Двенадцатая часть Раздел муташабих

Posted on Апрель 24, 2012

0



скачать:12 Раздел муташабих

Двенадцатая часть

 

Раздел муташабих

Говорит оппонент:

Имам Ибн Наср аль-Маруази, говоря о мнении мухаддисов относительно определения имана, сказал, что они говорят: “Поистине, оставление веры в Аллаха является куфром, а оставление обязанностей (уаджибат), с верой в Аллаха и в то, что Он вменил эти обязанности, тоже куфр! Однако этот куфр не подобен куфру по отношению к Аллаху! Это куфр по причине оставления деяния!” См. “Тазыму къадри-ссаля” 2/520.

Имам аль-Маруази цитирует слова ученых из числа мухаддисов, которые считали оставление деяний малым куфром, и не говорит ни слова о том, что это мнение мурджиитов, несмотря на то, что сам считал оставление намаза по лени большим куфром!

       Ответ:

Хотелось бы спросить оппонента: «Понял ли он все что там было приведено от этой группы ученых»?

Очень сомнительно. Так как в том месте очень много неясных выражений как например в том же месте говорит имам аль-Маруази: «Они сказали (те же мухадисы):  И  так как знание об Аллахе – вера , и невежество о Нем –неверие, и дела в соответствии с обязательствами – иман, и незнание о них до их ниспослания не будет неверием, и после ниспослания тот, кто их не совершал то это не неверие, так как Сподвижники Посланника Аллаха поверили в Аллаха в самом начале его послания, и не совершали обязательства которые были вменены им после этого, и поэтому их невежество об  обязательствах  не будет неверием. Затем Аллах ниспослал обязательства и стала вера в них и совершение их – верой. И не будет неверным кроме как отрицающий их, так как он считает ложью сообщение Аллаха.

 И если не придет сообщение от Аллаха, то тот, кто не знает эти обязательства, не будет неверным. После же прихода сообщения тот, кто не слышал о них (обязательствах, т.е. не дошел до него аргумент об их обязательности) то он не будет неверным из-за не знания о них.  А незнание об Аллахе в любом случае неверие, до прихода сообщения и после. См. “Тазыму къадри-ссаля”2\120.                                                                              Эти слова пришли после нескольких строчек после слов, которые привел оппонент. И этими словами аргументируют такфировцы на то, что махзаб Саляф – отсутствие оправдание за невежество в вопросах основ религии, как они выражаются. И так все ахль бид’а, во все времена, цепляются за неясные (муташабих) в словах ученых, а затем аргументируют ими.

Будет ли аргументировать оппонент внешним смыслом слов этих мухадисов в вопросе отсутствия оправдания за невежство в вопросах основ религии?

И если нет, то как он заставляет другого принять то, что сам оставляет?

Ведь все  эти слова сказаны абсолютно в одном контексте, одними и теми же людьми.

Затем там же в этом же контексте эти ученые говорят: «Однако мы скажем: У имана есть основа и ответвление, и противоположность имана – куфр во всем смысле (или полном смысле).

И основа имана – подверждение (икрар) и тасдик (убеждения). А ответвление имана – заполнение его делами сердца и тел. А ответвление имана – заполнение его делами сердца и тел.

Поэтому противоположность подтверждения и убеждения который и является основой имана – это неверие в Аллаха и в то, что Он сказал…

Противоположность же иману которое будет делами  — это (дела) не являются подтверждением (икраром) – неверие, однако это не неверие выводящее из религии, однако это неверие оставления дел».

 См. “Тазыму къадри-ссаля”2\120.

То же самое. Согласен ли оппонент с тем что дела сердца лишь дополнение имана, и без них, если  человек сказал свидетельство (подтвердил) и у него есть убеждения правдивости Посланника Аллаха – да благословит его Аллах и приветствует – однако нет дел сердца,  согласен ли он что таков будет мусульманином?

 Конечно нет.

Если же оппонент скажет: Слова этих ученых: ответвление имана – заполнение его делами сердца и тел – означает наличие основы дел сердца, однако речь идет о каких-то дополнительных формах, оставление которых не делает человека неверным.

 Ему будет отвечено: Во-первых такое понимание противоречит внешнему смыслу этих слов, так как очевидно, что речь идет именно об основе, так как это противопоставляется подтверждению и убеждениям (т.е. основе веры)  — значит речь идет также об основе дел сердца и органов. Также дальше весь контекст  идет в том, что оставляющий это ответвление (дела) достоин наказания, а ведь тот кто оставил нечто дополнительное, то он не достоин упрека.

 Во-вторых этих ученые упомянули там же дела органов. Что же нам позволило отделить одно от другого и сказать что под делами сердца они имеют ввиду нечто дополнительное, а под делами органов – основу дел или некую его часть?

 В общем, те слова которые привел оппонент предельно неясны, и он сам не будет согласен с ними во всем их контексте и будет вынужден сделать им некий та’уиль оставив внешний смысл.

И если это так, то на каком основании он обязывает другого внешним смыслом этих слов, в том что его устраивает?

Следовательно аргументация этими словами полностью спадает.

 

       Говорит дальше оппонент:

Имам Ибн Къутайба, разъясняя положения имана, сказал: “Иман имеет два положения: основу (асль) и ответвление (фар’)! Основа имана – это два свидетельства, вера в Воскрешение, в Ад и Рай, в ангелов и во все, что сообщил Аллах в Своей Книге и о чем сообщил пророк (мир ему и благословение Аллаха)! Это то, что делает неверным того, кто проявил неверие во что-либо из этого, и на такого человека не говорят, что он верующий или что он верующий со слабым иманом!

Также из основ имана – это намаз, закят, пост и хадж. Если человек оставит что-либо из них по халатности, но признавая их обязательность, становится со слабой верой, пока не покается!

Также и совершение больших грехов, если человек будет совершать их, не считая их дозволенными, то он со слабым иманом, пока не прекратит.

А что касается ответвлений имана, то к этому относится и удаление с дороги того, что мешает людям, распространение приветствия (салям) и т.п.”. См. “аль-Масаиль уаль-аджуиба” 331-332.

А вот слова ученика шейхуль-Ислама – хафиза Ибн ‘Абдуль-Хади, который говорил: “Ахлю-Сунна говорят: «Тот, кто оставит ответвления (фуру’) имана не становится кафиром, пока он не оставит основу имана, а основа – это убеждение (и’тикад)!” См. «аль-Укуд ад-дария» 98.

Теперь обратим внимание на слова имама толкователей Корана Ибн Джарира ат-Табари. Цитируя различные высказывания относительно понятия иман и ислам, он сказал: «Некоторые сказали, что иман – это убеждение в сердце, подтверждение языком и совершение дел телом. И кто придет с двумя первыми из этих трех основ, и не будет третьего, то нельзя говорить, что он верующий (мумин)! Однако следует сказать, что тот, кто будет с двумя этими вещами, а это убеждение в сердце и подтверждение языком, но в деяниях он допустил халатность, то он мусульманин (муслим)!» См. «ат-Табсыр фи ма’алим ад-дин» 187.

Нет сомнения, что имам ат-Табари цитировал мнение ученых ахлю-Сунна, а не приверженцев нововведений.

Также имам ат-Табари в этой же книге говорит: «Если человек признает сердцем и языком, но допускает упущения в делах, то он верующий в Аллаха и Его посланника (т.е. мусульманин)! Однако мы не говорим, что он однозначно мумин (т.е. праведный верующий)». См. «ат-Табсыр фи ма’алим ад-дин» 196.

Ответ:

Разве в том что привел оппонент есть хоть какое то указание на точку спора?

Как он понимает эти выражения: «Также из основ имана – это намаз, закят, пост и хадж. Если человек оставит что-либо из них по халатности, но признавая их обязательность, становится со слабой верой, пока не покается!»

Ведь говорится :«Если человек оставит что-либо«

Мы же говорим о полном оставлении.

Также  слова: «Тот, кто оставит ответвления (фуру’) имана не становится кафиром, пока он не оставит основу имана, а основа – это убеждение (и’тикад)!”

Разве не нужно понимать эти слова в соответствии с другими доказательствами и того что нам пришло от ахлю Сунна?

На что в полной мере по мнению оппонента указывают эти слова: “Ахлю-Сунна говорят: «Тот, кто оставит ответвления (фуру’) имана не становится кафиром, пока он не оставит основу имана, а основа – это убеждение (и’тикад)!”?

На то, что среди ахль Сунна нет разногласия в неверии оставляющего один из четырех столпов?

Ведь сам оппонент признает наличие этого разногласия. Значит и он сам вынужден  сделать та’уиль этим словам.

Следовательно они также не могут быть аргументом для него.

Также слова:

«Однако следует сказать, что тот, кто будет с двумя этими вещами, а это убеждение в сердце и подтверждение языком, но в деяниях он допустил халатность, то он мусульманин (муслим)!»

Как понимает оппонент «халатность»? Как полное оставление дел?

А может следует их понять, или во всяком случае допустимо понимание этих слов как неполное их совершение?

Также его другие слова: «Если человек признает сердцем и языком, но допускает упущения в делах…

Ведь мы же говорим об оставлении дел!

 Значит все эти высказывания далеко не точны и однозначны в своем указании на тот смысл который хочет в них видеть оппонент.

Также из этого раздела, то что оппонент привел от Шейха Ислама ибн Таймии сказав:

«Также следует отметить, что шейхуль-Ислам Ибн Таймия считал, что разногласие с мурджиитами-фукъаха, к которым относили имама Абу Ханифу и его сторонников, языковое, поскольку они не говорят, что за совершение грехов или оставление обязанностей человек не будет наказан, и шейхуль-Ислам говорил, что они из ахлю-Сунна. И это несмотря на то, что мурджииты-фукъаха не делали такфир за оставление деяний тела! Шейхуль-Ислама Ибн Таймия писал: Если человек понимает, что оставивший деяния заслуживает порицания и наказания, то после этого разногласия в отношении этого вопроса не имеют смысла. Наоборот, это разногласие языковое, хотя, несомненно, они (мурджииты-факъихи) ошибаются в этом определении и противоречат Корану и Сунне!” См. “Маджму’уль-фатауа” 7/181.

Также шейхуль-Ислам сказал: “Следует знать, что большинство споров среди ахлю-Сунна в отношении этого вопроса (являются ли деяния частью имана) – разногласие языковое. Поскольку те факъихи, кто говорит, что иман это слова (без дел), а это Хаммад ибн Аби Сулейман, и он был первым, кто сказал об этом, а также факъихи из Куфы и другие, кто последовал за ним, убеждены, как и все остальные имамы, что совершающие грехи входят в число тех, кто заслуживает упрека и наказания! И несмотря на то, что они говорят, что их иман полноценный, как у ангела Джибриля, они все же убеждены, что иман без деяния или с совершением грехов влечет наказание, как говорит это ахлю-Сунна уаль-джама’а!” См. “Маджму’уль-фатауа” 7/297.

Т.е. имам Абу Ханифа и его сторонники, несмотря на то, что не включали деяния в составную часть имана и говорили, что иман не увеличивается и не уменьшается, признавали тот факт, что грехи влекут за собой наказания и угрозы. Все дело было в том, что они говорили: «Уменьшается не иман, ибо уменьшение имана указывает на сомнение, а сомнение в вере – это большой куфр». См. “аль-Базазия” 4/112, “аль-Бахру-рраикъ” 2/46, 3/103, “Альфаз аль-куфр” 51.

Поэтому ханафиты, а в основном ханафиты-матуридиты говорили, что увеличивается и уменьшается богобоязненность, состояние и т.п., но не иман.

Однако все же это мнение очень ошибочно и противоречит тому, о чем говорили большинство саляфов. Ведь каким образом может быть приемлемо то, что мусульманин не именует намаз иманом и не включает его в иман?!

Но обратите внимание на то, что шейхуль-Ислам считает мурджиитов-фукъаха из ахлю-Сунна! Если те имамы, кто считал, что иман не увеличивается и не уменьшается и говорили, что деяния не являются частью имана, но при этом признавали факт наказания за грехи, являются из ахлю-Сунна, то каким образом могут быть мурджиитами те, кто убежден в том, что деяние из имана и что иман увеличивается и уменьшается?!

Ответ:

В который раз оппонент доказывает свой поверхностный подход к изучению того или иного научного момента и ограничивается внешним значением некоторых, отдельно взятых слов которые как ему кажется чем то помогут в легализации его мазхаба.

 В данном случае, конечно он не затруднил себя подробным анализом мнения ибн Таймии в том, что касается его мазхаба относительно ханафитских ученых.

 Следует упомянуть в этой связи что слова шейха Ислама ибн Таймии в отношении его мнения о разногласии с ханафитскими учеными можно понять в соответствие с двумя формами понимания, каждая из которой в конечном итоге никоим образом не соответствует тому смыслу который хочет извлечь оппонент.

Приведем для начала слова шейха Ислама указывающие на условие наличия смыслового и действительного разногласия с мурджиитами в вопросе оставления дел, или если быть точнее в вопросе – является ли мнение о возможности наличия веры с отсутствием при этом внешних дел, является ли это предположение разногласием чисто словесным как хочет это доказать оппонент, или же все таки это разногласие смысловое по мнению самого ибн Таймии?

Говорит шейх Ислам ибн Таймия: «И будет сказано тому, кто сказал о вхождении дел в имя «Иман » в метафорическом смысле: Твое разногласие чисто словесное. Так как ты, если согласишься что дела – принадлежная, небходимая вещь обязательного имана, который в сердце, и то, что он (иман) требует — в этом случае, будет отсутствие этой принадлежащей, необходимой вещи (т.е. дел) вызывающим отсутствием того, что его требует (т.е. – иман). Поэтому следует из отутствия внешего (дел) – отсутствие внутреннего (имана). И если ты с этим согласился, то разногласие будет словесным. Если же ты скажешь то, что в сущности слово Джахма и его последователей в том что может быть полный обязательный иман в сердце при выявлении того что является куфром, и оставления всех внешних обязательств, то будет тебе сказано: Это противоречит твоему слову, то что внешние дела – необходимое следствие того что внутри. Более того, будет сказано: Суть твоего слова в том, что внешние дела иногда схожи с внутренностью, а иногда отделяются от нее. Поэтому внешние дела не необходимое следствие, и не то что требует внутренность, однако это всего лишь указание, если оно будет, то будет указывать на то что внутри, если же будет отсутствовать, то не будет указывать это отсутствие на отсутствие (того что внутри). Это и есть суть твоего слова. И это ошибка со стороны разума, так же как это ошибка со стороны шариата». Маджмуа Фатава 7\579\560
Как мы видим из этих слов шейх Ислам ибн Таймия обращаясь к более поздним мурджиитам из числа ашаритов говорящих о вхождении дел в имя имана вхождением метофорическим (т.е.не настоящим образом) обуславливает наличие словесного разногласие тем, что эти люди должны признать что вера сердца (если она действительно существует) должна требовать внешние дела. И если он это признает, то тогда разногласие будет чисто словесным.

Говорит шейх Ислам: «И поистине мурджииты не спорят о том, что Иман который в сердце призывает делать послушание. И послушание из плодов Веры и ее результатов. Но спорят в том, разве делает этот Иман необходимым Дела»  Маджмуъ Фатава 7\50

Также видим из этих слов то что точка разногласия между ахлю Сунна и мурджиитами в вопросе внутреннего имана и внешних дел, как раз и заключается в том, что ахлю Сунна говорят о невозможности наличия веры без дел, в то время как мурджииты предполагают такой вариант, хоть и не спорят что внутренний иман в общем побуждает к совершению хороших дел.

Говорит шейх Ислам: «Слово говорящего: Подчинение (внешние дела) – плоды внутренних убеждений, под этим словом подразумевается два смысла.
Первое: то, что подчинение это требуемый фактор внутренних убеждений, так что когда будут убеждения, то будет внешнее подчинение. И это мазхаб Саляф и ахлю Сунна.
Второй смысл: то что внутренний иман может иногда быть причиной (для внешнего подчинения), и может быть внутренний иман полным и совершенным, и нет внешнего подчинения. И это слово мурджиитов из числа джахмитов и других
». См. Мажмуа фатава 7\363.

В этих словах мы видим предельно ясное разделение шейха Ислама между мазхабом мурджиитов в нашем вопросе и мазхабом ахлю Сунна.

И если это ясно, то у шейха Ислама ибн Таймии есть слова, указывающие на то, что первые  ученые ханафиты, разногласие с ними было в самом деле чисто словесное, и за их словесным выведением дел из имана не следовало возможности наличия веры в сердце при отсутствии внешних дел.

Говорит ибн Таймия: «И так как иман в сердца у него есть то, что он требует внешне, то внешность будет доказательством на иман внутри, если есть, наличием и отсутствием (если есть внешние дела, то есть иман, если нет, то нет имана). И это как слово Аллаха: «Среди тех, кто верует в Аллах и в Последний День, ты не найдешь людей, которые любили бы тех, кто враждует с Аллахом и Его Посланником». Сура аль-Муджадиля 22.
Также слово Аллаха: «Если бы они уверовали в Аллаха, Пророка и то, что было ниспослано ему, то они не стали бы брать их себе в помощники и друзья».Сура аль-Маида 81. И после этого разногласие тех, кто будет разногласить в отношении того называется ли иман в языке просто подтверждением, без того чтобы за этим что-то следовало, или это имя для двух этих вещей сразу, это разногласие приходит к словесному… (затем он начал говорить о том что правильнее со стороны языка, и какого языковое значение имана, затем сказал). И разговор об этом подробно упомянут в другом месте, однако смысл в том, что мурджииты фукаха, у них с аль-Джамаа небольшое разногласие, и часть из него словесное. И не известно от имамов известных фатвами разногласие кроме как в этом. И это слово группы факихов куфийцев как Хаммад ибн аби Саляма, его ученик Абу Ханифа, и ученики Абу Ханифы». См. Акыда аль-Асфагания 181.
Слова ибн Таймии: «после этого» предельно ясно указывают на то, что было сказано. А это то, что по его мнению разногласие будет в самом деле словесным в случае если оппонент согласится с тем, что внутренняя вера в случае ее наличия необходима должна требовать внешние дела.

 Затем его слова: «кроме как в этом» возвращается к словесному разногласию с первыми мурджиитами в определении имана!
Значит оппонент должен признать, что его мазхаб это не мазхаб первых мурджиитов, так как у него проблемы в том, в чем у них не было. У них были проблемы со словами а у него со смыслом.
Другие слова ибн Таймии также указывают на этот смысл.

     Говорит ибну Таймия: «И отрицал Хаммад ибн иби Сулейман, и те кто за ним последовал разницу в имане, и вхождение дел в него, и исключение из него, и это муржииты фукаха.

Что же касается Ибрахима ан-Нахаи, имама Куфы, шейха Хаммада ибн аби Сулеймана и подобных ему, и до него ученики ибн Мас’уда, как ‘Алькама, аль-Асуад, они очень сильно противоречили мурджиитам, и они делали исключение в имане. Однако Хаммад ибн аби Сулейман вступил в противоречие с салаф, и последовал за ним, тот кто последовал (т.е. Абу Ханифа), и вошли в это группы из жителей Куфы и те кто после них.

Затем салаф и имамы очень сильно порицали их, и делали им табди’ (называли бидъатчиками) ,и очень жестко говорили о них, и я не знаю ни одного из них кто бы сделал им такфир». См. Маджуа фатава 507\7.

           Говорит ибн Таймия также: «И поэтому Салаф не делали такфир никому из мурджиитов фукаха, однако установили это (их слова) из раздела нововведений в словах и делах, а не из нововведений в убеждениях, так как много из разногласий в этом – словесное, однако слово которое будет соответствовать Корану и Сунна, оно и есть правильное, и никто не имеет права говорить то что противоречит слову Аллаха и Его Посланника, особенно когда это стало средством к нововведению людей философии из мурджиитов и других и к выявлению фиска, и стала эта маленькая ошибка в выражении причиной для великой ошибки в убеждениях и делах.

Поэтому было жестким слово в порицании ирджа, даже Ибрахим ан-Нахаи сказал: Их фитна –т.е. муржиитов – более страшная для этой общины чем фитна хауаридж». См. Маджуа фатава 395\7

Как мы видим из того, что предшествовало – в самом начале разногласие между салаф и первыми мурджиитами было чисто словесное, однако несмотря на это салаф очень сильно порицали первых мурджиитов.

 И если это так, то будет уместным поставить вопрос не так, как сделал оппонент, однако сказать: Неужели словесное разногласие более опасное чем реальное разногласие?

Если салаф делали порицание лишь за словесное вывождение дел из имана, то что бы они тогда сказали в отношении того, кто вывел дела (сказав что дела это просто усовершенствование имана и если нет дел, то спадает только совершенство имана) по смыслу, как это делает оппонент?

Также это указывает на то, что между ахлю Сунна и первыми мурджиитами не было разногласия в том, что внутренний иман должен обязательно требовать внешние дела, также указывают слова других ученых на это.

Говорит ибн Абиль-‘Изз который описал разногласие между ахлю Сунна и Абу Ханифой как словесное, как и ибн Таймия: «И нет сомнения в том, что из отсутствия подчинения органов следует отсутствие подчинение сердца. Так как если бы сердце подчинилось, то подчинились бы органы, и необходимо следует из отсутствия подчинения сердца и его покорности – отсутствие тасдика который требует подчинение. Сказал Посланник Аллаха – да благословит его Аллах и приветствует: «Поистине в теле есть орган, если оно будет правильным, то правильным будет все тело, если же испортится, то все тело испортится, и это сердце«.
И поэтому тот, чье сердце правильное, то его тело без сомнения будет правильным, но не наоборот.
Что же касается того уходит ли весь иман, если ушла его часть, то если подразумевается то, что предыдущее комплексное соединение не остается как прежде, то с этим можно согласится, однако не следует из ухода части – уход всех остальных частей, однако уходит от него полнота только
» См. Шарх ат-Тахауия 521\2.
Также говорит ибн Абиль-‘Изз: «Полный тасдик существующий в сердце – требует того, что обязательно из дел сердца и органов, так как это необходимость полного имана, и отсутсвие необходимого указывает на отсутствие того что его требует». См. шарх ат-Тахауия 518\2.
Здесь конечно слово полный تام никак нельзя понять в смысле совершенного, без которого остается основа, ведь если нет дел сердца, то у человека нет никакого имана, и в этом согласны, даже   современные мурджииты, хоть и признают это чисто словесно.

Говорит дальше Ибн Абиль-‘Изз: «И разногласие которое между Абу Ханифой и другими имами из ахлю-Сунна – разногласие словесное, так как дела органов – это то, что необходимо требует вера в сердца или часть веры, и это при единогласном мнении что совершающий большей грех не выходит из имана, однако он под волей Аллаха, если захочет накажет его, если захочет простит и — это словесное разногласие, и за ним не следует нечестие в убеждениях. См. Шарх ат-Тахаия 508\2.
Предельно ясно из его слов, что он считает то, что Абу Ханифа, также как и другие имамы считали что иман в сердце требует дела, и если это так, то разногласие действительно в этой части будет словесным как сказал ибн Таймия.
Поэтому, как уже стало ясно из предыдущих слов ибн Таймии, и также тех, что придут с позволения Аллаха — о самом начале ирджа, не был такой какой она стала затем.

В начале это было разногласие в словах, и несмотря на это Салаф были очень жесткие к этому, так как понимали к чему это ведет. Что же тогда сказать про вас, чтобы они сказали про современных чрезмерных мурджиитов, у которых человек может сказать свидетельство, затем прожить 60 лет не сделав ни одного сажда даже в джумъа и иъд, когда все даже самые грешные и далекие от религии мусульмане совершают намаз, не делает ни одного дня поста в Рамадан, даже когда также самые далекие люди в течение всего года делают как минимум пост. Он судится по закону тагута, воюет в одном ряду с кафирами против мусульман, делает все большие грехи, пьет вино, делает зина, убивает людей, и так он проживает всю жизнь и будет достойным Заступничества пророка, так как видите ли у него в сердце может быть любовь к Аллаху. И лгут мурджииты, лгут на Аллаха и Его Посланника, так как такое предположение невозможно, по доказательству шариата, разума и действительности.
Говорит шейх Ислам: «И мы уже подробно поговорили об этом в вопросе имана, и разъяснили что если что-то будет в сердце из тасдика (убеждений), любви к Аллаху и Его Посланнику, возвеличивания, это должно обязательно выявится на органах, и также наоборот. И поэтому аргументируется отсутствием внешнего требуемого фактора на отсутствие внутреннего требующего фактора (т.е. отсутсвие внешних дел – доказательство на отсутсвие необходимого желания, веры и т.д. внутри). Как в достоверном хадисе от Посланника Аллаха: «Поистине в теле есть орган , если он испортился то испортилось все тело, если оно здорово, то здорово все тело и это сердце». Аль-Бухари 6787. И из этого же раздела слово Аллаха:«Среди тех, кто верует в Аллах и в Последний День, ты не найдешь людей, которые любили бы тех, кто враждует с Аллахом и Его Посланником». Сура аль-Муджадиля 22. Также слово Аллаха: «Если бы они уверовали в Аллаха, Пророка и то, что было ниспослано ему, то они не стали бы брать их себе в помощники и друзья». Сура аль-Маида 81. Также слово Аллаха: «Если бы они желали выступить в поход, то приготовились бы к этому». Сура ат-Тауба 46. Так как желание в сердце при наличие способности (силы) обязательно требует совершение желаемого». См. Аль-Джауаб ас-Сахих 6\486.
Поэтому очень трудно предположить что первые имамы как Абу Ханифа и др. могли сказать обратное.

И наверное поэтому шейх аль-Хаками сказал следующие слова:
Говорит шейх аль-Хаками: «И невозможно чтобы исчезло подчинение органов внешними делами при наличие дел сердца . Сказал Посланник Аллаха – да благословит его Аллах и приветствует Поистине в теле орган , если он стал здоровым , то все тело будет здоровым, если же испортилось , то все тело испортится , и это сердце». И здесь становится ясно что те кто сказал из Ахлю Сунна то, что иман – это тасдик опираясь не внешний лингвистический смыл слова иман, то они имели в виду тасдик с подчинением, который требует подчинения внешнего и внутреннего. См . Маариж аль-Кабуль 2\594.
Также говорит ибн Таймия: «Мурджииты вывели внешние дела из имана, и тот кто из них вознамерился вывести дела сердца также, и сделать (эти дела) лишь тасдиком, то это явное заблуждение. Тот же кто вознамерился вывести внешние дела, ему будет сказано: Внешние дела то, что необходимо требует внутрение дела (дела сердца), и они не отделяются друг от друга, и отсутствие внешнего (дела) – указание на отсутсвие внутреннего. И остается словесное разногласие в том что внешние дела являются частью имени имана или то что требует иман? См. Маджуа фатава 7\555.

И здесь последнее… Говорит ибн Таймия в споре с джахмитами также:
Пятое: «И это обязывает (т.е. следует из их слов и мазхаба) их (джахмитов ) и мурджиитов то что они сказали: Раб может быть верующим с полным иманом, его иман может быть как иман пророков и праведников, даже если он ничего не сделал из добра, ни намаза, ни поддерживал родственные отношения, ни говорил правду, не оставил большего греха кроме как совершил его, и будет у них человек, если будет говорить, то будет врать, если договариваться нарушать договор, предавать если ему доверили, и он упорствует такжена лжи, предательстве, нарушении договоров, не делает ни одного суджуда Аллаху, не делает никому хорошо, не оставляет то, что может из несправедливости , гнусности, кроме как делает это, и несмотря на это он верующий полной верой, его вера подобна вере пророков. И это обязывает каждого кто не скажет что внешние дела являются необходимым следствием внутреннего имана. И если он скажет что дела будут вытекающими из имана, и то что внутренний иман требует внешние хорошие дела, то после этого то что он скажет что эти дела – вытекающие или часть имана – это будет словесным разногласием». См. Маджуа фатава 7\584.
И если это ясно то, приведу слова ибн Кайиму и потом вернемся еще раз к словам ибн Таймии ин ша Аллах.
Говорит имам ибн Кайим: «Основа поклонения – любовь к Аллаху, более того уединение Его в любви, и чтобы вся любовь была Аллаху… И если любовь к Нему и есть суть поклонения и его тайна, то она осуществляется только в следовании Его приказам, и отстранении от того, что Он запретил. И поэтому при совершении приказов, и отстранении от того, что Он запретил становится ясна суть поклонения и любви. Поэтому Аллах установил следование Его Посланнику знаком для этого, свидетелем тому о чем он заявляет. Сказал Всевышний: «Скажи: Если вы любите Аллаха, то последуйте за мной и вас полюбит Аллах». И установил Аллах следование Его Посланнику обусловленным любовью их к Аллаху, и условие любви Аллаха к ним. И наличие обусловленного, невозможно без наличия условия. И поэтому стало известно отсутствие любви, при отсутствие следования. И невозможно наличие их любви к Аллаху, и любви Аллаха к ним, без следования Посланнику». См. Мадариж ас-Саликин. 1\97.
Теперь вопрос:
Если возможно чтобы человек жил например десять лет любя искренне Аллаха, но при этом оставляя всё из обязательных вещей и совершая все что может из запретного (кроме явного куфра), тогда возможно отсутствие связи того что в сердце с органами о котором сообщил Посланник Аллаха – да благословит его Аллах и приветствует – значит если это возможно в чем то малом, ведь вы говорите что его вера неполна, но все таки есть, однако между тем что внутри и снаружи большая разница, и если эта разница может существовать в такой форме, то какие проблемы что она может существовать в другой о которой упомянул шейх Ислам сказав после этого:
«И, несмотря на это он верующий полной верой, его вера подобна вере пророков. И это обязывает каждого кто не скажет что внешние дела являются необходимым следствием внутреннего имана».
Какое препятствие у оппонента в том что человеке который жил например десять лет любя искренне Аллаха, но при этом оставляя все из обязательных вещей и совершая все что может из запретного (кроме явного куфра), у него не может быть вера как у пророков?
Ведь если возможно отделение внешнего от внутреннего хоть в чем то, то какие его границы и ограничения? Какое доказательство на то, что внешние плохие дела этого человека указывают на то что у него в сердце неполный иман?
И не надо общих доказательств о том, что вера понижается и повышается, так как здесь идет речь не об этом, а о том, какое ваше доказательство, как оппонент  может  заявить и на каком основании о том что вера такого человека неполна?

Здесь, таким образом, была разобрана одна из форм понимания тех, слов ибн Таймии которые привел оппонент. Затем у слов ибн Таймии может быть и другое значение.

 А это то, что в приведенных оппонентом словах речь может идти лишь об отдельно взятом вопросе. И смысл слов Шейха Ислама, когда он сказал:Если человек понимает, что оставивший деяния заслуживает порицания и наказания, то после этого разногласия в отношении этого вопроса не имеют смысла.

Заключается в том, что он отрицает смысловое разногласие в отдельном, частном вопросе.

Если привести полный контекст его слов, то это будет понятно с позволения Аллаха.

Говорит Шейх Ислам в начале: «И то, что здесь имеется в виду, это то, что не утверждается похвала кроме как в отношении имана с делом, а не в отношении имана без дел. И если стало известно, что  наказание и порицание происходит в оставлении дел, то после этого разногласия в отношении этого вопроса не имеют смысла, однако будет спором словесным, хотя, несомненно они (мурджииты-фукаха) ошибаются в этом определении и противоречат Корану и Сунне.

Если же они скажут, что ему не вредит оставление дела, то это явное неверие». См. “Маджму’уль-фатауа” 7/181.

То есть здесь как мы видим речь идет об отдельном вопросе, а это вредит ли грех или нет?

И если скажут: Да. То тогда в этом вопросе не будет разницы ввели они дела в иман или нет. Ведь если они так не скажут, то тогда они будут неверные, и в этом случает разногласие в этой части вопроса не будет словесное. Поэтому речь идет здесь об отдельном вопросе, а не об общем разногласии с мурджиитами.

 

Также другие его слова которые привел оппонент:

Также шейхуль-Ислам сказал: “Следует знать, что большинство споров среди ахлю-Сунна в отношении этого вопроса (являются ли деяния частью имана) – разногласие языковое…..до конца слов.

Если их продолжить то тоже становится ясно что Шейх Ислам говорит о конкретном вопросе. Так как дальше он говорит: «Они все же убеждены, что иман без деяния или с совершением грехов влечет наказание, как говорит это ахлю-Сунна уаль-джама’а. И также говорят что совершающие большие грехи, есть тот из них, кто войдет в огонь как говорит об этом Аль-Джамаа

И те из Ахлю Сунна которые отрицают имя имана от фасика единогласны в том что он не будет вечно в огне. Поэтому нет среди факихов уммы разногласия в том, что совершающие грехи — если будут подтверждать внешне и внутренне обязательность того с чем пришел Посланник, и то что предельно известно от него – то что они под угрозой, и то, что войдет из них в огонь тот, о входе кого сообщил Аллах и его Посланник, и не будет ни один из них там вечно, и не будут муртадами, чья кровь разрешена. Однако заблужденые слова, это слова тех, кто говорит о том, что они будут вечно в огне, как хауариджи и мутазилиты. А также слова чрезмерных мурджиитов которые говорят: Мы не знаем что бы кто-то из них (грешников) вошел в огонь, однако останавливаемся во всем этом». См. “Маджму’уль-фатауа” 7/297.

Как мы видим Шейх Ислам говорит здесь также о конкретном вопросе, а это вред греха. И не идет речь о всех сторонах разногласия с мурджиитами – ханафитами. Ведь упоминает хауариджей в противоположность тем, кто говорит о том что не каждый грех вредит, а также чрезмерных мурджиитов которые говорят: грехи не вредят. В этой части – отсутствие вреда каждого греха, т.е. вывождение из Ислама за каждый грех, а также вред греха в общем, в этой части среди мурджиитов – ханафитов и Ахлю-Сунна нет разногласия.

Однако нет ли между Ахлю-Сунна других разногласий с ханафитами – мурджиитами (поздними, как это очевидно, ведь оппонент всех обобщает)?

Во всяком случае Шейх Ислам так не считает.

Говорит Шейх Ислам в отношение вопроса оставления намаза: «И насчёт этого места, то нужно внимательно над ним подумать. И тот, кто узнал о связи между тем что внутри человека и снаружи, уйдет для него непонятность (шубха) в этом вопросе. И он узнает что тот из факихов, кто сказал что если человек признал обязательность молитвы, однако отказался от ее выполнения, то его не убивают, или убивают как мусульманина, он узнает что к нему (тому факиху который так говорит) вошла  неясность (шубха) которая зашла к мурджиитам и джахмитам, и которая зашла к тому, кто  посчитал что даже при наличие твердого желания и полной способности, вместе с этим не будет никакого действия. И поэтому те их факихов которые говорили что тот, кто отказывается совершать намаз – не убивается – построили это мнение на том, что дела не из имана. И уже упоминалось что род (джинс) дел из того что вытекает из имана в сердце. И то, что полная вера в сердце без никаких внеших дел – невозможна, все равно скажем что внешние дела являются тем, что вытекает из имана в сердце или частью имана». См. “Маджму’уль-фатауа” 616\7

И здесь пусть оппонент хоть лопнет, но слово Шейха Ислама : إيمان القلب التام— полный иман означает не полноценный иман, а иман без которого не будет человек верующим вообще . Так как контекст его слов указывет на это.

И поэтому, разве не видит оппонент других сторон разногласия между теми, кто вводит по настоящему дела в иман и теми кто его оттуда выводит?

 Следовательно оппонент должен признать, что те слова ибн Таймии, которые он привел никак не указывают на то, что он хочет видеть в них.

 Так как в общем шейх Ислам ибн Таймия либо считал что разногласие с ранними ханафитами было в самом деле словесным, либо он говорит об отдельно взятом вопросе из которого никак нельзя извлечь то, что вопрос оставления дел для него также чисто словесный, так как в других его словах прекрасно видно его мнение в этом вопросе.

Также на смысл того что было сказано указывают слова Салиха Али Шейха которого спросили: «Те, кто вывел дела из понятия имана, однако сказали, что дела являются плодом, а не из понятия имана, является ли разногласие между нами и ними настоящим

Ответ действующего министра по исламским делам, вакфам, призыву и наставлению Саудовской Аравии, шейха Салиха бин Абдуль-Азиза бин Мухаммада бин Ибрахима бин шейха ‘Абдул-Лятыфа ибн ‘Абдур-Рахмана Али Шейха: «Разногласие между нами и мурджиитами-факихами является настоящим, а не языковым, образным и формальным. Теоретически, не в действительности разница между нами и ними в том, что у них можно представить, что кто-либо имеет истинное правильное убеждение, говорит слово единобожия, произносит его и оставляет джинсуль ‘амаль, то есть он никогда не делает дел с намерением повиновения повелению шариата, и не оставляет запретного с намерением повиновения повелению шариата, такой человек у них является мусульманином (муслимом) верующим (му’мином), и даже если он совсем не совершает дел.  А у нас он не является ни мусульманином (муслимом), ни верующим (му’мином) до тех пор, пока у него не будет джинсуль ‘амаль.

Джинсуль ‘амаль означает, что он подчиняется какому-либо повелению из повелений Аллаха с намерением повиновения Аллаху, могуществен Он и возвышен, сторонится некоторых запретов Аллаха с намерением повиновения Аллаху, могуществен Он и возвышен, и Его посланнику, салля Аллаху алейхи ва саллям. Затем Ахль Сунна разошлись: является ли молитва подобной другому, или же положение молитвы отличается. Этот вопрос известен как обвинение в неверии оставляющего молитву по лени и нерадению.

Относительно молитвы Ахлю Сунна разошлись как это известно, и их разногласие в ее отношении не является разногласием в обусловливании дел (иштират аль-‘амаль).
Тот, кто говорит, что человек становится кяфиром по причине оставления молитвы по лени и нерадению, он говорит, что делом, которое является тут обязательным, является молитва, потому что если кто-либо оставит молитву, то у него нет имана.
Другие же из Ахлю Сунна, кто говорит, что оставляющий молитву по лени и нерадению не становится кяфиром, они говорят: обязательно наличие джинсуль ‘амаль, обязательно совершить закят с намерением повиновения, совершить пост с намерением повиновения, совершить хадж с намерением повиновения, то есть одно из них, чтобы он совершил какое-либо подчинение из видов подчинения с намерением повиновения в этом, чтобы у него были некоторые дела, основа дел, потому что это не будет называться иманом, пока там не будет дел.
Потому что сущность имана возвращается к этим трем в ясных доказательствах: слова, дела и убеждения, и тот, кто говорит, что дела выходят из сущности имана, тот оставил то, на что указывают ясные доказательства.
Таким образом, разногласие между ними и нами является настоящим, а не формальным и образным.

Является ли это в действительности применимым, вообразимым или же это невообразимо?

 Тут это является тем, что вызывает затруднение у некоторых людей, они считают, что нельзя представить верующего, который говорит слово единобожия, имеет истинное убеждение и не делает ничего благого, то есть он не совершает дел подчинения с намерением подчинения повелению Аллаха, и не оставляет запретного с намерением подчинения Аллаху, они говорят: такое невообразимо. И так как это у них является невообразимым в действительности, то они сделали их плодом, и разногласие стало формальным, как они полагают. Однако, это не является правильным, потому что мы не смотрим на это со стороны действительности, мы смотрим на это стороны того, на что указывают ясные доказательства.

Ясные доказательства указывают на то, что дела являются одним из столпов имана. И если они указывают на это, то необходимо сделать их столпом. И тот, кто противоречит в этом, то его разногласие является разногласием в основе, а не образным и формальным, разногласием в сущности». (Кассета «Ас’иля ‘аниль иман валь куфр» 15 минута 25 секунда с начала)

Также из раздела муташабих, то что говорит оппонент приводя слова Ибн Ражаб:

Также признанный имам ахлю-Сунна хафиз Ибн Раджаб говорил: “Известно, что в Рай может войти только тот, кто имел убеждение в сердце и произносил языком, и именно по причине этих двух вещей выйдет человек из Огня и войдет в Рай!” См. «Шарх Сахих аль-Бухари» 1/123.

Ибн Раджаб говорит ясно и недвусмысленно именно о двух вещах, которые спасут человека от вечного пребывание в Аду, а это – убеждение и слова, и не говорит слова про деяния тела! Назовете мурджиитом хафиза Ибн Раджаба тоже?!

Ответ:

Конечно никто не назовет Ибн Ражаба мурджиитом, даже если бы он и сказал это слово, чего нет в данном случае.

И прежде чем привести полные слова Ибн Ражаба, хотелось бы упомянуть о его мнении в вопросе оставления намаза.

Говорит Ибн Ражаб в комментарии хадиса о том, что огню было запрещено есть места суджуда: «И цель приведения этого хадиса полностью в этом разделе – указание на то что люди Таухида, огонь не будет есть места сужуда у них. И это доказательство на привелегию суджуда у Аллаха и его величие. Так как Аллах запретил огню есть места суджуда у людей таухида.

И привели некоторые это как аргумент на то, что оставляющий молитву – неверный. Так как его всего съест огонь. И поэтому его состояние не будет как состояние грешиков единобожников.

И это о том кто вообще не совершал намаз – и это очевидно (явно).

وهذافيمنلميصلِللهصلاةقطظاهر . См. «Шарх Сахих аль-Бухари»45\6.

Также сказал после того как привел слова Ибн Хамида о том, что мнение Имама Ахмада что оставляющий намаз не неверный: «Он (Ибн Хамид) так сказал, однако большинство наших сторонников (ханбалитов ), на том что внешний смысл мазхаба Имама Ахмада – неверие оставляющего намаз».

См. «Шарх Сахих аль-Бухари»,64\1

У него есть еще другие слова которые указывают на то, что оставление намаза у него будет большим неверием.

И если это понятно, то как он может говорить в одном месте что оставление намаза – неверие, и тот кто вообще не будет читать намаз не выйдет из огня, а в другом говорит что достаточно только убеждений и свидетельства?

Однако приведем полный контекст слов, которые обрывочно привел оппонент.

Говорит Ибн Ражаб в комментарии хадиса о том, что выйдет из огня тот, в чьем сердце будет хоть немного добра (вместо имана): «И этим можно аргументировать на то, что иман превышает смысл слова таухида и сердечного имана, и это тасдик (подтверждение) которое не будут делить кредиторы (те кто будут забирать у человека в Судный День хорошие дела), на основе их жалоб.

Однако он остается для его хозяина. Так как если бы кредиторы поделили его, то некоторые люди таухида остались бы навечно в огне и было бы забрано то, что у них в сердце из тасдика (подтверждения), и то, что он сказал языком шахаду.

И не выйдут грешники единобожники из огня кроме как по причине этих двух вещей. Поэтому это указывает на то, что они (тасдик и произношение) остаются у все кто зашел в огонь из них (грешников), и то, что кредиторы будут делить иман телесный (дела тела у должника). См. «Шарх Сахих аль-Бухари» 1/123.

Это полные слова Ибн Ражаба. И здесь оппонент просто будет спрошен: Тот кто сделал много хороших дел, однако в Судный день, его кредиторы заберут у него его все дела, будет ли он наказан за оставление этих дел, как если бы он их не сделал вообще?

Наверняка не надо много знать, что бы ответить чтоюы ответить на этот вопрос тем, что Всевышний Аллах, не накажет человека по несправедливости, однако этот человек не получит полной пользы от его дел. Однако он все таки их сделал! И следы суджуда которые Аллах запретил есть Огню все таки останутся!

Однако Аллах Милостивый и Милосердный  не даст полностью пропасть добру!

Поэтому люди, когда скажут людям огня: Как вам помогло то, что вы поклонялись Аллаху, и не придавали Ему соучастников?

 Скажет Аль-Джабар: Клянусь Моим величием, Я освобожу их от Огня. И Он пошлет к ним, и они выйдут после того как стали углем, и войдут в реку жизни и вырастят

(хадис уже приводился)

Мы же говорим о том, кто вообще ничего не делал! Как слова Ибн Ражаба указывают на это?!

 

Дальше говорит оппонент:

Теперь посмотрим на слова хафиза Ибн ‘Абдуль-Барра, которого никогда не обвиняли в том, что он был кем-либо, кроме как имамом ахлю-Сунна своего времени. Разбирая хадис: «Аллах Всемогущий сделал обязательными пять молитв. И тот, кто совершал тщательно омовение и молился в установленное для молитв время, и совершал полноценно поясные и земные поклоны, и соблюдал в молитвах смирение, тот имеет от Аллаха обещание, что Он простит его! А тот, кто не сделает этого, не имеет обещания от Аллаха, и если Аллах пожелает, то простит его, а если пожелает – накажет!»

Ибн ‘Абдуль-Барр сказал: “В этом хадисе доказательство на то, что тот из мусульман, кто не совершает намаз, находится под волей Аллаха (относительно наказания), если он был единобожником и верующим в то, с чем пришел Мухаммад, подтверждая истинность этого, даже если он не совершал дел! Этот хадис опровергает слова му’тазилитов и хауариджей в своей основе! Разве ты не видишь, что человек принимающий Ислам, когда входит в него становится мусульманином прежде, чем начать совершать намаз и соблюдать пост в Рамадан, по причине подтверждения, убеждения и намерения?! По этой причине не становится человек кафиром, кроме как за оставление того, что делает его мусульманином, а это отрицание того, во что необходимо верить! См. “ат-Тамхид” 23/290.

Ответьте же на эти слова, о любители фитны! Разве по-вашему убеждению то, о чем говорит хафиз Ибн ‘Абдуль-Барр не чистое проявление мурджиизма?!

Ответ:

Однако оппонент и есть любитель фитны, который приводит неясные тексты для того, что бы начать бить одни слова ученых о другие.

Как объяснит оппонент эти слова:

Этот хадис опровергает слова му’тазилитов и хауариджей в своей основе!

 То что мазхаб тех кто говорит о неверии оставляющего намаз, и во главе которых Сподвижники , счиает ли он что это мазхаб му’тазилитов и хауариджей ?!

Также слова: По этой причине не становится человек кафиром, кроме как за оставление того, что делает его мусульманином, а это отрицание того, во что необходимо верить!

То что нет неверия кроме неверия такзиб – отрицания?! Разве оппонент полностью согласен с внешним смыслом этих слов?

 Если же нет, а другого быть и не может, то как он может обязывать другого словами, часть из которых он сам не приминает в соответствие с их внешним смыслом?

Из этого же раздела муташабих то, что говорит оппонент:

Имам Ибн Абиль-‘Изз говорил: Ученые единогласны в том, что если человек будет иметь убежденность в сердце и подтверждение языком, но воздержится от деяний тела, то такой человек ослушник Аллаха и Его посланника (мир ему и благословение Аллаха) и заслуживает наказание!” См. “Шарх ‘акъида ат-Тахауия” 334.

 

Ответ:

На что указывают эти слова? На то же о чем говорил Шейх Ислам Ибн Таймия, что нет разногласия среди Ахль Сунна и умереными муржиитами в том что грехи вредят (и это было уже разобрано выше, как словами самого ибн Абиль-Иъзза и также словами ибн Темймии).

 Говорит дальше оппонент:

Имам Бадруддин аль-‘Айни в «Шарх Сахих аль-Бухари» сказал: «Иман в словах Законодателя иногда имеет смысл «основа имана», а это то, что не связано с делами, как хадис: «Иман – это то, чтобы ты верил в Аллаха, Его ангелов, во встречу с Ним и в Его посланников!» А иногда под словом иман подразумевается полноценный, совершенный иман (аль-иман аль-камиль), а это тот иман, который связан с делами, как в хадисе: «Вы знаете, что такое вера в Аллаха (иман би-Ллях)?!» Пророку (мир ему и благословение Аллаха) ответили: «Аллах и Его посланник знают лучше!» Он сказал: «Это свидетельство ля иляха илля-Ллах и Мухаммад расулю-Ллах, совершение намаза, выплата закята…» Иман с этим значением – это совершенный иман, наличие которого отрицается в хадисе: «Когда прелюбодей совершает прелюбодеяние, то он верующим (мумин) не является!» Поистине, тот иман, который защитит от вхождения в Огонь, это второй вид (полноценный), в чем единогласны все мусульмане. А иман, который защитит от вечного пребывания в Аду, это первый вид имана (убеждение), в чем единогласны все мусульманеОн также сказал: «Саляфы и имам аш-Шафи’и сделали деяние условием имана во втором его значении, а не в первом! И они говорили о том, что при отсутствии деяний, иман остается См. «‘Умдатуль-Къари» 1/175.

Задумайтесь над важным разъяснением этого имама! И это слова не мурджиита, а имама, который говорит: “То, на чем сошлись саляфы и те, кто придерживается их пути – это то, что иман состоит из трех частей: убежденность в сердце, подтверждение языком и совершение деяний частями тела”. См. «‘Умдатуль-Къари» 1/103.

Ответ:

Разве оппоненту точно известен мазхаб Бадр Дина в имане? Ведь он был ханафит, также он цитируя слова которые придут, никак их не комментирует, более того очевидно что он не считает что это нововведение заслуживающее порицания.

А те слова Саляф которые он привел это также просто цитирование и нет никакого доказательства что он с ними согласен.

Однако приведем его все слова из того места откуда их взял оппонент: «Затем знай, что эти группы разошлись большим разногласием в другом вопросе также, а это является ли подтверждение языком рукном имана или условием для него в отношении опускания на него ахкамов (как мусульманина) в этой жизни?

Некоторые сказали что оно является условие для этого, так что если тот, кто поверил Посланнику во все с чем он пришел от Аллаха, то он верующий между ним и Аллахом, даже если не подтвердит это языком. Сказал Хафизу Дин Аннасафи: Это передано от Абу Ханифа, и это мнение Абу Аль-Хасан АльАшари, в более достоверном риуаяте от него, и это мнение Абу Мансура Аль-Матуриди.

И сказали некоторые:  Подтверждение (тасдик) это рукн, однако не основной рукн, как сердечный тасдик, он добавочный рукн, и поэтому спадает в состоянии принуждения и немощи.

И сказал Фахр Аль-Ислам (Альбаздауи): то что потверждение словом – дополнительный рукн, это мазхаб факихов, а то, что он условие для ахкамов этой жизни, то это мазхаб мутакллимин (философов)…

И четвертая группа сказала: Иман – дела сердца, языка и других органов. И это мнение Асхаб АльХадис, Малика, Аш-Шафии, Ахмада, АльАузаи. И сказал Имам (Фахруд-Дин ар-Рази): и это мнение хауариж, мутазилитов и зайдитов…

И близко к мазхабу мутазилитов мазхаб хауариж, и близок к их мазхабам мнение Саляф и людей Асара, то что иман это соединение трех вещей: Тасдик сердцем, подтверждение языком и дела органами. Однако между этими мазхабами есть разница, а это то, что тот кто оставил что то из подчинения[1] (праведных дел ), все равно из дел или слов, то он вышел из имана у мутазилитов и не вошел в куфр, однако попал в положение между этим, у хауарижей же вошел в неверие тот, кто что оставил одно из подчинения. У Саляф же он не вышел из имана. Сказал Шейх  Абу Исхак Ашийрази: И это первый вопрос который родился у мутазилитов. И передано от Имама Аш-Шафии то что он сказал: Иман это тасдик сердцем, подтверждение языком и дела. Нарушающий, повреждающий, портящий первое- лицемер, второе – неверный, третье – фасик который спасется от огня и войдет в Рай.

Сказал Имам (Фахру дин ар-Рази): И это чрезвычайно трудно, так дела если будут рукном, то имана не будет без них, а неверующий как зайдет в рай?

И было отвечено на эту неясность тем, что… (здесь начинаются слова которые привел оппонент) — «Иман в словах Законодателя иногда имеет смысл «основа имана», а это то, что не связано с делами, как хадис: «Иман – это то, чтобы ты верил в Аллаха, Его ангелов, во встречу с Ним и в Его посланников!» А иногда под словом иман подразумевается полноценный, совершенный иман (аль-иман аль-камиль), а это тот иман, который связан с делами, как в хадисе: «Вы знаете, что такое вера в Аллаха (иман би-Ллях)?!» Пророку (мир ему и благословение Аллаха) ответили: «Аллах и Его посланник знают лучше!» Он сказал: «Это свидетельство ля иляха илля-Ллах и Мухаммад расулю-Ллах, совершение намаза, выплата закята…» Иман с этим значением – это совершенный иман, наличие которого отрицается в хадисе: «Когда прелюбодей совершает прелюбодеяние, то он верующим (мумин) не является!» Поистине, тот иман, который защитит от вхождения в Огонь, это второй вид (полноценный), в чем единогласны все мусульмане. А иман, который защитит от вечного пребывания в Аду, это первый вид имана (убеждение), в чем единогласны все мусульмане!»

 И так в каждом месте,  в котором пришло подобное. Поэтому разногласие в этом вопросе чисто словесное, так как оно возвращается к тафсиру слова иман, в каком месте это шариатский термин, а в каком в переносном смысле, и нет разногласия в смысле. Так иман, который спасет от вхождения в огонь это второй чем единогласны все мусульмане!

А иман который спасет от вечного пребывания в огне это первый, по единогласмому согласию Ахлю Сунна в противополжность хауарижам и мутазилитам

والإيمان المنجي من الخلود في النار هو الأول باتفاق أهل السنة خلافا للمعتزلة والخوارج

И указывает на это слово Посланника Аллаха в хадисе Абу Зарра: «Любой раб который скажет ля илляха илля Ллах , и умрет на этом – войдет в рай. Я сказал (Абу Зар): «Даже если сделает зина и украдет»? Сказал Посланник Аллаха: «Даже если сделает зина и украдет»…

Также хадис: «Выйдет из огня тот, в чъем сердце будет пылинка имана».

И в заключении – Саляф и Аш-Шафии установили дела рукном в имане во втором его значении, а не в первом. И они говорили о том, что при отсутствии деяний, иман остаетсяв первом смысле, и то, что он (иман) спасет от огня со стороны его наличия, даже если не будет второго, и таким образом исчезает непонятность».

فالحاصل أن السلف والشافعي إنما جعلوا العمل ركنا من الإيمان بالمعنى الثاني دون الأول وحكموا مع فوات العمل ببقاء الإيمان بالمعنى الأول وبأنه ينجو من النار باعتبار وجوده وإن فات الثاني فبهذا يندفع الإشكال

См. «‘Умдатуль-Къари» 1/175

Как видим сам Бадруд-Дин, не совсем полностью согласен с тем, что дела входят в иман.

 Затем как мы видим он полностью повторяет то, что говорят поздние ашариты в отношении мазхаба ахлю Сунна, чьи слова были приведены в начале работы.

Также что касается понимания мазхаба имама аш-Шафии, то приведу слова Фахр дин ар-Рази на чьи слова в этом сослался Бадруд-Дин.

Говорит Фахруд-Дин ар-Рази в его книге Манакиб Ашафии: «И мы передали от Ашафии то, что иман – слово, убеждение и дело. И сказали философы (мутакаллимун) Иман — ничего кроме сердечного подтверждения…

И знай то, что слово Аш-Шафии, нельзя посчитать недостатком (ошибкой) так как они построены на сильной аргументации, однако то, что выбрали ученые усуля из числа наших сторонников – это второе мнение.

Также знай, что некоторые утверждают недостаточность этого мнения с другой стороны, говоря:

Предельно понятно разуму то, что если суть какой-то вещи будет выражаться в соединении нескольких вещей, то при исчезновении этих вещей должно уйти эта суть. Значит если бы дела, были бы частью сути имана, то нужно было бы при уходе дел, чтобы не остался  иман.

Однако Аш-Шафии говорит: Дела входят в иман, затем говорит: Иман остается с уходом дел. И это и есть его противоречие…

Однако Аш-Шафии может ответить: Основа имана это убеждение, дела же это плоды имана, и то, что из него следует. И иногда можно назвать ответвление именем основы из которого это следует, в метафорической форме, даже если имя остается у основы при уходе ответвления.

Как ветки дерева, можно сказать что они из дерева (часть дерева),  хотя имя дерева остается если не будет веток. Поэтому так же и в нашем вопросе.

Знай также что в этом случае имя имана будет по настоящему использоваться в отношении убеждений, и будет использоваться в отношении дела в переносном, метафорическом смысле. Однако в таком подходе будет оставление этого мазхаба. (Т.е. основного мазхаба имама Аш-Шафии который говорит что дела часть веры, в основном смысле а не в переносном)». Манакиб Ашафии Фахр Аррази 52

И предельно ясно, что нет нужды во всей этой философии, и также того, что дела у Ахлю Сунна по настоящему, а не метафорически входят в имя имана.

 И самое удивительное, что сам Фахруд-Дин ар-Рази признается в том, что если сказать что иман остается после ухода чего-то из дел, то тогда нельзя говорить в полной мере о вхождении дел в иман, и то что дела – неотъемлемая его составляющая.

Однако, все конечно не так, и нет противоречия между словом о том, что дела – составляющая часть, и между тем что иман не уходит при уходе части этих дел.

И об этом уже много говорилось выше.

Это и было трудно понять Фахруд-Дину ар-Рази и Бадруд-Дину, который приводил то, что от него привел оппонент для того, чтобы доказать то, что нет в сущности разницы между мазхабом Саляф и мурджиитами, так как дела у них входят в иман в метафорическом смысле, т.е. не входят так же как у мурджиитов.

Однако оппонент, не обратили конечно на все это внимание.

Более того ловко укоротил слова Бадруд-Дина приведя его слова как:

 А иман, который защитит от вечного пребывания в Аду, это первый вид имана (убеждение), в чем единогласны все мусульмане

Хотя в оригинале вот так:

А иман который спасет от вечного пребывания в огне это первый по единогласмому согласию Ахлю Сунна в противополжность хауарижам и мутазилитам  

والإيمان المنجي من الخلود في النار هو الأول باتفاق أهل السنة خلافا للمعتزلة والخوارج

Что же так смутило оппонента в словах Бадруд-Дина что он упустил здесь слово Ахль-Сунна, которое он всем тыкает в других местах, а также упоминание хауарижей?

А это то что получается что Сподвижники, и те ученые которые говорили о неверии оставляющего что-то из столпов получатся не из Ахлю-Сунна, однако хауарижами и мутазилитами?!

Зачем оппонент наприводил слова поздних ученых, которые подверглись влиянию разной философии, в то время как оставил мазхаб Сподвижников?

 Однако уже стало предельно ясным с позволением Аллаха то, что оппонент готов приводить кого и что угодно лишь бы там были слова: Тот, кто оставил все деяния при наличие веры, то он мусульманин.

        Также из этого раздела то, что сказал оппонент:

Имам аш-Шахристани в своей известной книге о течениях Ислама «аль-Миляль уа-ннихаль» после того, как упомянул слова различных сект об имане, писал: “Что касается ахлю-Сунна уаль-джама’а, то они хоть и говорят, что иман основан на трех вещах, а это слова, убеждение и деяния органами, они говорят, что у имана есть основа – это подтверждение (тасдыкъ) сердцем и языком, и ответвления (фар’) – а это дела!” См. также «Маджму’уль-фатауа» 20/86, шейхуль-Ислама.

 

Ответ:

Как ми видим, оппонент не привел даже номер страницы «аль-Миляль уа-ннихаль». К сожалению после ооочень долгих поисков выше упомянутой книге, таких слов не было найдено. Также у Шейха Ислама, ни в электронной версии  Фатауа, ни в напечатанной.

Поэтому настоятельная просьба к оппоненту для того, что бы снять с себя обвинение во лжи. Откройте ветку на вашем сайте, как вы это делаете по важным вопросам и приведите туда все тексты в оригинале в отношении которых вы были уже несколько раз в течении работы обвинены во лжи.

Здесь заканчивается раздел в котором оппонент привел неясные (муташабих) из слов ученых для того что бы замазать ими глаза читателя и запутать его.


[1]ترك شيئا من الطاعات

Реклама