатели этих изображений будут испытывать муки». Таким образом, нельзя пренебрегать установлением хадиса Аиши в пользу хадиса Абу Тальхи, который не вмещает в себя ответ на этот вопрос. Этот факт очевиден для каждого беспристрастно мыслящего человека, если на то будет воля Аллаха.

Из сказанного выше следует, что мусульманину, знающему суть установлений шариата по данному вопросу, не следует приобретать одежду, несущую на себе изображения живых существ, даже в целях пренебрежительного использования, поскольку он тем самым стимулирует производителей одежды на создание подобных изображений. Однако человеку, который приобрел такую ткань, не зная об этом запрете, дозволено пренебрежительно использовать ее, на что указывает вышеприведенный хадис Аиши. И да посодействует нам Аллах в наших делах!

Возможно, разрез прошел посередине изображения, о котором идет речь в конце данного хадиса: «Я видела, как посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сидел, опершись на одну из этих подушек, на которой было изображение». Таким образом, первоначальный вид изображения был изменен до неузнаваемости. Именно на этом постороил свои доводы Ибн Хаджар, проводя согласование между собой этих двух хадисов с хадисом о подушке, приведенном выше в разделе № 33.

Позднее я обнаружил хадис, переданный со слов Абу Хурейры, который будет приведен далее. В нем рассказывается о том, Джибриль сказал Пророку, мир ему и благословение Аллаха: «В этом доме на стенах есть занавеси с изображениями живых существ. Так обезглавьте же их и сделайте из этих занавесей подстилки или подушки и ступайте по ним! Ведь, поистине, мы не входим в дом, в котором есть изображения живых существ». Все рассказчики данного хадиса являются рассказчиками аль-Бухари в его сборнике «ас-Сахих», что я и пояснил в книге «Сильсилят аль-Ахадис ас-Сахиха».

[122] Этот хадис передали аль-Бухари (2/11 и 4/105) и Абу Бакр аш-Шафии в «аль-Фаваид» (6/68), которому принадлежат дополнения в квадратных скобках. Цепочка рассказчиков данного хадиса достоверна.

Схожий по смыслу хадис приводят аль-Бухари и Муслим, а также другие авторы. Мы подробно рассмотрели пути передачи данного хадиса, анализируя хадисы, вошедшие в книгу профессора Йусуфа аль-Карадави «аль-Халяль ва-ль-Харам» (№ 121). Этот хадис уже был приведен нами выше в 33-ем разделе.

В данном хадисе совершенно определенно указано на то, что изображение живых существ, выставленное напоказ, мешает ангелам войти в дом даже в том случае, если с предметом, несущим на себе подобное изображение, обращаются пренебрежительно. Ведь посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, не вошел в дом до тех пор, пока подушку не вынесли прочь, и сказал применительно к ней: «…ангелы не входят в дом, в котором есть изображения живых существ».

[123] Данный хадис совершенно ясно укзывает на то, что изменения в предмете, благодаря которым егоразрешается использовать, должны касаться внешнего вида предмета и происходить до такой степени, чтобы он приобрел совсем иную форму. Некоторые ученые сформулировали подобные изменения следующим образом: «Если в результате проделанных изменений изображенный объект представляется нежизнеспособным, предмет может использоваться в дальнейшем».

Такая формулировка не может считаться удовлетворительной, так как она открывает возможности для манипуляций с текстами хадисов, оставляет место попыткам обойти их предписания путем иносказательных толкований или апелляции к авторитетным суждениям частных лиц по поводу их содержания. Пожалуй, наиболее ярким примером такого рода может послужить пространная статья одного автора, которую я прочитал несколько лет назад в журнале «Нур аль-Ислям», позднее издававшемся под названием «Маджаллят аль-Азхар». Содержание статьи сводится к тому, что изобретательному (!) мусульманину дозволено изваять полноценную скульптуру, однако в голове изваяния ему следует сделать отверстие с углублением, доходящим до того места, где обычно располагается головной мозг человека. Таким образом, если бы такую скульптуру можно было одушевить, изображенный в ней объект не смог бы жить ни секунды! Далее уважаемый шейх продолжил упражняться в изобретательности и сообщил, что для того, чтобы художественный изъян скульптуры не был заметен зрителям, художник может прикрепить к голове изваяния парик и таким образом прикрыть отверстие. В результате появляется полноценное и безукоризненное скульптурное изображение, которое, по мнению шейха, одновременно удовлетворяет как деятелей искусства (!), так и всевышнего Законодателя! О мусульманин, видел ли ты, чтобы кто-нибудь еще манипулировал законами шариата и священными текстами так искусно, как это сделал автор опуса, опубликованного на страницах уважаемого издания?! Клянусь Аллахом! Это так похоже на деяние тех иудеев, которых постигло унижение и бедность, и о которых всевышний Аллах сказал: «Спроси их о селении на берегу моря. Они нарушили субботу, поскольку рыбы приплывали к ним открыто по субботам и не приплывали в не субботние дни. Так Мы подвергли их испытанию за то, что они отказались повиноваться» (сура «аль-А’раф», 163). Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, сказал о них: «Да сразит Аллах иудеев! Когда Аллах запретил им есть сало мертвых животных, они стали топить его, а затем продавать и пожирать заработанные деньги». Этот хадис передали аль-Бухари и Муслим. В этой связи посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, всячески предостерегал нас от того, чтобы мы, мусульмане, следовали путем иудеев. Он сказал: «Не поступайте так, как поступают иудеи. В противном случае, вы будете считать дозволенным то, что запретил Аллах, пускаясь ради этого на малейшие уловки». Этот хадис передал Ибн Батта в книге «Джуз Ибталь аль-Хийаль» (стр. 24) с хорошей цепочкой рассказчиков, что подтвердили Ибн Теймиййа и Ибн Касир. Однако ни одно из вышеперечисленных доказательств не убедит тех, кто из-за собственных вожделений уподобляется иудеям. Да оградит нас от этого Аллах! См. «аль-Гайа» (11).

К ухищрениям подобного же рода близко утверждение тех, кто утверждает, что между рисунком, выполненным от руки, и изображением, сделанным фотографическим способом, существует принципиальная разница, поскольку фотография якобы не является результатом действия человека, так как все его действия сводятся к запечатлению тени предмета на светочувствительной пленке. Получается, что колоссальные усилия, предпринятые человеком в процессе изобретения фотоаппарата, который за одно мгновение может запечатлеть то, что без помощи этого устройства невозможно запечатлеть и за несколько часов, не являются, по их мнению, сознательным актом человека! То же самое относится и ко всем остальным действиям фотографа, который наводит фотокамеру на объект съемки, выбирает нужный фокус, до начала съемки вставляет в фотоаппарат пленку, после съемки проявляет отснятые кадры и совершает ряд других действий, в которых я не разбираюсь. И все эти действия, по мнению этих людей, также не являются сознательным актом человека! Процесс фотографической съемки во всех его подробностях описал профессор Абу аль-Вафа Дарвиш в своем ответе достопочтенному шейху Мухаммаду ибн Ибрахиму, муфтию Саудовской Аравии (стр. 43‑45). Вкратце ответ доктора Дарвиша сводится к тому, что для того, чтобы получить фотоснимок, фотограф должен совершить одиннадцать видов действий. Однако, при этом вышеупомянутый профессор, будучи хорошо знакомым с процессом фотосъемки, ничуть не сомневаясь, заявляет: «Фотография не является результатом человеческой деятельности!»

Результатом того, что они делают различия между этими двумя видами изображений, становится вывод о том, что, например, разрешается вешать на стену дома изображение человека, если оно изготовлено посредством фотографической съемки, однако, этого нельзя делать, если оно написано от руки! Также, согласно их мнению, если художник воспроизвел изображение, написанное от руки, при помощи фотоаппарата, то такое изображение разрешается вешать на стену. Уважаемый читатель, случалось ли Вам видеть пример да такой степени буквального понимания священных текстов? Я не видел подобного буквоедства ни у кого, кроме как у некоторых живших в прошлом захиритов. Могу привести в пример высказывание одного из них в комментрии к хадису: «Посланник Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, запретил мочиться в стоячую воду». Комментируя данный хадис, он сказал следующее: «Запрет налагается лишь в том случае, если моча испускается непосредственно в стоячую воду. Если же человек помочился в сосуд, а затем вылил из него мочу в воду, то действие запрета на него не распространяется!» И он говорит это, несмотря на то, что вода загрязняется как в первом, так и во втором случае. Однако буквалистский подход к анализу текста не позволил ему понять конечную цель данного запрета.

Такое же буквалистское понимание текста демонстрируют авторы, по мнению которых фотографическое изображение следует признать дозволенным. Они уцепились за способ создания изображений, который был хорошо известен на момент появления запрета, и сочли невозможным распространить запрет на изображения, изготовленные современным фотографическим способом. И это несмотря на то, что фотографирование является одним из способов создания изображений, как с лингвистической точки зрения, так и с точки зрения шариата. Оно идентично созданию изображений от руки, как по своим последствиям, так и по степени наносимого им вреда, как это стало нам ясно выше, когда мы проанализировали последствия противопоставления этих двух видов друг другу.

Несколько лет назад я сказал одному из них: «В таком случае, вам придется признать дозволенными и те изваяния, которые сегодня не изготавливаются вручную при помощи резца, как раньше, а запускаются в производство простым нажатием кнопки электрического выключателя, который управляет специальным агрегатом, способным за считанные минуты изготовить десятки изваяний. Известно, что именно таким способом изготавливаются сегодня игрушки для детей, фигурки различных животных и т.п. Что Вы на это скажете?» Но мой собеседник растерялся и не нашел, что ответить.

Удивительно, что эти буквоеды до такой степени не замечают собственного же буквоедства, что некоторые из них, описывая своих единомышленников, заявляют: «Именно они поняли истинный смысл священного текста!» Настало время проницательному читателю понять, кто они есть на самом деле! Внимите же назиданию, о обладатели разума!

Прежде чем я закончу свое отступление, мне бы хотелось обратить внимание на то, что, несмотря на нашу абсолютную уверенность в том, что оба способа изготовления изображений являются запретными, мы отнюдь не считаем, что всякое изображение, которое несет в себе практическую пользу, непременно подлежит запрету, при условии, что это не ведет к каким-либо пагубным последствиям и не достижимо каким-либо другим дозвленным способом. Я имею в виду те случаи, когда существует потребность в изображениях в медицине, географии, во время поиска преступников, когда о них необходимо предостеречь население и т.п. В подобных случаях использование изображений считается дозволенным, а иногда даже обязательным. В пользу этого свидетельствуют два хадиса.

Первый хадис:

Аиша рассказывала о том, что часто играла с куклами, и Пророк, мир ему и благословение Аллаха, приводил к ней подруг, чтобы они играли вместе с ней. Этот хадис передали аль-Бухари (10/433), Муслим (7/135), Ахмад (6/166, 233 и 234), согласно версии которого приводится данный хадис, и Ибн Са’д (8/66). Согласно другой версии хадиса, Аиша рассказывала о том, что когда она играла с куклами, и к ней входил Пророк, мир ему и благословение Аллаха, он прятался от нее под одеждой. Абу Авана сказал: «Он поступал так, для того, чтобы, увидев его, она не прекратила играть». Этот хадис с достоверной цепочкой рассказчиков передал Ибн Са’д (8/65). Далее в книге мы приведем еще один хадис, в котором говорится о том, что Аиша играла с «конем, у которого были крылья, сделанные из кусков ткани». Ибн Хаджар сказал: «Этот хадис приводится в качестве аргумента теми, кто считает дозволенным использовать куклы и игрушки в играх девочек. Это – частный случай, представляющий собой исключение из запрета на использование изображений. С этим полностью согласился кадий Ийад. Он сообщил, что с таким исключением согласно большинство ученых, которые считают дозволенным продавать игрушки для девочек в воспитательных целях, чтобы обучать их с детства ведению домашнего хазяйства и уходу за детьми».

Второй хадис:

Рубеййи бинт Муаввиз рассказывала: «Утром в день Ашура Пророк, мир ему и благословение Аллаха, отправил гонцов в селения, [расположенные вокруг Медины], чтобы они сообщили о том, что те, кто с утра не постились, должны поститься оставшуюся часть дня, а те, которые постились, должны продолжить пост. После этого повеления мы стали поститься сами и заставляли поститься своих детей, [тех из них, кто был еще совсем мал, если на то была воля Аллаха. Когда мы шли в мечеть, то] делали для них игрушку из шерсти [и брали ее с собой]. Если какой-нибудь малыш начинал плакать от голода, мы давали ему эту игрушку, и так продолжалось до самого разговения». (Согласно другой версии хадиса: «А если они просили у нас поесть, мы давали им игрушку, которая их забавляла до тех пор, пока не закончился пост»). Этот хадис передали аль-Бухари (4/163), согласно версии которого приведен данный хадис, и Муслим (3/152), которому принадлежат дополнения в квадратных скобках, а также другая версия хадиса.

__________Оба хадиса свидетельствуют о том, что изготавливать и использовать изображения можно в тех случаях, когда это целесообразно в воспитательных, просветительских и образовательных целях. Это также позволено в тех случаях, когда польза от процесса изготовления изображений и самих изображений для Ислама и всех мусульман очевидна. Однако в остальном запрет остается в силе – это касается портретов шайхов, выдающихся людей, друзей и пр. – словом, всего, что не несет в себе пользу, но лишь уподобляет мусульман неверным в их преклонении перед идолами. Аллах лучше знает.

[124] Этот хадис достоверен. В данном случае он представляет собой сводный текст сообщений в передаче сразу от пятерых асхабов.

Хадис в первой передаче известен со слов Абу Хурайры – мы приняли текст хадиса в его изложении за основу. Хадис в передаче от Абу Хурайры приводят Абу Давуд (2 / 189), ан-Наса’и (2 / 302) и ат-Тирмизи (4 / 21). Достоверным его считали Ибн Хиббан (1487), Ахмад (2 / 305‑308, 478), Абд ар-Раззак в аль-Джами‘ (номер 68), Ибн Кутайба в Гариб аль-хадис (1 / 100 / 1), аль-Багви в Шарх ас-Сунна (3 / 218 / 1) и ад-Дийа’ в аль-Мухтара (10 / 107 / 1). По их мнению иснад этого хадиса надежен.

Вторая и третья передачи хадиса известны со слов Аиши и Маймуны. В их передаче этот хадис приводят Муслим (6 / 156), Абу Авана в Сахих (8 / 249‑250, 253 / 2), Ахмад (6 / 142‑143, 330), аль-Багви (3 / 217 / 1), а также ат-Тахтави в аль-Мушкиль (1 / 376‑377) и Абу Йа‘ла (333 / 2 и 335 / 2).

Четвертая передача хадиса известна со слов Абу Рафи‘ – она приводится у ар-Руйани (25 / 139 / 2). В этой передаче хадиса присутствуют второе и последнее из указанных дополнений ‑ со слов Маймуны, а также предпоследнее дополнение и вариант, заключенный в круглые скобки, ‑ со слов Аиши.

Все дополнения к данному хадису в передаче от Абу Хурайры приводятся у Ахмада и некоторых других авторов.

Хадис в пятой передаче бытует со слов Усамы ибн Зайда – ат-Тахави приводит ее с хорошим иснадом.

[125] В аль-Камус сообщается: «Намат – лицевая сторона какой-либо подстилки или разновидность коврика».

[126] То есть: на стенах комнаты.

Использованное здесь слово ‘урд означает сторону или бок всякого предмета.

Примечание автора: В первоначальном варианте этот хадис приводится без слова ‘урд (бок, сторона), однако, очевидно, что здесь должно быть именно это слово. В качестве основания для такого вывода может служить другой хадис со слов Аиши – Анас сообщает: у Аиши был кырам, которым она занавешывала сторону (то есть стену. – Прим. переводчика) своей комнаты. Этот хадис приводится у аль-Бухари (10 / 321). Аллах лучше знает.

Позднее я обнаружил, что аль-Хаттаби приводит этот хадис в своем сочинении Гариб аль-хадис (10 / 2) со словом ‘урд, но утверждает следующее:

«Это ошибка. Правильно: ‘арс. Так называли деревянную балку, которую клали поверх здания, когда хотели покрыть его крышей. Затем на балку набрасывали небольшие куски дерева». Аллах лучше знает.

[127] В хадисе вместо привычного глагола джазаба («тянуть») – читаем джабаза. Второй вариант вполне возможен – он возник в результате перестановки местами согласных звуков б и з. В языкознании такое явление называется метатеза (перестановка звуков. – Прим. переводчика).

[128] Аль-Байхаки писал:

«Эта фраза свидетельствует о том, что нежелательным (то есть макрух – тем, что заслуживает порицания, но в то же время не является запретным – харам. – Прим. переводчика) является занавешивание стен, хотя на самом деле предпосылкой для этого суждения – как следует из приведенных вариантов передачи хадиса – послужила неприемлемость другого факта, а именно – присутствие изображений на материале, которым были покрыты стены».

Примечание автора: Неприемлемыми здесь следует считать оба факта – присутствие изображений на материале, которым были занавешены стены, ‑ о чем, собственно, и сказал аль-Байхаки, а также само занавешивание стен. Так следует из двух дополнений, приводимых в некоторых вариантах передачи хадиса. Первое дополнение – слова: «…с каким-то изображением», второе – фраза: «Это ты увешиваешь стены». Таким образом, в данной редакции сообщения названы сразу две причины, по которым действия Аиши оказались неприемлемы. Возможно, аль-Байхаки помешало то, что он не располагал сводным текстом хадиса. Аллах лучше знает.

Шафиитские авторы ‑ в частности, аль-Багви в Шарх ас-Сунна (3 / 218 / 2) – указывают на неприемлемость занавешивания стен, ссылаясь при этом на приведенный выше хадис. И все же один из них – шайх Абу Наср аль-Макдиси – высказвывается в пользу запрета (харам) на действия такого рода. При этом он ссылается на все тот же хадис ‑ об этом говорится в аль-Фатх (9 / 25).

Разные подходы в оценке предписаний хадиса – неприемлемо занавешивание стен или запретно ‑ возможны лишь в том случаях, если материал, которым занавешиваются стены, не содержит в себе шелка или золота. Шайх-уль-Ислям в аль-Ихтийарат (144) говорил так:

«Занавешивание стен шелком и тканями с золотой нитью запрещено, поскольку все шелковое и золотое для мужчин, для стен и для предметов женской одежды считается определенно запретным. Бывает, что из шелка и золота изготовлены накидки и покрывала, используемые женщиной для застилания постели (а не для занавешивания стен или изготовления одежды. – Прим. переводчика), ‑ на этот счет есть разные мнения ‑ ведь все это не является одеждой. И далее: считается нежелательным (макрух) развешивать занавески в дверных проемах без нужды, если имеются другие способы перекрыть проход ‑ двери и им подобное. Точно также считается неприемлемым развешивать занавески в коридоре без особой потребности. Словом, все, что превосходит необходимое, является излишеством. Но становится ли оно запретным (харам) ‑ спорно».

[129] Хадис передают Муслим (6 / 158), Абу Авана (8 / 253 / 1 и 261 / 1) – основной текст хадиса, а также первое и третье дополнения приводятся в его изложении, Ибн Са‘д (8 / 344) – он приводит третье дополнение, Ахмад (6 / 247), Абу Бакр аш-Шафи‘и в аль-Фава’ид (67 / 2) – у него приводится последнее дополнение к хадису, Абу Йа‘ла в Муснад (225 / 1) – у него приводится предпоследнее дополнение к хадису, аль-Хайсам ибн Кулайб (124 / 2) – он приводит второе дополнение, и ар-Руйани (28 / 181 / 1). Предпоследнее дополнение приводится также у Муслима и Абу Аваны.

Абу Бакр аль-Марвази прокомментировал этот хадис в аль-Вара‘ (20 / 2‑21 / 1).

[130] Под драпировкой в данном случае имеются в виду любые изделия из текстиля, которыми могут украшать помещение, ‑ ковры, подушки, покрывала.

[131] Этот хадис со слов Абд ар-Рахмана ибн Исхака со слов аз-Зухри со слов Салима приводят ат-Табарани (1 / 192 / 2) и Ибн Асакир (5 / 218 / 2). Абу Бакр аль-Марвази прокомментировал это сообщение в аль-Вара‘ (20 / 1). Тот же хадис приводит аль-Багви в Шарх ас-Сунна (3 / 24) – дополнения даны в его изложении. Аль-Марвази (19 / 2) сообщает, что имам Ахмад прибегал к этому хадису в качестве аргумента.

[132] Вашм – татуировка. При нанесении татуировки иглу или какой-то другой острый предмет загоняют под кожу, что вызывает кровотечение. Затем при помощи той же иглы вводят краситель ‑ сурьму или индиго, в результате чего кожа приобретает зеленоватый цвет.

[133] Буквально: проклянет тех женщин, которые просят, чтобы им сделали вашм ‑ татуировку.

[134] Хадис с таким дополнением передают аль-Бухари и Абу Давуд. См. ас-Сахиха (2797).

[135] Нимас – удаление волос с кожи лица при помощи лезвия – об этом сообщается в ан-Нихайа и ряде других источников. При этом говорится о лице в общем, а не о какой-то области лица конкретно. Вместе с тем можно встретить и такое утверждение:

“Говорят, что нимас относится лишь к удалению волос бровей – с целью приподнять брови или сделать их ровными”. Как мне удалось доказать, комментируя этот хадис в Тахридж аль-хилаль (номер 97), такое утверждение является недостоверным.

Ат-Табари утверждает: Женщине не дозволено менять что-либо в своем облике, которым наделил ее Аллах, придав ей ту или иную меру красоты, ‑ ни ради супруга, ни ради кого-нибудь еще. Это относится к женщинам, имеющим брови, сросшиеся над переносицей, но пожелавшим удалить волосы между бровями; к женщинам, которые полируют лицо до блеска или, напротив, делают его матовым; к женщинам, которые имеют короткие или редкие волосы и при этом удлиняют их или придают им пышность, наставляя чужие волосы. Все это подлежит запрету и относится к действиям, которые предпринимаются с одной целью ‑ изменить творение Аллаха. Исключения составляют те случаи, когда изменения в облике человека наступили вследствие полученного увечия или травмы. – Конец цитаты. – Приводится с сокращениями по аль-Фатх.

[136] То есть: преследуя лишь одну цель – казаться красивее. В данном случае имеются в виду расселины между передними зубами – резцами. Эти расселины делались специально, при помощи напильника или какого-либо другого подобного инструмента.

[137] Эти слова относятся ко всем упомянутым категориям женщин. В том же предложении названа причина, по которой все эти женщины подлежат проклятию, что, в свою очередь, свидетельствует о запрете на деяния такого рода.

Хадис приводят аль-Бухари (10 / 306, 310, 311, 312), Муслим (6 / 166‑167), Абу Давуд (2 / 191), ат-Тирмизи (3 / 16) – он посчитал хадис достоверным, ад-Дарими (2 / 279), Ахмад (номер 4129), Ибн Батта в аль-Ибана (1 / 136 / 2‑137 / 1), Абу Йа‘ла (246 / 2), аль-Харави в Замм аль-калям (2 / 33 / 1) и Ибн Асакир (11 / 298 / 1‑2) – со слов Ибн Мас‘уда. В Муснад Ахмад этот хадис приводится с разными иснадами и в различных редакциях. Этот хадис приводят также ат-Табарани (3 / 35‑36), Ибн Асакир и аль-Хайсам ибн Кулайб в Муснад (94 / 1, 98 / 2, 99 / 1). В редакции аль-Хайсама со слов Кубайса ибн Джабира сообщается следующее:

На занятиях по изучению сур из Корана вместе с нами могли присутствовать и женщины. Однажды вышло так, что к Ибн Мас‘уду [домой] пришли я и еще какая-то пожилая женщина из племени бану асад – всего нас было трое. И тут Ибн Мас‘уд заметил, что лоб женщины лоснится. Он спросил ее: Ты что, обрила себе лоб? Это разозлило женщину и она ответила так: Это твоя жена бреет себе лоб! На это Ибн Мас‘уд заявил: Зайди к ней и посмотри сама! Если у нее действительно обрит лоб, то после этого она мне больше не жена. Старуха удалилась, а через некоторое время пришла и сказала: Нет, клянусь Аллахом, я не заметила, чтобы она обрила себе лоб. Тогда Абдаллах ибн Мас‘уд сказал: Я слышал, как Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, говорил: ‑ и дале приводится то же высказывание Пророка, да благословит его Аллах и да спасет. У этого хадиса хороший иснад.

Из хадиса следует, что запрет распространяется не только на выщипывание бровей, но также на удаление волос с других участков кожи лица. Кроме того, в хадисе сообщается, что сбривание волос приравнивается к выщипыванию. На это следует обратить внимание.

Ибн Са‘д (8 / 86‑87) приводит рассказ о свадьбе Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, и Сафии. В нем Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, обращается к Умм Сулайм с такими словами:

«Возьмите свою подругу и расчешите ей волосы». И далее по тексту приводятся слова Умм Сулайм: «И едва мы закончили делать ей нимас, как нас предупредили, что Посланник Аллаха уже входит к своей невесте».

Из слов: «…и расчешите ей волосы», ‑ понятно, что речь идет о причесывании невесты. В данном случае под нимасом подразумевается расчесывание волос, поскольку всем хорошо известно, что обычно во время этой процедуры какое-то количество волос выпадает. Более того, мы не можем утверждать со всей уверенностью, что предложение, в котором встречается слово нимас, является достоверным – этот рассказ передавался по нескольким иснадам, при этом комментарии и дополнения некоторых передатчиков могли включаться в текст хадиса и в последующем восприниматься как неотъемлемая часть сообщения. В одном из путей передачи этого рассказа фигурирует имя аль-Вакыди – известного фальсификатора хадисов.

[138] В книге “Хиджаб мусульманки…” (с. 53‑81) я подробно рассмотрел все эти хадисы. Желающие могут обратиться к этому исследованию.

[139] Этот хадис приводят Абу Давуд, Ахмад, Абд ибн Хамид в аль-Мунтахаб (92 / 2) и ат-Тахави в аль-Мушкиль. Как я поясняю в той же книге (с. 80‑81), этот хадис имеет хороший иснад.

[140] Коран, 30 (“Румы”) : 29.

[141] Фитра – буквально: обычай, традиция. То есть все те обычаи, которых придерживались пророки, мир им, и которые нам также велено соблюдать. – Так утверждается в ан-Нихайа.

[142] Сбривание волос при помощи бритвы, но только в определенном месте. В приведенном варианте хадиса точно указано место, где именно следует сбривать волосы.

Мне нравится замечание Абу Бакра ибн аль-Араби (Ибн аль-Араби – с артиклем аль-, а не Ибн Араби), сделанное им по поводу данного хадиса:

“На мой взгляд, каждое из пяти правил, приведенных в этом хадисе, обязательно для выполнения. Если бы кто-нибудь перестал выполнять эти правила, его облик перестал бы быть обликом человека, и уж подавно – обликом мусульманина”. Я привожу это высказывание по аль-Фатх (10 / 279). Мне кажется, что эти слова, как нельзя более, точны ‑ к ним вряд ли можно что-то добавить.

Этот хадис в передаче от Абу Хурайры передают аль-Бухари (10 / 276‑378), Муслим (1 / 153), Абу Давуд (2 / 194), ан-Наса’и (1 / 7) – вариант приводится в его изложении, а также Ахмад (2 / 229, 239, 283, 410, 489).

[143] Мы использовали страдательный залог глагола, хотя у большинства авторов тот же глагол в этом месте встречается в действительном залоге. Более того, в одном из вариантов хадиса поясняется, что лицо, установившее этот промежуток времени, здесь – Пророк, да благословит его Аллах и да спасет. Аш-Шаукани (1 / 96) полагал, что хадис в такой передаче является ущербным, так как в иснаде к нему фигурирует имя Садафы ибн Мусы. Однако такое мнение являетя ошибочным, поскольку не учитывает того факта, что ан-Наса’и приводит тот же вариант хадиса с достоверным иснадом без имени Садафы ибн Мусы. Вариант хадиса без имени Садафы в иснаде приводят также Абу Аббас аль-Асамм в аль-Хадис (номер 34 по моему списку) и Ибн Асакир (3 / 275 / 2).

[144] Этот хадис приводят Муслим (1 / 153), Абу Авана (1 / 190), Абу Давуд (2 / 195), ан-Наса’и (1 / 7), ат-Тирмизи (4 / 7), Ахмад (3 / 122, 203, 355), Ибн аль-А‘раби в аль-Му‘джам (41 / 1), Ибн Адий (201 / 2) и Ибн Асакир (8 / 142 / 1) – все эти авторы, за исключением Муслима и Абу Аваны, приводят также вариант хадиса, который дается в скобках.

Примечание автора: Из хадиса следует, что выполнять все эти установления надлежит не реже, чем раз в сорок дней. При этом у некоторых авторов, таких как, к примеру, аш-Шаукани, имеется отдельное мнение.

[145] Зачастую мужчины уходят в своих заблуждениях еще дальше – они отпускают бороду по случаю смерти близкого человека! На это можно сказать лишь одно ‑ “Ведь не слепы взоры, а слепы сердца, которые в груди”. – Коран, 22 (“Хадж”) :45.

[146] Коран, 4 (“Женщины”) : 118.

[147] То есть: стригите усы очень коротко. Имеется в виду, что стричь усы следует таким образом, чтобы они не выступали за край верхней губы, при этом полное сбривание усов не допускается. Сбривание усов является нарушением Сунны – а именно тех ее достоверных норм, которые были установлены самим Посланником Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет. Поэтому когда Малика спросили: что он думает по поводу человека, сбрившего усы, ‑ он ответил: Полагаю, этот человек заслуживает наказания в один удар. О сбривании усов Малик говорил: Это новшество, которое зародилось среди людей. Это высказывание передает аль-Байхаки (1 / 151). См. также Фатх аль-бари (10 / 285‑286). Сам Малик носил длинные усы, и когда у него поинтересовались на этот счет, он ответил так: Мне рассказывал Зайд ибн Аслям со слов Амира ибн Абдаллаха ибн аз-Зубайра, что всякий раз, когда Умар, да будет доволен им Аллах, сердился, он наматывал ус на палец и надувался от гнева. Этот рассказ с достоверным иснадом приводится у ат-Табарани в аль-Му‘джам аль-кябир (1 / 4 / 1). Тот же ат-Табарани (1 / 329 / 2), а также Абу Зар‘а в Тарих (46 / 1) и аль-Байхаки сообщают: «Пятеро асхабов, которые начисто выметали (то есть выдергивали с корнем) себе усы, выдергивали лишь те волосы, которые заходили за край верхней губы». У этого сообщения хороший иснад. Похожее утверждение можно найти у Ибн Асакира (8 / 520 / 2).

[148] Этот хадис со слов Ибн Умара передают аль-Бухари (10 / 289) – хадис приводится в его изложении, Муслим (1 / 153), Абу Авана (1 / 189) и другие авторы.

[149] Этот хадис со слов Абу Хурайры в сочинениях Сахих приводят Муслим и Абу Авана.

[150] Этот хадис со слов Ибн Аббаса приводят аль-Бухари (10 / 274), ат-Тирмизи (2 / 129 – по булакскому изданию) – он признал этот хадис достоверным, аль-Багви в Хадис Али ибн аль-Джа‘д (5 / 145 / 2), Ибн Хиббан в ас-Сикат (2 / 89), Абу Ну‘айм в Ахбар Исбахан (1 / 120), Ибн Асакир в Тахрим аль-убна (166 / 1), а также Абу-ль-Аббас аль-Асамм во втором из Хадис (номер 99 по моему списку) и ад-Дуляби (1 / 105).

У этого хадиса имеется шахед в передаче от Абу Са’ида аль-Худри – его можно найти у аль-Хайсама ад-Дури в Замм аль-ливат (157 / 1).

Еще один шахед передается от Абу Хурайры – его приводят Ибн Асакир (166 / 1) и Ибн Маджа (1903).

Третий шахед приводится в передаче от Ибн Умара в Джуз’ аш-Шамухи (номер 16).

У человека, который соблюдает правила фитры и имеет чистую совесть, не возникнет никаких сомнений в том, что даже одного из этих четырех оснований достаточно для того, чтобы убедится в справедливости требования носить бороду и запрета ее сбривать. Ну, а если мы возьмем все четыре?!

Шайх-уль-Ислям Ибн Таймиййа говорил: Мужчине запрещено сбривать бороду. То же сообщается в аль-Кавакиб ад-Дирари (1 / 101 / 2). Ибн Асакир (13 / 101 / 2) со слов Умара ибн Абд аль-Азиза рассказывал, что сбривание бороды – это акт глумления, требующий отмщения. Он говорил: «Истинно, Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, воспретил глумиться над людьми».

Подробно на эту тему я написал в одной из своих статей, опубликованной в журнале «аш-Шихаб» («Метеор») в номере 41 первого года издания. Чуть позже некоторые истинно верующие братья из числа тех, кто любит Сунну и не щадит своих усилий для того, чтобы следовать по ее пути, помогли издать это исследование в сборнике под названием «Вопрос о бороде с позиций религии» ‑ он был издан «Исламской издательской компанией» (аш-Шарика аль-ислямиййа ли-т-тиба‘а ва-н-нашр) в Багдаде. В этой работе я привел высказывания Четырех Имамов о запрете на сбривание бороды. Желающие могут ознакомиться с их суждениями по этому вопросу, обратившись к названному исследованию.

Брат мой! Не прельщайся множеством тех, кто упорствует в своей неправоте, даже если среди них встречаются люди, называющие себя учеными. Истинно, знание, которое не ведет к праведному поступку, совершенному в соответствии с руководством, которое дал нам Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, и освещенному светочем его правды, хуже незнания. Еще хуже, если знание стоит на службе тех, кто своими толкованиями извращает и отрицает сказанное однажды ясно и понятно, следуя за собственными вожделениями, плывя по течению. Один из таких «ученых» утверждает: обязательность ношения бороды не относится к установлениям Ислама, это вопрос мирской и является личным делом каждого мусульманина!

Прекрасно зная, что ношение бороды является одним из актов фитры ‑ как утверждал Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, ‑ эти люди не устают повторять свое. Любой закон, какой бы он ни был, не может подменить собой установления фитры – так сказал Великий и Славный: «По фитре Аллаха, которую Он возложил на людей. Нет изменений в творении Аллаха, это – вера прямая, но большинство людей не знает!» ‑ Коран, 30 (“Румы”) : 29. О Аллах! Укрепи нас Своим твердым словом в жизни дольней и горней.

[151] Этот христианский обычай уходит своими корнями в глубокую древность. В те далекие времена, надевая кольцо на левую руку избранницы, жених поначалу располагал его на большом пальце невесты и говорил: Во имя Отца. Затем, надевая кольцо на указательный палец невесты, он говорил: Во имя Сына. После этого кольцо надевалось на средний палец ‑ в этот момент жених говорил: во имя Духа Святого. Наконец, когда жених произносил слово “аминь”, кольцо надевалось на безымянный палец невесты, а после бракосочетания так и оставалось у нее на безымянном пальце.

Вопрос о том, как возник христианский обычай обмениваться обручальными кольцами, был задан журналу “Женщина” (Woman), который выходит в Лондоне, ‑ № 19. Март 1960 г. С. 8.

Ответ на этот вопрос подготовила Анжела Тэлбот (Angela Talbot) ‑ редактор отдела журнала по работе с письмами читателей.

Вопрос был сформулирован следующим образом:

Почему обручальное кольцо принято носить на безымянном пальце левой руки?

Why is the wedding ring placed on the third finger of the left hand?

Ответ был таким:

Утверждают, что в организме человека есть вена, которая идет от безымянного пальца левой руки прямо к сердцу. К тому же, этот обычай имеет долгую историю. Когда-то, надевая кольцо на левую руку избранницы, жених поначалу располагал его на большом пальце невесты и говорил: во имя Отца. Затем он надевал кольцо на указательный палец невесты и говорил: во имя Сына. После этого кольцо надевалось на средний палец, и жених говорил: во имя Духа Святого. Наконец, когда жених произносил слово “аминь”, кольцо надевалось на безымянный палец невесты, а после бракосочетания так и оставалось у нее на безымянном пальце.

It is said there is a vein that runs directly from the finger to the heart. Also, there is the ancient origin whereby the bridegroom placed the ring on the tip of bride’s left thumb, saying: “In the name of the father” on the first finger, saying: “In the name of the son” on the second finger, saying: “And of the Holy Ghost”, on the word “Amen”, the ring was finally placed on the third finger where it remained.

Дословный перевод последней фразы звучит следующим образом:

“Наконец, когда жених произносил слово “аминь”, кольцо надевалось на безымянный палец невесты, где и оставалось”.

Перевод этого отрывка осуществила талантливая писательница Мульк Ханнано, да наделит ее Аллах наилучшей участью.

[152] Этот хадис со слов аль-Барра’ ибн Азиба приводят аль-Бухари (10 / 259), Муслим (6 / 135) и Ахмад (4 / 287). Со слов Абу Хурайры этот хадис приводят те же аль-Бухари (10 / 260) и Муслим (6 / 149), а также ан-Наса’и (2 / 288), Ахмад (2 / 468) и Ибн Са‘д (1 / 2 / 161). Хадисы на эту тему приводятся также со слов Али, Имрана и других передатчиков.

[153] Этот хадис приводят Муслим (6 / 149), Ибн Хиббан в Сахих (1 / 150), ат-Табарани (3 / 150 / 1‑2) и Ибн ад-Дибаджи в аль-Фава’ид аль-мунтакат (2 / 80 / 1‑2).

Хадис свидетельствует о том, что кольцо из золота подлежит запрету (харам). Ниже мы приводим мнение Ахмада, да будет милостив к нему Аллах, согласно которому ношение золотых колец относится к действиям нежелательным (макрух). Однако в данном случае то, что Ахмад называет неприемлемым или нежелательным, следует понимать как запретное – см. сообщение Ахмада в комментарии к четвертому хадису данного раздела. – С. 219.

В хадисе марфу‘ cо слов Абу Хурайры сообщается: «Да проклянет Аллах того, кто носит кольцо из золота». Этот хадис передает ас-Сакафи в ас-Сакафиййат (том. 6, номер 36 – по моему списку). Однако в иснаде к этому сообщению фигурирует имя Сайфа ибн Мискина, который слывет ненадежным передатчиком.

[154] Этот хадис со слов ан-Ну‘мана ибн Рашида со слов аз-Зухри со слов Ата‘ ибн Йазида со слов Абу Са‘лабы приводят ан-Наса’и (2 / 288), Ахмад (4 / 195), Ибн Са‘д (7 / 416) и Абу Ну’айм в Исбахан (1 / 400). Всех передатчиков этого хадиса Муслим относит к числу достоверных. Однако, известно, что ан-Ну‘ман передавал хадисы неточно, а у аль-Махамили в аль-Амали (том 9, номер 18) с его слов передает Абд ар-Рахман ибн Рашид. Этот же хадис в форме мурсаль по другому пути передачи со слов аз-Зухри со слов Абу Идриса передает Йунус. Ан-Наса’и изучил иснад этого хадиса и пришел к выводу:

«Он может называться достоверным».

Примечание автора: В форме мурсаль этот хадис имеет хороший иснад. Однако аль-Хафиз в аль-Фатх (10 / 261) привел этот хадис в форме маусуль (маусуль – категория хадисов с непрерывным иснадом. – Прим. переводчика). При этом аль-Хафиз писал:

«Этот хадис передавал Йунус со слов аз-Зухри со слов Абу Идриса со слов некоего человека-асхаба…» Затем аль-Хафиз приводит вариант этого хадиса, но так и не указывает, кто же передавал его первым.

Позднее в Джами‘ Ибн Вахб (с. 99) я прочитал: Мне сообщил его Йунус ибн Йазид. Если так, то данный хадис достоверен, а тот факт, что имя асхаба, передававшего хадис первым, неизвестно, в данном случае не может помешать нам признать сообщение заслуживающим доверия.

Кроме того, аль-Ауза‘и в одной из передач хадиса со слов аз-Зухри называет имя этого асхаба – Абу Зарр. Исход хадиса проследил Ибн Асакир (14 / 173 / 1) ‑ в иснаде к сообщению фигурирует имя аль-Касима ибн Умара ар-Раби‘и. Мне не удалось обнаружить каких-либо сведений об этом передатчике. Хадис на эту же тему приводится также со слов некоего человека, который у Ахмада назван Ашджа‘ (4 / 260 и 5 / 272). У этого хадиса тоже достоверный иснад.

[155] Этот хадис со слов Амра ибн Шу‘айба, передававшего со слов отца и деда, приводят Ахмад (номер 6518 и номер 6680) и аль-Бухари в аль-Адаб аль-муфрад (номер 1021). У этого хадиса хороший иснад. Ибн Раджаб в Шарх ат-Тирмизи (90 / 2) по поводу этого хадиса хранит молчание.

Этот хадис может считаться достоверным, несмотря на то, что в аль-Муснаде (номер 6977) тот же хадис со слов Ибн Амра приводится в другой передаче со слабым звеном.

У этого хадиса есть шахед в передаче от Умара ибн аль-Хаттаба – его приводят Ахмад в аль-Муснад (номер 132) и аль-Укайли (с. 416). Передатчики этого хадиса надежны, хотя его иснад разорван. Аль-Укайли приводит этот хадис в форме маусуль, но со слабым иснадом. Вслед за ним этот хадис в форме маукуф передает Ибн Са‘д (4 / 281).

Еще один шахед хадиса передается от Бурайды. Его приводят авторы Сунан, а также ад-Дуляби (2 16). Ибн Хиббан посчитал этот хадис достоверным, однако аль-Хафиз в аль-Фатх (10 / 256) признал его слабым, поскольку в иснаде к нему фигурирует имя Абу Тыбы Абдаллаха ибн Муслима аль-Марвази, о которм Абу Хатим ар-Рази говорил так:

«Он записывает хадис и не удосуживается привести доказательства в его пользу».

Ибн Хиббан об аль-Марвази говорил следующее:

«Он делает ошибки и часто имеет мнение, отличное от других».

Примечание автора: Абу Тыбу Абдаллаха аль-Марвази можно считать слабым с точки зрения качества передачи сообщений, однако сам по себе, как правдивый передатчик, он не вызывает подозрений. В связи с этим аль-Хафиз в ат-Такриб заметил об Абдаллахе аль-Марвази следующее:

«Он правдив, но допускает ошибки».

Как и Ибн Хиббан, далее в этом же сочинении аль-Хафиз ссылается на хадис со слов аль-Марвази и делает это не раз. Таким образом, с учетом выше изложенного хадис, в иснаде которого присутствует имя аль-Марвази, может считаться сильным, если угодно Всевышнему Аллаху.

У данного хадиса есть также третий шахед в передаче от Джабира. Его приводит Абу-ль-Хасан ибн ас-Салт аль-Муджаббир в одной из глав Амали Аби Абдаллах аль-Махамили ва-Исма‘ил ас-Саффар (58 / 1).

Необходимо подчеркнуть, что хадис запрещает ношение кольца из железа, поскольку, как утверждается в сообщении, железное кольцо хуже кольца золотого. Не следует обращать внимание на фетвы некоторых достопочтенных муфтиев, которые считают, что носить кольцо из железа все же можно. Как правило, при этом они ссылаются на хадис, приводимый в Сахихах аль-Бухари и Муслима, – в нем сообщается, как Пророк, да благословит его Аллах и да спасет, обратился к человеку, не имевшему махр для своей невесты, с таким словами:

«Найди хотя бы железное кольцо». В аль-Ирва’ (1983) я проследил исход этого хадиса. Необходимо отметить, что текст данного сообщения не содержит разрешение на ношение украшений из железа. В этой связи аль-Хафиз в аль-Фатх (10 / 266) сказал следующее:

«На этот хадис ссылаются в том случае, когда хотят обосновать разрешение на ношение кольца из железа. Однако в хадисе не содержится каких-либо доказательств в пользу такого разрешения. Ведь позволение иметь при себе кольцо из железа не обязательно значит, что кольцо позволено надевать. По всей видимости, кольцо потребовалось лишь для того, чтобы женщина могла воспользоваться вырученными за него средствами».

Примечание автора: Даже если допустить, что в тексте последнего хадиса все же содержится разрешение на ношение кольца из железа, это всего лишь означало бы, что такое разрешение могло быть в силе до наступления соответствующего запрета. Именно к такому выводу мы приходим в результате согласования содержания этого хадиса и хадиса, установившего запрет, ‑ точно так же, как в случае с хадисами, которые позволяют мужчинам носить украшения из золота, и хадисами, которые это, напротив, запрещают. На наш взгляд, это абсолютно понятно, ‑ если будет угодно всевышнему Аллаху.

На предмет данного хадиса высказывались также Ахмад и Ибн Рахавайх, да смилуется над ними Аллах. В Маса’иль аль-Марвази (с. 224) сообщается, как однажды Исхак ибн Мансур аль-Марвази обратился к Ахмаду с таким вопросом: Какое кольцо считается нежелательным (макрух) – золотое или железное? Как сообщается далее, Ахмад ответил так: Оба, ей-Богу! Исхак подчеркнул: Ахмад прямо так и сказал. См. наш комментарий на сообщение, приведенное выше по тексту (с. 215).

Как сообщает Ибн Вахб в аль-Джами‘ (101), такое же мнение на этот счет высказывал Малик. По данным Табакат Ибн Са‘д (4 / 114) и Джами‘ Ибн Вахб (100) так же по этому поводу высказывался Умар, да будет доволен им Аллах, ‑ Абд ар-Раззак, а также аль-Байхаки в аш-Шу‘аб приводят его слова по аль-Джами‘ аль-кябир (13 / 191 / 1).

Рассматриваемый хадис не вступает в противоречие с сообщением, которое приводит Му‘айкыб, да будет доволен им Аллах:

«Кольцо у Пророка, да благословит его Аллах и да спасет, было из железа, искривленное, с серебром. И далее: Иной раз я держал это кольцо у себя в руках. Му‘айкыб был хранителем кольца Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет».

Это сообщение с достоверным иснадом приводят Абу Давуд (2 / 198) и ан-Наса’и (2 / 290). У сообщения есть три шахеда в форме мурсаль – все они приводятся в Табакат Ибн Са‘д (1 2 163‑164). Их также приводит аль-Хафиз в аль-Фатх (10 / 265). Четвертый шахед этого сообщения можно найти у ат-Табарани (1 / 206 / 2).

Примечание автора: Рассматриваемый хадис и сообщение, приведенное только что, не противоречат друг другу ‑ как замечает аль-Хафиз, содержание сообщения и хадиса можно согласовать на том основании, что в последнем запрет налагается на кольцо, изготовленное исключительно из железа. К тому же, установление, сформулированное на словах, имеет приоритет перед установлением, выраженным в действиях, ‑ запрет на ношение железного кольца, сформулированный лично Посланником Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, в рассматриваемом хадисе вербально, имеет преимущество перед поступком, описанным в сообщении Му‘айкыба, и в данном случае будет правильнее следовать за запретом, а не за рассказом Му‘айкыба, пользуясь возможностью оправдаться формальным сопоставлением текстов. Аллах лучше знает.

Ан-Наса’и (2 / 290) приводит следующее сообщение со слов Давуда ибн Мансура: “Нам рассказал Ляйс ибн Са‘д со слов Амра ибн аль-Хариса со слов Бакра ибн Савады со слов Абу-ль-Бахтари со слов Абу Са‘ида аль-Худри:

Однажды к Пророку, да благословит его Аллах и да спасет, подошел некий человек из Бахрейна и поприветствовал его. Но Пророк, да благословит его Аллах и да спасет, не ответил на приветствие ‑ у человека на руке было кольцо из золота. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, сказал: Истинно, у него на руке угли из Адского огня!.. Человек спросил: А какое кольцо можно носить? Посланник Аллаха ответил: Кольцо из железа, серебра или меди”.

Приведенное сообщение является слабым. Знаток Корана и хадисов Ибн Раджаб аль-Ханбали подверг это сообщение всестороннему анализу в Шарх ат-Тирмизи (90 / 1), но так и не смог прийти к заключению о его достоверности. На мой взгляд, слабым звеном в сообщении является один из его передатчиков ‑ Давуд ибн Мансур. Несмотря на то, что Давуд ибн Мансур слыл правдивым передатчиком хадисов, его сообщениям свойственна неточность изложения. На это указал аль-Хафиз ‑ в ат-Такриб он сказал о Давуде ибн Мансуре так:

«Он правдив, но допускает ошибки».

Аль-Бухари – автор, не менее авторитетный, чем ан-Наса’и, ‑ приводит иснад этого сообщения в другом виде ‑ в аль-Адаб аль-муфрад (номер 1022) он говорит: “Нам передал сообщение Абдаллах ибн Салих, а он сказал: мне рассказал его аль-Ляйс”, ‑ однако вместо имени Абу-ль-Бахтари в иснаде к сообщению аль-Бухари приводит имя Абу-н-Наджиба. С таким же иснадом это сообщение приводит ат-Табарани – так в аль-Маджма‘ (5 / 154).

Видимо, Ибн Вахб передавал это сообщение в той же передаче, что и Абдаллах ибн Салих, (то есть, через Абу-н-Наджиба. – Прим. переводчика) – в аль-Джами‘ (99) он говорит: Этот хадис мне сообщил Амр ибн аль-Харис. В такой передаче от Ибн Вахба сообщение приводит Ахмад (3 / 14). У Муслима Харун назван одним из надежных передатчиков. Ан-Наса’и (2 / 288) – автор, не менее авторитетный, – приводя иснад сообщения в передаче от Ибн Вахба, утверждает другое: Нам сообщил Ахмад ибн Амр ибн ас-Сарх, а он сказал: нам передал его Ибн Вахб… – и далее в иснаде к сообщению снова приводится имя Абу-ль-Бахтари (а не Абу-н-Наджиба. – Прим. переводчика). Принимая во внимание все выше сказанное, мы можем отнести данное сообщение к категории «запутанных». Если предположить, что в иснаде к нему все-таки фигурирует имя Абу-ль-Бахтари, то иснад сообщения следует признать «оборванным», поскольку, как утверждают Абу Давуд и Абу Хатим, Абу-ль-Бахтари – его звали Са‘ид ибн Файруз – не мог слышать Абу Са‘ида. Если все-таки предположить, что в иснаде фигурирует имя Абу-н-Наджиба, то в таком случае необходимо учитывать следующее: статус Абу-н-Наджиба как передатчика доподлинно неизвестен – никто, кроме Ибн Хиббана, не признавал его достоверным. Известно, что со слов Абу-н-Наджиба передавал один лишь Бакр ибн Савада. На мой взгляд, в иснаде сообщения имелся в виду именно Абу-н-Наджиб, поскольку Ахмад в одной из передач сообщения утверждал буквально следующее: «…со слов Бакра ибн Савады известно, что Абу-н-Наджиб мауля Абдаллаха ибн Са‘да рассказал ему, что Абу Са‘ид аль-Худри рассказывал ему…». Таким образом, Ахмад ясно дал понять, что передатчиком, услышавшим это сообщение от Абу Са‘ида, был именно Абу-н-Наджиб, и на его месте не мог быть Абу-ль-Бахтари, который, как уже было отмечено, не мог слышать Абу Са‘ида. Даже если признать, что в иснаде сообщения фигурирует имя Абу-н-Наджиба, на мой взгляд, сообщение все равно нельзя считать достоверным, и оно не может быть использовано для критики рассматриваемого хадиса, который признан бесспороно достоверным. К тому же необходимо учесть и тот факт, что в передаче Ахмада концовка сообщения: «…Человек спросил: А какое кольцо можно носить? Посланник Аллаха ответил: Кольцо из железа, серебра или меди», ‑ и вовсе отсутствует.

В рассматриваемом хадисе также указывается, что кольцо из серебра носить можно. Тот факт, что на счет серебряного кольца в хадисе не имеется каких-либо ограничений, свидетельствует о том, что такое кольцо может быть дозволено даже в том случае, если оно весит мискаль[155]. Что касается хадиса, в котором приводятся слова: «…Кольцо не должно весить мискаль и более», ‑ то он является слабым – я пояснил это в работе “Слабые и подозрительные хадисы, а также их отрицательное влияние на правоверных” (аль-Ахадис ад-да‘ифа ва-ль-мауду‘а ва-асаруха ас-саййи’ фи-ль-умма). На сегодняшний день мною опубликовано две тысячи таких хадисов ‑ все они были объединены в четыре тома, однако на самом деле количество хадисов такого рода на порядок больше.

[156] Этот хадис с хорошим иснадом в форме марфу‘ со слов Абу Умамы приводит Ахмад (5 / 261).

[157] Этот хадис с хорошим иснадом в форме марфу‘ со слов Абдаллаха ибн Амра приводит Ахмад (номер 6556 и номер 6947). Своими ценными соображениями по поводу этого хадиса в своем комментарии к аль-Муснаду с нами делится достопочтенный шайх Ахмад Мухаммад Шакир.

[158] Ниже мы поясняем, какие именно вещи из золота женщинам разрешены (с. 234).

[159] Слово «любимый» может относиться как к мужчине, так и к женщине – точно так же, как иногда говорят «жертва», подразумевая как мужчину, так и женщину. Это явление – имена общего рода – хорошо изучено филологами. К тому же, в одном из вариантов хадиса со слов Абу Мусы ‑ если будет угодно Аллаху, мы вернемся к нему ниже – то же имя встречается в женском роде: «любимая».

[160] Имеется в виду обыкновенное кольцо – без драгоценного камня. – Ан-Нихайа.

Примечание автора: Кольцо можно носить и в ухе ‑ в этом случае оно служит в качестве серьги. Разумеется, запрет, изложенный в рассматриваемом хадисе, не может распространяться на серьги. Вместе с тем, известны хадисы, которые могут послужить основанием для аналогичного запрета на ношение серег, однако все они слабые. См. ниже с. 236.

[161] Этот хадис приводят Абу Давуд (2 / 199) и Ахмад (2 / 378). Хадис в форме марфу‘ приводится по следующему пути передачи: от Абд аль-Азиза ибн Мухаммада со слов Усаййида ибн Абу Усаййида аль-Баррада со слов Нафи‘ ибн Аббаса со слов Абу Хурайры.

Такой иснад следует признать хорошим. Всех передатчиков, упомянутых в иснаде, Муслим называет достоверными. Единственное исключение составляет Усаййид – однако его признает достоверным Ибн Хиббан. Известно, что со слов Усаййида передавали другие надежные передатчики. Кроме того, ат-Тирмизи в аль-Джана’из (1003) признал хадис в передаче Усаййида хорошим. Ряд авторов признавали хадисы со слов Усаййида достоверными, а аз-Захаби и аль-Хафиз высказывались в отношении него так:

«Он правдив».

Аш-Шаукани в Найль аль-аутар (2 / 70) признал иснад хадиса «бесспорным», у Ибн Хазма (10 / 83‑84) он назван «не подвергавшимся позднейшей обработке», аль-Мунзири в ат-Таргиб (1 / 273) утверждал: «У этого хадиса достоверный иснад».

Примечание автора: В передаче Ахмада (2 / 233) в иснаде к этому хадису за Усаййидом следует Зухайр ибн Мухаммад ат-Тамими. Вариант и дополнение к хадису приводятся по Ахмаду.

У Абу-ль-Хасана аль-Ихмими в Хадис (2 / 9 / 2) приводится еще одна передача этого хадиса ‑ в иснаде здесь за Усаййидом следует Ибн Абу Зи’б.

В аль-Муснад (4 / 414) этот хадис приводится также со слов Усаййида, но в передаче по другому пути. При этом делается оговорка такого содержания: Абу Муса или Абу Катада? – на этот счет есть сомнения. В той же передаче хадис приводит Ибн Адий (233 / 1), но передает его в сокращенном виде со слов Абу Катады, не высказывая в этой связи каких-либо сомнений. Хадис в этой же передаче приводит Абу Ну‘айм в Ахбар Исбахан (1 / 104‑105).

Позже ко мне в руки попала книга «Практические исследования на тему хадисов Пророка» (Дирасат татбикыййа фи-ль-хадис ан-набави), автором которой является один из ревностных сторонников ханафитской школы права. Он преподает хадисоведение в Дамасском университете. Автор книги демонстрирует в ней приверженность своему мазхабу и в ряде случаев совершает нападки на другие юридические школы. Свою задачу он видит в толковании разного рода текстов, приведенных здесь же в его исследовании, в духе ханафитского мазхаба. В этой работе автор оставляет без внимания целый ряд достоверных хадисов, поскольку по своему содержанию они не соответствуют линии его мазхаба, и, напротив, ничего не говорит о слабости других хадисов, так как по содержанию они совпадают с установками мазхаба ханафитов. Мы не будем анализировать все исследование, а рассмотрим лишь те его аспекты, которые имеют непосредственное отношение к предмету данного раздела, ‑ причем сделаем мы это в полном соответствии с требованиями хадисоведения и права. У нас возникли опасения, что некоторые студенты, не имеющие четкого представления о том, насколько далеко ушел автор книги от принципов научного подхода и объективности исследования, могут поверить его речам. Так, рассуждая на интересующую нас тему, автор открыто встал на сторону необразованного большинства. При этом он усомнился в правильности некоторых аргументов, приведенных в нашем исследовании – надеюсь, благословенном, если так будет угодно всевышнему Аллаху, ‑ так и не разобравшись в них, как следует. В конце своей работы он цитирует тот же хадис Абу Хурайры и заявляет:

«Рассматриваемый хадис вызывает подозрения, поскольку передается со слов Усаййида ибн Абу Усаййида аль-Баррада. Аль-Хафиз назвал его «правдивым», а хадис со слов «правдивого» передатчика не может считаться достоверным, так как в этом случае в отношении надежности передатчика у нас нет полной определенности».

На этот счет мы можем сказать следующее:

Во-первых: приведенная здесь цитата свидетельствует о низком уровне знаний автора – доктора хадисоведения – в этой науке вообще и в ее методологии в частности. Даже студенту, делающему первые шаги в хадисоведении, известно, что хадисы подразделяются на три категории: достоверные (сахих), хорошие (хасан) и слабые (да‘иф). И если в отношении передатчика говорят, что он «правдивый», и, следовательно, его хадис не может считаться достоверным, означает ли это автоматически, что данное сообщение следует признать слабым, подозрительным, как утверждает автор ‑ ведь между двумя этими категориями есть еще одна – хорошие хадисы?! Разумеется, нет. Но если кто-то настаивает на обратном, нам следует хорошенько разобраться, к какой категории относится хадис, передатчик которого назван «правдивым». Иначе мы многим рискуем – мы можем поступить с хадисом Пророка, да благословит его Аллах и да спасет, против всяких правил и вопреки реальному положению дел признать его слабым, тогда как на самом деле он достоверен! Внести ясность в этот вопрос мы сможем, обратившись к работам ученых, которые являются непререкаемыми авторитетами в нашей благородной области знаний. Ниже я привожу цитаты из сочинений двух выдающихся имамов – знатока и критика хадисов Шамс ад-Дина аз-Захаби и знатока хадисов аль-Хафиза Абу-ль-Фадля ибн Хаджара аль-Аскалани.

Первый во введении к своему сочинению Мизан аль-и‘тидаль фи накд ар-риджаль утверждает следующее:

«В отношении передатчиков, которые считаются приемлемыми, существуют такие категории определений:

а) «неопровержимый-довод», «неопровержимый-хранитель», «абсолютно достоверный», «надежный из надежных»;

б) «достоверный»;

в) «правдивый», «приемлемый» или «неплохой», «вызывающий доверие», «хороший передатчик», «пригодный передатчик», «средний шайх», «шайх-хороший передатчик», «правдивый – если будет угодно Аллаху», «условно пригодный» и другие».

Второй автор в своем сочинении Такриб ат-тахзиб, из которого уважаемый доктор и приводит оценку Усаййида как передатчика «правдивого», о категориях передатчиков говорит следующее:

«Третья категория: это те передатчики, по отношению к которым применяются определения: «достоверный», «мастер» или «неопровержимый».

Четвертая категория: к ней относятся все те передатчики, которым не хватает совсем немного для того, чтобы войти в третью категорию, ‑ такого называют «правдивым», «приемлемым» или «неплохим»».

Как видим, аз-Захаби относит «правдивого» передатчика к той же категории, что и «хорошего передатчика» или «шайха-хорошего передатчика».

Ибн Хаджар не противоречит аз-Захаби ‑ ведь если хадисы передатчиков третьей категории несомненно достоверны, то хадисы передатчиков четвертой категории должны считаться по меньшей мере хорошими. Как раз это и утверждал редактор издания аль-Ба‘ис аль-хасис (с. 118) Ахмад Шакир. К сожалению, рамки нашего исследования не позволяют привести слова Ахмада Шакира полностью, поэтому ограничимся лишь ссылкой на него.

Остается только догадываться, почему уважаемый доктор, прекрасно зная эту непреложную истину, скрыл ее от своих студентов. Не для того ли, чтобы убедить их в слабости хадиса, который по своему содержанию является мощным контраргументом и опровергает его ложные построения? Или все то время, которое он проучился, чтобы получить заветный диплом доктора, минуло впустую, и он так и не овладел азами науки. Хотя, в конечном счете, абсолютно не важно: знаком он с ними или нет!

Во-вторых: доктор заявляет, что иснад этого хадиса слабый. Но слабый хадис – это еще не приговор. Как и любой другой хадис, слабое сообщение может иметь альтернативные пути передачи, может получить подтверждение в виде шахеда – все это подробно изложено в Мусталах аль-хадис. И доктор конечно же знает об этом. Приводя хадис Абу Мусы ‑ это хадис, в котором есть слова: “…разрешено для женщин”, ‑ доктор дает понять, что все-таки владеет этой методикой. Ведь смог же он отыскать этот шахед для хадиса со слов Саубана – мы приведем его ниже в основном тексте работы. Как будет видно далее, по мнению большинства ученых иснад этого хадиса надежен, а сам хадис абсолютно недвусмысленно формулирует запрет на ношение цепочек из золота. Но что по этому поводу думает наш доктор? Он полностью проигнорировал этот хадис, так и не удосужившись процитировать его в своем исследовании. Более того, он даже не обмолвился и словом о том, что такой хадис вообще существует. Вместо этого, он привел хадис Риб‘и ибн Хираша, который, на мой взгляд, является слабым – речь об этом пойдет на сс. 258‑259. А хадис Асмы бинт Йазид, который я привожу в качестве шахеда (с. 237), он посчитал слабым, сославшись на то, что один из его передатчиков неизвестен. Но все это ‑ еще полбеды. Далее наш доктор утверждает следующее:

«Любой хадис, по поводу которого среди ученых возникает полемика, не может считаться вне подозрений и, следовательно, не может использоваться как доказательство в подтверждение чьего-либо мнения».

Как это понимать? Возможны лишь два варианта ответа на это вопрос. Либо наш доктор не знает о существовании хадиса Саубана ‑ но я далек от такой мысли. Либо он знает о нем, но полагает, что этот хадис следует отнести к той группе хадисов, о которой шла речь в его цитате. Но, в таком случае, что думает наш доктор по поводу суждений аль-Хакима, аль-Мунзири, аз-Захаби, аль-Ираки, признавших этот хадис достоверным? Неужели он настолько уверен в ошибочности мнения этих ученых, что отважился посчитать слабым хадис, который все они единодушно признали достоверным? Не думаю, что наш доктор хадисоведения имеет право на этакую дерзость, ‑ так может поступить лишь тот, кто признан непререкаемым авторитетом в этой области знаний. Неужели наш доктор признал хадис слабым лишь потому, что его содержание вступало в противоречие с установлениями мазхаба ханафитов и его собственной точкой зрения?! Если это правда, то нам следует ему напомнить: в науке так не поступают. Ну, а если он признал хадис слабым, руководствуясь при этом некими методологическими подходами, характерными для нашей отрасли знания, то тогда почему не пояснил, в чем именно видит слабость хадиса, достоверность которого подтверждена авторитетными учеными?! Вместо этого он растекается мысью по древу для того, чтобы доказать слабость двух других хадисов, что и так очевидно без доказательств.

Разве доктору, да еще и Дамасского университета, к тому же – юридического факультета не совестно быть автором такого низкопробного исследования?! Все жалобы обращаю к Аллаху, у Него одного прошу поддержки!

Но вернемся к полемике по поводу содержания рассматриваемого хадиса.

Кто-то может сказать: этот хадис адресован лицам мужского пола и не касается женщин. Но мы убеждены в обратном, и вот почему:

Во-первых: в арабском языке имя, образованное по той же форме, что и имя «любимый» (хабиб) в хадисе, может быть использовано применительно как к мужчине, так и к женщине – это отметил Ибн Хазм в аль-Мухалла (10 / 84). Правда сам Ибн Хазм полагал, что рассматриваемый хадис имеет отношение исключительно к мужчинам, и при этом ссылался на другой хадис, разрешающий женщинам носить изделия из золота. Ниже мы приведем два других аргумента, которые опровергают мнение Ибн Хазма. К тому же, на наш взгляд, разрешающий хадис, на который ссылался Ибн Хазм, формулирует норму в общем, и два других хадиса, которые приводятся далее в основном тексте нашей работы, являются по отношении к нему хадисами специальными и, следовательно, имеют преимущество перед ним. Если бы Ибн Хазм, как я, признал эти два хадиса достоверными, между ним и мною не было бы никаких противоречий. Ниже мы подробней остановимся на том, почему оценка Ибн Хазмом этих двух хадисов кажется нам ошибочной.

Во-вторых: в хадисе упоминаются золотые браслеты и ожерелья. Известно, что все эти предметы являются женскими украшениями, а не мужскими, – по крайней мере, в те времена. Таким образом, исходя из содержания хадиса, можно прийти к выводу о том, что текстуально в нем подразумеваются как раз женщины, а не мужчины. И уж подавно этот запрет распространяется на мужчин.

В-третьих: в хадисе говорится, что если упомянутые в нем изделия изготовлены из серебра, а не из золота, то они считаются дозволенными. Если бы в тексте хадиса подразумевались мужчины, такой тезис был бы мало вероятен. Он не приемлем для тех, кто полагает, что золотые изделия дозволены исключительно женщинам, ‑ поскольку серебро, по их мнению, считается запретным для мужчин точно так же, как золото. Таким образом, рассуждая от противного, мы пришли к тому же выводу ‑ в хадисе имеются в виду женщины, и это очевидно.

Существует мнение, что данный хадис является отмененным, ‑ подробно на этом мы остановимся ниже, если Аллаху будет угодно.

[162] Принялся осыпать ее упреками, обошелся с ней круто. – Лисан.

[163] Этот хадис приводят ан-Наса’и (2 / 284, 284‑285), ат-Тайалиси (1 / 354), по тому же пути передачи ‑ аль-Хаким (3 / 152‑153), ат-Табарани в аль-Кябир (номер 1448), Ибн Рахавайх в Муснад (4 / 237 / 1‑2), а также Ахмад (5 / 278). Иснад хадиса признан надежным и хронологически последовательным. Ибн Хазм также признал иснад хадиса достоверным (10 / 84). Аль-Хаким сказал о нем так:

“Цепочка рассказчиков хадиса соответствует требованиям имамов аль-Бухари и Муслим.”. С ним был согласен аз-Захаби.

Знаток хадисов аль-Мунзири (1 / 273) говорил так:

“Ан-Наса’и передает этот хадис с достоверным иснадом”.

Аль-Ираки (4 / 205) при этом заметил:

“…с хорошим иснадом”.

Первое дополнение встречается у всех перечисленных авторов, за исключением ан-Наса’и. Второе дополнение дают ан-Наса’и, ат-Тайалиси и некоторые другие авторы. Прочие дополнения встречаются у Ахмада, аль-Харби – в аль-Гариб (5 / 184 / 2) они приводятся им в сокращенном виде, а также ат-Табарани – от третьего лица.

Этот же хадис передается по другому пути – со слов Абу Асмы ар-Рахби со слов Саубана.

По такому пути передачи это сообщение приводится у ар-Руйани в аль-Муснад (14 / 126 / 1), однако в этом варианте хадиса слова: “Будешь ли ты так же довольна…” – отсутствуют. Иснад хадиса в такой передаче также признан достоверным.

Необходимо отметить, что Ибн Хазм (10 / 84) приводит рассматриваемый хадис лишь в одном варианте – в передаче ан-Наса’и, в которой, как уже отмечалось, дополнение “[из золота]” отсутствует. К тому же в этой передаче хадиса нет слов Пророка, да благословит его Аллах и да спасет, адресованных Бинт Хубайре: “Будешь ли ты так же довольна, если Аллах наденет тебе на руку перстни из пламени?!” В результате Ибн Хазм приходит к следующему заключению:

“Что касается сообщения о том, как Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, стал бить Бинт Хубайру по рукам, то в самом хадисе нет указаний на то, что он, да благословит его Аллах и да спасет, сделал это из-за перстней. К тому же в хадисе не говорится, что эти перстни были из золота”.

Примечание автора: Этот вывод совершенно ошибочен. Ведь если учесть тот факт, что хадис располагает обоими указанными дополнениями, следовало бы признать: текст сообщения не оставляет никаких сомнений в том, что Бинт Хубайра получила удары палкой как раз из-за своих перстней на руках. Об этом же свидетельствуют слова угрозы, последовавшей от Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, в адрес Бинт Хубайры сразу же после нанесенных ударов: “Будешь ли ты так же довольна, если Аллах наденет тебе на руку перстни из пламени?!”

Я убежден: если бы Ибн Хазму, да будет милостив к нему Аллах, было известно о существовании этих дополнений, он, нисколько не сомневаясь, признал бы тот факт, что женщинам все же запрещено носить перстни из золота, и исключил бы этот вид украшений из числа золотых изделий, которые, согласно другому хадису, считаются дозволенными. В отличие от хадиса, разрешающего женщинам ношение золота, наш хадис формулирует норму более точно, а хадис специальный, конкретизирующий норму, как известно, имеет преимущество перед хадисом, устанавливающим норму в общем, – так полагал сам Ибн Хазм ‑ и был в этом абсолютно прав.

Вопрос, рассматриваемый в данном разделе, еще раз показывает, насколько важен метод, используемый нами при разборе хадисов, – когда дополнения к сообщению после анализа на предмет достоверности собираются воедино из всех доступных нам вариантов передачи, а затем вплетаются в текст хадиса, взятого за основу. Насколько мне известно, такой метод сегодня применяю лишь я один. Хвала Аллаху, который повел меня по верному пути. Если бы не Его водительство, не ступать мне по этой стезе.

[164] Этот хадис с достоверным иснадом приводят аль-Касим ас-Саркасти в Гариб аль-хадис (2 / 76 / 2), ан-Наса’и (2 / 285) и аль-Хатыб (8 / 459), а также аль-Баззар (3007) и др. Ат-Табарани (23 282 641) передает этот хадис с другим иснадом.

Под обручами в тексте хадиса следует понимать небольшие браслеты ‑ “искривленные”, то есть витые.

[165] Под зернышками в хадисе подразумевается вид украшений, внешне напоминающий зерно ячменя.

[166] Таким образом в тексте хадиса отмечено, что ниже идут слова передатчика – Ата’ ибн Абу Рабаха, рассказывавшего это сообщение со слов Умм Салямы. Следовательно, далее сообщение получает форму мурсаль, поскольку эту часть текста Ибн Абу Рабах передает помимо Умм Салямы.

Иснад хадиса «сгладил» Ляйс ибн Абу Салим ‑ он передает это сообщение со слов Ата’ со слов Умм Салямы и т. д. В таком виде хадис приводят Ахмад (6 / 322) и ат-Табарани в аль-Кябир (23 / 281). Однако сам Ляйс признан слабым с точки зрения точности передачи хадисов, а Ата’ не мог слышать сообщение непосредственно со слов Умм Салямы. Следовательно большую часть текста следует признать слабой.

Вместе с тем часть хадиса – та, что передается в форме мурсаль, ‑ имеет достоверный иснад. К тому же, насколько мне известно, этот же текст передавался в форме маусуль, и имеет два шахеда в форме маусуль в передаче от Асмы и Абу Хурайры ‑ их мы приводим ниже.

[167] Сережка, о которой идет речь, имеет форму небольшого кольца – его вдевают в ухо и носят как украшение. – Нихайа.

[168] То есть: …покрасила бы ее шафраном в желтый цвет.

Ахмад (6 / 315) приводит этот хадис, полагая, что его иснад надежен соответствует требованиям аль-Бухари и Муслима, – однако при этом необходимо учитывать то нарушение в иснаде, о котором мы говорили выше. Хадис также приводит аль-Харби в Гариб аль-хадис (5 / 30 / 1‑2) – он ограничивается лишь началом сообщения. Аль-Хайсами (5 / 148) утверждал следующее:

«Этот хадис приводят Ахмад и ат-Табарани – изложение последнего лучше. Все передатчики Ахмада надежны».

Примечание автора: Дополнение в квадратных скобках дается по ат-Табарани (23 / 404 / 968).

Ат-Табарани в Кябир (23 / 403 / 967) приводит этот хадис и в форме маусуль с иснадом от Абу Хамзы со слов Салиха со слов Умм Салямы, доводя текст сообщения до слов: «Он отвернулся от меня и я сняла украшение».

Однако этот иснад следует признать слабым – известно, что Абу Хамза по имени Маймун является слабым передатчиком.

В Мусаннаф Абд ар-Раззак (11 / 71) у этого хадиса имеется достоверный шахед в форме мурсаль со слов аз-Зухри.

Итак, в этом и ряде других хадисов, приведенных выше, совершенно недвусмысленно указывается на то, что уже говорилось не раз, ‑ браслеты, ожерелья и кольца из золота запретны для женщин. Запрет для женщин на ношение перечисленных украшений из золота абсолютно равноценен аналогичному запрету для мужчин. Вместе с тем, женщинам разрешены изделия из золота, которые не имеют формы кольца, то есть «разрублены» (мукатта’), – пуговицы, гребни для волос и другие подобные украшения. Вероятно, именно это имелось в виду в хадисе, который приводится у ан-Наса’и (2 / 585) и Ахмада (4 / 92, 95 и 99):

«Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, запретил надевать золотое, за исключением разрубленного». Иснад этого хадиса надежен. Установление, изложенное в хадисе, адресовано исключительно женщинам, хотя Ибн аль-Асир высказывает в этой связи собственное суждение, из которого видно, что сам он считает этот хадис адресованным как женщинам, так и мужчинам, а раз так, то всем им, включая мужчин, разрешено носить только «разрубленное» золото. Далее Ибн аль-Асир утверждает следующее:

«В данном случае под «разрубленным» подразумевается что-то совсем небольшое по размерам, как колечко, сережка для уха и тому подобное, так как все большое и многочисленное – все то, что носят обычно люди, предающиеся излишествам, люди горделивые и надменные ‑ неприемлемо. Небольшое здесь – это все то, что не обязывает к закяту».

В связи с утверждением Ибн аль-Асира у меня имеется два замечания.

Во-первых: то факт, что Ибн аль-Асир причислил к «разрубленным» изделиям кольцо, противоречит самому значению этого слова – ведь все то, что «разрублено» или «изрезано» не может быть одновременно «связным» и «соединенным», как кольцо. Более того, это утверждение вступает в противоречие с содержанием хадисов, приведенных выше, ‑ в них установлен запрет на ношение золотых колец даже женщинами, не говоря уже о мужчинах.

Имам Ахмад объясняет слово «разрубленный» аналогично – как «нечто малое», однако в качестве примера для этого «малого» он не приводит кольцо или другой подобный предмет. Когда сын Ахмада, Абдаллах, обратился к отцу с вопросом: А как на счет перстня? Ахмад ответил ему так: Со слов Пророка, да благословит его Аллах и да спасет, сообщают, что он запрещал носить перстни из золота. См.: Маса’иль Абдаллаха ибн Ахмада (с. 398). Великий ученый Абу-ль-Хасан ас-Синди, да смилуется над ним Аллах, как-будто предвидя, заранее предостерегал нас от возможных заблуждений на этот счет:

«Слова: «…за исключением разрубленного», ‑ значат: «…за исключением изломанного, порезанного». Имеется в виду что-то совсем небольшое ‑ по размеру подобное зубу или кончику носа. Аллах лучше знает».

Такое объяснение слова «разрубленный» более других соответствует смыслу хадиса, если мы допустим, что сообщение адресовано как женщинам, так и мужчинам, а установление ограничиваться в ношении золота лишь малым помимо женщин касается также и мужчин.

Во-вторых: мнение Ибн аль-Асира, что под «небольшим» подразумевается все то малое и незначительное, что не обязывает к закяту, не имеет под собой никаких оснований и, следовательно, не требует контраргументов. Прекрасно известно, что мужчины должны избегать изделий из золота любого вида – как больших по размерам, так и совсем крохотных. Исключение составляют лишь те случаи, когда использование золота продиктовано крайней необходимостью, – хадисы на этот счет касаются как мужчин, так и женщин. Аллах лучше знает.

[169] Этот хадис приводят Ахмад (6 / 454), Абу Ну‘айм в аль-Хильйа (2 / 76) и Ибн Асакир в Тарих Димашк (19 / 198 / 1). В иснаде к сообщению фигурирует имя Шахра ибн Хаушаба, а он, как утверждается в Маджма‘ аль-Хайсами (5 / 149), был слабым передатчиком, записывающим свои хадисы. Это сообщение представляет собой хороший шахед для хадиса, приведенного выше в основном тексте работы. Аль-Мунзири (1 / 273) говорил: “Иснад этого хадиса хороший”.

Под жемчужиной в данном случае следует подразумевать шарик из серебра, изготовленный в форме жемчужины.

Шахедом того же хадиса является другое сообщение ‑ со слов Абу Хурайры. Он рассказывал, как некая женщина спросила Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет: «А как быть с браслетами из золота?» Он ответил ей: «Это браслеты из пламени». Тогда она спросила: «А что с ожерельем из золота?» Он ответил: «Это ожерелье из пламени». Она спросила вновь: «А как же серьги из золота?» ‑ он ответил: «Серьги из пламени». И далее: «В тот момент на женщине было два браслета из золота. Она тотчас сбросила их, а затем продолжила: О Посланник Аллаха! Истинно, женщина, которая не украсилась для своего супруга…» ‑ и далее по тексту рассматриваемого сообщения.

Это сообщение со слов Абу Хурайры передают ан-Наса’и (2 / 285) и Ахмад (2 / 440). В иснаде к нему фигурирует имя Абу Зайда, а об этом передатчике, как сказано в ат-Такриб, ничего неизвестно. Данное сообщение является единственным со слов Абу Хурайры, где упоминаются серьги, и принадлежит к категории мункяр (то есть «отрицаемый». Так называют сообщение, в иснаде к которому присутствует имя передатчика, допускавшего грубые ошибки, прявлявшего небрежность и нечестие, либо сообщение, опровергнутое достоверным хадисом. – Прим. переводчика). Если сообщение со слов Абу Хурайры признать достоверным, следовало бы признать и тот факт, что на ношение серег из золота также наложен запрет.

Необходимо заметить, что разные передачи одного и того же высказывания Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет: «Ни одна из вас не понесла бы ущерб, если бы взяла сережку из серебра и обработала ее шафраном”, ‑ все вместе указывают если не на запрет носить золотые серьги то, по крайней мере, побуждают женщину заменить золото на серебро. Запрет на ношение серег из золота абсолютно точно сформулирован в хадисе от Асмы бинт Йазид:

“Всякая женщина, украсившая себя ожерельем из золота, получит от Аллаха такое же из пламени. Всякая женщина, вдевшая себе в ухо серьгу из золота, получит от Аллаха, велик Он и славен, такую же серьгу из пламени в день Воскрешения”.

Этот хадис со слов Асмы бинт Йазид черед Мухмуда ибн Амра приводят Абу Давуд (2 / 199), ан-Наса’и (2 / 284), аль-Байхаки (4 / 141), а также Ибн Рахавайх в Муснад (4 / 262 / 1).

Однако, как отмечает аз-Захаби, имя Мухмуда ибн Амра никому не известено.

И все же, если у этого сообщения найдется достойный шахед, его можно будет использовать в качестве полноценного аргумента. Кроме того, знаток хадисов аль-Мунзири в ат-Таргиб (1 / 273), к примеру, утверждает, что у данного хадиса хороший иснад.

[170] Иджма‘ – решение по поводу богословского или юридического вопроса, принятое учеными на основе консенсуса. – Прим. переводчика.

[171] Коран, 15 («аль-Хиджр») : 9.

[172] Коран, 53 («Звезда») : 3‑4.

[173] Аль-А‘лям : (1 / 32‑33).

[174] Коран, 49 («Комнаты») : 7.

[175] См.: введение к аль-И‘тибар.

[176] Так говорит Садр ад-Дин Али ибн Ала’, имея в виду работу шайха Акмаль ад-Дина в защиту мазхаба Абу Ханифы (103 / 1).

[177] См.: Фатх аль-бари (10 / 258‑259).

[178] Такие возражения высказывает, в частности, аль-Мунзири в ат-Таргиб (1 / 274). Ему вторит один из преподавателей юридического факультета Дамасского университета ‑ ошибочность его умозаключений в отношении приведенного выше хадиса Абу Хурайры мы пояснили ранее. Этот преподаватель так и не ответил на нашу критику, таким образом, мы имеем все основания полагать, что наши аргументы были абсолютно верны.

[179] Мы говорим о все том же преподавателе Дамасского университета. Он слепо следует за своими умозаключениями, даже не пытаясь опровергнуть наши критические замечания в его адрес. Он вводит в заблуждение собственных студентов, убеждая их, что подобное ограничение вытекает из хадиса ан-Наса’и, который в данном случае используется им в качестве аргумента как хадис подтверждающий. Однако несколькими строками выше этот же преподаватель утверждает, что данный хадис является слабым, так как в иснаде к нему фигурирует передатчик, имя которого неизвестно. Уважаемый преподаватель мог бы, по крайней мере, привести текст этого хадиса, чтобы его студенты смогли увидеть, из чего собственно следует данное ограничение, но он предпочитает не цитировать сообщение, так как прекрасно понимает, что не может доказать его достоверность!

Нам остается лишь предположить, что уважаемый доктор сделал это случайно, непреднамеренно!

[180] Му‘алляк («подвешенный») – сообщение, в начале иснада которого пропущено одно или несколько имен передатчиков. В том случае, если му‘алляк встречается в авторитетном сборнике, где собраны лишь достоверные сообщения (например, Сахих аль-Бухари), на него распространяется правило особого суждения, на что и указывает автор книги. – Прим. переводчика.

[181] “Позолоченное” здесь ‑ все, что окрашено в золотистый цвет. “Окрашенное шафраном” ‑ предметы одежды шафранового цвета.

[182] При этом хотелось бы заметить следующее: известно, к примеру, что Аиша уплачивала закят из средств сирот. См. сочинения: аль-Муватта’, аль-Амваль (номер 1307), Маса’иль аль-имам Ахмад (с. 140). Ибн Абу Шайба в аль-Мусаннаф (4 / 27) передает со слов аль-Касима такое сообщение: Наши средства находились у Аиши. Она вносила закят из всего, кроме украшений. Иснад этого сообщения также надежен.

[183] Истинбат –“выведение”, “изобретение”, “получение” новой религиозно-правовой нормы в отношении прецедента, прямо не урегулированного в Коране и Сунне. – Прим. переводчика.

[184] Иджтихад – деятельность авторитетного знатока религии по изучению и решению вопросов религиозно-правового характера.  – Прим. переводчика.

[185] Коран, 15 («аль-Хиджр») : 9.

[186] Истихсан – ( «предпочтение», «предпочтительное решение») одна из категорий независимого мнения или суждения законоведа, на основании которого он выносит правовое решение.

[187] Коран, 33 («Сонмы») : 36.

[188] Коран, 4 («Женщины») : 68.

[189] Коран, 7 («Преграды») : 2.

[190] Этот хадис в передаче от Ибн Аббаса приводит ат-Тахави в аль-Мушкиль (3 / 211). Аль-Хаким (4 / 173) приводит лишь первую часть хадиса, утверждая при этом:

«Хадис с достоверным иснадом». С аль-Хакимом согласен аз-Захаби.

У данного хадиса есть шахед, передаваемый со слов Аиши. Его приводит Абу Ну‘айм в аль-Хильйа (7 / 138). Тот же шахед передает ад-Дарими (2 / 159), однако вместо слов: «Я же добрее всех вас со своей супругой», ‑ ад-Дарими приводит следующе высказывание: «…Ну а если товарищ ваш умрет, молитесь за него». Иснад шахеда надежен соответствует требованиям аль-Бухари.

Еще один шахед передает аль-Хатыб в ат-Тарих (7 / 13) – он приводится в передаче Абу Хурайры. Ат-Тирмизи и Ахмад (2 / 250, 472) приводят его первую часть. У этого шахеда хороший иснад.

[191] То есть совершают непристойность, факт которой очевиден для всех. В ан-Нихайа говорится: “Всякое скверное качество – это непристойность в словах и делах”.

Ас-Синди попутно замечает:

“В данном случае подразумеваются строптивость и своенравие женщины, обиды, наносимые мужу и членам семьи на словах и в делах, а вовсе не прелюбодеяние – на это указывают слова: “Бейте их, но так, чтобы не причинить им мучений», ‑ которые никак не могут быть сказаны в отношении прелюбодеяния. Эти слова соответствуют высказыванию Всевышнего: «А тех, непокорности которых вы боитесь…» [Здесь приводится фрагмент айата 38 из суры 4 «Женщины». Вся фраза, первые слова которой цитирует ас-Синди, выгядит так: «А тех, непокорности которых вы боитесь, увещайте и покидайте их на ложах и ударяйте их». – Прим. переводчика]. Таким образом, данный хадис является своего рода толкованием откровения Всевышнего, велик Он и славен, и поясняет нам, что удары, о которых идет речь в айате, должны быть умеренной силы, и не должны быть сильными”.

[192] Этот хадис в передаче от Амра ибн аль-Ахваса, да будет доволен им Аллах, приводят ат-Тирмизи (2 / 204) ‑ он замечает: «Хадис хороший, достоверный», и Ибн Маджа (1 / 568‑569). Ибн аль-Каййим в аз-Заад (4 / 46) признал этот хадис достоверным.

У хадиса есть шахед в передаче от дяди Абу Хурры ар-Ракаши ‑ его приводит Ахмад в аль-Муснад (5 / 72‑73). В своей работе аль-Ирва’ (2090) я проследил исход этого шахеда.

[193] Этот хадис в передаче от Абу Хурайры приводят Муслим (4 / 178, 179) и ряд других авторов.

[194] Этот хадис приводят ат-Тирмизи (2 / 204), Ахмад (2 / 250, 472) и Абу-ль-Хасан ат-Туси в Мухтасар (1 / 218) – он признал хадис хорошим. Ат-Тирмизи утверждал:

«Хадис хороший, достоверный».

Примечание автора: В передаче со слов Абу Хурайры этот хадис имеет хороший иснад, но первая часть хадиса может считаться достоверной, так как передавалась со слов Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет, по достоверным иснадам. Исход этого хадиса я привожу в своей работе Сильсилят аль-ахадис ас-сахиха (284), опубликованной издательством «аль-Мактаб аль-Ислями».

[195] Хумайра’ – буквально, «красненькая» ‑ уменьшительно-ласкательная форма прилагательного хамра’ ‑ “красная”. В ан-Нихайа сообщается, что слово “красная” здесь следует понимать в значении “белая”, “белокожая”. (Известно, что араба со светлым цветом кожи иногда называли ахмар ‑ “красный”, “краснокожий” ‑ в противоположность темнокожему абиссинцу, которого называли асвад ‑ “чернокожий”. – Прим. переводчика).

[196] Это дополнение приводится у ан-Наса’и в Ишрат ан-ниса’ (75 / 1). Аль-Хафиз в аль-Фатх (2 / 355) утверждал следующее:

«Иснад хадиса надежен. Ни в каком другом достоверном хадисе я не встречал слово хумайра’ ‑ только в этом».

Примечание автора: Таким образом, утверждение Ибн аль-Каййима, высказанное им в аль-Манар (с. 34):

«Всякое сообщение, в котором есть обращение «Эй, хумайра’!» или слово хумайра’, является не более, чем ложным измышлением», ‑ абсолютно неверно и не заслуживает серьезного внимания.

Позже мне встретилось следующее высказывание аз-Заркаши ‑ оно приводится в аль-Му‘табар (19 / 20):

«Наш шайх Ибн Кясир передавал такие слова шайха Абу-ль-Хаджжаджа аль-Мази:

Всякое сообщение, в котором есть слово хумайра’, является ложным, за исключением одного единственного хадиса о посте, который приводится в Сунан ан-Наса’и.

Я же утверждаю, что еще один хадис ан-Наса’и, в котором есть слова: «Абиссинцы вошли в мечеть, играя. И он сказал мне: Эй, хумайра’! Хочешь посмотреть на них?..» – также имеет достоверный иснад». Так утверждал аз-Заркаши.

В комментарии к аль-Манар шайх Абу Гадда делает важное замечание: в дополнение к двум хадисам он указывает на третий хадис, в котором также присутствует слово хумайра’, – его передавал аль-Хаким в аль-Мустадрак (3 / 119). Шайх Абу Гадда пишет:

«Аль-Хаким говорил: «Этот хадис является достоверным соответствует требованиям двух имамов ‑ аль-Бухари и Муслима. Однако они не приводят исход этого хадиса». Аз-Захаби в этой связи утверждал следующее: «Известно, что аль-Бухари и Муслим не приводили исход хадиса в том случае, если в нем было имя Абд аль-Джаббара». Хадис заканчивается дополнением и исправлением».

Примечание автора: К сожалению рамки работы не позволяют нам подробнее остановиться на факте, о котором сообщает шайх Абу Гадда. Вместе с тем, заметим: мы не можем принять поправку, которую сделал шайх Абу Гадда, всецело полагаясь на авторитет аль-Бухари и Муслима. Во-первых, Абу Гадда не является специалистом в этой области знаний, а во-вторых, в иснаде к хадису, который он имеет в виду, фигурирует имя Мухаммада ибн Абдаллаха – внука шайха аль-Хакима, о котором сам аль-Хаким в ат-Тарих говорил так:

«Он невежда и, будучи ханафитом, вопреки установлениям своего мазхаба употреблял спиртные напитки и даже не скрывал этого»!

[197] Этот хадис приводят аль-Бухари, Муслим, ан-Наса’и, ат-Тайалиси, Ахмад, аль-Махамили в Салят аль-‘идайн (номер 134 по моему списку), ат-Тахави в аль-Мушкиль (1 / 116) и Абу Йа‘ла (229 / 1). Все они передают его со слов Аиши по четырем разным иснадам, дополняя друг друга, ‑ дополнения приводятся в квадратных скобках. В работе ас-Самар аль-мустатаб мы проследили исход этих дополнений и указали источник каждого из них ‑ полагаем, что повторяться здесь будет излишне. Исключение будет сделано лишь для тех дополнений, которые ранее в наших работах не приводились: итак, последнее дополнение встречается в аль-Муснад Ахмада, а также у аль-Хумайди (254 – индийское издание) – оно передается от Аиши по двум иснадам. Два других дополнения: [Взрослые и дети вокруг меня расступились…], […Он переминался с ноги на ногу], ‑ а также еще одно дополнение, не включенное в текст хадиса: «Посмотри, как я стою рядом с ним…», ‑ приводятся в аль-Кямиль Ибн Адийа (лист 121 / 1) и передаются с хорошим иснадом.

У данного хадиса есть шахед в форме мурсаль в передаче от аш-Ша‘би. Его приводят Абу Убайд в Гариб аль-хадис, аль-Харис ибн Абу Усама в Муснад (212 – в приложениях), а также аль-Хара’иты в И‘тиляль аль-кулюб по аль-Джами’ ас-сагир.

[198] См.: сноску 151 к Разделу 38. – Прим. переводчика.

[199] Этот хадис с достоверным иснадом приводят Абу Давуд в Сунан (2 / 305) и ан-Наса’и в Ишрат ан-ниса’ (75 / 1). В сокращенном виде этот же хадис передает Ибн Адий (182 / 1).

[200] В арабском тексте хадиса здесь использован глагол бадуна – “быть дородным, тучным”, который в форме баддана получает значение “стать крупным”, “стать взрослым, в летах”. Имя баданатун, образованное от этого глагола, значит: “тучность”, “упитанность”, “полнота тела”. Таким образом, в хадисе отмечается, что на момент повествования Аиша была совсем юной и весила мало. – См.: ан-Нихайа (1 / 107).

[201] Этот хадис передают аль-Хумайди в Муснад (261), Абу Давуд (1 / 403), ан-Наса’и в Ишрат ан-ниса’ (74 / 2) – хадис приводится в его изложении, а также Ахмад (6 / 264), ат-Табарани (23 / 47) и Ибн Маджа (1 / 610) – он приводит хадис в сокращенном виде. Как утверждает аль-Ираки в Тахридж аль-ихйа’ (2 / 40), иснад хадиса надежен.

Я также проследил исход этого хадиса в работе Ирва’ аль-галиль – там я привожу пути его передачи и варианты текста. Желающие могут обратиться к этому исследованию (1497).

[202] Этот хадис приводят Муслим (1 / 168‑169), Ахмад (6 / 62), а также другие авторы.

[203] Этот хадис с достоверным иснадом приводят ан-Наса’и в Ишрат ан-ниса’ (лист 74 / 2), ат-Табарани в Му‘джам аль-кябир (1 / 89 / 2) и Абу Ну‘айм в Ахадис Аби-ль-Касим аль-Асамм (17‑18). Аль-Мунзири и аль-Хайсами усилили этот хадис. С комментарием к нему можно ознакомиться в моей книге Сильсилят аль-ахадис ас-сахиха (номер 309), вышедшей в издательстве «аль-Мактаб аль-Ислями».

[204] Коран, 33 («Сонмы») : 36.

[205] Имеются в виду женщины. – Прим. переводчика.

[206] Коран, 2 (“Корова”) : 228.

[207] Под непокорностью в данном случае подразумевается неповиновение супругу. Ибн аль-Кясир в этой связи говорил так:

“Непокорность здесь – это претензия женщины на более высокий статус. Непокорная женщина – та, которая стоит выше своего супруга, не выполняет его велений, противится ему”.

[208] Таким образом, если женщина повинуется своему супругу во всем, что он от нее пожелал получить, и что Аллах дозволил ему от нее получить, супруг не имеет никаких оснований для того, чтобы чинить над ней насилие – он не в праве бить ее или отказать ей в ложе. Заключительные слова айата: «Поистине, Аллах возвышен, велик!» ‑ являются предостережением в адрес мужчин, которые чинят произвол над женщинами, не имея на то достаточных оснований. В этом случае Аллах, великий и славный, выступает в качестве заступника перед женщинами ‑ Он будет мстить каждому мужчине, который чинит насилие над ними и всячески их притесняет. Так поясняет этот айат Ибн Кясир в Тафсир.

[209] Коран, 4 (“Женщины”) : 38.

[210] То есть не следует оскорблять супругу словами: “Да обезобразит Аллах твое лицо”. Следующие слова: “…И не бил ее по лицу», ‑ значат: …и не бил по лицу свою супругу. Таким образом, при достаточных на то основаниях наносить удары по телу женщины следует таким образом, чтобы ни в коем случае не задеть ее лицо.

[211] Таким образом, если мужчина отказал в ложе супруге, ему не следует уходить от нее или переселять ее в другой дом ‑ так поясняется в Шарх ас-Сунна (3 / 26 / 1).

[212] То есть: …ведь вы являетесь интимными партнерами друг для друга. Следующие слова: «Исключение составляет все то, что дозволено мужчинам в отношении женщин», ‑ означают право мужчины ударить женщину или лишить ее своего ложа, если она выказывает неповиновение супругу, ‑ это следует из айата, приведенного выше.

[213] Этот хадис с хорошим иснадом приводят Абу Давуд (1 / 334), аль-Хаким (2 / 187‑188) и Ахмад (5 / 3, 5) – дополнение приводится в его редакции. Аль-Хаким об этом хадисе заметил:

«Достоверный». Аз-Захаби был того же мнения.

Аль-Багви также передает этот хадис в Шарх ас-Сунна.

[214] Этот хадис приводят Муслим (6 / 7), аль-Хусайн аль-Марвази ‑ в “Дополнениях” (Зава’ид) к сочинению аз-Зухд Ибн аль-Мубарака (120 / 2) из аль-Кавакиб Ибн Урвы аль-Ханбали (номер 575), а также Ибн Мандах в ат-Таухид (94 / 1) – относительно данного хадиса он заметил:

“Достоверный хадис”.

[215] Коран, 16 (“Пчелы”) : 99.

[216] Коран, 51 (“Рассеивающие”) : 55.

[217] То есть: когда муж присутствует при этом, не пребывает в отъезде. Ан-Навави в отношении второго варианта передачи хадиса в Шарх Муслим (7 / 115) говорил так:

«Отрицание здесь следует понимать как повеление-запрет. Так поясняли наши коллеги».

Примечание автора: В аль-Фатх сообщается, что большинство людей утверждает то же, и первый вариант передачи хадиса, таким образом, не противоречит второму. Ан-Навави также сказал:

«Причина такого запрета состоит в том, что у супруга есть право вступать в интимную близость со своей женой в любой из дней, и это его право должно быть реализовано тотчас – оно не может зависеть от наличия на то доброй воли супруги, а осуществление этого права не может происходить с задержкой во времени».

Примечание автора: И если женщине надлежит быть покорной пред возжелавшим ее супругом, то и подавно ей надлежит быть покорной ему во всем остальном, что намного значительней, чем просто интимная близость между мужчиной и женщиной, ‑ в таких вопросах, как воспитание совместных детей, благочестивое поведение в семье, а также во всем, что так или иначе связанно с реализацией прав и обязанностей супругов друг перед другом. Аль-Хафиз в аль-Фатх утверждал:

«В данном хадисе указывается, что право супруга является более весомым, чем добрая воля женщины, поскольку его право – это обязанность для нее, а выполнение обязанностей пользуется приоритетом над любым добровольным поступком».

[218] Этот хадис передают аль-Бухари (4 / 242‑243) – он приводит его в первой передаче, Муслим (3 / 91) – он приводит хадис во второй передаче, а также Абу Давуд (1 / 385) и ан-Наса’и в аль-Кубра (63 / 2) – они приводят дополнение к хадису. Иснад хадиса признан достоверным соответствует требованиям двух Шайхов ‑ аль-Бухари и Муслима. Этот же хадис приводят Ахмад (2 / 316, 444, 464, 476, 500), ат-Тахави в аль-Мушкиль (2 425) и Абу-ш-Шайх в Ахадис Аби-з-Зубайр (номер 126). Все они приводят хадис со слов Абу Хурайры по разным путям передачи. У Ахмада в одной из передач хадис приводится в редакции, учитывающей содержание дополнения.

[219] Под словом “постель” подразумевается интимная близость между супругами. Это подтверждается высказыванием Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да спасет: “Потомство – следствие постели”, ‑ то есть: потомство является следствием полового акта, совершенного супругами в постели. Под словом “постель” подразумевают все то, о чем не пристало говорить напрямую в Коране и Сунне – так утверждает Ибн Абу Джамра в аль-Фатх.

[220] Этот хадис передают аль-Бухари (4 / 241), Муслим (4 / 157) – он приводит хадис в последней из передач, Абу Давуд (1 / 334), ад-Дарими (2 / 149, 150) и Ахмад (2 / 255, 348, 386, 439, 468, 480, 519, 538) –как и ад-Дарими, Ахмад приводит этот хадис во второй передаче.

[221] Катаб – седло. В аль-Лисан говорится: аль-китб и аль-катаб – седло для езды на верблюде. В ас-Сыхах сообщается, что катаб – это небольшое седло размером с горб верблюда. В ан-Нихайа утверждается следующее:

Аль-катаб – седло, предназначенное для езды на верблюде, точно также как седло икяф предназначено для езды на других верховых животных. Данное высказывание побуждает женщин к покорности перед мужьями ‑ в нем утверждается, что, даже находясь в седле, женщина не в праве отказать супругу в интимной близости. Таким образом, может ли она отказать ему в другой, более простой ситуации?”

[222] Это достоверный хадис. Его приводят Ибн Маджа (1 / 570), Ахмад (4 / 381) ‑ со слов Абдаллаха ибн Абу Ауфа, Ибн Хиббан в Сахих, а также аль-Хаким по ат-Таргиб (3 / 76) – он приводит шахед, переданный со слов Зайда ибн Аркама. Аль-Хаким (3 / 77) замечает:

“Ат-Табарани передавал этот хадис с хорошим иснадом”. Исход этого хадиса я проследил в ас-Сахиха (173).

[223] В ан-Нихайа читаем: слово “пришлый” значит “гость”, “постоялец”.

[224] Этот хадис приводят ат-Тирмизи (2 / 208), Ибн Маджа (1 / 621), аль-Хайсам ибн Куляйб в Муснад (5 / 167 / 1), Абу-ль-Хасан ат-Туси в Мухтасар (1 / 119 / 2), Абу-ль-Аббас аль-Асамм в Маджлисан мин аль-Амали (3 / 1), а также Абу Абдаллах аль-Каттан в Хадис ‘ан аль-Хасан ибн ‘Урфа (145 / 1). Все авторы приводят этот хадис в форме марфу‘ со слов Исма‘ила ибн ‘Аййаша, передававшего со слов Бухайра ибн Са‘да аль-Кила‘и со слов Халида ибн Ма‘дана со слов Кусаййира ибн Мурры аль-Хадрами со слов Му‘аза ибн Джабала. Ат-Туси говорил:

«Этот хадис хороший, редкий. Нам он известен только в одном виде. Передача Исма‘ила ибн ‘Аййаша со слов сирийцев достоверна».

Примечание автора: Это как таз тот случай, когда Исма‘ил ибн ‘Аййаш передает со слов сирийцев.

[225] То есть: повинуюсь ему и служу на совесть по мере сил.

[226] Этот хадис приводят Абу Шайба (7 / 47 / 1), Ибн Са‘д (8 / 459), ан-Наса’и в Ишрат ан-ниса’, Ахмад (4 / 341), ат-Табарани в аль-Аусат (170 / 1), аль-Хаким (2 / 189), а со слов аль-Хакима – аль-Байхаки (7 / 291), аль-Вахиди в аль-Васит (1 / 161 / 2), и Ибн Асакир (16 / 31 / 1). По утверждению аль-Хакима иснад этого хадиса надежен. Аз-Захаби придерживался того же мнения. Аль-Мунзири говорил:

«Ахмад и ан-Наса’и передавали этот хадис по двум достоверным иснадам».

[227] Этот хадис можно считать хорошим или достоверным, он передавался по нескольким иснадам. Ат-Табарани в аль-Аусат (169 / 2 – в моей обработке) и Ахмад (номер 1661) передают этот хадис со слов Абд ар-Рахмана ибн Ауфа. Аналогичное сообщение приводит Ибн Хиббан в Сахих в передаче от Абу Хурайры по ат-Таргиб (3 / 73). Абу Ну‘айм (6 / 308) и аль-Джурджани (291) приводят тот же хадис со слов Анаса ибн Малика.

[228] Примечание автора: Именно поэтому комментатор Шарх ас-Сунна (13 / 243 / 3676) посчитал данный хадис слабым – он не знал о существовании другого, сильного пути передачи хадиса. Об этом пути передачи мы скажем ниже.

Желающие могут обратиться к книге Мухтасар аш-шама’иль (номер 293).